Собеседование

Порой, мы хотим получить ответ, который сами не можем дать и ищем того, кто способен на это. Но что, если такая личность есть. Только перед этим необходимо пройти небольшое собеседование.

Принцесса Селестия Лира Человеки

Луна на Аноне на Селестии

Селестия и Анон устраивают для Луны весёлый день рождения.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки

История Лаки

Я родился в Кантерлоте, в последний день зимнего периода. Мои родители назвали меня Лаки Клаудом, что означает облако удачи, видимо, кто-то из них думал, что если назвать жеребёнка Лаки, то его жизнь будет просто переполнена удачей. Они ошиблись...

Другие пони ОС - пони

Дуралайка ("Barking Mad")

Кобылка, для которой, её разум - это тюрьма. На что похож её обычный день? И какой ужас мог довести такую милую пони до безумия? Если бы только она не лаяла как безумная, она могла бы рассказать нам. Но может быть, она может...

Другие пони

Последнее испытание

Вы - заключённый за убийство. Вы уже отсидели несколько лет, и вас скоро освободят, но освободят, если вы пройдёте несколько проверок и тестов. А в конце будет дан самый сложный тест - тест на человечность...

Другие пони

Горькая утрата

Принц Тьмы был побеждён, и всему миру больше ничего не угрожало. Но какой ценой...Шестеро кобыл ради всех пожертвовали собой и всё из-за другого защитника, отказавшегося сражаться вместе с ними. Теперь его лучшего друга больше нет. На что же он пойдёт, чтобы переписать историю...и спасти её?

Флаттершай Дискорд

I'll Always be Here for You

Эта история начинается глубокой ночью, когда Рейнбоу Дэш находит Скуталу, бредущей в снежной буре. Уже дома, расспросив кобылку, голубая пегаска понимает, что столкнулась с серьезной проблемой, которую вряд ли получится решить в одиночку. Стараясь спасти Скуталу, Дэш обращается к Твайлайт, недавно ставшей аликорном. Помогая обрести лучшую жизнь маленькой пегаске, подруги почувствовали, что их дружба перерастает во что-то большее.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Скуталу

Лёд и ягодка

Мороз всегда казался сущностью бескомпромиссной, его холодное дыхание замедляет, будто бы убаюкивает, лишь бы поскорее забрать последние капельки трепетно сохраняемого тепла. Так зачем же существует такая коварная сущность, как холод? Всё же у него есть и светлая задача — мороз заставляет мобилизоваться, в какой-то момент может взбодрить, а для некоторых является гарантией сохранности. Вспомнить те же растения, которые зимой сковывают морозы: снег ведь холодный, но тем не менее сохраняет под собой эти самые растения, чтобы те, уже весной, могли с новой силой взрастить свои побеги ввысь, к небу, к тёплому солнцу! А каким же характером обладают зимние пони? Так же ли они бескомпромиссны и холодны, как северный мороз, или же под холодной на вид оболочкой таится что-то тёплое, несущее пользу? Одно можно сказать точно: стоит к подобной морозной пони найти контрастную пару в виде, например, трепетной ягодки, и между ними можно будет наблюдать интересное развитие отношений. Как же поведёт себя ягодка в морозной стихии?

ОС - пони

Во всем виноват кальвадос

Во всем виноват кальвадос из вольт-яблок. На трезвую голову Рэйнбоу Дэш никогда бы так не поступила.

Рэйнбоу Дэш Человеки

Моя соседка — вампир!

Для всего этого существовало лишь одно объяснение. Для её странного, непредсказуемого поведения. Этот неестественный страх солнечного света, привычка закрывать себя в ночной темноте, завесив все занавески. А эти солнцезащитные очки уже почти стали частью её тела! Соберись, Октавия. Пришло время для серебра, чеснока и осинового кола.

Принцесса Луна DJ PON-3 Октавия

Автор рисунка: aJVL

Сверхнова

[Акт 2] Глава XII. Охотник — жертва

Хочу поделиться с вами довольно комичной, но, тем не менее, интересной картинкой к фанфику за авторством 34Se (https://ficbook.net/authors/4905222):
https://drive.google.com/file/d/1moqXtdW2j7PN0YX4q76__bsGlZE5CXx7/view?usp=sharing

У нас небольшое пополнение: Эклипс: https://drive.google.com/file/d/1excsjTopWZuP_7igsthl-Mza1UB1Tgr5/view?usp=sharing

Также хотелось бы сказать вам о том, что Главы II и III были отредактированы и переделаны в некоторых местах (переписаны экшн-сцены: в главе 2 — воспоминания Дэйбрейкер (битва Селестии и Найтмер Мун); в главе 3 — небольшая стычка Дэйбрейкер и Найтмер на сцене). Те, кто еще не читал, можете посмотреть изменения.

Приятного чтения!

Спустя три дня наш поезд добрался до Понивилля. Как мне показалось, обратно он приехал даже быстрее. То ли оттого, что обратно дорога показалась мне короче, то ли оттого, что почти всю дорогу я спала. Но так или иначе, я была очень рада тому, что эта тоска закончилась.

Была бы моя воля, я бы просто взяла и телепортировалась обратно. Но нет — мне нужно играть роль обычной пони! Если бы не план Луны, я бы даже думать о таком не стала. В эти моменты, — когда я думаю обо всем этом, — меня начинает раздражать, что я делаю все это не по своей воле.

Как-то раз в поезде, пока мы ехали обратно, я стала задумываться: «А, может, ну его — все это? Дождаться, когда Луна пришлет мне мешок с битсами, а потом уйти куда подальше? Ощутить свободу, зажить собственной жизнью; забыть о прошлом и начать жить по новому. Просто… сбежать?». Но я сразу встряхнула головой, отметая подобные мысли. Вот что со мной делает лень… Если просто так отступлю, то я покажу себя с слабой стороны. Этот вариант точно не по мне. Если бороться — нужно бороться до конца, иначе все мои старания (и страдания) будут напрасны.

Когда мы приехали, день уже клонился к закату. Поезд остановился, и все пони из Понивилля тут же стали выходить, а мы — стали выходить следом, оставляя вагоны полупустыми.

Судя по тому, что мне рассказала Луна про поисковую миссию, я ожидала встретить в Понивилле толпы пони-гвардейцев. Поэтому, выйдя на перрон, я сразу же напряглась и стала водить взглядом по сторонам. Но мои опасения оказались напрасны — на вокзале я не увидела ни армию Золотой гвардии, ни любую другую поджидающую меня опасность. Но так было только на вокзале.

Первой из вагона вышла Твайлайт, затем Рарити, Флаттершай и Рэйнбоу, которая тут же взлетала в воздух, а я следом за ними. Затем вышел бедный Спайк, который как обычно, тужась, но не сдаваясь, нес на себе все бремя грузов подруг принцессы (да и ее вещи тоже). За ним вышли Пинки и Эпплджек.

Обычно розовая пони всегда излучает потоки позитивной энергии, поэтому неудивительно видеть ее такой. Но почему-то именно сейчас она была еще более радостной, что привлекло мое внимание. А вот оранжевая пони была — до чего странно — наоборот: словно гнилое яблоко.

— Юху! Я снова победила! — радостно говорила Пинки, выходя из поезда за оранжевой земнопони и подпрыгивая по пути.

— Ага… — раздосадованно ответила ей Эпплджек. — Уже в восьмой раз! Слушай, а ты точно не жульничала?! — с подозрением посмотрела она на нее.

— Ой, да что ты, Эй Джей, я никогда не жульничаю в подобных играх! — хихикнула Пинки и подмигнула ей. — Мне просто очень повезло!

— Пф-ф… — возмущенно фыркнула Эпплджек. — Ни разу не видела ни одного пони, которому так сильно везло в картах…

— Эпплджек, ты что, — удивилась Твайлайт, — снова играла с ней в эту дурацкую игру?

— Да… — ответила ей оранжевая пони, закатив глаза. — И снова пожалела об этом.

— И на что вы играли на этот раз? — прозвучал голос Спайка из-за живой горы чемоданов и и сумок на маленьких ножках.

— Ну, теперь я ей должна…

— Теперь она мне должна целых восемь бутылок самого лучшего яблочного сока! — тут же перебила ее Пинки, радостно подпрыгнув в воздух.

— Ох, ну да… — вздохнула Эпплджек, — теперь я по уши у нее в долгах. Снова…

— Хи-хи, — хихикнула Твайлайт в копыто. — Не переживай. Зато в следующий раз будешь знать, что в подобных играх не следует ни на что спорить. Особенно с Пинки. Ой…

Твайлайт все это время пока говорила смотрела на Эпплджек и не заметила, как перед ней вдруг очутился пони в золотых доспехах. Она врезалась в него, стукнувшись головой о его нагрудник.

— О-ух… Извините… — обратилась Твайлайт к пони-стражнику, который перегородил ей дорогу, и стала потирать свою ушибленную голову копытом. — А не могли бы вы не стоять на дороге?

— Прошу меня извинить, Принцесса Твайлайт, — сухо ответил ей единорог-гвардеец, слегка кивнув ей головой. — Нам необходимо проверить всех пони, въезжающих в город.

— Даже нас?

— Да, даже вас. Извините, но таков приказ. Разрешите подтвердить личности своих подруг?

— Эм… да, но… — неуверенно стала отвечать ему Твайлайт, на миг посмотрев назад на своих подруг. — Но по какому поводу?

— Мы здесь ищем… эм… кое-кого. Обычным гражданам это знать не положено.

— Даже мне?

— Даже вам. — тут же кратко ответил он. — Извините, но таков приказ. Больше я не могу вам ничего сказать.

— Ох… ладно. Так и что нам нужно делать?

— Для начала я бы хотел свериться со своим списком и подтвердить личности ваших подруг. Потом мне нужно просканировать вас с помощью специального кристалла, а затем вам нужно заполнить эти документы, — он указал на единорога-напарника, который стоял позади с левитировал возле себя стопку бумаг. — Потом вам нужно…

— Ох, вы серьезно?! — возмутилась Рэйнбоу, приземляясь рядом с пони-гвардейцем с воздуха. — Зачем такие сложности?! Я — это я, — Рэйнбоу Дэш! Меня тут все знают! И всех остальных тоже. Мы же носители Элементов! А Твайлайт так вообще Принцесса в конце концов! Может, пропустите нас без всей этой вот возни?

— Кхм… Извините, мисс Рэйнбоу, но мне было приказано проверить каж… — пони-гвардеец вдруг запнулся, когда встретился с недовольными взглядами всей шестерки, и непроизвольно сглотнул. — Ну, что ж… Думаю… раз вы Принцесса, то можно обойтись и обычным подтверждением на словах. Позволите?..

— Хорошо. Тогда вот, — Твайлайт набрала побольше воздуха и затем стала перечислять, а гвардеец тем временем стал сверяться со списком, — это Спайк, мой ассистент, а за ним Рарити, потом идут Флаттершай, Эпплджек, Пинки Пай и Рэйнбоу Дэш. Теперь мы можем пройти?

— Так-с… Все носители Элементов в сборе… — подытожил он самому себе, просматривая список. — А… кто за вами? — спросил он, указывая взглядом на меня. Я тут же повернула голову в сторону, чтобы не привлекать его внимание своими глазами.

— Ах, это наша подруга — Нова Стар, — тут же ответила ему Твайлайт без всяких сомнений. — Она тоже с нами. В ней вы можете не сомневаться, сейчас она живет со мной в библиотеке.

— Что ж… тогда позвольте… — единорог-гвардеец пролевитировал перед собой список и стал его листать, бубня про себя. — Нова Стар… Нова Стар… Хм… Ее нет в списке… Неужели она… не зарегистрирована в этом городе?

— Ой, да, точно! — охнула Твайлайт. — Я совсем забыла об этом… Она у нас только недавно в городе, поэтому она еще не зарегистрирована.

— Хм… Недавно говорите?.. — он на миг пристально посмотрел в мою сторону. Наступило долгое молчание, в течение которого он рассматривал меня с копыт до головы, но после этого (видимо, не замечая ничего необычного) снова обратился к Твайлайт: — Тогда будьте добры — пусть она зарегистрируется в Понивилле, как житель этого города. И не важно, гость она или нет. Сейчас как раз идет перепись населения, так что без этого не обойтись. Да и вы избавитесь от лишних проблем.

— Хорошо, мы обязательно сделаем это на этих выходных. Теперь-то мы можем идти?

— Да, конечно, прошу, — единорог-гвардеец и его напарник стали отходить в сторону, давая нам пройти, но затем он вдруг снова обратился к нам: — И, кстати, мне стоит вас предупредить, Принцесса Твайлайт — в городе пока запрещены любые собрания, а каждый вечер будет проводиться комендантский час, поэтому вам и вашим подругам лучше быть в это время дома, чтобы вас ни в чем не подозревали! Больше не смею вас задерживать.

Единорог-гвардеец вместе со своим напарником развернулись к толпе пони на вокзале, которые уже образовали немаленькую очередь, и продолжили выполнять свою работу — проверять остальных пони.

— Они запретили все собрания?! — возмутилась Рэйнбоу. — Это что значит, наша вечеринка в честь победы отменяется?!

— Похоже, что так, Рэйнбоу, — ответила ей Твайлайт. — Возможно, нам придется отложить вечеринку на потом, пока это все не закончится.

— Ох… вот с-сено… — кинула копытом Рэйнбоу. — И почему этим наряженным захотелось прийти в Понивилль именно сейчас?!

— Не знаю, Рэйнбоу… — с толикой грусти ответила ей Твайлайт. — Не знаю…

Когда мы отошли от вокзала, я облегченно выдохнула. Все таки не все настолько плохо, как я думала — ищейки даже не подозревают о том, как я выгляжу. Если бы они знали, кого искать, то не думаю, что они так просто пропустили бы меня. Но расслабляться все же не стоит — нужно меньше попадаться им на глаза.

Однако новость о комендантском часе меня малость возмутила — это неслабо повышает сложность моего нахождения в этом городе. С одной стороны мне нужно как можно больше отсиживаться в библиотеке, но с другой… Я даже не знаю, сколько времени все это продлится. План Луны начинает нравиться мне все меньше. И не оттого, что он плохой — все становится еще сложнее.

Тем временем дневное светило уже заходило за горизонт, а значит скоро должен был начаться и комендантский час. Дойдя до центральной улицы, Твайлайт стала прощаться со своими подругами, пока Спайк отдавал каждой из них их вещи. Затем мы отправились в библиотеку.

Пройдя только половину города, я сразу заметила, что пони-гвардейцев стало заметно больше. Если до отъезда в Радужные Водопады в городе было от силы только пару гвардейцев, лениво бродящих возле ратуши, то сейчас их можно было увидеть почти на каждом углу по всему городу. Патрули гвардейцев по двое (а то и по трое) пони ходили вдоль улиц и уже подгоняли обычных жителей поскорее добраться до своих домов.

Твайлайт смотрела на них с неким беспокойством. На мой взгляд, ей тоже не особо нравилось, что сейчас происходит в городе, но поделать она с этим ничего не могла. В этот момент мне стало интересно, насколько сильны привилегии Принцессы Дружбы. Не может же быть, что этот титул дан ей просто так — для вида. Все таки надеюсь, что я смогу найти от нее хоть какую-то защиту. Может, она их и не прогонит из города, но сможет не впустить в библиотеку.

Оставшийся вечер и следующий день я сидела в библиотеке. Вылезать из дома Твайлайт совсем не хотелось по очевидным на то причинам, но и без дела я тоже не сидела. Каждый день я смотрела в окна и изучала поведение гвардейцев. И это было мудрым решением, поскольку уже в первые часы своего наблюдения я заметила полезные для себя вещи.

Во-первых, патрулей больше всего было вечером. В те моменты, когда начинался комендантский час. Конечно, и в дневное время суток их было предостаточно, но вечером мне казалось, что патрулей становилось втрое больше.

Во-вторых, в воздухе я больше не видела пегасов, кроме пегасов-гвардейцев. По всей видимости, в город ввели запрет на полеты, что было для меня не очень приятной новостью — теперь помимо того, что я не могу использовать магию у всех на виду, так теперь я не смогу нормально пользоваться крыльями. Но все же хорошо, что я заранее смогла узнать об этом. Думаю, другие пегасы тоже не очень рады подобным новостям. Все же полеты для них — как смысл жизни.

Ну, и в-третьих, — что меня смутило больше всего, — у патрульных были с собой какие-то кристаллы, которыми они проверяли почти каждого пони на улице. Особенно вечером. Не знаю, что это за кристаллы, но вполне вероятно, что они имеют определенное антимагическое свойство, которое будет иметь для меня очень плохие последствия. В этот момент я поняла, что попадаться на глаза патрульных точно не стоит.

