Автор рисунка: MurDareik

Мне свет дарует жизнь, но он же убивает

Практически все знали, что за существом была принцесса Твайлайт Спаркл.

Король и королева-сфинксы Седловской Аравии много лет пытались замолчать, скрыть это грязное пятно на их всецело безукоризненной репутации, но все знали, что их дочь, принцесса Твайлайт Спаркл, была незаконнорожденным ребенком – да еще и полукровкой.

Результатом интрижки между самим королем и эквестрийской горничной.

И теперь ей предстояло стать правительницей Эквестрии.

— Не думаю, что говорила с ней больше минуты.

Принцесса Рарити Эквестрийская не ответила на замечание подруги. Она просто продолжила лениво помешивать чай, наблюдая, как молоко обращает его в бледную муть. Прошло шесть месяцев с объявления ее помолвки с Твайлайт, и месяц с тех пор, как принцесса-сфинкс приехала в замок, и все же все ее знания о Твайлайт были столь же смутными, как ее чай.

— Она… — Флаттершай, посол флаттерпони и лучшая подруга Рарити, ненадолго замолчала. – Она все еще…

Она вспомнила день, когда Твайлайт прибыла в замок. Она вспомнила, как король и королева Седловской Аравии, гордые создания, вышагивали по мраморным ступеням замка, шесть их детей шагали следом, высоко подняв головы. А потом шла она. Прекрасный – она была прекрасна, это было сложно отрицать – гибрид шагал позади них, опустив взгляд, прижав уши и испуганно оглядываясь, едва ли скрывая свои чувства о происходящем.

— Флаттершай, я ничего о ней не знаю! Это бессмыслица! – продолжила она. Напряжение месяца начало просачиваться в голос. – Она – моя жена! Или будет моей женой, но самый долгий наш разговор длился едва десять минут и был о погоде. Погоде!

Флаттершай нахмурилась.

— Ты пыталась говорить с ней? Действительно говорить с ней? – уточнила она, когда Рарити искоса на нее посмотрела. – Уверена, она будет меньше стесняться, если ты заговоришь с ней первой.

Принцесса театрально вздохнула.

Думаю, ты права, но я едва могу догадаться, о чем с ней разговаривать! – Она потерла копытом подбородок и нахмурилась. – Отец говорил мне, что она очень хороша в магии. Не знаю, где она – кажется, практикуется где-то в замке.

— О, ну, я, кажется, видела ее только в библиотеке, — поднялась Флаттершай. – Я… не думаю, что у нее есть друзья. Я хотела заговорить с ней, но она была так увлечена книгами. Я не хотела ей мешать.

— Хорошо! – решительно встала Рарити, топнув копытом. – Она уже очарована – будет – мной, спасибо большое, так что книги подождут! Если уж мне придется прожить вместе с ней до конца наших дней, то, надеюсь, мне принадлежит немного ее времени!

***

На самом деле, несмотря на цветистость заявлений, Рарити обнаружила, что ей не хватает духу навязаться так принцессе-сфинксу. Она тянула до обеда и после урока фехтования, пока не решилась пойти искать будущую жену.

— Ты уверена, что она в Восточном Крыле, Рейнбоу?

Бегущая рядом верная телохранительница-кирин закатила глаза.

— Принцесса, вы в шестой раз уже спрашиваете, — заметила она. – Вы словно не хотите, чтобы она была там.

Рарити остановилась, почти оскорбленная не совсем правдивым обвинением.

— Рейнбоу! – воскликнула она, топнув по полу. – Это неправда! Я не… — она замолчала, и когда ее телохранительница фыркнула, густо покраснела. – Это не так!

— Принцесса, да она из-за вас нервничает больше, чем вы из-за нее, — произнесла Рейнбоу, снимая шлем и проводя копытом по гриве. – И я ее, на самом деле, не виню. Я была бы в ужасе, если бы меня ненавидело полстраны за брак с вами.

Рейнбоу! – ахнула Рарити.

— Но это правда! – ответила Рейнбоу, надевая шлем. – Принцесса, с тех пор, как она прибыла, нам пришлось утроить охрану. Подумайте, сколько пони хотят, чтобы «наша любимая принцесса Рарити» вышла за «ошибку», получившуюся в результате похождений короля Какеготам? Да ни один, вот сколько!

