Я тебя люблю… Я тебя тоже нет

Любовь...

Флаттершай Твайлайт Спаркл

Множество смертей Твайлайт Спаркл

История, в которой Твайлайт Спаркл умирает. Несколько раз. Ради науки.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Старлайт Глиммер

День зимнего солнцестояния

Зарисовка из жизни пегаса, что выпускает снег. (пролетать мимо)

Рэйнбоу Дэш ОС - пони

Как два яблока

Биг Маку нужно научиться быть отцом. Слишком много в нём странного, но что если и его сын станет таким? Как тяжело ему будет воспитывать не своего сына и что из этого выйдет.

Флаттершай Твайлайт Спаркл Спайк Зекора Биг Макинтош Другие пони ОС - пони

Линия горизонта

Небольшой рассказ о зарождении особых отношений между Рэйнбоу Дэш и Биг Маком.

Рэйнбоу Дэш Эплджек Биг Макинтош

Флаттервшоке

Твайлайт Спаркл узнаёт о личной жизни Флаттершай чуть больше, чем ей самой хотелось бы. Флаттершай не может выдержать смущения и каменеет от стыда. Теперь для того, чтобы вернуть пегасочку к жизни, её друзья должны сделать нечто такое, о чём и говорить потом будет нельзя.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Чай с королевой

Во время своего чаепития Селестия с Кризалис обнаруживают, что между ними намного больше общего, чем они могли себе представить.

Принцесса Селестия Кризалис

Орк в Эквестрии

Наш герой — настоящий гриб, Гриб с большой буквы. Механьяк, попавший в Эквестрию вполне закономерно (нет, действительно, если стоять рядом с пьяным чуднабайцом, то можно и не только в Эквестрии оказаться). Первое знакомство с Эквестрией оказывается очень по душе истинно орковскому байцу. На этом историю оставляю вам.

Как мы призывали пони

Несколько брони решают призвать Пинки. Почти успешно. Рассказ о том, что у них получилось, и как они справлялись с появляющимися из-за этого проблемами. Множеством проблем.

DJ PON-3 ОС - пони Человеки

Морковь

Пора уборки урожая.

Твайлайт Спаркл Кэррот Топ

Автор рисунка: Devinian

Сверхнова

[Акт 1] Глава III. Огонь и пламя

Не забывайте писать ваши отзывы о главе, а также аргументированную критику. Хорошие отзывы будут мотивировать меня писать дальше, а критика понять, где я мог допустить ошибку. Буду стараться ответить на все комментарии.

Приятного чтения!

Пони и Дэйбрейкер сидели за столом на кухне. Клэр и Санни смотрели, как огненная владычица пожирает последние запасы их продовольствия. Сейчас она поглощала последние два яблока, которые до этого лежали на столе. Клэр тихо застонала и молила, чтобы Дирт додумался спрятать остатки их запасов и больше ничего не вытаскивать из подвала.

В это время со стороны подвала послышался грохот. Клэр решила воспользоваться возможностью, чтобы уйти и случайно не вызвать гнев владычицы. Встав из-за стола, она обратилась к Дэйбрейкер:

— Я мигом, Ваше Высочество!

Не дождавшись от нее ответа, она устремилась в сторону подвала, который был почти в другой части дома, и увидела Дирта, который тащил на своей спине мешок с яблоками.

— Дирт! Заклинаю тебя, тащи этот мешок обратно и спрячь все остальное! — почти шепотом обратилась она к коричневому земнопони и стала перечислять: — Она съела уже четыре яблочных пирога, почти все овощи на кухне, два мешка яблок и даже мешок картошки!

— Картошки?! — удивился Дирт, затем его лицо стало слегка грустным. — Мы с Санни хотели посадить ее на заднем дворе… Но а вдруг она захочет съесть нас, — он ужаснулся и почти шепотом молвил ей прямо на ухо. — Ты же видела, какие у нее клыки…

— Не съесть она нас! — все также полушепотом говорила Клэр. — Она не ест пони! Я надеюсь… По крайней мере, она сама так сказала. Поэтому хватит ей нести все подряд! У нас и так мало еды. Не хватало еще продавать наши инструменты и оборудование, чтобы не остаться голодными.

Дирт кивнул и развернулся с мешком яблок на спине в сторону подвала. Клэр поспешила вернуться на кухню.

— Как долго мне еще ждать? — спросила Дэйбрейкер спокойным, но высокомерным тоном, держа перед собой копыто и рассматривая свое отражение на накопытнике. — Я все еще не насытилась. Неужели в вашем доме нет достойных блюд, чтобы утолить голод и жажду всего одной королевской особы?

— Извините, Ваше Превосходительство, — сделала поклон Клэр, тут же очутившись подле нее. — мы не столь богаты, чтобы позволить себе многое, а наши запасы уже на исходе…

— Значит, не так-то много изменилось с тех пор… — задумчиво протянула аликорн, а затем с улыбкой, в которой показался оскал с острыми клыками, посмотрела прямо в глаза Клэр, спросив ее: — Тогда, может, мне стоит утолить свои голод кое-чем другим?