Под конец второго дня, лежа в кровати, я сделала вывод: утро — самое безопасное время для выхода из дома, а ближе к вечеру нужно возвращаться в библиотеку. И раз уж выходить из библиотеки для меня будет довольно рискованно, то я решила, что воспользуюсь ей по назначению.

Следующий день я решила потратить на то, чтобы напитать свой ум новыми знаниями. В особенности, я хотела узнать что-нибудь о магических кристаллах, которые носят гвардейцы, и еще что-нибудь о том источнике магии, который я обнаружила на ферме Эпплджек.

Сама я знала об этом не так много. Тысячу лет назад мало кто интересовался изучением магии, а уж тем более написанием книг о ней, и поэтому все знания о магии нам приходилось запоминать самим или узнавать из собственного опыта. Из всех самых известных магов-ученых того времени я могу припомнить только Стар Свирла Бородатого. Кажется, у этого старца даже учеников не было, что было весьма недальновидно с его стороны. Однако он оставил после себя довольно неплохое наследство в виде множества изобретенных им заклинаний, которыми, как я заметила, пользуются до сих пор. Не помню точно, что с ним случилось, но, кажется, Селестия как-то раз рассказывала, что он и еще несколько сильных пони, которые именовали себя Столпами Эквестрии, пожертвовали собой, чтобы заточить могущественного демона Теней. С тех пор о них ничего неизвестно — они просто исчезли вместе с демоном.

А если говорить о кристаллах, то все, что я знаю о них — они используются для хранения и передачи магической энергии. В зависимости от качества материала, из которого изготовлен кристалл, в нем может храниться разный объем магической энергии. Раньше эти кристаллы и были предназначены для этого, но также использовались как источники света. Но затем появилась Нова Стар, чьей именем я сейчас пользуюсь. Она изобрела теорию о том, как заставить кристаллы высвобождать из себя магическую энергию без помощи единорогов. Но Селестия решила запретить продолжать исследования в этом направлении после того, как Нова изобрела взрывающиеся кристаллы. Думаю, что она даже не подозревала о том, что эти взрыв-камни, как она их назвала, будут использоваться не только в горном деле… Кажется, именно по этой причине Селестия запретила ее дальнейшие исследования.

Но, похоже, наработки Новы все же смогли добраться до современных пони, и те смогли реализовать некоторые из них. Например, как те кристаллы, которые я видела у пегасов «Чудомолний», когда те гнались за мной и пытались обезвредить меня ими. И все-таки стоит признать их эффективность — им почти это удалось — этот антимагический дым от кристаллов еле выветрился из моего тела, хотя, кажется, его остатки все еще зудят мою магическую ауру. Но, видимо, маги-ученые решили не останавливаться только на этом и изобрели кристаллы, позволяющие сканировать ауру.

Про источники магии я знаю не больше, чем о кристаллах. Тем более что в природе встречаются они очень редко, оттого их изучение было довольно сложным делом. Надо сказать: мне повезло, что мне попался такой источник. Жаль, что исследовать его как следует я пока не могу. Но, возможно, хоть из книг что-нибудь узнаю. Должны же были пони-ученые за тысячу лет накопить достаточно знаний, или я не права?

Конечно, и в те далекие времена — тысячу лет назад, — знали о них, но всё сводилось только к тому, что эти источники порождают одну магию из другой, только и всего. А так как эти источники являются слишком нечувствительными для обычных единорогов, то и магов-ученых, которые бы изучали это дело, было крайне мало. Всё что я смогла узнать на тот момент о ней вместе с Селестией — эти источники порождают «активную» магию, которую можно использовать, из сырой магии, которую даже мы, аликорны, можем увидеть лишь с огромным трудом. Думаю, остальные так вообще и не подозревали про существование сырой магии. Поэтому мне было интересно узнать, что пони смогли узнать о них за тысячу лет.

Тем временем, уже наступил третий день моих наблюдений за гвардейцами. Когда наступил полдень я, кинув в последний раз взгляд на патруль гвардейцев, которые скрылись за углом одного из домов, вышла из своей комнаты и стала спускаться вниз в гостинную. Там я увидела Твайлайт. Она, как и всегда, читала какую-то книгу. Только вот вид у нее был такой, как будто она видела в ней что-то совершенно неприличное, а эту книгу она держала так близко к себе, как будто боялась ее потерять.

Как только она услышала скрип ступенек, Твайлайт вздрогнула и тут же спрятала книгу себе под бок. Я зацепилась взглядом за розовый переплет книги и, кажется, успела прочитать его название: «Как не скопытиться от передозировки внимания. Пособие для чайников»?

«Какая… странная книга, — подумала я. — Интересно, о чем она? И почему там написано что-то про… чайники? Это что, название какой-то новой профессии?».

Твайлайт посмотрела на меня, а на щеках у нее на миг показался румянец. Она улыбнулась мне и сказала:

— С добрым утром, Нова! Как спалось?

— Лучше, чем в поезде, — ответила я и села напротив нее на диванчик. — Но, знаешь, иногда все же не хватает той самой убаюкивающей тряски, помогающей тебе уснуть.

— Да, мне тоже, хе-хе, — она неловко посмеялась и после короткого затишья спросила меня: — Ну и как… эм… твоя миссия по наблюдению?

Я вздрогнула от такого неожиданного вопроса. Неужто заметила?

— Что? Ты о чем?

— Да ладно тебе, Нова. Я и Спайк еще вчера заметили, как ты пристально смотришь в окно. Неужели тебе кто-то приглянулся? — она ехидно улыбнулась.

— Что?! Твайлайт, да я никогда не стала заниматься подобными глупостями…

— Хи-хи-хи, — посмеялась она в копыто, — не переживай, это просто шутка. На самом деле мне тоже не по себе от того, что в Понивилле стало слишком много стражников. Вчера я сходила в ратушу и спросила, что они тут делают, но никто из тамошних работников не смог мне сказать ни слова об этом. Думается мне, что придется обо всем спрашивать Каденс… — она призадумалась, переведя взгляд куда-то в пол. Затем она заметила мой пристальный взгляд, который был направлен на ее книгу. Она быстро дернула копытом, прикрывая им розовый переплет книги, и взволнованно спросила: — Эм… Нова, что-то не так?

— Скажи мне, Твайлайт… что ты читаешь? — спросила я ее с нескрываемым любопытством и указала на книгу, которую она очень старательно прятала от моего взгляда.

— Эм… ты об этой книге?.. — поняв, что ей теперь не удастся так просто отвести мой любопытствующий взгляд от ее книги, она чуть отодвинулась от нее в сторону и слегка подтолкнула эту книгу от себя подальше. — Да так, ничего особенного. Это просто самый обычный справочник о роман… то есть, роман о магии, вот!

— Роман о магии?

— Ага! — она пару раз быстро закивала мне головой.

— В розовом переплете, — покосилась я на нее.

— Да, точно! В розовом переплете! — она широко улыбнулась.

— Просто… у нее довольно странное название, — продолжила я давить на нее. Уж что, но эта книга меня почему-то очень сильно заинтриговала. — Кажется, там было написано что-то про внимание… И о чайниках. Не понимаю, как можно умудриться написать в целой книге что-то о «внимании», да еще и про чайники. Да еще и в романе про магию…

— Ну, эм… Ох… Ладно, чего уж таить… — она вздохнула и пролевитировала к себе розовую книгу. Она открыла пару страниц и быстро пробежалась по ним своими глазами, а затем захлопнула ее, положив перед собой на стол. Вместе со всем этим она говорила мне: — Эта книга — справочник о романтических отношениях пони. Вернее сказать: справочник любовных намеков и правила поведения двух пони при слишком близком отношении друг к другу.

— Вот как. Не думала, что ты увлекаешься подобным.

— Не то, чтобы… — фыркнула она, махнув при этом копытом, и затем ее лицо стало немного беспокойным. — Просто в последнее время я стала замечать, как в мою сторону постоянно кто-то смотрит…

— И что в этом такого? Просто не обращай на них внимания, Твайлайт.

— Не все так просто, Нова… Мне кажется, что на меня не просто смотрят, а как будто… пялятся. Особенно в последнее время, когда стражников в городе стало еще больше…

— Хм… — хмыкнула я. — Это же не удивительно — ты ведь аликорн, как никак. Вполне естественно, что на тебя будут… засматриваться.

— Ну… — протянула та и на секунду задумалась, — звучит вполне логично… Но все равно это как-то… непривычно. Я постоянно ощущаю себя… словно не в своей тарелке. А еще внутри ощущаю… какое-то странное напряжение. Я пролистала почти все книги, чтобы найти хоть что-то по этому, но… так ничего и не нашла. А спросить даже почти и некого.

«Хм… — хмыкнула я у себя в мыслях. — Похоже, она уже начинает чувствовать преображения своего внутреннего тела аликорна. Что ж, ничего серьезного — привыкнет через какое-то время. Только вот… как бы ее успокоить?».

— Просто запомни, что ты аликорн, Твайлайт, — стала отвечать я ей. — А аликорнов так просто на улице не встретишь. Вот все и смотрят на тебя. Особенно те, кто аликорнов-то ни разу в жизни не видел. Насколько я знаю, Твайлайт, ты стала аликорном только недавно, верно?

— Да, это было всего около полугода назад. До сих пор непривычно ощущать крылья у себя на спине, хе-хе… — она хихикнула себе в копыто и затем наступило молчание. Твайлайт встала с диванчика и зашагала в сторону книжных полок, левитируя над собой розовую книгу. — Но да… думаю, ты все же права. Мне просто нужно привыкнуть к своему новому телу и к своей новой обязанности быть Принцессой Дружбы, и книги мне в этом вряд ли помогут.

— И не забудь, что у тебя есть не только обязанности, Твайлайт. У Принцессы Дружбы наверняка есть немало привилегий. Например, чтобы не пускать гвардейцев в твой дом, — дала я ей намек.

— Я тоже надеюсь, что они не станут заходить сюда и обыскивать всю библиотеку, — она подошла к одной из книжных полок и поставила туда книгу. Затем она повернулась ко мне и улыбнулась. — Но не впустить их на чай будет как минимум невежливо, — ее взгляд затем перевелся куда-то на стену. Ее глаза на миг расширились и она вдруг воскликнула: — Ой, уже полдень! Я обещала Рарити помочь ей с новыми нарядами! Спайк, наверное, уже там, так что я побежала. Не скучай, Нова!

— Постой! — крикнула я ей вслед, когда она уже дошла до выхода. — А ты можешь мне тоже помочь напоследок?

— Конечно, Нова! Что тебе нужно?

— Я хотела бы почитать какую-нибудь книгу, но не знаю какую… о магии, например?

— Хм… в моей библиотеке есть много книг, за которыми ты можешь скоротать время. Художественная литература, рассказы, сказки, повести… но чтобы читать о магии? У тебя довольно странные предпочтения к литературе. Да и к тому же, ты ведь пегас… Зачем тебе читать о магии?

— Мне просто… интересно узнать что-нибудь о магии, Твайлайт, — я махнула ей копытом и невинно улыбнулась, — только и всего. Любопытство так и прет из меня, что я даже уснуть не могу.

— Ну-у-у, хорошо, тогда… — задумчиво протянула она. — Все равно это не мое дело. Но все-таки приятно осознавать, что ни одна я бываю странной. Так… — она подошла к одной из книжных полок и стала рассматривать ряд книг на них. Затем она стала показывать на них копытом, перечисляя. — Вот — все эти книги написаны известными учеными и исследователями магии, поэтому я более чем уверена, что эти книги тебе подойдут! Вот здесь — в левой части — лежат книги о истории магии, а справа — о самой магии и о различных видах ее применения. Если хочешь узнать что-нибудь о магии и если до этого ты этим не увлекалась, то советую начать с каких-нибудь книг на левой стороне — о истории магии. Но, думаю, самые интересные книги будут не о истории, а о способах их применения в наше время… Вообще, многие из этих книг могут быть для тебя довольно сложными, поэтому я бы порекомендовала тебе начать с чего-нибудь простого. Например, вот эта вот книга за авторством…

— Все-все, я поняла, Твайлайт — сама разберусь. Ты, кажется, куда-то опаздывала.

— Да, конечно! И я сейчас же побегу туда! Приятного чтения, Нова. Не скучай! — Твайлайт вышла из библиотеки и захлопнула за собой дверь телекинезом.

— Ох… — вздохнула я. — Она иногда бывает как Пинки — любит поболтать, пока не заткнешь… Так, ладно, что там у нас? — я встала с дивана и подошла к книжной полке.

Я надеялись, что смогу отыскать подходящую мне книгу о теории магии, а также узнать, насколько далеко пони смогли развить эту сферу за тысячу лет. Но конечно же самыми важными для меня были книги о кристаллах и о источниках магии.

Однако мои ожидания были слишком велики. Я потратила полдня на то, чтобы найти нормальную книгу. И под нормальной книгу я имею в виду не просто переписанные образцы из более древних экземпляров, а новые теории о магии с авторами, не пытающихся доказать остальным, что именно он самый умный и знающий маг на свете. Было бы все так просто…

Вот что за чепуху я нашла: некий пони утверждает, что магия рождается из энергии солнца (видимо, очередной солярист…), а Стар Свирла Бородатого — величайшего мага на свете и первооткрывателя многих заклинаний — он называет шарлатаном. И эта нелепица написана в самом начале книги! Однако пролистав содержание, я поняла, что на самом деле этот автор сам тот еще шарлатан — вся его книга собрана из домыслов других авторов, а некоторые теории так вообще отредактированы и переписаны из древних свитков Стар Свирла. Странно, что эту книгу вообще пустили в массы. Больше на художественную литературу смахивает, чем на полноценный справочник о магии.

Остальные книги тоже не особо блистали своим содержанием. Многие из них были либо частичной копией тех книг, что когда-то читала Селестия, либо были лишь домыслами и предположениями, не подкрепленные никакими фактами. Я уже стала думать, что пони вообще не развивали науку. И как они вообще умудрились дожить до такого?

Однако спустя какое-то время я все же смогла отыскать нужную мне книгу: «Магический мир». И уже с первых страниц я могла точно сказать, что это книга даст мне нужные ответы. Как я это поняла? Просто в вводной части книги не было слов автора, в которых он рассказывал бы о себе, какой он великий ученый…

Сев на диван, я стала читать ее. Читала я быстро, поэтому всего за пару часов я прочитала весь справочник (спасибо Клэр за способность не только говорить на современном эквестрийском, но и читать на нем). Ну, как прочитала… в основном пролистала. Никогда не любила читать книги, в которых мыслей автора больше, чем мыслей о теме самой книги.

Из всего прочитанного я смогла узнать: источники магии находятся повсюду, — как малые, так и большие, — но они почти невидимы для глаза единорога (и любого другого существа, который может использовать магию так открыто), не говоря уже про других пони; большинство источников находятся под землей, а некоторые — рождаются прямо в воздухе, и все они, кроме больших, имеют свойство постоянно перемещаться.

Все малые источники имеют короткий промежуток жизни, и поэтому, переделав какую-то часть сырой магии в активную, они исчезают, порождая другие такие же источники со временем. Большие источники очень редкие, и обычно они рождаются на протяжении столетий, а иногда и тысячелетий, но и порождают намного больше магии, а также еще и могут хранить в себе излишки, питая самого себя и, тем самым, продолжая расширяться. Когда какое-либо существо использует магию, то активная магия становится сырой магией, которая затем опять идет через магический источник. Таким образом получается некий круговорот магии в природе. Помимо всего этого любой источник может передать магию в магический кристалл. Поэтому кристаллы и напитываются только в определенных местах, а пони даже иногда и не подозревают о том, что они питаются из местного магического источника.

Информация про то, что источники могут запитывать кристалл, не удивила меня, но и попробовать своими копытами напитать кристалл я тоже хотела попробовать. К тому же запас магической энергии мне точно бы не помешал. Источник есть, остается только найти магический кристалл. И, кажется, я видела лавку с ними на рынке Понивилля. Когда представится возможность, нужно будет сходить туда.

Прочитав эту книгу, я закрыла ее и убрала обратно на полку. Затем я нашла еще одну книгу, которая рассказывала про магические кристаллы и их виды. Это тоже было мне нужно. Я тут же принялась читать ее, располагаясь на диванчике.

Но как только я начала ее читать, я почти сразу пожалела об этом. Это был такой нечитаемый бумажный кирпич, что после каждого предложения в сон клонило. Вот что за гений додумался написать целую книгу о магии в стихах?! Однако знания, которые давала книга, были довольно полезными, хоть и приходилось каждый раз заново вчитываться в предыдущее предложение. В какой-то момент я даже заметила, что плыву по облакам! Неужели я настолько преисполнилась, читая эту книгу?..

— Нова! Нова, вставай! — откуда-то совсем недалеко от меня доносился знакомый мне голос.