— Рейнбоу Дэш! Я уже думала ударить тебя! – зашипела Рарити, ткнув копытом в нагрудную броню подруги. – Обстоятельства рождения не делают ее ошибкой, и ты немедленно за это извинишься!

— Принцесса, слушайте, я уверена, принцесса Твайлайт – хорошая пони… существо… сфинкс, но!.. – с этими словами она ткнула принцессу в грудь. Иного бы за такое отправили в тюрьму, но они были все же хорошими подругами. – Но не вы разгребаете угрозы, которые телегами шлют те безумные сторонники культа чистоты крови пони, и уж будьте уверены, они не считают принцессу Твайлайт милой! И ничуть не помогает то, что она продолжает избегать стражей, которые должны ее охранять! Такое чувство, что она не хочет нравиться другим!

Вместо того, чтобы ответить и продолжать развлекаться бесцельным спором, принцесса решила закатить глаза и громко фыркнуть, даже несмотря на то… Даже несмотря на то, что она очень хорошо знала – все, о чем говорила Рейнбоу, было печальной истиной. Как она помнила день прибытия Твайлайт, так же помнились и последствия объявления об их помолвке.

Она даже стыдилась своего возмущения тем, что король Седловской Аравии предложил своего… не очень… респектабельного ребенка ей в жены. И еще больше стыдилась того, что позволила себе увлечься утверждениями о том, что она сама святая и героиня – просто за то, что согласилась на эту помолвку.

Некоторыми ночами, когда было тихо, принцесса думала про себя, что она, возможно, не так уж чиста и хороша, как считает ее королевство.

— Я ж говорила. Она всегда тут.

В королевской библиотеке сидело прекрасное, но и очень странное создание – не сфинкс, но и не пони, но смесь обеих. На первый взгляд ее можно было принять за лавандового крылатого льва с небольшой крепкой челюстью и четырьмя лапами, которые казались достаточно сильными, чтобы если не убить, то серьезно искалечить кого ей захочется.

На самом деле, лишь две вещи выдавали в ней нечистокровного сфинкса. Длинный острый рог – самый длинный, какой видела Рарити – выступал из ее лба. Давным-давно – и под этим она подразумевала «месяц назад» — юная эквестрийская принцесса про себя гадала, достаточно ли он остер, чтоб убивать.

Не то, чтобы принцесса Твайлайт собиралась так поступать, но… до нее иногда долетали шепотки. Она слышала их и через месяц после помолвки – разговоры, слухи и раздумья, действительно ли такая тварь настолько свирепа и дика, какой казалась.

Но вот она – сидит за столом и мирно читает книгу.

Рарити многого о ней е знала, но ее отец сказал, что Твайлайт любит астрологию – и это не удивительно, учитывая метку, которая украшала ее бедра: лавандовую звезду.

Второй знак ее позорного происхождения – как будто пони было чего-то стыдиться!

Проинструктировать Рейнбоу Дэш ждать снаружи, принцесса, наконец, вошла в библиотеку и пошла к будущей жене, понимая колебания Флаттершай о том, стоит ли беспокоить Твайлайт. Сфинкс, казалась совершенно поглощенной чтением – ее уши стояли торчком, на губах играла улыбка, а виляющий хвост идеально выдавал ее душевное состояние.

Твайлайт была счастлива, полностью погрузившись в свой мир, и это счастье мигнуло и умерло в тот момент, как она заметила Рарити.

Было, на самом деле, обидно и почти болезненно – видеть, как все ее поведение изменилось. Хоть она и не спрятала книгу, но все же захлопнула и отложила ее. Ее уши сложились и прижались к голове. Сама она сжалась, словно старалась занимать меньше места, чем, как ей несомненно казалось, она заслуживает. И, наконец, полностью погасла ее яркая улыбка, смененная испуганным взглядом той, кому постоянно говорили, что она обуза.

— Твайлайт, вот ты где! – поприветствовала ее Рарити, стараясь закрыть глаза на поведение сфинкса и продемонстрировать ей все тепло Эквестрии.

— Принцесса Рарити, — немедленно ответила Твайлайт. – Чем я могу вам помочь?