Серая единорожка вздрогнула, но тут же услышала смех аликорна:

— Ах-ха-ха-ха, это так забавно! Неужели все пони настолько пугливы? — задала она риторический вопрос и продолжила улыбаться, но теперь без клыков на виду. — Например, утолить мой голод информацией. Подробностями о современном мире: как вы меня нашли и как освободили.

Клэр тут же оживилась, когда услышала о той теме, в которой аликорн не будет завывать о своем страшном голоде.

— Да, конечно, Ваше Величество, я вам сейчас же все расскажу. Для начала…

— Для начала хватит меня постоянно называть «Ваше Величество», «Ваше Превосходительство» и тому подобное, — перебила ее аликорн, закатывая глаза, и покрутила копытом в воздухе, — уши вянут. Мы не на официальном приеме и при первом знакомстве этого было достаточно. Но сейчас это уже можно прекратить.

— К-как прикажете, В-ваше… Э-э, то есть… А как тогда к вам обращаться?

— Дэйбрейкер. Просто и без официоза! Мы не при высшем обществе, все-таки. И хватит ко мне этих подлизываний. Общайтесь со мной так, как бы вы общались с обычными пони. В разумной мере, конечно же. Вам все понятно? — обратилась она ко всем пони, в том числе и к коричневому земнопони, который уже успел прийти на кухню и все услышать.

Клэр перевела Дирту и Санни ее слова, и те покивали, затем серая единорожка спросила:

— С чего вы хотите начать, Ваше… то есть, Дэйбрейкер?

— Для начала скажи мне: кто из вас освободил меня.

— Освободил? Вас никто не освобождал, Ваше… то есть… Дэйбрейкер.

— Вот как? Тогда кто прикоснулся к сфере? — она оглядела троицу пони, двое из которых посмотрели на серую единорожку.

— Д-д-да… — сглотнула она, — это была я.

— И как ты себя чувствуешь? Что последнее ты чувствовала? — поинтересовалась Дэйбрейкер, слегка смягчив свой тон.

Дэйбрейкер заметила, что Клэр (и не только она одна) хоть и не дрожала на постоянной основе, как новорожденный поросенок, но все же ощущала себя очень беспокойно. Она хотела еще сильнее разрядить обстановку, и чтобы Клэр перестала смотреть на нее, как на какое-то чудовище, намеревающееся их съесть. Она решила, что смена тона и ее грозного лика может помочь ей в этом, что непременно попыталась сделать это в своих предыдущих и следующих словах.

И, вероятнее всего, ей это удалось — Клэр почти сразу же стала чуточку смелее. Серой единорожке теперь стало казаться, что перед ней стоит не страшная огненная аликорн, а добродушная Принцесса Селестия.

Всего-то и нужно было перестать быть такой устрашающей.

— Я, кажется, чувствовала небольшую слабость, — Клэр попыталась вспомнить свое состояние после прерванного контакта со сферой, — но сейчас я чувствую себя хорошо. Надеюсь, у этой сферы нет побочных эффектов…

— Не беспокойся, моя пони, — продолжила она все тем же добродушным тоном, — я взяла небольшую частичку твоей живой энергии. Мне она была нужна, чтобы восстановить свое тело. Со временем твоя энергия восстановится, так что не о чем переживать. Ты лишь иногда будешь чувствовать легкую усталость. А теперь прошу — расскажи мне, как обстоят дела у Эквестрии на данный момент.

— Тогда это хорошо… Наверное… эх-хе-хе… — Клэр чуть нервно посмеялась. — Тогда позвольте я начну. Устраивайтесь поудобнее.

Такая смена обстановки пришлась по душе троице пони. Они стали более расслабленными и теперь почти не боялись делать лишних движений. Клэр прокашлялась и стала рассказывать подробности про Эквестрию, пока Дирт и Санни шептались друг с другом о чем-то своем.

Клэр пересказала ей краткую историю, которая произошла за тысячу лет: как Селестия поменяла титул с королевы на принцессу; как Эквестрийское Королевство стало просто Эквестрией; как абслолютная монархия сменилась на парламентскую; как пони перестали воевать и вместо военных инвестиций всё стали вкладывать в экономику и дружелюбную политику; и как спустя тысячу лет вернулась из изгнания принцесса Луна, которая была очищена Элементами Гармонии. На последнем событии Дэйбрейкер попросила остановиться подробнее. Так она узнала о том, что могущественными элементами, которыми раньше мог воспользоваться лишь аликорн, теперь управляют шесть пони, а ее ночная сестра теперь освобождена от заточения.

«Сильнейшим оружием Эквестрии управляют кучка каких-то пони, одна из которых только недавно стала аликорном, — подумала Дэйбрейкер. — И чтобы их активировать, необходимо присутствие всех разом в одном месте. Не слишком эффективно… Да этих пони должны стеречь также, как Селестию! А они живут в каком-то небольшом городке, да еще и возле опасного для них леса. О чем моя глупая сестрица только думала?».