Вместе с голосом я чувствовала, как меня кто-то неистово трясет. Я очнулась и подняла голову, уткнувшись своим носом в нос Твайлайт. Та, покрывшись румянцем, мигом отступила назад.

— Я что… уснула? — спросила я ее.

— Да, — она кивнула мне. — Ты, кажется, уснула прямо на этой книге, — она указала копытом на открытую книгу передо мной. — Впрочем, неудивительно. Автор этой книги хоть и пишет грамотно и по делу, но он зачем-то решил написать весь текст с помощью стихов. Довольно странное решение. Даже я не смогла дочитать эту книгу до конца… Но ты молодец, Нова — ты смогла дочитать аж до середины!

— Ох… да, то еще достижение… Как долго я проспала?

— Ну, я только вернулась. Сейчас уже время для ужина. Спайк вот-вот приготовит его, так что можешь скоро присоединиться к нам.

Твайлайт ушла на кухню помогать Спайку, оставив меня одну с этой дурацкой книгой, которую я так и не осилила. Я лишь вздохнула и, в последний раз бросив взгляд на содержание этой книги, убрала ее на полку. Я попыталась вспомнить, что я смогла узнать из этой книги, но знания словно ветром смело — я будто совсем не читала ее. В голове была одна каша. Затем я поклялась сама себе, что больше никогда в жизни не буду читать книги от этого автора. Да и вообще любые стихи в целом. Я пошла на кухню и присоединилась к ужину.

Вскоре наступила ночь. После ужина, водных процедур и «особенно важных пожеланий» приятного сна Твайлайт и ее ассистенту, я поднялась в свою комнату. Снова надев медальон, я легла на кровать и попыталась уснуть.

Спустя какое-то время меня уже стал нагонять сон, но мне не суждено было уснуть. Я все время ворочалась под одеялом, чувствуя, как за мной кто-то пристально наблюдает. Затем вдруг послышался шорох. Я дернулась и подняла голову с подушки. Звук шел со стороны окна, с которого падал тусклый лунный свет. Но свет вдруг стал еще темнее — с окна на полу показалась чья-то тень. Я тут же рванула с кровати и встала в боевую стойку. Но, как обычно, мои опасения были напрасны. В окне я увидела силуэт. Это был фестрал — Эклипс. Он и еще двое за ним фестралов висели в воздухе, качаясь под взмахами своих перепончатых крыльев. И они, кажется, что-то на себе тащили.

Эклипс, чуть оскалившись, постучал по окну, издавая им еле слышный стук стекла.

«И зачем, спрашивается? — возмутилась я в своих мыслях. — Он же видит, что я в комнате! Неужто позлить меня хочет…».

Я спрыгнула с кровати и подошла к окну. Этот нетерпеливый фестрал еще раз постучал в окно, смотря на меня своими пристальным зелеными вертикальными зрачками. Я вздохнула и открыла окно. Как только я сделала это, теперь я заметила, что трое фестралов несли на себе мешки, которые были так похожи на тот, который дала мне Луна, но только поменьше. Я посмотрела на Эклипса и коротко спросила:

— Битсы?

— Так точно, — прошипел он в ответ.

— И почему вы решили принести их ночью?! Это выглядит еще более подозрительнее, чем если бы вы просто пришли ко мне днем!

— Приказс-с Великой, — ответил он также, шипя, и замолчал. Только шелест крыльев трех фестралов прерывал эту тишину.

Смотря в тишине на то, как трое фестралов пристально смотрят на меня своими зелено-оранжево-красными глазами, я вздохнула. Эти взгляды в тишине вместе с шелестом их крыльев начинал меня раздражать все больше. Особенно их пристальные взгляды. Похоже, это у них врождённое… Эти трое словно ждали моей команды.

— Ох, ладно… Заносите внутрь. Только тихо, будь вы неладны!

Я отошла в сторону, давая место фестралам проползти через окно внутрь комнаты. Эклипс отодвинулся в воздухе вбок, пропуская двух фестралов за своей спиной. Те по очереди протиснулись внутрь моей комнаты, а затем они оба синхронно положили мешки с битсами на пол.

— Чтоб вас… Просила же быть потише! — я оскалилась, слыша, как мешки с монетами с грохотом валятся на пол, а звон от монет, кажется, раздавался по всей библиотеке. Однако мое ворчание для них было в полной мере бессмысленным.

Те даже глазом не моргнули. Им, по всей видимости, было все равно. Фестралы мигом выпрыгнули в окно и растворились в лунном свете. За окном остался только Эклипс, который проводил своих товарищей взглядом. Потом он обернулся ко мне и тоже залетел внутрь.

На себе он нес мешок, который на вид был увесистее тех двух. Он опустился на пол, цокнув копытами, и скинул с себя увесистый мешок с битсами. Тот упал на пол с таким громким звоном, будто в мою комнату свалилось громадное дерево. Я поморщилась и прикрыла глаза крылом. Казалось, что звон от этого мешка эхом пронесся по всей библиотеке и даже не думал затихать. Спустя миг звон, наконец, прекратился.

— Что ты творишь?! — тихо прошипела я на фестрала, злобно глядя на него. — Сам будешь выкручиваться, когда Твайлайт увидит тебя в своем доме!

В этот момент со стороны коридора послышались шкрябающие шаги. Кто-то шел прямо в мою комнату.

— Проклятье… Прячься! — я тут же пролевитировала мешки с битсами за кровать. Затем я зубами схватила фестрала за хвост и потянула его на себя, пряча его за кроватью так, чтобы его не было видно со стороны входа.

— Ш-ш-ш!!! — только и успел прошипеть он, когда начал скользить по полу.

— Лежи и не шуми! — тихо прошипела я ему и мигом легла под одеяло.

Как раз в тот момент, когда я укрыла себя одеялом, в комнате послышался голос Спайка:

— Эй, Нова? Что у тебя тут происходит? Кажется, я слышал какой-то шум…

Зеленый дракончик в пижамной шапочке и с плюшевой игрушкой в лапах на один шаг зашел внутрь моей комнаты. Он стал оглядываться и вдруг пристально посмотрел в сторону кровати.

«Прошу, Спайк, уйди, — ворчала я про себя, — не усугубляй ситуацию!».

Мне показалось, что он хочет подойти поближе… Вот он уже ведет свою ногу вперед, намереваясь сделать шаг в мою сторону, но затем вдруг разворачивается на пол оборота, и, зевнув, уходит прочь.

— А-а-ар-р-гх… Наверное, показалось.

За стенкой послышались частые шкрябающие шаги, которые постепенно отдалялись, а потом затихли. Я подождала еще мгновение, пока не наступило полное затишье, и только затем вылезла из кровати.

«Что ж, хорошо, что этот фестрал хоть спорить не стал. Вон — лежит как миленький. А глазища-то какие — смотрит на меня своими прищуренными зелеными глазами, словно убить хочет».

— Вставай, чёрное недоразумение, — повела я ему копытом. — Еще придумывать новое оправдание из-за тебя не хватало!

— Аргх… — он встал и отряхнулся. Затем снова посмотрел на меня. — До с-с-сих пор не понимаю, зачем вы прячетес-сь у этих пони… Я бы предпочел найти более укромное мес-сто.

— Мне не интересно твое мнение, — отмахнулась я от него. — Лучше поскорее избавь меня от своего присутствия раз у тебя больше ничего для меня нет.

— Хрг-м… — возмущенно хмыкнул он и подошел к окну, расправив крылья. Он затем снова посмотрел на меня и сказал напоследок: — Ее Величество Луна прос-сила также передать вам: дос-стопочтенная Селестия… — он на миг помедлил, чуть оскалившись, когда назвал ее имя, — …пришла в себя. Великая хотела предупредить вас-с, госпожа, что вам с-следует впредь быть осторожнее.

— Вот как… Я и так опасаюсь всего вокруг. Насколько еще мне нужно быть осторожнее… — проворчала я сама себе. — Что ж… у тебя на этом все?

— Хр-м-г-х… — хмыкнул он и улетел, как только выбрался через окно.

«Сложность моего пребывания в Понивилле возрастает с каждой секундой. Если даже обычные пони решили затопить Понивилль гвардейцами, то становится интересно: на какую же хитрость пойдет Селестия, чтобы найти меня?».

Я глянула на три мешка с битсами, которые в беспорядке лежали возле моей кровати, и затем подняла их телекинезом, пряча под кровать. Хорошо, что у нее были прикреплены подпорки снизу — так хоть мешки не сильно должны быть заметны.

«Что ж, хотя бы свои личные битсы теперь у меня есть. Думаю, лучше пока не показывать Твайлайт, что у меня появились деньги. Но зато теперь я, кажется, знаю чем займусь завтрашним днем…».

Я легла в кровать и заснула.


Наступило следующее утро. Солнечные лучи, как и всегда, заставили открыть мои очи. Я, приходя в себя, встала на копыта и заглянула под кровать.

«Все таки это был не сон… — подумала я и подошла к выходу из комнаты. — Да и откуда они будут, если я их даже не вижу…».

Убедившись, что мешков со стороны входа в комнату не видно, я стала спускаться в гостинную, зайдя по пути в ванную и приняв все необходимые водные процедуры.

В гостинной меня уже встретила Твайлайт и Спайк. Они собирали вещи в дорогу: Спайк держал небольшой рюкзак, пока Твайлайт складывала туда свои вещи — в основном какие-то книги. Как только лавандовая аликорн заметила меня, то сразу же поприветствовала:

— С добрым утром, Нова!

— Привет! — тоже поприветствовал меня дракончик. И затем мне показалось, что он как-то странно посмотрел в мою сторону.

— Да… И вам доброе, — махнула я им копытом. — Куда отправляетесь?

— Об этом я и хотела тебе сказать, — тут же стала отвечать мне Твайлайт и радостно воскликнула: — Принцесса Селестия наконец-то выздоровела! И она вызвала меня с моими подругами в Кантерлот. Не знаю зачем, но, наверное, это что-то важное, раз она вызвала всех нас. Поэтому, будь добра, последи за библиотекой, пока я и Спайк будем отсутствовать. Ключи лежат вон там — на полке.

— Вот оно что, — я кинула мимолетный взгляд на полку, где лежали ключи. — Не переживай, Твайлайт. Твоя библиотека будет в целости и сохранности, — уверенно отчеканила я, чтобы у той не возникло никаких беспокойств по поводу ее дома.

— Тогда рассчитываю на тебя! Так… Спайк, принеси мне, пожалуйста, тот список с моего рабочего стола.

— Будет сделано! — подпрыгнул он на месте и бодро побежал наверх.

— И сколько вас не будет? — спросила я Твайлайт, пропуская мимо возле себя дракончика.

— Не переживай, мы ненадолго, — стала отвечать она, оглядывая взглядом полки с книгами. — Думаю, мы задержимся там на пару-тройку дней… И да, кстати, вот — держи! — она пролевитировала мне книгу в фиолетовом переплете.

— Что это? — спросила я и тут же стала читать название книги: — «Все о магических кристаллах. Пособие для чайников».

«Она что, читает только книги, где есть приписка «пособие для чайников»? И почему именно для чайников? Я же не чайник… Или это такое образное выражение? Ох, Дискорд… И о чем я только думаю…».

— Именно! — между тем воскликнула Твайлайт после того, как я прочитала название книги. — Я нашла ее сегодня утром, когда перебирала книжные полки, и, учитывая то, что вчера ты заснула за одной из подобных книг, я подумала, что ты захочешь почитать эту книгу. Никогда бы не подумала, что ты заинтересуешься магическими кристаллами… Но да что там, Рэйнбоу вон — вообще ничего не читала, пока ей не попалась книжка про Дэринг Ду. Правда, она теперь только ее и читает…

— Ясно… Тогда спасибо, почитаю на досуге.

— И да, пока не забыла! — снова воскликнула она. — Тебе нужно будет сходить в ратушу и зарегистрировать себя, как жителя Понивилля. Желательно, если ты сделаешь это сегодня. А то тогда гвардейцы от нас точно не отстанут. Я хотела сходить вместе с тобой, чтобы помочь тебе с заполнением документов, но из-за нашего вызова сама понимаешь…

— Да, Твайлайт, нет проблем. Постараюсь сама разобраться. Так… когда вы отправляетесь?

Между тем к нам уже подбежал Спайк и обратился к Твайлайт, поднося ей в лапе лист с каким-то текстом:

— Вот, Твайлайт, держи!

— Прямо сейчас! — ответила мне Твайлайт и затем обратилась к дракончику, забрав у него с лапы лист телекинезом. — Спасибо, Спайк. Итак, у нас все готово?

— Все готово и собрано в лучшем виде! — ответил ей Спайк.

— Отлично! Что и требовалось ожидать от лучшего в мире ассистента! — она улыбнулась ему, а тот в ответ встал в гордую стойку и отдал ей честь. Затем она обратилась ко мне, левитируя в мою сторону тот самый лист бумаги: — И вот еще — у меня к тебе небольшая просьба. Надеюсь, тебя не затруднит сделать пару покупок на рынке. На счет битсов не переживай — они лежат прямо под полкой в небольшом мешочке. Только не потрать все понапрасну!

— Хорошо-хорошо… — закатила я глаза и с сарказмом спросила ее: — Что-нибудь еще, ваша светлость?

— Хи-хи, не переживай, больше ничего не нужно. В общем, если у тебя нет никаких вопросов, то мы тогда пойдем. Думаю, девочки уже ждут нас. И, кстати, на кухне лежит твоя порция завтрака. Извини, что не смогли дождаться тебя, — она и Спайк стали идти на выход, и уже когда они закрывали за собой дверь, Твайлайт крикнула мне напоследок: — И приглядывай за библиотекой!

— Да-да, Твайлайт — я все помню.

Дверь захлопнулась. Я осталась в библиотеке одна. Наконец-то! Теперь у меня есть как минимум пару дней на то, чтобы сделать свои дела. Но для начала придется разобраться с просьбой Твайлайт. И решить проблему с бюрократией…

«Ох, ладно… что там у нас? — я взглянула на лист и стала читать его. — Яблоки, помидоры, мешок сена, зерно, сладости… Ничего особенного, самый обычный список покупок. С ним проблем возникнуть не должно. А вот с документами… Надеюсь, тоже быстро управлюсь».

Я хотела сделать все сразу в один день, а потому решила отправиться сразу же после завтрака. Да и до вечера нужно было успеть вернуться в библиотеку. Позавтракав, я посмотрела, сколько денег оставила мне Твайлайт — в мешочке было около пятисот битсов. Не много, но на покупки хватит. Однако я решила взять с собой еще и немного своих битсов, которые дала мне Луна.

Я отсыпала в мешок с битсами Твайлайт еще четыре тысячи своих битсов. Крупным номиналом, конечно же. Иначе я спину точно сломаю, пока буду тащить этот металлолом по всему городу. Таким образом теперь в мешочке было около пяти тысяч. С собой я также решила взять корзинку для покупок, которую положила себе на спину, а в корзинку положила мешочек с битсами. Прихватив с собой ключ, я вышла из библиотеки и закрыла дверь.

Первым делом я отправилась в центр города — в ратушу.


В этот день в городе было много народу даже непонятно из-за чего. Кое-как пройдя мимо патрулей стражи, не привлекая к себе слишком много внимания из-за своих глаз, я добралась до ратуши и вошла внутрь.

Внутри у некоторых стен стояли столы, за некоторыми из которых сидели пони и что-то писали на бумаге. По центру стояло несколько стоек регистрации. Из-за того, что на улице было много пони, я уже боялась, что мне придется стоять в очереди, но мне повезло — в ратуше было не так много народу. Всего пару пони у одной стойки, трое у другой, а вот у третьей никого не было. Я рысцой пошла к свободной стойке.

За стойкой регистрации сидела молодая пони малинового цвета. Только заметив меня, она сразу же улыбнулась мне, но затем вдруг удивленно посмотрела на меня, приподняв свои веки. И, кажется, я знаю из-за чего…

— Здравствуйте… А вы случаем не… фестрал? — спросила меня работница за стойкой.

Я закатила глаза и коротко ей ответила:

— Как тебе угодно.

— Эх-хе… Извините… Просто я еще не разу не видела фестралов. Тогда, в общем… кхм-кхм… Чем могу вам помочь?

— Мне нужно зарегистрироваться в Понивилле, — коротко ответила я.

— Оу, так вы новый житель этого славного городка! Как чудесно! Не думала, что теперь у нас будут жить фестралы… Тогда могу ли я вам рассказать побольше о нашем прекрасном городе?

— Нет, спасибо! — тут же ответила я. — Пожалуй, обойдусь и без этого.

— Хорошо… тогда вам нужно заполнить несколько документов. Для начала вот, — она достала из-под стола лист с каким-то текстом и положила его передо мной. — Для начала заполните вот эту вот форму, а затем поставьте вот в этом месте подпись.