Принцесса села за стол и небрежно помахала копытом.

— О, ничего особого. Я всего лишь хотела с тобой поговорить, вот и все.

— Эм, поговорить? Да, конечно, — быстро и тревожно ответила Твайлайт, сев прямо. – О чем? Все в порядке? – Она замолчала на долю секунды и добавила, со страхом на лице. – Я что-то сделала не так?

— Нет, нет! Богини, нет, — быстро ответила Рарити. – Я всего лишь хотела поговорить, вот и все. С твоего приезда мы едва перекинулись словом, и мне кажется, что нам обеим будет лучше, если мы узнаем друг друга ближе, не так ли?

Твайлайт чуть поежилась.

— Да, конечно, — сказала она, но язык тела выдавал ее истинные чувства.

Очень долгую секунду тишины они смотрели друг на друга, пока Рарити наконец не решила что-то с этим сделать.

— Итааак, — сделала она приглашающий жест. – Расскажи мне о себе?..

Твайлайт ей моргнула и механически ответила.

— Мое имя – принцесса Твайлайт Спаркл, третья дочь короля Азара и… — запнувшись на долю секунды. — …королевы Аиры.

Вот и все. Ни больше, ни меньше.

— Эээ… — Рарити немного поколебалась и смущенно засмеялась. – Ну, да, вот это я знаю, но на самом деле я говорила о твоих, так скажем, личных интересах. Расскажи мне, что тебе нравится и все такое.

— Это не важно, — ответила полукровка так быстро, что Рарити сразу узнала дрессировку.

Остроумные и быстрые ответы были тем, что Рарити, по ее собственному мнению, отточила идеально – но лицом к лицу с Твайлайт Спаркл не могла произнести и слова. Ей было неловко – действительно, весьма неловко, и внезапно поняла, почему Флаттершай избегала общения со сфинксом.

К счастью, Рарити не ведала тормозов.

— Чушь! Это жизненно необходимо, и не только мне! – заявила она, постучав копытом по столу и тут же об этом сожаления при виде того, как дернулась Твайлайт. Она чуть кашлянула и продолжила уже спокойнее. – Ну же, принцесса Твайлайт, что ты любишь?

— Магию, — через секунду ответила она.

— Магия! – воскликнула Рарити, обрадованная хоть каким-то прогрессом. Потом кивнула в сторону книг на столе. – И книги тоже! Их целая башня! А что еще тебе нравится?

— Эмм… — Твайлайт моргнула прежде, чем нахмуриться и посмотреть на стол. После чего ее уши поднялись, когда ответ был найден. – Загадки?

— Загадки? – хихикнула Рарити. – Стоило догадаться. И ты много их знаешь?

Твайлайт с видимым удовольствием кивнула, садясь ровнее.

— Да! Королева и я обменивались одной каждое утро за завтраком.

— Очень мило, не так ли? – тепло улыбнулась Рарити. – Хотела бы я, чтобы моя мать и я имели такую маленькую традицию.

Радость Твайлайт немедленно померкла.

— Да, было бы неплохо, — ее тихое замечание было для Рарити, как пощечина.

— Хо-хорошо, загадай мне одну тогда! У тебя найдется для меня загадка? – спросила Рарити, стараясь избежать проступка, на грани которого она находилась.

Твайлайт нахмурилась.

— Вы хотите услышать загадку? – удивлённо спросила она. – О, эм…

Она облизнула губы, и ее взгляд был не только сосредоточен на Рарити, но и горел энергией, какой принцесса в сфинксе ранее не видела. Эквестрийка чувствовала себя так, будто ее тщательно анализировали.

Наконец, Твайлайт заговорила.

— Что есть раз в минуту, дважды – в момент, и никогда – во веки веков?

— Хммм… — прикусила губу Рарити.

Пока она думала, постукивая копытом по столу, то чувствовала на себе взгляд Твайлайт. Ее… ее испытывали? Рарити подняла взгляд, Твайлайт тут же отвела свой, и в первый раз Рарити почувствовала, как ее сердце пропустило удар.

Тут она вспомнила, что ей нужно кое-кого впечатлить, и Рарити чуть кашлянула, прикрыв глаза.

