Автор рисунка: aJVL
Страшная правда

Кейки-младшие

Привет, я брони! Аве мне! А вообще меня зовут Венди. Хотя какого хрена?

[смена рассказчика]
[пустая комната с компом]
―Ииииииха!!!―в комнату врывается броня с новой игрушкой-пони, ковбойской шляпой и школьной сумкой. Короче, Венди,―Да! Наконец-то! Я его отрыла! Я ЕГО ОТРЫЛА!!!

Да-да. Она типичная брони (если этот случай можно назвать как-то кроме слова «запущеный»), и она безумно, повторяю, БЕЗУМНО рада новой фигурке. Там-та-та-та-тааам! Биг Макинтош! Венди поставила Маки к компьютеру и включила наобум любую серию поней, как вдруг, в знакомой ей серии ВНЕЗАПНО появляется Пинки. Конечно, она появилась именно тогда, когда появлялась всё время во время предыдущих просмотров, но ведь не перед лицом Венди!

―Ну ты будешь помогать, или нет?!―спросила розовая кобылка, вплотную прижавшись к экрану. Венди попыталась закрыть Лажку*. Ничего не выходит. Пинки вернулась к надеванию на малышей подгузников.―Подожди! Нет, постой!―из-за тумбочки стали доноситься страшные, жёсткие и весёлые звуки, вперемешку с детским хохотом.―Нет, погоди!― малыш Паунд попытался вырваться из переделки, но Пинки вернула бедолагу на место, продолжив терзать младенцев.―Всего… одну секундочку! Не двигайся! Я почти…―звук отбойного молотка и вуаля! Пинки сама облачилась в пелёнки.―Вы, должно быть, шутите!―*звонок в дверь*―Ну наконец-то, они вернулись!―Пинки открыла дверь и увидела Твайлайт.

―Привет, я закончила всю свою работу, так что я решила заглянуть и узнать, не нуждаешься ли ты в помощи,―Пинки схватила единорожку и притянула в дом.

―Спасибо, спасибо, спасибо, что пришла! Я даже не знаю, с чего начать рассказ о сегодняшнем дне. То есть, эти дети не поддаются на уговоры, и даже моя стендап-комедия не пришлась им по вкусу!―сказала кобылка, снимая с себя памперсы.

―Всё в порядке, Пинки,―стала утешать её Искорка,―я знала, что тебе может понадобиться помощь. Именно поэтому я и зашла.

―Прошу прощения?

―Дети требуют уйму сил, и некоторые пони просто не способны справиться с такой ответственностью.

Да неужели?―сказала Пинки и стала выпихивать Твайли из «Сахарного уголка».―Ладно, спасибо, что зашла, Твайлайт, но у меня совсем нет времени на посиделки. Я очень-очень занята своими ОБЯЗАННОСТЯМИ.

―Я рада помочь, мне совсем не труд…―не договорила Твайлайт, как Пинки закрыла дверь прямо перед её носом.

―Из всех глупос… Она решила, что я не справлюсь сама!―сказала розовая кобылка.―Может потому, что я и правда не справляюсь сама? Но если ты мне поможешь, проблем не будет!―она снова посмотрела на Венди, и та вздрогнула.

Пинки подошла поближе и, сняв языком стекло, стоящие между ними, как присоской, схватила Венди зубами за руку и потащила на себя. Только голова девушки оказалась в мониторе, как она заметила что уже полностью находится в «Сахарном уголке». Игрушка, которую она так искала, осталась по ту сторону экрана. Венди обнаружила, что стоит в двери, как оказалось (причём дверь была посреди комнаты), но не полностью. Её нога осталась где-то в темноте, и торчала, наверняка, из монитора, зацепившись за раму экрана. Ловкими движениями лодыжки, она спихнула в помещение Биг Мака, а заодно и школьную сумку с телефоном, печеньками (^-^), косметичкой и т.п., которая висела на стуле. Тут Венди поняла, что находится в комнате, полной слюнявыми детьми (хоть их было только двое, их и так хватало), а это значит, игрушке капец! И ей тоже! Поэтому девушка просто спряталась в шкафу для игрушек.

―Ну-с, значит, мне придётся всё же справиться самой.―Пинки подошла к кроватке Паунда, в которой он прыгал. Тем временем, Пампкин на полу жевала мягкую игрушку.―Паунд Кейк! Это колыбель! Её используют для того, чтобы спать, дремать, и, в редких случаях и с разрешения, для игры в старый добрый ковбойский форт. Это вам не батут, так что немедленно прекратите прыгать, мистер!―Паунд сел на месте с невинной мордочкой. Пинки направилась к Пампкин.―А вы, молодая кобылка: мы не тащим в рот ничего такого, что не смогли бы правильно и безопасно переварить, так что перестаньте слюнявить эту игрушку сейчас же!―игрушка просто выпала у Пампкин изо рта, и кобылка понесла её в кроватку. Усадив её к братику, она сказала:―Так, у всех нас было изнуряющее утро, и всем хорошим маленьким жеребятам пора бы вздремнуть. Так что… Ложитесь… спать!―детки послушно легли на спинки и, мило посапывая, стали спать. Пинки вздохнула, покрыла их розовым одеялком, поцеловала обоих в лобики, пожелала спать крепко, выкинула грязные подгузники (о боже, она их в зубах держала!), кинула в Венди игрушку,а она была в шкафу, и ушла со словами:―Вот это и называется «справиться».―но закрывая дверь она увидела, что детей в кроватке НЕТ!―А! Охнененене! Нехорошо нехорошо нехорошо!―она подошла к кроватке.―Паунд, Пампкин, где же вы?―она стала искать в куче игрушек.―Выходите, выходите, где бы вы ни были!―она искала по всей комнате, но детей нигде не было. Но вот писк игрушки. Пинки открывает дверцу шкафа и видит, как малышка жуёт игрушку, а Венди сидит в уголке, поглаживая поняшку. Пинки взяла её в зубы и посадила в кроватку.―Будь хорошей девочкой, Пампкин-вампкин, и оставайся в своей кроватке ради своей подружки Пинки-винки!