Я молча взяла перо в копыто и стала просматривать документ. В нем нужно было указать только свое имя и место моего проживания, а снизу сделать подпись. «Что ж, легче легкого!», — я быстро заполнила все пункты и поставила какую-то только что придуманную закорючку вместо подписи. Тоже самое я сделала и с остальными документами, которые предоставила мне эта пони.

— Вот! — я отдала последний лист и сразу же отпрянула от стойки, чтобы уже направиться к выходу. — Раз на этом все, то я пойду — у меня не так много времени…

— Ой, нет, погодите! Мисс… э-э… — она взглянула на листок, а через секунду обратилась ко мне по имени: — Мисс Нова Стар! Прошу, не уходите — это еще не все!

— Как это? — остановилась я вполоборота к ней и с недоумением покосилась на работницу. — Нужно что-то еще?

— Конечно! Вам нужно заполнить еще кое-что! Вот, — она вытащила из-под стойки еще несколько листов и протянула их мне, — вам нужно заполнить эти бланки с согласием на подтверждение вашей личности, а также заполнить список заверителей и поручителей.

— Ладно… допустим я заполню всё это… Это будут все документы?

— Конечно-конечно, мисс Нова… э-э… почти все… — она попыталась мне улыбнуться, но вышло у нее это не очень. Она снова протянула копыто под стойку и вытащила оттуда стопку листов. Я тяжело вздохнула. А она, тем временем, стала вытаскивать из стопки по одному листу бумаги и класть их передо мной, каждый раз перечисляя: — Теперь вам нужно заполнить: согласие о том, что это действительно ваше настоящее имя; согласие на согласие; бланк на согласие; заявление А-4; лист 314.4; бланк 85; форму 104; форму 105 и форму…

— Это что, шутка какая-то?! — перебила я ее, не выдержав напора из названий бумажной волокиты.

— Конечно же нет! Это самые необходимые документы, которые вам понадобятся для дальнейшего жительства в нашем городе! После заполнения документов вам нужно будет отнести их во все местные инстанции, чтобы там вам поставили печати, и тогда, когда вы принесете все заверенные документы, вам выдадут расписку, которая будет означать, что вы полноправный житель этого города! И лучше вам начать прямо сейчас, потому как после того, как на них поставят печати, вам нужно будет заполнить их копии…

— У меня слишком мало времени, чтобы заниматься всем этим… Можно ли сделать это как-то побыстрее?

— Извините, но, к сожалению, нет. Все пони должны пройти процедуру регистрации таким образом.

— Ох… — я тяжело вздохнула. — Ладно… Сколько?

— Эм… что «сколько», мисс?

— Сколько ты хочешь получить за то, чтобы заполнением этих документов занялась не я, а, например, ты?

— Что?! — удивилась она и затем наклонилась ко мне, перед этим быстро посмотрев по сторонам, и стала говорить теперь шепотом: — Вы же понимаете, мисс, что это неправильно?! Это же в полной мере коррупция!

— Да… я в курсе, — равнодушно ответила я. — Так сколько?

— Нет, мисс, вы не понимаете, я…

— Даю тысячу, — перебила я ее.

— Тысячу? — ее глаза на миг расширились, и она снова взглянула по сторонам, а затем снова спросила меня шепотом: — Тысячу чего?..

— Битс, конечно. Чего же еще…

— Эм… я… Это целая месячная зарплата… — она вдруг осеклась, когда заметила, как в ратушу вошел патруль гвардейцев, которые пришли сюда не пойми для чего. Она напряглась. И я вместе с ней. Затем она обратилась ко мне снова шепотом, но теперь более уверенно: — Кхм… Нет, мисс. Это совершенно неприемлемо! И я закрою на это глаза и не буду рассказывать о том, что вы мне сейчас предлагали!

— Ладно… две тысячи.

Она на миг замолкла и стала глядеть то на меня, то на гвардейцев, которые в этот момент стали расспрашивать какого-то пони где-то вдалеке позади меня. Ее взгляд бегал, а копыта стали заметно трястись. Кажется, она была на грани выбора между становлением быть преступницей или покорной рабыни системы. Ну, а мне уже отступать было некуда — ставки только повышались. Либо она сдаст меня с потрохами, либо примет мое предложение. Но больше всего я, конечно же, не хотела торчать весь день в ратуше, заполняя документы, а потом бегая с ними, ставя печати…

— Ну, эм… я… — она прокашлялась и встряхнула головой, приводя мысли в порядок. Затем выдохнула и стала говорить теперь с официальным, но с заметно напряженным тоном: — Я — работник, занимающий ответственную должность, и я не позволю корысти завладеть мною! Особенно… такими большими… суммами… Кхм… Прошу, мисс, покиньте ратушу!

«Хм… похвальная выдержка, — подовольствовалась я у себя в голове. — Была бы я лишь правителем под прикрытием, то обязательно бы наградила ее за это. Но сейчас все совсем по-другому…».

— Пять тысяч, — твердо сказала я и стала пристально смотреть нее, давая понять, что это мое окончательное, но самое выгодное предложение.

— П-пя-ть?! — она непроизвольно сглотнула и заметно напряглась, не зная, куда деть свои бегающие глаза. Все ее тело затряслось — ее выдержка стала трещать по швам. — Э-эм… Вы уверены, мисс? Это же средняя зарплата за месяц чиновника Кантерлота…

— Абсолютно! Если, конечно, у тебя есть решение обойти всю эту нелепицу с документами… то я дам их тебе, как только получу расписку.

— Тогда… эм… — она закрыла глаза и напряглась еще сильнее. Мне показалось, что она стала краснее помидора. Что было странно, смотря на ее малиновый цвет шерстки. Но теперь я была точно уверена, что стрелочка повернулась в нужную мне сторону. Осталось только дождаться… Через пару секунд она выдохнула и стала говорить мне: — Ладно… хорошо! Это слишком щедрое предложение… На самом деле у меня есть все необходимые документы, которые я приготовила для своего мужа… Нужно будет только заменить несколько строчек… Надеюсь, он не рассердится…

— Ну, вот — другое дело, — улыбнулась я ей. — Когда ждать столь желанную мне вещь?

— Ну… приходите завтра… Да, завтра! Я вам все сделаю!

— Отлично. Тогда до завтрашний встречи, — я стала разворачиваться в сторону выхода, но та вдруг окликнула меня.

— Эм… мисс, Нова! А как же…

— Как только получу необходимое — получишь обещанное. Не переживай — я приду завтра. Главное, сделай это побыстрее.

Я стала удаляться прочь от стойки регистрации вдоль стены, подальше от глаз гвардейцев, и вышла из ратуши под пристальным взглядом пони-регистраторши.

«Фух, все уладилось — и мне не пришлось торчать тут весь день… Надеюсь, она сдержит свое слово, — я зашагала прочь от ратуши и между тем вытащила лист, который дала мне Твайлайт. — Так… нужно теперь поскорее разобраться с этим…».

Моей целью на сегодняшний день было зайти на ферму — зарядить магические кристаллы от источника. Возможно, они пригодятся мне в будущем. Но для начала их нужно было купить. Вместе с их покупкой я решила выполнить еще и поручение Твайлайт. Поэтому я направилась на рынок.


Темно-синий земнопони шел вдоль рынка Понивилля, иногда оглядываясь на других пони. Стикс улыбался, но внутри он был возмущен, — или даже обеспокоен, — почти целый месяц ему приходилось прислуживать пони в одном деле, выдавая себя за другого, и он совершенно не хотел во всем этом участвовать. Лишь из-за одной ошибки, из-за которой он и был здесь и которую так сильно хотел исправить, ему приходилось находиться здесь, в Понивилле. Как же он хотел вернуться домой — обратно в свое гнездо…

«Ургх… — вздохнул Стикс и перестал улыбаться. — Еще немного, и я больше не выдержу… И почему Главный решил, что нужно искать этого демона именно в этом городе? Да это же полная глупость! Кто в полном уме решит скрываться в таком оживленном городе?!».

Стикс посмотрел по сторонам. Он цеплялся взглядом за каждого пони по пути, надеясь на то, что найдет кого-то примечательного. Но все было совсем наоборот: вокруг него ходили обычные семьи, любовные парочки, да и просто самые обычные пони; иногда мимо него пробегали жеребята — все пони вокруг него наслаждались самой обыденной жизнью.

«Ох… — вздохнул он. — Это просто невозможно. Мы будем искать этого демона целую вечность! Ох, зеленые камни… как я хочу поскорее покончить со всем этим…».

Он закрыл глаза и встряхнул головой, продолжая идти вслепую.

«Не может же она перевоплощаться так же, как… А что, если… может? Но, в любом случае, как нам найти его среди всех этих пони?..».

*Бум*

— Оу-гх… — Он в кого-то врезался. Стикс тут же открыл глаза и стал извиняться: — Ой, прошу прощения, я вас не заме…

— Хрм… — возмущенно хмыкнула белая пегаска, которая стояла перед ним. — Извинения приняты. А теперь — с дороги!

Она продолжила идти вперед, чуть толкнув его своим боком со своего пути.

«Ух… — возмутился Стикс и, бросив недовольный взгляд на пегаску, побрел дальше, — даже в этом городе пони бывают злыми… Клянусь, ещё чуть-чуть и… — он вдруг замолк. Затем принюхался и, ощутив знакомый запах, тут же вдохнул его. В этот момент его будто ударило молнией. Стикс оглянулся и посмотрел на белую пегаску, которая уже стояла возле лавки и что-то там покупала. — Погодите-ка… Нет! Не может быть… Этот запах! Такая же аура, которую я видел в Мэйнхэттене! Невозможно! Что она тут делает?!».

Стикс приглянулся и стал подходить к ней ближе, стараясь не привлекать к себе слишком много внимания. Но Стикс оказался не таким уж мастером скрытности. Его быстро заметили. Белая пегаска тут же обратила взгляд в его сторону. Но, к его счастью, ему повезло — сразу в этот момент ее взгляд перегородила парочка пони, которая прошла мимо прямо перед Стиксом. Темно-синий земнопони тут же спрятался за несколькими бочками и облегченно выдохнул.

«Фух… повезло. И все таки… Я ее узнал! Это та пони, которая была на выступлении Принцессы Луны. Она хотела напасть на меня! А затем я помню, как она прыгнула прямиком в сцену, полыхающую пламенем! Я думал — она мертва! Так как же она… — он вдруг замолк и глубоко задумался. Он стал более отчетливее вспоминать тот момент, когда на него напала та пони. Спустя какое-то время раздумий, его мысли снова стали проноситься в его голове: — Погодите… Ее глаза… В тот момент они были точно такие же, как и… сейчас! — он, прячась за одной из бочек, на миг выглянул из-за нее и снова поглядел в сторону белой пегаски. Та тут же обернулась на него, но снова не успела зацепиться за него своим взглядом — Стикс успел прошмыгнуть обратно за бочку.

— Что с этим пони, мама? — спросил свою мать маленький жеребенок и указал копытом на темно-синего пони, который сидел возле бочки и как-то странно покусывал свои копыта.

— Не знаю, сына… — мать тут же схватила своего жеребенка за копыто. — Пойдем-ка лучше от него подальше. Странный он какой-то.

«Но… нет, — все еще продолжал думать Стикс, не обращая внимания на окружающих. — Там же была единорожка, а не пегас… Но ее запах… Точно такой же! Может, близнец? Нет — даже их ауры отличаются, а она… — он снова на миг вынырнул из-за бочки и поглядел в сторону белой пегаски. Та уже отошла от лавки и побрела в сторону магазинчика с надписью: «Всякая магическая всячина». — …а она — ее аура даже не изменилась! Она все такая же: оранжевая и… пылающая. Вокруг ее гривы трепещет воздух, будто нагреваясь — я видел! Он был как… как огонь…. Как пламя огненного демона! — Стикс стал трепетать, а его прожилки стали заметно трястись.

— Мам, что это с ним? — окликнул свою мать все тот же жеребенок, который подбежал к темно-синему земнопони. — Ему, наверное, плохо…

— Грэй! Зачем ты к нему подошел?! — забеспокоилась за него мать, подбежав к нему, и затем обратилась к Стиксу: — Извините, мистер, э-э… с вами все в порядке?

Стикс, сидя на одном месте, заметно дрожал. Он все это время смотрел куда-то вдаль с пустыми глазами и был будто в трансе, но затем, когда понял, что его зовут, тут же пришел в себя. Он мигом ответил им: «Да… да! Все в порядке! Спасибо за беспокойство!». Затем он встал и направился в сторону того магазинчика, куда направилась пегаска.

«Нужно обо всем рассказать Главному. Но для начала… Для начала прослежу за ней. Нужно убедиться, что это действительно она, а не игры моего разума».


Был уже полдень, и до обеда оставался всего час. Когда я добралась до рынка, пони в нем было не счесть. В какой-то момент мне даже показалось, что сегодня какой-то праздник. Но потом я вспомнила, что всех пони вечером загоняют по домам. Потому-то утром, когда я отправлялась в ратушу, на улице тоже было много пони…

«Надо же… — подумала я. — Не думала, что я увижу так много пони разом в этом городе. Надеюсь, в лавках хоть что-нибудь осталось…».

Пока я шла вперед и осматривала лавки, в меня умудрился врезаться какой-то темно-синий пони недотепа. Он тут же оробел и стал извиняться.

— Ой, прошу прощения, я вас не заме…

— Хрм… — возмущенно хмыкнула я и надменно ответила ему: — Извинения приняты. А теперь — с дороги!

Я, не дожидаясь, пока он отойдет, последовала дальше. И случайно задела его бок, толкнув его. А тот в ответ, кажется, как-то странно на меня посмотрел и недовольно хмыкнул.

«Что ж, случайно вышло… Но пусть теперь знает, что смотреть нужно, куда идешь».

Я подошла к лавке и стала рассматривать лист с покупками, который вручила мне Твайлайт. Мне нужно было прикупить несколько овощей, сено, пару мешков зерен… еще и сладости, конечно же. И только сейчас я подумала о том, что еду теперь мне самой готовить нужно. От этих мыслей я тяжело вздохнула и подумала: «Смогу ли я продержаться на яблоках эти два дня? Время на готовку совсем жалко тратить. Да и что толку — если я не умею готовить».

Только я хотела сделать заказ у пони-продавщицы, как почувствовала, как кто-то на меня пристально смотрит.

«Интересно, почему именно сейчас? Вокруг слишком много пони — кто угодно может смотреть на меня. Но моя интуиция вдруг решила забить тревогу…», — мой затылок стал неприятно щекотать и я тут же повернула голову в ту сторону, откуда шел «взгляд». Я лишь мигом успела зацепиться за какой-то силуэт, который скрылся в толпе, но и этого мне хватило, чтобы распознать в нем темно-синий цвет.

— Тот пони, который врезался в меня… Он что, следит за мной? — Я снова стала оглядываться, но от силуэта и след простыл. Я даже не смогла почувствовать его ауру — слишком уж много пони было вокруг. — Он что, отомстить мне решил за то, что я его толкнула? Что ж, а это даже забавно. Посмотрим, что он будет делать… Может, мне просто показалось».

Закончив с покупками, недалеко от себя я заметила магазинчик, название которого гласило, что в нем продаются всякие магические штучки. Снова кинув последний взгляд в сторону чужого «взгляда», но так никого и не примитив, я подошла к магазинчику и вошла внутрь.

Когда я очутилась внутри, то «взгляд», щекочущий мой затылок, тут же исчез. Я выдохнула — все-таки довольно неприятно ощущать, что тебя будто сверлят взглядом. Я решила, что если тот пони продолжит наблюдать за мной даже после того, когда я выйду из этого магазина, то тогда я попытаюсь обхитрить его и выяснить — тот ли это пони, который постоянно следит за мной.

Между тем я стала оглядывать помещение. Небольшой магазинчик всем своим внутренним видом соответствовал своему названию: магазин всякой всячины. Повсюду то и дело висели какие-то странного вида побрякушки, игрушки и игрушечные куклы пони. Над собой я заметила висящую деревянную конструкцию, напоминающую миниатюрный макет дирижабля, модель которого я видела в Кантерлоте. Возле одного из углов лежали метлы, а рядом с ними друг на друге в беспорядке стояли чугунные котлы. За прилавком никого не было — лишь шуршащий звук доносился за ним.

Я подошла к прилавку и протянула голову чуть вверх, чтобы попытаться заглянуть за прилавок. Там я заметила лишь малый силуэт какого-то пони, который шебуршался в каких-то коробках. Он даже не заметил, как я вошла.

— Кхм-кхм… — кашлянула я, подавая знак своего присутствия. Тот так и продолжил копаться в коробках, только теперь он еще и стал что-то бубнить себе под нос. Я снова попыталась окликнуть его, только теперь громче: — КХМ-КХМ! Извините, уважаемый…

—Во-ах! Кто здесь?! — воскликнул он и дернул головой вверх.

