S03E05
Глава XXI

Глава XXII

Кантерлот был разрушен, как будто прошло землетрясение. Но это была ещё более страшная катастрофа — нападение Роя многократно превосходило все известные пони катаклизмы. Но теперь, когда перевёртыши были разгромлены, наконец можно успокоиться, но...

По улицам, опустив голову, шёл Шрам. Он мог и улететь, но в таком подавленном состоянии крылья складывались сами собой, и он просто шёл. Со стороны могло показаться, что он ничего не замечает. Это было большим заблуждением — он видел всё. Ночной кошмар стал явью: город, всегда любимый им с детства, превратился в руины; невдалеке, за несколькими улицами, какой-то жеребёнок, не выдержав напряжения, разрыдался, и эти страшные, ненавистные Шраму звуки, раздавались в тишине; пони, ещё не способные придти в себя, ходили вокруг, ничего не соображая.

Все видели, как Шрам уходил прочь из дворца и направлялся в сторону главных ворот, настолько же ясно, как видели, как он летел впереди армады перевёртышей. Никто не знал о произошедшем во дворце, поэтому в толпе витали лишь догадки и домыслы. Но постепенно по городу разошлось страшное сообщение: «Шрам — предатель!» Многие желали разобраться с ним, однако никто не отважился на такой поступок. Были и те, кто не верил в подобные слухи — они хотели подойти к нему, узнать правду и даже как-нибудь помочь. Но когда они видели, насколько страшен его взгляд исподлобья, то шарахались в стороны, пропуская дальше.

Сам же он никак не различал их. Он видел лишь одно — прожигающие ненавистью взгляды. Не было упрёков, оскорблений, унижений. Когда он шёл мимо них, то наступала тишина. Это была настоящая пытка. Как же ему хотелось крикнуть: «Ну же! Вот я! Отомстите мне за всё!» Но никто не кидал камни ему в спину, не набрасывался с криками, и от этого стало ещё хуже. Слава жестокого пони сыграла злую шутку и в этот раз — как ему ни хотелось, но никто его не тронул.

В голове у Шрама крутилась только одна мысль: «Что я сделал не так?» И как не старался найти решение, ответ ускользал от него. «Всё шло, как надо... Неужели они не понимают, что я старался ради них? Я хотел, как лучше... Почему я не чувствую вины за собой, за то, что я сотворил? Как мне исправить свою ошибку?» Но ничего на ум не приходило, кроме одного...

Позади кто-то бежал. И Шрам узнал бы звон этих копыт где угодно. Он мог бы и свернуть в другую сторону, но прятаться от своего лучшего друга может только настоящий трус, а он не был таким.

— Шрам! — Кто-то очень сильно устал. — Постой!

— Нет, Китабу, не в этот раз...

— Погоди! — Он наконец смог догнать его. Окружающие с удивлением посмотрели на этого глупца, но вмешаться боялись. — Я тебя по всему Кантерлоту ищу! Я добрался, как только смог. По городу ходят ужасные слухи. Говорят, что ты...

— Слухи не всегда обманчивы. Особенно сейчас...

— Не говори так! — Китабу старался не кричать, но у него не получилось. — Тебя оклеветали!

— Нет. — Шрам говорил на удивление спокойно. — Никто не посмел бы сделать это необоснованно.

— Я не верю! — Его и без того огромные глаза стали ещё шире. — Ты... ты не мог сделать это!

— Это правда. Пони никогда не распускали лживых сплетен про меня. Боятся мести. И ты знаешь это.

— Нет! — У него была настоящая паника. — Скажи, что ты шутишь, что мы сейчас пойдём и разберёмся с проблемами, а потом всё забудем, как страшный сон. Ха-ха, — разумеется, смешок у него плохо получился, — это была хорошая шутка.

— Китабу, — Шрам глубоко вздохнул, — я ухожу...

— Что? Не надо! — Он был готов поверить во всё, что угодно, лишь бы он не покидал его. — Даже если это правда, то всё равно, не надо столь радикально...

— Нет. Я давно собирался покинуть Кантерлот, нужен был только повод...

— Подожди... я только...

— Если ты до сих пор не понял, то я скажу прямо — я ухожу один.

— Но... а как же я? — Это был предел, дальше которого Китабу никогда не доходил. — Я... не смогу без тебя...

— Не надо обманываться. Ты прекрасно справишься с обязанностями командира.

— Мне не нужен этот чёртов пост! — Китабу хотел звонко ударить копытом о землю, но ничего, кроме лёгкого шлепка не получилось. — Ты — мой друг, и я...

— Забудь про меня! — Шрам схватил его за доспехи и притянул к себе. — Со мной ты долго не протянешь. Твоё место здесь — следить, чтобы Легион окончательно не распался.

— Но... но... — Голос ослаб, и он не мог уже нормально говорить.

— Никаких «но»! Это мой последний приказ. И личная просьба. Не хочу, чтобы дело моей жизни было загублено.

— А как же...

— Свои вещи я оставляю тебе. На сохранение и личное пользование.

— Я... я... — Китабу не мог стоять на ногах и уже сидел на земле.

— Так будет лучше для нас обоих, поверь. Возможно не сразу, но ты поймёшь. Прощай...

Шрам отошёл, расправил крылья и громко, чтобы слышали и остальные, сказал:

— Я ухожу, чтобы выполнить свою миссию. Либо я вернусь героем, либо навсегда кану в забытье...

Он взлетел, и для всех исчез высоко в облаках. Никто тогда не знал, навсегда ли это. И все давно разошлись, кроме серого единорога, который смотрел в серое, как ему казалось, небо, а слёзы сами скатывались по его щекам...