— Богини, а она сложнее, чем я ожидала! Что есть раз в минуту, дважды – в момент, и никогда – во веки веков…

— Эм… принцесса Рарити?

— О, эм, да? – посмотрела принцесса на потупившегося сфинкса.

— Ничего, если я вернусь к книге? – спросила она.

Энтузиазм Рарити схлынул, и ей снова стало не по себе.

— О! Да, конечно! Продолжай, пожалуйста, — сказала она через секунду молчания, вставая и вежливо улыбаясь Твайлайт, потому что не совсем была уверена, что еще может сделать. – Я… — в горле встал ком, но она все же заставила себя говорить. – Было приятно поговорить с тобой.

И, не дожидаясь ответа Твайлайт, она поклонилась и вышла – с очень кислым привкусом во рту.

Ну, хорошо.

***

Принцесса Рарити до конца дня не думала о Твайлайт Спаркл.

Она хотела, даже отчаянно старалась впервые за долгое время, но всякий раз ее настигала горечь. Она преследовала ее, играла с ее разумом, и чем больше она старалась этих мыслей избегать, тем более ужасные образы предыдущей жизни Твайлайт вставали перед ее глазами.

Она не пыталась разгадать загадку.

Она ее решит со временем, но в тот день она решила этого не делать, пока не прошла ночь и не настало утро.

Вся семья собралась на завтрак, как обычно. Ее отец и мать – король и королева Эквестрии, ее младшая сестра Свити Белль, она сама и, наконец, принцесса Твайлайт Спаркл.

Все шло как обычно. Король и королева говорили не о политике, а повседневной жизни дочерей, и хоть она была молчаливой, принцесса Твайлайт отвечала, когда король спрашивал о том, как прошел ее день. Она просто сидела, как заметила Рарити, и ела, пока остальные разговаривали и наслаждались обществом друг друга.

И теперь так же тихо сидела принцесса Рарити, решившая, наконец, разгадать проклятую загадку, раз уж она лицом к лицу со своей суженой.

Что есть раз в минуту, дважды – в момент, и никогда – во веки веков?

— Свити Белль, — рассмеялся король, видя, как его дочь набивает рот кексами. – Это же десерт!

— Но они же вкусные! – запротестовала с набитым ртом кобылка. – Попробуй один, папа!

Король рассмеялся, взял один своей магией, закинул в рот целиком и выразил свое удовольствие протяжным «мммммммм…»

И Рарити нашла ответ.

— Вот оно! – ахнула она, стукнув копытом по столу и глядя прямо на испугавшегося сфинкса. – Это буква М!

В комнате повисла тишина, все смотрели на принцессу так, словно она сошла с ума. Ее отец спросил, чем так важна буква М, мать отчитала ее за недостойное поведение и ужасные застольные манеры, ее сестра продолжила поедать кексы, а принцесса Твайлайт…

А принцесса Твайлайт впервые, пусть и ненадолго, ярко ей улыбнулась.

Они снова встретились несколько часов спустя, хотя это было не совсем точно. Рарити не была той, кто слишком хвастается своими достижениями, но она с трудом могла подавить довольную улыбку, когда подходила к принцессе Твайлайт.

— Так, так, так, принцесса Твайлайт Спаркл! – провозгласила она, садясь напротив и взмахнув ресницами сфинксу. – Похоже, ваша попытка привести меня в замешательство не удалась, хммм?

Принцесса Твайлайт на секунду посмотрела на нее.

— Ну, принцесса Рарити, вам понадобился почти день, — произнесла она, указывая на факт, и улыбнулась ахнувшей собеседнице.

Прости-те! Это совершенно неважно! Совсем! – негодуя воскликнула она. На самом деле, она была так возмущена, что решила действовать. – И, принцесса Твайлайт, у меня есть загадка для тебя! Что ты скажешь на это?!

Твайлайт выпрямилась.

— Правда? – спросила она, навострив уши. – И какая же?

Рарити улыбнулась, положив оба копыта на стол.

— Меня никогда не бывало, но я всегда буду. Никто не видел меня и не увидит, но во мне уверены все, кто живет и дышит. Что я?