*Бабах! *

— Аргх… Вот же… — продолжая ругаться про себя, передо мной за прилавком возник престарелых лет бирюзовый пони-единорог с усами. Он протер свою ушибленную об прилавок голову, чуть шипя от боли, и лишь затем взглянул на меня. Под его глазами хоть и проглядывались мешки, но его взгляд был полон сил, а его голос — мудрости. Тон его голоса напомнил мне старца, обремененным мудростью век. — Ох, покупатель! Добро пожаловать в мою обитель чертогов всякой всячины! Здесь вы найдете все, что ваша душенька пожелает! Я даже готов предоставить вам специальный амулет для обворожения жеребцов, хэ-хэх… — он ехидно подмигнул мне, оглядывая меня с копыт до головы.

Несмотря на его «эффектное» появление и такое же приветствие, я сразу же узнала его. Это был тот пони, которого я видела в трамвае в Мейнхэттене. Он рассказывал Санни об устройствах дирижаблей. Забавно, что мы снова встретились с ним… в таком странном месте.

— Брукс Шарль Мёнье, если не ошибаюсь? — назвала я его по имени.

— Хр-м-м… Все верно. А мы… знакомы? — он взглянул на меня одним глазом, внимательно оглядывая с копыт до головы. — Мне кажется, или я тоже…

Я готова была убить себя за эту невнимательность — он же видел меня тогда в виде единорога!

— Ах, нет-нет, — махнула я ему копытом. — Я… читала о вас! Мне казалось, что вы проектируете дирижабли, а не занимаетесь, э-э… — я мигом оглянула магазин, повсюду обставленный безделушками, которые больше походили на сувениры, чем на магические предметы. В этот момент, как по сценарию, с потолка вниз устремилось облачко пыли, дополняя окружение не только странностью, но и старостью. Я неловко улыбнулась и перевела взгляд на единорога. — …Магическим искусством…

— Ах, да… Этот магазин, моя детская мечта! Рад, что хоть кто-то в этом городе смог узнать меня! Должно быть, вы хотите узнать, как достопочтенный инженер-конструктор оказался в таком захудалом городишке в ничем не примечательном ветхом домишке, эх-хех?..

— Нет… вообще-то я здесь за…

— О-о, а я вам с радостью расскажу! — не обращая на меня внимания, начал рассказывать он: — Еще давным-давно, когда я был еще жеребенком, я мечтал стать великим магом…

— Ох, Тартар… — тихо промолвила я и закатила глаза. — За что…

— Но меня не приняли на курс магических искусств, и вместо этого я попал на курс точных наук, — он с горечью посмотрел куда-то наверх и наигранно вздохнул. — Но с тех пор я учился, не покладая копыт. Учился старательно, записывал каждую мелочь… Каждую деталь! И затем прозрел — мне было дано увидеть то, что не суждено было увидеть другим! Я видел мелочи в тех вещах, которые можно было улучшить. И я сделал это! Сначала тренировался на игрушках — и сделал из них заводные, — а затем принялся и к более грандиозным вещам! Я стал конструировать устройства, позволяющие увеличить взгляд на сотни даль. А затем, когда я посмотрел через это устройство на небо… Я понял, что хочу прикоснуться к небесам!

Он вдруг замолк. Я все это время вертела перед собой копыто, со скучающим видом прожигая его взглядом. Я даже не сразу поняла, что Брукс затих. Взглянув на него, я заметила, что он смотрел на макет дирижабля надо мной. Спустя миг он вздохнул и снова продолжил свой рассказ, посмотрев на меня:

— Вот — это проект всей моей жизни, — он указал на макет дирижабля надо мной. — Первый и, наверное, единственный в мире вариант воздухоплавателя без применения магии! Я потратил на его проектировку почти пять лет своей жизни! И еще столько же на его оптимизацию! Но зато теперь все пони, не имеющие за собой крылья, могут прикоснуться к небу! — он снова посмотрел на макет дирижабля мечтательным взглядом.

— А-а-р-р-г-х… — зевнула я, прикрыв рот копытом. Тоскливо бросив копыто со стуком на прилавок, я сухо ответила: — Да ты прям мечтатель, старик… Только ты так и не рассказал, почему ты живешь в этом захудалом домишке…

— Ох, да… К сожалению, в то место, где производились дирижабли, поставили паровые машины, — паровые големы, как их называют некоторые, — которые собирают мои чудо-изобретения без посторонней помощи. Потребность в живой силе почти отпала, а меня решили отправить в отставку, забрав все чертежи… — он отпрянул от прилавка и стал обходить его, вставая прямо передо мной. — А магазинчик этот достался мне от моего отца. Теперь это место — мой пенсионный отпуск, — он копытом окинул пространство вокруг, а затем схватил механическую заводную куклу, лежащую на прилавке. — Теперь я здесь, а здесь — мой тихий уголок, помогающий мне не сгинуть в пучине тоски и печали…

Он крутанул небольшой рычажок на заводной игрушке в виде деревянного единорога, и тот запел — из куклы полилась успокаивающая и одновременно чарующая мелодия, которая своим шелковым касанием словно дополняла красок тоски в рассказ старого Брукса.

Я закатила глаза. Однако через мгновение мелодия стала меня очаровывать. Я зацепилась взглядом за куклу и вдруг стала видеть краски: сначала тусклые, а затем — яркие. Они стали плыть и плясать, словно под ритм мелодичного звона. Из красок стали смешиваться образы — образы пони, — которые стали танцевать в воздухе. Затем вокруг них образовалась небольшая, но яркая радуга, которая стала играть своим сиянием вокруг куклы. Вместе со всем этим появились искры, украшающие и без того красивый грациозный вальс радужных силуэтов пони.

Мой взгляд стало притягивать — все больше и больше меня тянуло подойти поближе. Радужные силуэты вдруг стали темнее, мрачнее, а затем на миг появилась яркая белая вспышка, которая украла все радужные цвета. Затем я заметила, как голова куклы вдруг стала двигаться. Она посмотрела в мою сторону — Селестия смотрела на меня… Ее пустые глаза смотрели на меня с бездонной тоской и безымянной тьмой. И вдруг ее глаза наполнились слезами… Кровавыми слезами! Кровь из глаз куклы… — из глаз Селестии — …стала стекать вниз, образуя небольшую лужу на копыте старого пони. Я вздрогнула и почувствовала, как начинаю дрожать. Еще чуть-чуть, и пламя снова начнет выходить наружу…

35%

— Ну, не будем о грустном, — Брукс одним ловким движением выключил деревянную куклу и положил ее на прилавок. — Так что вам было нужно, мисс…

Морок тут же спал, как только кукла вышла из моего поля зрения. Я мигом встряхнула головой, прогоняя нечестивые образы и странные краски вокруг.

— С-селли… — тихо промолвила я.

— Простите? — удивился тот и почесал за ухом. — Кажется, я вас не расслышал. Вы сказали: «Селли»?

— Нет… не обращай внимание, — я отступила на шаг назад; я понимала, что Селестия — лишь игра моего воображения. Но что это были за краски? Или их создала та кукла? Я перевела взгляд на Брукса и стала говорить, придя наконец в себя: — Нова Стар — мое имя. И что это… вообще было?

— Отлично, Нова Стар! Приятно познакомиться! Я Брукс Шарль… Эм… Ну, вы уже и так знаете… — он протянул мне копыто для копытопожатия и широко улыбнулся. Я лишь приподняла бровь и уставилась на него. Простояв так несколько секунд и так и не дождавшись от меня ответа, он сделал неловкий смешок и продолжил говорить, убрав копыто обратно на пол: — Эм… вы про те яркие краски спрашиваете? Значит, вы их смогли увидеть… Эта кукла — одно из моих изобретений. Внутри находится небольшой магический кристалл с музыкальной шкатулкой и… в общем, я сделал это не специально, но иногда получается так, что музыка и магия каким-то образом резонирует между собой, определенным образом влияя на каждого пони, кто видит работающую куклу. Кто-то видит яркие краски из своей жизни, а кто-то такие же яркие, но только мрачные краски… Из-за этого эти куклы… перестали выпускать в массы… Их стали считать воплощением Тартара даже несмотря на то, что многие пони не видели этой странной магии… Я, в свою очередь, тоже видел их, — как хорошие, так и мрачные, — но со временем они перестали появляться. Даже жаль как-то… иногда мне не хватает этих ярких цветов… Может, все потому, что я остался лишь в гордом одиночестве?.. — он на миг замолк, с печалью в глазах посмотрев куда-то вдаль. Но затем он снова приобрел тот мудрый и полный сил вид лица и продолжил: — Но вот мне интересно: какие же краски смогли увидеть вы?

— Это… неважно, Брукс. Тебе лучше не знать.

— Что ж… В общем… тогда я повторю свой вопрос: зачем пожаловали в мою скромную обитель, мисс Нова?

«Ну, наконец-то можно заняться делом», — проворчала я в своих мыслях.

— Скажи, старик, ты продаешь кристаллы?

— Ну, разумеется! — воскликнул он и вытащил из-под прилавка небольшую коробку, которая чем-то звенела. — Какие вам нужны? У меня тут есть кристаллы на любой вкус! Хотите светящиеся? Пожалуйста! Может, для праздника? Нет проблем! А, может, хотите сделать предложение своему любимому пони, ух-ху-ху… То вот! — он загреб свое копыто в коробку и вытащил оттуда светящийся красный кристалл в форме сердца. — На мой взгляд, самый красивый подарок, который можно предложить своей второй половинке.

— Ох… — закатила я глаза уже в который раз. — Мне нужны не эти безделушки, — я кинула копытом по кристаллу в виде сердца, отчего тот вылетел из копыт Брукса и вернулся обратно в коробку, из которой его вытащили. — Мне нужны МАГИЧЕСКИЕ кристаллы!

— Ах, вот оно что… — протянул он, убирая коробку обратно под прилавок. Затем задумался и какое-то время молчал, шагая по магазинчику. Я уже начала думать, что он забыл про меня, как вдруг он сказал: — Знаете, юная мисс… С этим есть некоторые сложности…

— И какие же? Неужели их не продают?

— В общем, да — так и есть, — сухо ответил он. — Этот закон вступил в силу недавно.

— Пфырк… — возмущенно фыркнула я. — И почему это?

— Я не знаю точных подробностей, но, кажется, это случилось после случая в Мейнхэттене и Кантерлоте.

— Хрм… ясно, — я вздохнула и подумала: «Похоже, не видать мне магических кристаллов. Снова просить Луну о помощи?».

— Эм, мисс Нова?.. — Брукс посмотрел на меня прибедняющимися глазами: — Хотите ли приобрести еще что-нибудь?

— Нет, не нужно. Благодарствую старец, но я пойду, — я развернулась в сторону выхода и стала уходить.

— Эм… а-а-а, постойте! Кажется, у меня есть идея!

— Хм? — покосилась я на него, остановившись возле выхода.

— У меня… — он вдруг осекся и стал оглядываться по сторонам, будто боясь, что его обнаружат в его собственном магазине. Затем Брукс подошел ко мне и стал заговорчески шептать: — В общем, есть у меня тут пару запрятанных кристаллов… Хранил я их для себя, но они мне так и не пригодились. Возможно, вам они пригодятся больше…

— Что ж ты сразу не сказал?! Давай — показывай!

— Сию секунду! Подождите здесь.

Брукс рысцой ушел в другую комнату. Спустя миг оттуда стали доносится какие-то шорохи, затем послышались скрипы и под конец громыхающий звук чего-то упавшего на пол. Кажется, он залез в такое забытое место своего магазина, что облако пыли оттуда дошло даже до меня. Я не выдержала этого напора мелких частиц и чихнула. В этот момент из той комнаты вышел Брукс, левитируя возле себя черную металлическую коробку, которую он положил на прилавок.

— Вот! — сказал он и стал вытирать копытом от пыли верхнюю часть коробки. — Это небольшая коллекция моих магических кристаллов. Они еще от моего деда достались!

— Давай уже — не томи! Покажи их хоть.

— Да, сию секунду, — он дунул на коробку, освобождая ее поверхность от пыли, и стал открывать ее. — Пожалуйста! Мои самые лучшие кристаллы!

Я подошла поближе и заглянула внутрь коробки. Каково же было мое удивление… что мои ожидания не оправдались…

«Какие-то они все… низкородные. Хоть и есть парочку, которые смогли меня заинтересовать, но почти все слишком маленьких размеров и почти все не благородных оттенков, которые присущи более высококачественным кристаллам. Да мне тогда проще будет самой их найти! Этот старик что, надуть меня решил?».

— Что… это такое? — с недоумением в голосе спросила я Брукса.

— Кристаллы, конечно же! Мои самые лучшие! Возможно, я хранил их специально, чтобы отдать вам!

— Я не об этом… Все эти кристаллы весьма посредственные…

— Ох, ну знаете… — возмутился он и закрыл коробку. — Я все-таки не принцесса-аликорн, чтобы располагать самыми лучшими кристаллами на свете! Да вы хоть знаете, сколько стоит хотя бы один фиолетовый кристалл? В общем, если не хотите брать, то и пожалуйста — полежат у меня и дальше!

Брукс стал отходить от прилавка и уходить в ту самую комнату, забирая с собой черную коробку.

— Ладно, старик… Куплю я эти кристаллы, — я махнула копытом и, вздохнув, тихо промолвила сама себе: — Выбора все равно особо-то и нет…

— Ну вот — другое дело! — улыбнулся он и снова открыл моему взору распакованную коробку. — Выбирайте, юная мисс. Вам сколько нужно-то?

Я стала еще более внимательнее разглядывать содержимое коробки. Мой взгляд зацепился за два кристалла — темно-синий и оранжевый. По своему опыту я смогла определить, что именно эти оттенки (учитывая «разнообразие» его коллекции) самые качественные здесь. Мое решение не пришлось долго ждать.

— Я беру эти два, — я взяла в копыта те два кристалла и положила их на прилавок. — Сколько?

— О-о, отличный выбор, мисс. Видимо, вы хорошо разбираетесь в подобных вещах. Что странно для вашего… эм-м… вида, — он на миг покосился на мои крылья и затем закрыл коробку, убирая ее под прилавок. Вместо коробки из-под прилавка он достал лупу и стал рассматривать через нее кристаллы. — Так-с… посмотрим… Темно-синий… да, хороший кристалл — быстро копит магию и хранит много. А оранжевый… С весьма буйным характером… Медленно копит, но хранит очень много магической энергии, а выплескивает, словно лучи солнце! Эх… жаль расставаться с вами, но… что поделать.

— Может, хватит разговаривать с кристаллами?

— Да, конечно. Сейчас назову вам цену. Итак, за темно-синий я возьму тысячу битсов, а за оранжевый, скажем… полторы. И, пожалуйста, без векселей! А то в последний раз мне пришлось так долго ждать получения своих денег, что половина суммы просто сгорела, ух… Так, надеюсь, у вас хватит, чтобы расплатиться?

— Разумеется, старик, — ответила я ему, доставая мешочек из-за спины. Развязав узел, я стала доставать крупные монеты с большими номиналами и ставить каждую на прилавок. — Однако довольно грабительскую сумму ты выбрал…

— Ну, что ж поделать, юная леди… Магические кристаллы очень редки на рынке — их все сложнее найти. Да еще и после запрета они и вовсе стали почти что артефактами. Теперь только аристократы Кантерлота могут себе их позволить. Да и тем они скоро будут неинтересны — таковы уж реалии современной Эквестрии. Магия отходит на второй план, а вместо нее в дело встают технологии роботов и машин — големов, в общем-то… Эх, не думал, что доживу до такого.

Я задумалась, пока вытаскивала битсы из мешочка: «Учитывая, что на рынке Понивилля одно яблоко стоит один битс, а средняя зарплата обычных пони — две тысячи… Удивительная сумма выходит! До чего же они дорогие — эти кристаллы… И выбрала я еще не самые лучшие. Неудивительно, что они редкие среди обычных пони».

Через, наверное, минут пять, я отсчитала всю сумму. Мой мешочек заметно полегчал — у меня осталось около трех тысяч битс. Брукс пересчитал все деньги и вальяжно скинул их куда-то за прилавок. Затем он улыбнулся мне и сказал:

— Отличная вышла сделка, юная леди — побольше бы таких! Но, не подскажете, если не секрет, зачем вам эти кристаллы? Может, для любовных утех? — он ехидно глянул на меня.

— Секрет! — тут же прошипела я в ответ и вздохнула.

— Ох, а жаль. Ну да и вправду — не мое это дело. В общем, заходите еще, у меня есть много полезных вещей! — он махнул мне копытом на прощание. Когда я уже почти вышла из магазинчика, который стал для меня уже тесен, он вдруг окликнул меня: — И, кстати, мисс, насчет ваших, эм… братьев.