Кобылка направилась в коридор. Тёмный страшный коридор. Вернувшись в комнату она заметила на потолке Паунда. Попытавшись его снять, она заметила, как Пампкин левитирует игрушки и засовывает одну из них в рот, и случайно выпустила малыша. После нескольких попыток отобрать у неё игрушку, она забрала их все и направилась к сундучку.―Я ответственна за вас, и я сказала «нет»!―она закрыла сундук, перевязав его цепью на замке, но потом увидела, как Паунд летит мимо неё.―Это и тебя касается, Паунд Кейк!―она побежала за ним,но врезалась в стену и упала в корзину с игрушками.―Попался! наверно…―сказала она, схватив жеребёнка, но тот полетел куда глаза глядят. Он пронёс её по первому этажу, сшибая все пироги на своём пути, и все они попадали в Пинки.― Ммм, черничное!―сказала кобылка, слизывая всё с лица.

После длительных полётов, беготни, непослушания, Венди, наконец, вышла из шкафа, поймала Паунда и, к удивлению Пинки, стала его щекотать.

―Кто у нас такой непослушаньчик, а? Ути-пути! Ути-пути!―потом она положила его в кроватку, выключила свет и предложила Пинки выйти из комнаты, что сама и сделала.

―Вааау! Как тебе это удалось?!―спросила изумлёная кобылка. Венди смотрела только на неё. С большими глазами. С ОЧЕНЬ большими глазами.

―О Боже, о Боже, о Боже!

―Ты в порядке?

―О Боже, о Боже, о Боже, О БОЖЕ!!! Я в мире пони! Я В ЭКВЕСТРИИ!!!

―Тихо! Сама же их только что уложила,― успокоила её Пинки.―Но… как ты это сделала?

―УААААА!..―закричала восторженная девушка, но Пинки успела заткнуть ей рот копытом, пока дети не проснулись.

―Аррр… Ты что, раньше не могла радоваться, пока Кейки не спали?!

―У меня был шок.―сквозь копыто сказала Венди, и Пинки его убрала. А потом стала писать письмо:

«Дорогая Принцесса Селестия,

Мне всегда нравилось играть с детьми, и я думала, что нянчить их―значит больше игр, так? Нееееет! Заботиться о ком-то―гораздо большая ответственность, нежели просто играть вместе. И сегодня я узнала, что иногда желание ответственности может превысить нашу способность справляться с ней.

Ваша верная подданная, Пинки Пай.

P.S.

А ещё я познакомилась с чудищем!»

На этом месте Венди сделала Facepalm. Такого от Пинки она не ожидала. Но вот дверь открылась, и от туда выглянул мр. Кейк. Венди поспешила выпрыгнуть в окно и спрятаться в кустах, но не учла, что находится на втором этаже, и матернулась, приземлившись на забор.

―Пинки Пай, мы вернулись!―объявил Кейк.

―Как всё прошло?―поинтересовалась миссис Кейк и тоже заглянула. Оба были поражены. Вся комната блестела, как безешный тортик.

―Мы туда зашли?―удивился мр. Кейк, но Пинки шикнула с лестницы, и все трое заглянули в детскую. Два жеребёнка лежали в кроватке и мило посапывали.

―Ах, Пинки!―начала миссис Кейк.―Это просто… просто…

―Удивительно, вот что!―подсказал ей муж.―Мы и не подозревали, насколько ты ответственная!―Кейки кивнули друг другу.―Не хотела бы ты стать нашей приходящей няней на постоянной основе?

Пинки в шоке.

―А!.. Эм, позвольте проверить моё расписание.―Пинки стала читать блокнотик.―На следующей неделе я буду свободна… никогда!―она посмотрела на малышей. Они сказали свои первые слова:

―(Паунд) Пинки…

―(Пампкин) Пай…

Пинки прослезилась от такого.

―Ах! У меня есть немного свободного времени во вторник.

[под окном]
―Хоть бы к Эпплджек попала! Нет, блин, к Пинки Пай!Хотя… ведь, именно она меня сюда и переместила…―тут Венди просто не выдержала:―Я В ЭКВЕСТРИИИИИИ!!!―она всех разбудила.

Чтоб ей, блин, икалось!


*Light Alloy – проигрыватель.