— Завтра, — ответила Твайлайт, и Рарити почувствовала, как ее самодовольная улыбка поблекла. – Но попытка была хороша, принцесса.

Рарити фыркнула.

— Ну, прости! Ты же сфинкс! Ты знаешь, наверное, все загадки, придуманные пони!

— Скорее всего, — подтвердила Твайлайт без капли сарказма. – Хотите еще одну загадку? Думаю, у меня найдется та, что вам понравится.

И, не дожидаясь ответа Рарити, начала:

— У короля нет ни сыновей, ни дочерей, ни королевы. Не имея наследника, он решил дать каждому жеребенку страны по зернышку и передать трон тому, кто вырастит из него самое большое и прекрасное растение.

— Она простой не будет? – прервала ее Рарити, получив в ответ хитрую улыбку.

— В конце концов, — продолжила Твайлайт. – Все дети пришли во дворец с большими и красивыми растениями. Осмотрев все, король решил, что следующей королевой будет маленькая кобылочка с пустым горшком. Почему он предпочел ее другим жеребятам с красивыми растениями?

Рарити вздохнула.

— Надеюсь, ты знаешь, что я не уйду, пока не разберусь.

— Все в порядке, — ответила Твайлайт. — Я могу подождать до завтра.

***

Жизнь Рарити была полна традиций, но на прошлой неделе она, кажется, нашла новую традицию, которая нравилась ей больше других. С того самого дня, без перерыва, Рарити заходила в библиотеку, чтобы обменятся загадками с ее принцессой – хотя, наверное, точнее было бы сказать, Твайлайт озадачивала ее, а Рарити жаловалась, пока ее намеками не подводили к ответу едва не вплотную.

— Принцесса, этого нет в моей должностной инструкции!

Лежа посреди кровати Рарити посмотрела на свою телохранительницу и надулась.

— Рейнбоу! Ты должна! – настаивала она. – Как мне ее впечатлить, если я не смогу загадать ей загадку, которая на самом деле заставит ее задуматься?! За неделю я ей уже штук пятьдесят загадала, и она знала их все! До единой!

— Принцесса, я похожа на ту, которая разбирается в загадках? Они для яйцеголовых! – протестовала Рейнбоу, прислоняясь к двери комнаты. – И мне бы лет пятьдесят понадобилось на то, чтобы разобраться с той, что о растениях! На самом деле! Ну как можно ожидать, что кто-то предположит, что семена были не настоящие?!

Рарити театрально вздохнула, уткнувшись лицом в подушку. Она не понимала, почему ей так хотелось впечатлить Твайлайт, но вот! Она хотела ошеломить ее, но не из собственной гордыни – ей хотелось стать для ее принцессы вызовом. Заставить сфинкса улыбаться – это стало уже практически привычкой.

Три удара в дверь прервали ее внутренний монолог.

— Наверное Флаттерс, — встала и открыла дверь Рейнбоу. – Эй, Флатт… О, ой… — она чуть отступила и быстро посмотрела на Рарити. – Ууух, пр-принцесса Твайлайт, здравствуйте.

— Твайлайт?! – ахнула Рарити, практически подпрыгнув на кровати. Твайлайт пришла к ней?! Она слезла с кровати и бросилась к двери, отпихивая Рейнбоу с дороги. – Тв-Твайлайт! – воскликнула она, тяжело дышащая и выглядящая куда более взволнованной, чем она того желала.

В коридоре принцесса Твайлайт Спаркл моргнула и отступила, оглядываясь так, словно только что сообразила, где она и с кем говорит.

— О, э, здравствуйте, прин… — она замолчала и через силу выдавила. – Привет, Рарити. Я… Как ты?

Твайлайт! Твайлайт говорит с ней?! Справляется о ней сама?!

— Отлично! Идеально, очаровательно, чудесно! – ответила она, запоздало прокашлявшись и переходя к гораздо более приемлемому поведению. – Со мной все хорошо, Твайлайт, спасибо. А ты? Чем обязана чудесному визиту?

Твайлайт облизнула губы.

— Эмм… — замолчала она. Ее взгляд метнулся в сторону очень заинтересованной Рейнбоу Дэш.

Рарити тут же вышла в коридор.

