S03E05
Глава II

Глава I

«Какая замечательная ночь! Скоро взойдет луна, прекрасная, как и всегда. Пройдёт много лет, а всё равно я буду любить её голубоватое сияние. Даже несмотря на то, что оно мешает прятаться. Ничего, сегодня всё равно будет отличная охота. Госпожа будет довольна...»

— Клык, поторопись! Ученики давно заждались нас.

— Прости, Сараби, просто засмотрелся.

Двое странников шли через тёмный лес. Тишина, царившая здесь, не могла быть нарушена никем и ничем, кроме них. Грубые листья на уродливо изогнутых ветках деревьев были ещё более фиолетовые, чем всегда. Трава, отливавшая кроваво-красным оттенком, скрадывала шаги путников.

Первый был довольно стар, и с годами это становилось ещё виднее — глаза потускнеют, а шерсть, от ушей до кончика хвоста, станет светлее. Да, даже у перевёртышей наступает такое время. Второй, хоть и выглядел моложе, но находился в том возрасте, когда молодняк обычно обращается на «Вы». Возможно, он был бы похож на остальных сородичей, если только один из клыков не был сломан.

Да, странно быть названным в честь того, чего лишился, но выбирать не приходилось — Госпожа никогда не мудрила с именами. Но ему было всё равно, он — один из немногих, кто заслужил право носить имя, а уж какое оно — совсем не важно.

Молодому, вероятно, надоело идти в тишине, поэтому он спросил:

— Скажи мне, а ты никогда не думал о нашем положении?

— О чём ты? Тебя что-то не устраивает?

— А разве должно? Мы охотимся каждую ночь, и всё равно Рою вечно не хватает пищи. На грибах же долго не протянешь. Почему мы не можем охотиться за пределами Сумеречного леса?

— Прекрасная идея, браво! — Клык удивлённо посмотрел. — Ладно, шутка не удалась, признаю.

— А что не так?

— Ты прекрасно знаешь, что именно. Пони. В этих мерзких созданиях заключена главная проблема.

— О да, ты прав! Нам, наверное, будет так сложно их одолеть! — В его голосе звучали нотки иронии. — Ты забыл, кто мы такие? Мы — перевёртыши. Чего нам бояться? Неужели их громких воплей, вроде: «Ужас! Монстры! Что же нам делать?!» Да соберись мы вместе, то живо бы научили их хорошим манерам. И пищи было бы море.

— Я прекрасно всё помню. А вот ты подзабыл, кого нам следует всерьёз опасаться. — Сараби понял, что ответа не услышит, вздохнул и продолжил. — Принцесс. И Легиона, супротив которого и дракон не устоит. И если мы нападём, то нас ждёт один результат — поражение.

— Извини. Я не подумал, к чему это может привести.

— Ничего. Именно поэтому ты — охотник, а я — член Совета. В отличие от тебя, я сначала думаю о последствиях, а уж потом принимаю правильные решения, — Увидев, что Клык расстроился, Сараби добавил. — Но ты особо не переживай. Как воин, ты должен принимать быстрые решения, не считаясь с последствиями. А уж это ты делаешь намного лучше остальных, — Сараби, подойдя ближе, сказал на ухо шёпотом. — Думаю, что скоро в Совете произойдёт небольшая замена. Така, этот старый маразматик, уже никого не устраивает. Если будешь держаться со мной, то я могу замолвить словечко за тебя.

— И ты вправду веришь в меня?

— Ну, риторические вопросы ты задавать уже научился, а остальное — дело практики.

Двое перевёртышей подошли к большому дереву, старому и сухому. Когда-то в него ударила молния, и теперь у охотников появился отличный ориентир среди буйной фиолетовой растительности. Возле него стояли три маленьких перевёртыша, готовых к предстоящему событию.

— Хорошо. Как вижу, все на месте. — Сараби решил сначала проверить их. — Так, скажите-ка, какие основные правила мы соблюдаем на охоте?

Самый маленький из троицы тут же ответил:

— Мы должны прятаться и скрываться, помогать друг другу, а также не должны убивать тех, за кем охотимся.

— Правильно! С первыми двумя принципами ничего сложного нет. А вот почему добыча должна остаться живой?

— Если жертва умрёт, то из неё исчезнет вся энергия, и есть будет нечего.

— Отлично! Мы ведь не падальщики какие-нибудь? Как известно, магическая энергия есть везде, даже в камнях или ветках содержится немного этой особой материи. — Сараби, видимо, забыв про охоту, стал рассказывать очередную нудную лекцию. — Только вот, не знаю, почему, она скапливается и удерживается в количестве, достаточном для поглощения, только в двух местах — в живых существах, не считая нас, конечно, и в особых грибах, которые проросли своими корнями глубоко под землю, удерживая тем самым своды Сумеречной Пещеры. — Наконец заметив, что учеников уже клонило в сон, он закончил. — Ну, пробелы в теории, как вижу, заполнены, а сейчас перейдём к практике, точнее, к первому испытанию в вашей, а если повезёт, то ещё и долгой, жизни. Идём!

Все двинулись к намеченному месту, ориентируясь по яркой звезде на вершине небосклона. Благодаря знаниям о расположении и движении небесных тел, охотники никогда не теряли свой путь.

Одному из учеников хватило смелости, чтобы подойти к Клыку поближе и спросить:

— А вы помните вашу первую охоту?

— Охота? Моя? — Он смутился, услышав этот простой, на первый взгляд, вопрос. — Я не хочу говорить о ней. Слишком мало я получил за то, что пришлось потерять.

— А что такого произошло? Разве первая охота не то событие, о котором каждый воин с радостью расскажет при первой же возможности. Такие вещи не забываются.

— Ты прав. — Перевёртыш был ещё слишком мал, чтобы уловить иронию в его словах. — Я никогда не забуду эту охоту. В тот день погиб мой отец.

Ученик испуганно посмотрел, ожидая, что сейчас его постигнет суровая кара. Нельзя вторгаться в столь сокровенные воспоминания, особенно, если их обладатель — один из лучших воинов Роя. Но Клыку было всё равно. Волна воспоминаний захлестнула его, разрывая связь с реальным миром.

— Мой отец... Он был великим воином. — Клык говорил отрешённо, не обращая внимания на остальных. — Нет. Он был гораздо большим, чем просто великий... Каждый, кто произносил его имя, либо уважал моего отца и был его другом, либо был врагом и боялся этого. Сама Королева считала его своим фаворитом. Но важнее всех его заслуг было только одна, — Клык невесело усмехнулся, — он был моим отцом. Неважно, как много было забот, но у него всегда находилось время для меня. Я ни разу не слышал от него ласковых слов, но не ими измерялось его отношение ко мне. Вместо этого он дал мне гораздо больше — поделился со мной своими знаниями и умениями. Да, никогда мне не сравниться с ним, но этого и не нужно...

— Простите меня. Я не знал...

— Ничего. Время проходит, и многие забывают о великих. А знаешь ли ты, почему он погиб? — Сделав небольшую паузу, Клык продолжил. — Хотя какого ответа я мог ожидать? Тогда слушай...