От услышанного, я встала на выходе в половину своего тела. Я сделала пару шагов назад, зайдя снова внутрь, и с недоумением покосилась на Брукса.

— Каких еще… братьев?

— Ну, как «каких»? Те, которые с перепончатыми крыльями — летают тут по ночам. Не знаю как другим, но мне спать мешают! А вот недавно, например, один из них украл у меня старинный бинокль! И не смотри на меня так — я потом улики у себя дома нашел: черные перья на полу и еще запах этот… какой-то пещерный… Мне вообще-то не особо-то жалко — он все равно старый был, но… могли и попросить хотя бы.

— С чего ты вообще решил, что они — мои братья?

— Смотря на ваши глаза, я подумал, что вы… эм… родственники? Кхем-кхем, в общем, кто знает эту вашу фестральную родословную. Я в жизни-то почти фестралов и не видел никогда. А они вон как оказывается — по всему городу ошиваются!

— Что ж, ясно… И нет — мы не родственники. Будь здоров, старец.

Не дожидаясь от него ответа, я тут же поспешила выйти из магазинчика. Уж что, а он своими разговорами меня не меньше Твайлайт раздражать начал.

«Странный он. Неужели и я буду выглядеть так в одинокой старости? Последние его слова так вообще удивили — меня еще никто ни разу не сравнивал с фестралами в родственных связях. И если то, что он сказал про бинокль, действительно правда… Оторву Эклипсу крылья при нашей следующей встречей!».


Стикс подбежал к магазинчику и заглянул в окно.

— Вот жешь… Ничего не видно! — земнопони вертел головой то вверх, то вниз, пытаясь заглянуть внутрь через предметы, в беспорядке загородившие почти все окно. Через миг он прекратил эти бесполезные попытки и сел на землю, продолжая бубнить себе под нос: — Так, ладно… она пока там. Тогда у меня есть время взять все необходимое на случай, если она все-таки окажется моей целью. Нужно поспешить…

Стикс рванул с места и побежал в сторону своего убежища. Прошло где-то с десяток минут, и он вернулся обратно к магазинчику с небольшой сумкой на спине. Стикс снова взглянул в окно. Он вздрогнул — в помещении не было никого, кроме бирюзового единорога.

— Дурак… Дурак! Какой же я дурак! Надо же было мне так глупо упустить ее. Гнилые копыта… и где мне теперь ее искать?!

Стикс стал оглядываться по сторонам, но в округе были лишь самые обычные пони. И тех уже было не так много. Он раздосадовано прорычал и затем тяжело вздохнул.

— Ладно… может тот старик мне что-то расскажет…

Земнопони постучал в дверь магазинчика и вошел внутрь. Его сразу же поприветствовал бирюзовый единорог.

— Ох, новый покупатель! — воскликнул тот и отложил на прилавок заводную куклу, которую до этого левитировал возле себя. — Добро пожаловать в мою обитель чертогов всякой всячины! Здесь вы найдете все…

— Старик, нет времени! — перебил его Стикс и стал умоляюще просить его, подойдя к нему почти вплотную. — Прошу, скажи, куда делась та пегаска, которая только что была здесь! Это очень важно!

— Оу… А вы, я смотрю, куда-то торопитесь… Хм, и с чего бы мне раскрывать вам информацию о своих покупателях?

— Просто скажи мне: она была здесь? Куда она пошла? Это очень важно!

— Да! Она была здесь и… — он вдруг осекся и затем прокашлялся. — Кхм… В общем, гляжу я, что понадобились они ей все-таки для любовных утех, раз вы так ее ищете, эх-хех…

— Что? Для каких таких… любовных?.. — Стикс встряхнул головой, отводя бредовые мысли. — Бр-р-р-р-р… Так куда она пошла?

— Хрм-гх… — возмутился единорог. — Эх… вечно вы, молодые, куда-то торопитесь. Даже шуток не понимаете. Так я все-таки повторю свой вопрос: с чего бы мне раскрывать информацию о своих покупателях, хм?

— Плачу десять битсов! — сразу же воскликнул Стикс. — Нет — двадцать! Только прошу — избавь меня от лишней болтовни! — он тут же достал из своей сумки названную сумму и с грохотом положил битсы на прилавок.

— Хрм-м… — бирюзовый единорог поглядел на битсы и пролевитировал их к себе, принимаясь считать каждую монетку. — Что ж… Отличная вышла сделка! Ладно, так уж и быть — скажу. В общем, она ушла…

На миг наступило молчание. Бирюзовый единорог повернулся в сторону прилавка и стал отсчитывать битсы. Стикс дернул ушами, думая, что его слух в этот момент пропал. Но когда услышал, как старик со звоном кладет каждую монетку на прилавок, он тут же всколыхнулся.

— И-и?.. Так куда она ушла?

— Ну, просто ушла. — старик продолжал отсчитывать каждую монету, даже не обращая своего взгляда на земнопони. — Она вышла из магазина где-то… минут пять назад. Нет, даже, наверное, уже минут как десять назад.

— Что?! И почему ты не сказал мне об этом сразу, старик?! — прикрикнул на него Стикс. — Это было так сложно?! Отдавай деньги назад!

— Ишь чего удумал! — единорог пролевитировал битсы куда-то за прилавок и с грозным видом уставился на Стикса. — Сделка — есть сделка. Да и потом — ты сам хотел узнать, куда она ушла. Ну, а я чего — сквозь стены вижу что ли? Ушла она из моего магазина, да и все на этом! Не буду же я следить за ней, — бирюзовый единорог обошел прилавок и снова стал возиться с заводной куклой.

— Ох… — вздохнул Стикс и направился к выходу, бубня себе под нос. — Чтоб с тобой…

— О, да! Мне тоже было приятно иметь с вами дело! — отчеканил старик, даже не обращая на него внимание. — Заходите еще!

Стикс вышел и захлопнул за собой дверь. Он снова тяжело вздохнул и стал глядеть по сторонам, продолжая ворчать:

— Что б этого старика… Только время зря потратил… Вот надо было мне уйти в тот самый момент, когда та пони решила уйти из магазина. Ну, и где мне теперь ее искать?

*Спустя полчаса. На центральной площади Понивилля*

— Проклятье… Я уже весь город обошел, но так и не нашел ни ее запаха, ни следов ауры… — Стикс сидел на одной из лавочек в центре города и раздосадованно бубнил себе под нос, глядя куда-то на землю. — Вот дурак же я… Надо было мне потерять ее на таком ровном месте. Вот же… И почему мне никогда не везет?!

Стикс пнул копытом лежащий неподалеку маленький камушек, который со всей скоростью полетел куда-то в сторону. Затем подул ветерок, который затрепетал шерстку темно-синего пони, и принес за собой неожиданную для него вещь. В лицо Стикса со шлепком врезался вырванный лист газеты. Земнопони схватил газетный лист, за которым открылось его разгневанное выражение лица. Он что-то проворчал себе под нос и уже хотел за всей злостью швырнуть лист газеты в сторону, но вдруг зацепился взглядом за надпись.

— «Раскрой глаза! Правда прямо перед тобой!», — он сначала не понял. Перечитал еще раз. Разгневанно проворчал себе под нос, а затем, вздохнув, стал выговариваться: — Хр-мг-г-х… Даже судьба издевается надо мной! Хоть бы раз в жизни мне повезло!

Он кинул копытом вперед, выпуская из него скомканный газетный лист. Тот подхватился ветром и улетел куда-то в сторону. Стикс проводил взглядом улетающую бумагу. Затем вдруг фокус его зрения переместился на толпу пони, гуляющих по центру города. Его глаза прищурились, и спустя несколько секунд он воскликнул: «Не может быть!».


После магазинчика старика Брукса я вернулась в библиотеку, чтобы выложить ненужные вещи. Теперь когда все поручения были сделаны, я, наконец, могла заняться своим делом — пойти на ферму и попробовать зарядить кристаллы.

Конечно, я и не сомневалась в том, что эти кристаллы смогут запитаться от того источника. Цель была в другом — сделать для себя запасы, если мне будет необходимо заполнить магический резерв в случае непредвиденных обстоятельств. Поэтому добыча этих магических кристаллов тоже было немаловажной задачей. Неизвестно, какие еще опасности мне могут повстречаться в этом современном мире.

Я оставила в библиотеке корзинку с товарами и мешочек с битсами и, взяв с собой только небольшую поясную сумочку, в которую я положила те два кристалла, вышла из библиотеки, не забыв закрыть за собой дверь на ключ. Я потратила почти половину дня на рынке и в ратуше — день уже приближался к вечеру. Поэтому мне следовало поторопиться. Я хотела было взлететь в воздух, но сразу вспомнила о том, что полеты запретили. Выругавшись в очередной раз, я рысцой пошла на ферму.

Спустя несколько минут я добралась до Яблочной Аллеи. Войдя вглубь фермы примерно на то место, где я видела струящиеся магические вихри, я сконцентрировалась, чтобы снова найти тот источник. После еще нескольких минут я приблизилась к тому самому месту.

«Вот оно, — я с полуприкрытыми глазами подошла к тому месту, откуда больше всего струились магические вихри. — А теперь — попробуем».

Я положила на землю перед собой сначала один кристалл, а затем второй, поочередно вытащив их из сумки. Сконцентрировав свой взгляд на магических вихрях, я переместила эти кристаллы в то место, где эти вихри образовывали больше всего колебаний. Кристаллы в этих местах почти сразу же стали светится.

«Отлично! Кристаллы заряжаются», — я стала медленно отходить назад, смотря на световое представление.

Как и сказал старик, темно-синий кристалл, по всей видимости, запитывался быстрее оранжевого — он с каждым разом становился все ярче и ярче, пока второй за то же время почти так и не поменял своего тусклого свечения. Но было ясно одно — кристаллы заряжаются. Отрадно было осознавать, что теперь у меня появились хоть какие-то предметы, которые смогут помочь мне в будущем. Однако я не знала, сколько времени эти кристаллы будут заряжаться. Я принялась ждать.

Не знаю, сколько времени я так просидела, смотря то на кристаллы, то на птиц, чирикающих на яблонях, то просто по сторонам. С десяток минут прошло, а кристаллы так и не изменили своего цвета. Мой разум стал скучать. С каждой долгой минутой мне все больше и больше хотелось уйти с фермы.

И вот, когда я прогоняла очередной зевок, моему взору на миг предстало яркое синее свечение. Я подошла посмотреть и увидела, что кристалл, который раньше был темно-синим, теперь пульсировал синим, почти белым, светом. Я взглянула на второй — тот так и остался в том же самом тусклом оранжевом цвете. Он будто и вовсе не зарядился. Либо того времени было слишком мало.

Тем временем уже начинало смеркаться. На горизонте показалось огненное зарево, которое постепенно окрашивало всю рощу в оранжевый цвет. «Что ж… Придется обойтись пока только одним кристаллом, — слегка огорчилась я, так и не дождавшись полной зарядки второго кристалла. Взяв теперь уже ярко-синий кристалл и положив его в свою маленькую сумочку, я решила закопать оранжевый кристалл под землю. — Надеюсь, за одну ночь он успеет зарядиться».

Сделав небольшую кочку, которая позволит мне потом найти этот кристалл, и убедившись, что она не привлекает лишнего внимания, я стала уходить прочь из фермы.

Дойдя до площади, я стала идти в сторону библиотеки. Не знаю почему, но искать дорогу к тем или иным частям именно этого города мне было проще с его центра. И вот только я прошла несколько метров в сторону дома, как снова ощутила тот взгляд, который терзал меня еще тогда — на рынке. А я ведь уже и забыла, что за мной кто-то следил — настолько угроза показалась мне незначительной.

Пони на улице уже заметно стало меньше, а потому — распознать пони-преследователя было намного проще. Я, не подавая вида, что заметила слежку, стала заходить за углы некоторых зданий, чтобы затем определить: кто чаще всего идет по моему следу. И план довольно быстро сработал.

Уже за третьим домом я заметила, как по моему следу идет темно-синий земнопони — тот самый, который следил за мной на рынке. Странно, что он перестал следить за мной после того, как я вышла из того магазина. И следил он за мной наверняка неспроста, раз был настолько самоотверженный.

Однако этот пони был явно не новичком — он держался от меня на довольно большом расстоянии и все время шел среди толпы, а когда этой толпы не было — держался либо в тени, либо притворялся, что занимается своими делами. Если бы я была обычной пони, то даже бы и стала подозревать о том, что за мной кто-то наблюдает. Раз уж так, то я решила действовать по своему следующему плану.

Я снова зашла за угол одного из домов, который был в отдалении от остальных и вокруг которого было меньше всего прохожих. Выйдя из поля зрения своего преследователя, я тут же распахнула крылья и поднялась на крышу этого дома, а затем притаилась, принявшись ждать. Спустя пару минут, показался тот земнопони. Он шел медленно, будто гуляя, иногда озираясь по сторонам.

На половине пути он вдруг остановился, стал быстро оглядываться. Кажется, вздрогнул. Я довольно хмыкнула, глядя на то, как пони-преследователь мечется из стороны в сторону, пытаясь найти меня. Он подбежал сначала к одному углу дома, посмотрел влево-вправо, вернулся обратно к тому углу, из которого вышел — сделал то же самое. А теперь, кажется, он стал паниковать — его голова часто вертелась из стороны в сторону. Постороннему пони показалось бы, что он потерял какую-то важную для себя вещь, и теперь очень сильно хочет ее найти. Впрочем, так и было — только потерял он не какую-то вещь, а пони, за которой так долго следовал. Представляю его негодование.

Спустя какое-то время этот пони вроде бы успокоился. Он тяжело вздохнул, что-то раздосадованно пробубнил себе под нос, и стал удаляться прочь. А вот теперь настало время моего следующего шага.

Как только земнопони ушел достаточно далеко от дома, я спланировала с крыши и последовала за ним, оставаясь на довольно почтительном расстоянии. Через несколько минут моего преследования я заметила, как тот идет в сторону Вечнозеленого леса…


Я шла следом за темно-синим пони, скрываясь за деревьями и кустарниками. День уже становился вечером — верхушки деревьев уже освещало оранжевое зарево. Однако внизу, под кронами и листьями деревьев, казалось, что уже наступала ночь. В некоторых местах была почти непроглядная тьма, а повсюду — почти невидимые овраги, но тот пони уверенно шел вперед, перешагивая каждую кочку и корень перед собой, будто он хорошо знал, куда ступает.

«Идет к Зекоре? — подумала я, но затем тут же отмела эту мысль. — Нет… Зекора живет в другой стороне леса. Хоть я и пробыла в этом лесу не так много времени, но смогла запомнить дорогу до ее хижины. Тогда куда же он направляется?.. Погодите-ка…».

Мы уже прошли настолько глубоко в чащу леса, что даже самый отважный пони не осмелился пройти бы так далеко. Не думаю, что хоть какой-то пони узнал бы ту тропинку, по которой мы шли. Но только не в моём случае. Я сразу же стала узнавать окружение. Оно было для меня таким знакомым, но одновременно и таким… чуждым.

«Да… Я узнаю эти места. Теперь я знаю, куда он направляется. Где-то здесь должен находиться Замок Двух Сестер — бывшая столица древней Эквестрии. Но почему именно туда? Что мог пони забыть в таком далеком и диком месте?».

Я следовала за ним на довольно большом расстоянии, чтобы быть уверенной, что он меня точно не заметит. Зачастую его силуэт скрывался за высокими деревьями, но я шла за ним не по своим глазам, а по его магической ауре.

С каждой секундой мы пробирались все дальше, а места и окружение становились для меня все более знакомыми. И вот спустя несколько минут вдали над верхушками деревьев мне показался знакомый мне замок. Он стоял все там же, и вид имел все тот же — мрачный и величественный. Он был возведен из серого камня, из-за чего могло показаться, что даже днем этот замок мог навеять мрачный трепет всем своим видом. По крайней мере, я помнила его таким: грозным и неповторимым — истинной твердыней Королевского величия.

Но как только я вышла из зарослей и кустарников, а мой взор более не загораживали листья деревьев, я узрела… тоску и отчаяние. Вместо величественного каменного замка передо мной предстало лишь его напоминание в виде руин. По какой-то непонятной мне причине, замок почти полностью был разрушен. Остались только стены в некоторых местах и две самые высокие башни. В остальном же половина замка отсутствовала: там, где раньше были громадные стены, теперь лежали каменные обломки; по всем уцелевшим стенам проглядывались трещины, а из них выходили лишайники и лозы; теперь, казалось, даже животные брезговали тут жить — настолько было здесь тихо. Из величественного и грозного изваяния замок превратился в его тоскливое и дикое напоминание…

«Что же с ним стало… — на миг я даже забыла о том, зачем вообще пришла сюда. Я то и дело оглядывалась, когда подошла к руинам замка еще ближе. Стены были испещрены трещинами, иногда то и дело с еще целых каменных блоков сыпалась каменная пыль, а в каких-то местах были заметны обугленные участки… — …Некогда великая столица Королевства превратилась в руины. Что же здесь произошло?..».