— Рейнбоу, будь добра и подожди меня внутри, пожалуйста, — попросила она.

— Что?! Но, принцесс… Эй!

Левитировав кирина в комнату и закрыв дверь, Рарити вновь повернулась к Твайлайт и улыбнулась.

— Итак! Что же привело тебя сюда?

Рот Твайлайт несколько раз открылся и закрылся, и тут принцесса заметила, что сфинкс выглядит очень встревоженной, переступая по полу своими большими лапами.

— Умф… — она очень глубоко вздохнула, сглотнула и, наконец, спросила. – Ты… Я… Я сделала что-то не так?

Радость Рарити тут же умерла.

— Сделала ли ты что-то не так? – переспросила она, растерянная и озадаченная одновременно. – Дорогая, почему тебе кажется, что ты сделала что-то не так?

Твайлайт отвернулась.

— Я… Извини, это не важно, — внезапно сказала она, склонив голову и собираясь уходить. – Увидимся за ужи…

Ее внезапно прервали – но не слова, а копыто Рарити, коснувшееся ее тела.

— Твайлайт, немедленно остановись, — произнесла та, но не строго, а заботливо, обнаружив, что смотрит на прекрасное существо, которое ей очень напугано. Она сделала шаг вперед и аккуратно поправила пряди волос Твайлайт. – Твайлайт, раз уж ты и я сочтемся бра…

— Принцесса, пожалуйста, это не…

— Твайлайт, — вновь перебила ее Рарити. – Твайлайт, ты будешь моей женой, и я очень заинтересована в том, чтобы сделать тебя счастливой, но я не смогу этого, если ты не будешь говорить со мной. Ответь мне, пожалуйста. Что заставило тебя думать, что ты что-то сделала не так?

Твайлайт поначалу не ответила. Она просто смотрела на единорожку, и ее глаза блестели выступившими слезами. Она сглотнула и сморгнула их прежде, чем ответить.

— Ты… Ты не пришла сегодня…

— О, Твайлайт, — произнесла Рарити, проведя копытом по щеке сфинкса и улыбнувшись. – Дорогая, хочешь ли ты знать, почему я сегодня не зашла в библиотеку?

— Да, — ответила Твайлайт. – Нет. Да. Я не знаю.

— Твайлайт, — без тени сомнения произнесла Рарити. – Единственная причина, по которой я не пришла сегодня, такова, что я весь день отчаянно старалась найти хоть какую-то загадку, которая тебя затруднит. Не хотела, чтобы тебе из-за меня было скучно.

Ошеломленная Твайлайт отступила.

— Я… Я не считаю, что ты скучная! Ты очень интересная! – воскликнула она прежде, чем обдумать эти слова, густо покраснеть и попытаться переформулировать. – То есть, я думаю, что ты!.. Нет, что я!.. – она замолчала. – Я… Ты не будешь против, если я и дальше стану загадывать тебе загадки?

Рарити хихикнула.

— Твайлайт, — произнесла она, склонив голову немного в сторону. – Если ты позволишь ужасающее клише, я думаю, тебе будет приятно, если я признаюсь, что есть одна загадка, которую я изо всех сил стараюсь разгадать.

— О? – ответила Твайлайт, осчастливленная тем, что они переключились на привычную ей тему. – И что же это за загадка?

— Ты, дорогая, — искренне улыбнулась Рарити. – Не отправиться ли нам в библиотеку? Я была бы счастлива, если бы ты помогла мне с ней.

Комментарии (4)

+1

Какая прелесть. /)^3^(\

Operator
Operator
#1
+1

Вижу рассказ Monochromatic в переводе от Кайт Ши — с разбегу тыкаю пять звёзд, закидываю в избранное и иду твайлировать на максимальных оборотах. ТУНА И РЭРИТВАЙ — ЛУЧШИЕ ШИПЫ В МУЛЬТИВСЕЛЕННОЙ!!!

Никита Шеповалов
#2
+1

Приятный рассказ, хоть и достаточно приторный)

ze4t
#3
0

Спасибо за перевод!
Это какое-то слишком AU, на мой взгляд, но написано хорошо, и переведено отлично.

Oil In Heat
Oil In Heat
#4
Авторизуйтесь для отправки комментария.