Я зашла внутрь через огромные деревянные полусгнившие ворота и попала в коридор с выбитыми витражами по бокам и полуразрушенными колоннами. Внутри все было не лучше, чем снаружи, но я заметила, что хотя бы некоторые элементы декора смогли здесь остаться: проржавевшие напольные канделябры стояли почти вдоль всего коридора, а большая люстра, много веков назад украшающая своим светом все пространство вокруг, теперь висел лишь наполовину, намереваясь упасть в любой момент. Через коридор мне открылся вид на просторный зал, в середине которого были ступеньки, ведущие на второй этаж; по бокам были двери, ведущие в другие части замка, а по двум сторонам от центральных ступеней, ведущих наверх, шли такие же, но только вниз. Этот зал мог быть, наверное, самым целым из всего, что тут осталось, если бы не разруха вокруг: колонны теперь больше напоминали гротескные статуи, а в потолке зияла огромная дыра, которая пропускала в себя оранжевый свет, который уже постепенно сменялся лунным.

Смотря на все это, я стала вспоминать о тех временах, когда замок все еще кипел жизнью. По всему замку и коридорам ходили аристократы, и шныряли придворные, а возле проходов стояли стражники — Золотые гвардейцы, которых ночью сменяли ночные фестралы. Затем я сразу вспомнила о том, какой прекрасный вид открывался с покоев Селестии — с самой высокой башни. Весь лес открывался оттуда и казалось, что даже горы были маленькими. Наверное, я могла еще долго ходить по замку и предаваться воспоминаниям. Воспоминаниям о, вероятнее всего, самых лучших днях моей жизни. Самой беспокойной жизни. Так бы и было, если бы не внезапный громкий звук, который разнесся по всему залу.

Только благодаря треску и скрежету где-то в глубине замка, я пришла в себя. Мои мысли тут же пришли в порядок и я отбросила лишние мысли, ставя вместо них цель, из-за которой я сюда и пришла. Я сконцентрировалась, ища своим взглядом магическую ауру того пони, и она не заставила меня долго ее искать.

Магическая аура Стикса проглядывалась где-то в отдалении на втором этаже. И я, кажется, начинала догадываться, где он мог быть. Я вспомнила, что на втором этаже был выделен довольно большой открытый участок, где был посажен сад. Именно в том месте, где по моим воспоминаниям находился сад, была магическая аура того пони. И, кажется, он больше никуда не шел, а встал на месте.

Я беззвучной рысцой поднялась по ступенькам на второй этаж и пошла в его сторону. Двери в сад не было — она была в виде арки — поэтому я без лишних звуков пробралась в сад и скрылась за одним из кустарников, из которого можно было отчетливо видеть Стикса.

Темно-синий земнопони стоял посреди сада. Оранжевый вечер уже почти сменился ночным лунным светом. Я заметила, как он стал оглядываться, и тут же спрятала голову под куст. Но тот искал лишь какое-то определенное место. Через какое-то время он подошел к небольшой клумбе и, вытащив оттуда куст-сорняк, принялся одним копытом рыть землю.

Сначала я подумала, что он хотел что-то откопать, но на самом деле он просто выкопал небольшую ямку. Он снова оглянулся, чтобы убедиться, что он здесь действительно один, а затем, когда не углядел вокруг себя никого подозрительного, вытащил из небольшой поясной сумки кристалл темно-зеленого цвета и положил его в эту только что вырытую ямку.

Цвет этого кристалла тут же привлек мое внимание. Я знала, что такого цвета кристаллы никогда не использовались в Эквестрии, а уж тем более пони. Даже тогда, тысячу лет назад, по определенным на то причинам был введен запрет на использование кристаллов определенного цвета. Так, например, под запрет попали кристаллы черного, красного, бело-ледяного, прозрачно-золотого, а после тирании Сомбры, еще и ярко-фиолетового цвета. Темно-зеленые кристаллы были в том же списке.

«Если законы так и не поменялись, в чем я очень сильно сомневаюсь, то этот пони либо очень отчаянный, либо… не пони вовсе. Становится довольно интересно…».

Темно-синий земнопони вытащил из сумки маленький флакон, вылил из него жидкость на кристалл, а затем убрал обратно в сумку. Темно-зеленый кристалл через некоторое время тускло засветился, стал пульсировать, а затем задребезжал. Через мгновение он воспарил в воздух и загорелся ярким зеленым светом. Кристалл вспыхнул, на миг озаряя весь сад своим ярким светом, и затем распался на миллионы мелких осколков, высвобождая из себя дым смрадно-зеленого цвета.

Дым стал кружиться, образуя небольшой вихрь. Через пару мгновений облако стало приобретать все более отчетливый силуэт: сначала показались глаза, словно сделанные из голубого стекла; потом пасть с острыми белыми клыками; а затем — черная голова с темно-зеленым шлемом и черным заостренным рогом.

Как только я увидела этот образ головы, образовавшийся из дыма, я тут же оскалилась и прошипела, еле сдерживая гнев внутри себя: «Чейнджлинг…».

Между тем темно-синий земнопони вытащил из своей сумки амулет и надел его. Затем образ головы чейнджлинга и темно-синий земнопони стали общаться между собой на незнакомом мне языке.

— Newyddion? (Новости?) — этот голос, исходящий из образа головы чейнджлинга, прозвучал звонко и басовито, но с дрожью, словно был искажен из-за магии.

— Rwy'n… dod o hyd… iddo, (Я… нашел… его) — темно-синий земнопони приосанился. Было заметно, что он уважал того, с кем общался. Или просто боялся. Его голос иногда дрожал.

— Ble? (Где?)

— Yn Ponyville… (В Поннивиле)

— Х-ш-ш-ш… — образ чейнджлинга вдруг зашипел, отчего земнопони приосанился еще сильнее. — Fe ddylech chi fod wedi dod ag ef!!! (Ты должен был привести его!) — образ стал расплываться, словно чейнджлинг по ту сторону стал ходить из стороны в сторону, но через миг образ снова стал четким. — Dim ond un dasg oedd gennych chi! Ni allwch ei drin! Mae'r Frenhines wedi rhoi ail gyfle i chi! Ydych chi am ei gadael hi i lawr eto?! (У тебя было только одно задание! И ты не справился с ним! Королева дала тебе второй шанс! И ты снова хочешь ее подвести?!)

— Ond… rydym yn cytuno… (Но… мы договаривались…) — земнопони в этот момент замолк. Его глаза стали бегать. Он хотел что-то сказать, но никак не мог решиться. Но спустя миг все же нашел мужество договорить. — Nid dyna beth rydyn ni'n cytuno arno! (Мы договаривались совсем о другом!)

— Ар-р-гх ш-ш-ш!!! — образ снова зашипел, обнажая свои клыки. Он словно хотел загрызть того пони, но не мог из-за своего иллюзорного образа. — Rydyn ni wedi rhoi popeth sydd ei angen arnoch chi i'w ddenu i mewn! Os felly, yna nid ydych am iddynt yn ôl… (Мы дали тебе все необходимое, чтобы ты заманил его! Раз так, значит ты не хочешь вернуть их…) — образ стал медленно рассеиваться, словно его уносило ветром.

— Na! Arhoswch funud! (Нет! Погодите!) — земнопони рванул с места, и хотел было схватить копытом расплывающийся перед ним силуэт. — Byddaf yn ei wneud! Peidiwch â'u brifo nhw! (Я сделаю это! Только, прошу, не причиняйте им вреда!)

— Хр-м-м… — образ чейнджлинга снова обернулся, взирая на него надменным взглядом. — Iawn! Mae'r amser yn un wythnos! (То-то же! Время — неделя!) — образ чейнджлинга закончил говорить и тут же стал рассеиваться.

Как только облако развеялось и иллюзия распалась, земнопони тяжело вздохнул и сел на землю. С печалью в глазах, он медленно снял амулет и стал убирать его в сумку.

«Не поняла ни слова из того, что они говорили, но… Этот пони явно заодно с чейнджлингами! И самое время разузнать подробности!».

Я скинула с себя поясную сумку и в одно мгновение выскочила из куста, громко шурша им. Земнопони тут же оглянулся на звук и расширил свои глаза. Он бросился наутек, роняя на землю амулет.

Пытаясь ускориться, он пахал под собой землю копытами и уже через миг смог бы убежать от меня. Но он не успел набрать скорость. Я со всей прыти прыгнула в его сторону, распахнув крылья на половине пути к нему. В этот момент время словно замедлилось.

Я летела в его сторону, вытянув перед собой копыта. В следующее мгновение я уже вижу перед собой его удивленное лицо. И в последний миг я со всей скоростью влетаю прямо на него, сбивая его с ног. Мне казалось, что это шло целую минуту — даже две. Но все произошло за какие-то считанные секунды.

Мы кувырком прокатились пару метров, а затем я оказалась прямо над ним, прижимая его к земле. Оскалившись, я прошипела, глядя прямо в его сощуренные от страха глаза:

— ТЫ!!! ПОЧЕМУ ТЫ РАЗГОВАРИВАЛ С ЧЕЙНДЖЛИНГОМ?!

— Я-я-я… Н-н-нет, п-прошу! — его голос дрожал, но даже так он пытался оправдаться. — Э-э-это… К-к-какая-то ош-ш-шибка!

— НАЗОВИ СВОЕ ИМЯ, ЧЕРНЬ!!!

— Я-я… н-н-не… м-м-могу… — земнопони заметно затрясся, но никак не мог отвести своего взгляда.

Мои глаза запылали. Я чувствовала, как в них наполняется жар. В моих глазах, казалось, разрастался огонь. Я видела это через отражение, которое проглядывалось в шокированных глазах земнопони подо мной.

— ИМЯ!!! И МИЛОСТЬЮ СВОЕЙ Я ОБОЖГУ ТЕБЯ ЛИШЬ НАПОЛОВИНУ!!!

— Уи-и-и-у-у-ух! — завопил он в страхе и тут же прикрыл свою голову передними копытами, видя мой пламенный взор. — Х-х-хорошо! Я скажу вам, с-с-скажу!!! Т-только, п-прошу, не надо сжигать! М-мое имя… Стикс! Стикс Снэйк!

— СТИКС?! Стикс… — я на миг задумалась, убрав свой оскал. Но через миг снова злобно нависла над ним. — ЭТО ТЫ БЫЛ В МЕЙНХЭТТЕНЕ! ОТВЕЧАЙ!!!

— Я-я-я… к-к-как бы… о ч-чем вы г-говорите?.. — он в этот момент сглотнул и стал оглядываться по сторонам.

Земнопони медленно потянул своим копытом куда-то в сторону, но я не обратила на это внимание. Злоба охватила меня.

— Отвечай, падаль! Я чую твой страх! Твою ауру! Такую же, как и была в тот момент перед взрывом! Это ты был в Мейнхэттене! Это ты пытался убить ее! Убить Лун…

*Бам! *

Я почувствовала резкую боль. Что-то ударило меня по голове. От удара я отошла на пару шагов назад. Взор стал расплываться, но я тут же встряхнула головой, приводя мысли в порядок. Как только глаза стали отчетливо различать образы вокруг, я заметила, как земнопони снова убегает от меня. Он пробежал в этот момент половину сада и был уже почти возле его выхода.

Я в тот же миг взмахнула крыльями и взлетела в воздух. Оскалившись, я рявкнула:

— НЕ УЙДЕШЬ, ПРЕДАТЕЛЬ!!!

37%

Внутри меня стало разгораться пламя, ярость стала жечь мое тело изнутри. Мои глаза вспыхнули огнем, и я направила свой пылающий взор в сторону бегущего от меня пони. В огненно-золотой вспышке неистовая магия огня воплотились из моих глаз и в тот же миг устремилась вперед, прожигая воздух вокруг.

Два небольших луча с неимоверной скоростью стали догонять убегающего земнопони. Еще миг — и те достигли цели, прожигая шерсть в его боку. Темно-синего пони с огромной силой откинуло в бок, и тот полетел в сторону одной из каменных стен.

Он с глухим ударом впечатался в стену. Из него выбило весь воздух из легких и он, тяжело выдохнув, рухнул на каменную плитку.

Как только он упал, я махнула крыльями и стала подлетать к поверженному. Мои очи все еще пылали, а ярость внутри так и не намеревалась затихать.

Спустившись на землю, я подошла к нему, надменно взирая на него. Тот тяжело дышал и смотрел на меня с тяжело поднятой головой. Я на миг распахнула очи и снова впечатала его в стену, применяя на нем телекинез, а затем подошла к нему еще ближе, смотря ему прямо в глаза.

Стикс, прижатый к стене из-за магии левитации, скорчился от боли. Из его боку, в который попали два тонких луча пламени, шел небольшой дымок — половина шерсти полностью истлела, оголяя покрасневшую от крови кожу.

Я с оскалом и глазами полными злости подошла вплотную к нему, смотря в его прослезившиеся от боли глаза. Телекинезом я прижала его к стене еще плотнее, отчего он застонал, а затем стала его допрашивать.

— Это ты пытался убить Луну, не так ли?! Отвечай!!!

— Н-нет… Ах-ш-ш… Н-не я…

— Ты бы не стал убегать от меня! И я узнаю, что ты скрываешь! Ты заодно с чейнджлингами!!! Зачем ты хотел убить ее?!

— Н-н-нет… Уг-гн… Я-я не…

— Раз так… То не вижу смысла оставлять тебя в живых! Не знаю как сейчас но раньше предательство каралось смертью!

— Прошу… Мне… нельзя умирать! На то… Б-была причина… М-меня… Агх… Заставили!

— Где тот чейнджлинг, с которым ты разговаривал?!

— Я-я… не могу… сказать…

— Говори… — злобно прошипела я и надавила на его горло.

— Я-я… кх-кх… Не могу… кх-кх… Я пожале… кх… …ю об этом…

Я резко ударила копытом в его поврежденный огнем бок, продолжая давить. Стикс сначала зашипел, а затем скорчился, расширяя глаза от боли.

— Говори! — продолжала злобно шипеть я на него. — И, возможно, я дарую милость оставить твою никчемную жизнь в покое, лишив тебя только шерсти!

— Кх-кх… Н-н… Нет! Кх… кх… Не скажу!

— Аргх!!! — я снова оскалилась. — Раз не хочешь по хорошему, то будет тебе по плохому! Очень по плохому!

Я стала давить в его бок еще сильнее. Лицо Стикса стало уродоваться в гримасе боли. Он терпел. Но затем не выдержал… Он стал кричать — сначала прерывисто, а затем истошно.

А я… Я в этот момент продолжала давить… и смотреть… и радоваться. Мне становилось тепло на душе… Злость превращалась в жар. Чем больше он кричал и корчился от боли, тем радостнее внутри мне становилось. Мое лицо расплылось в улыбке, а глаза — стали безумными.

Он кричал. Весь шум из его горла, казалось, мог дойти до Понивилля. Мое копыто впивалось в его рану все сильнее, пока из его бока не пошла кровь, которая стала растекаться по моему копыту. Так могло бы продолжаться вечно. Я бы вечно могла наблюдать за этим процессом. За этой трапезой. За этими криками боли… Вкушать запах крови!

Но затем… Я заметила, как его крики становились все тише, а он стал терять сознание. В этот момент я хотела убрать копыто, но вдруг заметила, что он стал… меняться?

Его шерсть стала пульсировать тусклым свечением. Еще через миг — он будто стал расплываться, а еще через секунду — ложь передо мной распалась. Передо мной открылась явь — иллюзия земнопони разрушилась, и передо мной прижатый к стене теперь был черно-хитиновый жук. Чейнджлинг!

Кровь в его боку стала склизко-зеленой, но продолжала течь на землю, однако сам он теперь был без сознания. Я убрала копыто с его раны, которое теперь было вымазано в красной и зеленой крови, и отступила на пару шагов назад, убирая телекинез с тела чейнджлинга. Освободившись от моей магии, Стикс с грохотом упал на пол и распластался на земле.

«Он все это время был чейнджлингом… — мое лицо на миг показало недоумение, но затем снова расплылось в гримасе злобы. — Еще одна причина, по которой его нельзя оставлять в живых… Радостная причина, по которой он будет пылать в огне!».

Сад уже освещался лунным и еле оранжевом светом, но на миг все вокруг осветилось в ярком свете моего вспыхнувшего тела. Я воплотила в своем копыте небольшой огонек пламени, который в одно мгновение мог сжечь этого чейнджлинга.

Я направила свое копыто в сторону лежащего жука и уже вот-вот хотела выпустить в него шар огня, но вдруг краем глаза заметила, как сбоку в меня кто-то летит.

Я тут же обернулась, перевоплощая шар огня в огненный барьер перед собой. Как только щит воплотился, в него тут же врезалось что-то черное. Ударившись об барьер, неведомое существо откинулось назад, но затем сразу же встало на копыта. Это был фестрал, облаченный в темно-синие доспехи.

Сразу после этого позади себя я услышала несколько хлопающих звуков. Я тут же обернулась и оскалилась на незваных гостей. Я увидела тех, кто приближался ко мне, а точнее — подлетал. Это тоже были фестралы — хорошо знакомый мне Эклипс и двое его помощников. Они были были облачены в темно-синюю броню, но только немного другую — отличающуюся от остальных фестралов, и на них, кроме Эклипса, были надеты темно-синие маски.

Я убрала оскал со своего лица, но напряжение к ним так никуда и не делось. Та троица приземлилась в нескольких метрах передо мной, и Эклипс тут же обратился ко мне своим шипящим голосом:

— Прош-шу, гос-с-спожа, не убивайте его!

— Аргх! С чего бы это фестралу защищать эту хитиновую тварь?! — со злобой в голосе стала говорить я. — И какого Тартара вы вообще здесь забыли?!

— Мы с-следили за ним. Очень долго с-следили. Мы хотели поймать его. Но вы… ш-ш… нам помеш-шали…

— Только не говори мне, что это приказ Луны! Она бы поведала мне о нем!

Фестралы передо мной переглянулись, а Эклипс, еле заметно вздохнув, ответил:

— Нет — это не приказ Великой. Больш-шего с-сказать я не могу… Прош-шу вас, отдайте его нам.

Краем глаза я заметила, как слева и справа ко мне стали подходить еще по двое фестралов. Теперь всего их было семеро. В этот момент я поняла, что без живого чейнджлинга они не уйдут, но просто так отдавать его им я не хотела.

— Это моя добыча! — рявкнула я на него. — И я не собираюсь так просто отпускать его!

— Тогда… — Эклипс замолк, словно набираясь смелости спросить. — Тогда ответьте мне… Что вы с-собираетес-сь с ним делать?

— Глупый вопрос! Я собираюсь его сжечь! Чейнджлингам не место в этом мире… Особенно — в Эквестрии!

— Жаль… Но я не могу вам этого позволить — он нужен нам живым.

Я прищурилась и напряглась. Он кивнул. Его кивок явно не предвещал ничего хорошего. В тот же миг после его кивка фестралы по бокам от меня синхронно кинулись на меня.

В ту же секунду я воплотила магический барьер по бокам. Фестралы врезались в щит и отлетели назад. Сразу после них на меня накинулись передние фестралы в масках. Я в тот же миг же воплотила барьер перед собой, ожидая, что и те будут откинуты назад. Но каково было мое удивление, когда один из них разрушил мой барьер.

Один из фестралов, летевших прямо на меня, одним лишь рывком копыта, на котором показались лезвия, насквозь прорубил мой барьер. Тот сразу же разбился на тысячи осколков и развоплотился. Я в тот же миг отпрыгнула назад от того места, куда только что приземлился один из фестралов, намеревающийся меня повалить. Второй же, с распахнутыми крыльями, в одно мгновение долетел до меня и повалил на землю. Он навис надо мной, прижимая мое тело к земле своим весом, и затем подставил к моему горлу три светящихся темно-синим цветом лезвия, торчащие из его накопытника. Стычка на миг затихла.

Я оскалилась и зарычала на фестрала, нависающего надо мной, но сразу же услышала голос Эклипса, который стал подходить ко мне:

— Вам лучш-ше не с-сопротивлятьс-ся, гос-спожа. Эти клинки спос-собны разруш-шить любую магию. — он подошел ко мне сбоку и посмотрел в мои глаза, продолжая надменно говорить мне: — Довольно интерес-сно… Никогда не видел пегас-са, обладающ-щего магией. Да еще и с глазами… как у нас-с. Кто же вы такаяс-с-с, гос-спожа?

— Разве Луна тебе ничего не сказала? — я грозно посмотрела на него, но тот сразу же отвел глаза и стал ходить вокруг.

— Нетс-с… Великая не предоставила мне больше информации, кроме того, что вы… очень важная перс-сона.

— Пх-ах, — фыркнула я и с иронией сказала: — А она еще говорила мне, что ты самый доверенный ее слуга. Не такой уж и доверенный, как я погляжу, раз она не удосужилась сказать тебе, с кем ты действительно имеешь дело!

— Хрм-мх… — недовольно прошипел он, остановившись сбоку от меня и снова посмотрев в мои глаза. — Ес-сли бы не приказ Ее Величества, то я бы не побрезговал избавитьс-ся от вас-с. Но теперь я думаю… может, стоит проверить те слухи, которые гласят, что демоны — бессмертны? Ес-сли, конечно, вы и впрямь демон… — его лицо разошлось в легкой улыбке. — Пожалуй, пару штрихов не повредят вашему милому личику. Действуй! — он кивнул фестралу, нависающему надо мной.

Со всей силой прижимая меня к земле одним копытом, фестрал, прижимающий меня к земле, вынес для замаха второе копыто, из которого торчали лезвия. Любой пони вместо меня сжался бы от страха. Но в моем случае… Отчего-то мне стало весело! Во мне снова проснулся азарт.

40%

Мое тело внутри стало кипеть. В отражении, которое отсвечивалось в лунном свете от лезвий его клинков, виднелись огни, пылающие в моих глазах. В этот миг мое лицо растянулось в улыбке, а безумный взгляд стал прожигать глаза фестрала надо мной. Он сощурился и, кажется, стал недоумевать от моего поведения. Я с иронией в голосе спросила его, перед тем, как начать высвобождение пламени:

— Милый мой, скажи: твои клинки и вправду способны разрушить любую магию? ТАК ДАВАЙ ПРОВЕРИМ ЭТО!!!

Глаза фестрала расширились. Сначала в недоумении, а затем — в страхе. В его глазах показалось отражение моих — они запылали и с каждым мигом становились все ярче и ярче, пока не вспыхнули в ярком белом света огня.

Весь сад озарила вспышка света. Послышался грохот, который распространился по всей округе. От волны магии все деревья в саду всколыхнулись, а мелкие кустарники вырвало с корнем. Всех фестралов вокруг меня тут же откинуло на несколько метров, а того, кто нависал надо мной, отбросило высоко в небо. Поднялось облако пыли, заполонившее весь сад.

Я тут же встала на копыта и стала оглядываться. Все живые фестралы замолкли и теперь без движения лежали на земле. Наступила тишина. До того момента, пока я не услышала кашель недалеко от себя. Я обернулась на звук.

Облако стало рассеиваться, и передо мной открылся силуэт фестрала. Эклипс стоял и кашлял в копыто, сощурив глаза и смотря в мою сторону. На его шее виднелся амулет с фиолетовым кристаллом, который тускло светился. Эклипса окружал магический барьер фиолетового цвета, который через пару секунд стал мерцать и рассеиваться, — как и кристалл на амулете.

Затем я краем уха услышала, как свистит воздух. Кажется, Эклипс тоже это услышал, и мы оба повернули уши в сторону звука. Однако этим звуком оказался всего лишь падающий фестрал, который плюхнулся с воздуха в небольшой пруд в саду.

После этого Эклипс через кашель обратился ко мне:

— Да… кха-кх кха… Да кто же ты… Такая?!

— Это не важно, мой маленький мышонок, — мое лицо снова расплылось в улыбке, а я стала медленно подходить к Эклипсу и теперь с надменным тоном обратилась к нему: — Лучше ответь мне: ты предпочтешь быть зажаренным внутри или снаружи?

— Хр-рм… Ты и вправду демон… Раз мне не уйти отс-сюда живым, то… Я так прос-сто не с-сдамся! Хш-ш!

Эклипс резким движением вынул из-под своего крыла небольшой белый шарик и кинул его под себя. Шарик лопнул от удара о землю и выпустил дым вокруг.

Мои глаза заслезились, а я закашлялась. Глаза перестали видеть все вокруг, кроме белого дыма. В этот момент я стала отходить назад, но тут же почувствовала, как в меня кто-то налетел. Эклипс повалил меня на землю и уже занес копыто с лезвиями для удара. Мои слезящиеся глаза почти не видели ничего перед собой, но я резко ударила его задними копытами об живот, отбрасывая его от себя, а затем быстрым движением встала на копыта. Я сконцентрировалась и одной мощной магической волной отогнала смрадное белое облако вокруг.

Эклипс ударился о землю, шипя от боли, но сразу же вернулся в боевую стойку. Он злобно взглянул на меня и без лишних слов снова бросился в мою сторону, раскрывая крылья и выводя копыта с лезвиями перед собой. Всего за один миг он был уже прямо передо мной, а его лезвия уже срезали кожу с моего лица. Так бы и было…

Я резким движением дернула головой, уворачиваясь от первого замаха. За ним последовал второй — и вот его лезвия уже сверкают возле моих глаз. Но они вдруг остановились. Эклипс под действием моей силы — моего телекинеза — замер в воздухе в грозном оскале, жаждущем убийства. Я дернула головой в сторону, давая команду телекинезу кинуть фестрала в сторону каменной стены. Фестрал с грохотом врезался в стену и прошипел от боли.

Несмотря на увечья, Эклипс не собирался так просто сдаваться — он снова тут же встал в боевую стойку. Вернее, хотел это сделать. Мне надоело играться с ним. Я снова применила на него телекинез и прижала его к стене. Тот с грохотом прижался к стене и прошипел от боли.

Я рывком подлетела к нему и поставила передние копыта возле его головы, нависая над ним. Я с оскалом на лице стала злобно говорить ему:

— Твоей дерзости можно только позавидовать! Скажи, почему я не должна испепелить тебя прямо здесь и сейчас?!

— Мы… с-служим Великой! Мое убийс-ство будет огромной ошибкой… И причинит с-страдания Ее Величеству!

— Ар-р-р-гх!!! Не думаю, что ей убудет от одного маленького мышонка!

— Вы… не понимаете… гос-спожа. Я поддерживаю хрупкий баланс лояльнос-сти, который возник между кланами фес-стралов! Моя с-смерть только ус-сугубит с-ситуацию! Не думаю, что Великой это понравитс-ся…

— Что ты такое несешь?! Какие еще кланы фестралов?! Все фестралы почитают Луну, разве не так?!

— Не с-совс-сем, гос-спожа… — он на миг замолк, словно не хотел продолжать говорить на эту тему. — Ес-сть кланы, которые не почитают Великую. Не с-считают ее ис-стинной Владычицей ночи, хш-ш, — он шикнул, то ли от злости, то ли оттого, что был еще сильнее придавлен к стене. — Они с-считают, что Великая… с-самозванка, незаконно сидящая на троне.

— Значит и взрыв в Мейнхэттене подстроил кто-то из вас!..

— Никогда в жизни! Даже самый недалекий фестрал не задумалс-ся бы о таком. Однако в Мейнхэттене мы нашли следы клана, что готовил вос-сстание. Хш-ш… Одного из нашего клана… Он, — Эклипс взглядом указал на чейнджлинга, — по вс-сей видимос-сти, был одним из них. Но он оказался чейнджлингом… Мы с-сами хотели все это разузнать, допрос-сив его…

— Тогда почему вы не схватили его еще тогда, когда он был в Мейнхэттене?! — я сжала его телекинезом еще сильнее, а сама стала еще ближе нависать над ним. — Почему не сказали Луне об этом?! Уж она то рассказала бы мне о нем!

— Мы… кх… не хотели тревожш-шить ее. У нее забот и так хватает… Но и с-скрывать от нее ничего не хотели… Мы не знали точно, что это именно тот, кого мы ис-сщем… Мы с-следили за ним с с-самого Мейнхэттена. Мы… кх… думали, что он приведет нас-с к кому-то из них… пока не дошли до этого мес-ста. И не увидели вас-с, гос-спожа…

— Хр-р-гх… Чем больше ты говоришь, тем больше мне хочется ощутить твой пепел на своих копытах! Ар-р-гх… — Я оскалилась. В последний раз. Затем на несколько мгновений закрыла глаза, отгоняя злость. Пламя стало утихать внутри меня. Мне пришлось подавить свою ярость, чтобы не наделать глупостей… — Поблагодари свою Великую! Благодаря Луне ты еще останешься жить. До того момента, пока ты приносишь пользу. Но не думай, что я так просто забуду про твою наглость!

— Тогда… — он на миг замолк, продолжая пристально взирать на меня. — Раз вы не будете убивать меня… может вс-се же отпус-стите?

Эклипс вдруг отвел свой взгляд в сторону, а на его щеках на миг показался румянец. На мгновение между нами наступило затишье. Только сейчас я заметила, что почти всем своим телом прижалась к нему, а наши глаза были всего в нескольких сантиметрах друг от друга. Я закатила глаза и оттолкнулась от стены, вставая на четыре копыта и развоплощая телекинез вокруг тела фестрала. Тот с грохотом упал на земь.

Между тем я взглянула в сторону чейнджлинга, который до сих пор лежал без сознания возле другой стены, а затем обратилась к Эклипсу:

— Раз он вам так важен живым… Что ж, забирайте! Надеюсь, живым он будет полезнее, чем мертвым. Все же он теперь должен Луне за покушение на ее жизнь. Допросите его как следует! Однако пусть затем Луна расскажет мне, что вы смогли узнать у него. Уяснил?

— Да, гос-спожа, — ответил тот и стал идти в сторону чейнджлинга, слегка прихрамывая. — Непременно…

— Отлично. И не дай Селестия узнать мне о том, что он сбежал от вас — лично истреблю всю твою родословную!

Ответом тот лишь слегка кивнул, с косым взглядом смотря в мою сторону. Затем он стал поднимать чейнджлинга себе на спину, чтобы забрать его с собой неведомо куда.

А я тем временем вернулась к тому кусту, возле которого выбросила свои пожитки, и надела на себя поясную сумку. Мои взгляд затем зацепился за амулет, который выронил чейнджлинг. Я подошла к нему и взяла в копыта.

Амулет тускло светился темно-зеленым светом, а он сам напоминал изумруд, инкрустированный обсидианом. Я сразу заметила, что вокруг этого амулета струилась магия. Только вот какая — мне было не ясно. Одевать амулет прямо сейчас и проверять его магию я не стала — мне было не до этого. Вместо этого я убрала его в свою поясную сумку, и затем огляделась.

Вокруг была тишина, и я наконец могла оглянуться вокруг и узреть, что снова натворила. Моя вспышка огня снова породилась из моего внутреннего хаоса. Но хотя бы в этот раз обошлось без серьезных разрушений. В том месте, где фестрал хотел меня изуродовать, виднелся пепельный след от огня — трава вокруг того места полностью сгорела. У фестралов, которые до сих пор лежали на земле, виднелись подпалины на их шерсти. Эклипс все это время закреплял у себя на спине чейнджлинга, а после этого стал приводить в чувство нескольких из своих подопечных. Я больше не стала зацикливать на них свое внимание, и, в последний раз бросив взгляд на разрушенный замок, распахнула крылья и взлетела в воздух.

На улице уже была почти ночь. Солнце скрылось за горизонтом — лишь его маленькая оранжевая гладь виднелась вдалеке. Набрав в легкие свежий вечерний воздух, я устремилась в Понивилль. Там уже давно должен был начаться комендантский час, а потому — мне нужно было каким-то образом незаметно проникнуть домой.

Но это была не такая уж и большая проблема. Теперь меня преследовало беспокойство. Я стала вспоминать тот момент, когда я начала пытать того чейнджлинга. В тот момент я была будто сама не своя. Я словно… радовалась представлением.

Из-за этого меня поглотили думы: «Сначала тюрьма… Затем предательство… Потом встреча с демоном Тьмы… а теперь еще и чейнджлинг попался мне на глаза… Интересно, что дальше? Не хватает еще только демона Хаоса в придачу… А то, что происходит со мной… Я хотела всего лишь разговорить того пони… Того чейнджлинга! Но чем больше я его пытала, тем больше ощущала теплоту внутри себя… ощущала радость? Я почувствовала, что это действие… эта трапеза… была для меня будто… родным?.. Таким приятным…».

С распахнутыми крыльями, я летела высоко над Вечнозеленым лесом в сторону Понивилля. На небе больше не было видно оранжевое сияние, лишь лунный свет озарял весь небосвод. Вместе с ним дул свежий прохладный ветерок, свистящий под шелестом моих белоснежных крыльев. А вместе с ним была прохладная тишина, остужающая мою внутреннюю силу. И вместе с ней наступало успокоение. Могло бы наступить. Но вместо спокойствия во мне нарастало только беспокойство. И, казалось, пламя снова начало разрастаться.