Дэйбрейкер спросила Клэр о недавних происшествиях, связанных с нападением на страну. Та рассказала ей о совершившемся нападении чейнджлингов на Кантерлот, а также слухи про пробудившегося и перевоспитанного Дискорда — духа Хаоса и ее давнего врага (и всей Эквестрии в целом).

«Как Селестия могла это допустить?! Чейнджлингов следовало давно истребить — я уже говорила ей об этом. Жаль, что она меня не послушала. От них одни проблемы. Но Дискорд… С чего она решила, что он будет слушать ее и этих маленьких пони? Да он одним щелчком пальца может лишить Эквестрию от носителей элементов и снова погрузить страну в Хаос. Мне точно нужно с ней встретиться и вдолбить этой простушке, что так дела не делаются».

— Решено! — решительно отрезала Дэйбрейкер почти сразу же после рассказа. — Мне нужно отправиться в Кантерлот как можно скорее. Но для начала прогуляюсь по этому городу. Он называется Мейнхэттеном, говоришь? Посмотрю, как живут пони в это новое время.

Только Дэйбрейкер встала из-за стола, как перед ней очутилась серая единорожка и стала протестовать:

— Нет! Вам нельзя туда! В смысле… — вдруг оробела единорожка, когда встретилась с серьезным взглядом аликорна. — Вам не стоит идти туда одной.

— Это еще почему?

— Вас же никто не знает! В современной Эквестрии так уж точно… — стала оправдывать свои слова Клэр. — И когда пони начнут задавать вам вопросы, вас же никто не поймет! Вы же говорите со мной на староэквестрийском языке… Если вас увидят, то могут начаться волнения или паника! Поэтому вам не стоит идти в город хотя бы в таком виде…

На самом деле Клэр хотела как можно дольше удержать аликорна, пока она не придумает, что им нужно делать в такой ситуации. Уход из дома и появление нового аликорна на глазах у публики ее почти не волновало. Наоборот, она хотела, чтобы Дэйбрейкер перестала находится у них в доме. Но если ее обнаружат, то с большой вероятностью власти узнают о том, кто ее освободил и откуда, а это может нести плачевные последствия для всей ее команды. Она хотела не допустить этого.

— Не вижу причин с тобой соглашаться, — ответила Дэйбрейкер, и Клэр уже приуныла, услышав ее слова. Но тут же приободрилась, когда услышала следующее от нее: — Но и логика в твоих словах имеется. Не хотелось бы наводить панику в городе — Селестия бы этого не одобрила. И я ее понимаю. К тому же я хотела устроить ей сюрприз и сама заявить о себе. Нужно только сделать кое-что с моей внешностью…

Дэйбрейкер поднесла копыто к подбородку и стала думать, оглядываясь глазами по всей кухне. Так прошло примерно с пару минут, затем она с прищуром посмотрела на единорожку, отчего та заметно занервничала.

— Мне нужен твой рог, — решительно сказала аликорн.

— М-мой рог?! — Клэр в этот момент задрожала, а Дэйбрейкер лишь закатила на это глаза.

— Не беспокойся, мне нужно всего лишь прикоснуться своим рогом к твоему. Обещаю, больно не будет, — Дэйбрейкер улыбнулась, но даже без видимости ее клыков напряжение только наросло.

Клэр сначала посмотрела на своих друзей, которые тут же отрицательно помотали ей головой. Единорожка могла отказаться, но она не знала последствий своего отказа. Поэтому, немного подумав, закрыла глаза и медленно поднесла свой рог аликорну. Дэйбрейкер не стала медлить и поднесла свой кончик рога к ее. Появилась маленькая огненная вспышка и образ аликорна стал меняться.

Ярко светящееся тело стало уменьшаться, пока не достигло размера среднего пони; рог уменьшился, мордочка стала совершенно другой, клыки исчезли, а грива и хвост немного поменяли окрас — теперь они были оранжево-желтого цвета в полоску. Метка тоже поменялась и стала похожа на символ небольшого огонька. Только шерстка осталась такого же цвета, и зрачки не поменяли своей вертикальной формы. Перед троицей пони появилась новый единорог, которая хотя бы выглядела не так устрашающе. Даже наоборот, многие жеребцы бы падали ниц перед ее красотой.

Троица пони потеряла дар речи, с удивлением и восхищением смотря на нее. Так бы продолжалось вечно, пока Дэйбрейкер не заговорила:

— Ну, чего уставились? Как я выгляжу?

— Просто… бесподобно! — только и смог промолвить Дирт, который смотрел на нее с широко раскрытыми глазами, и, казалось, он был самым восхищенным из всех.

— Эй, Дирт, — еле слышно возмутилась Санни и толкнула его копытом в бок, — не увлекайся!

— Это я и так знаю! — ответила ему Дэйбрейкер, — Имею в виду: стала ли я похожа на обычную пони? Зеркало то у вас есть?

— Д-да, сейчас же принесу! — тут же оживилась Клэр, встретившись взглядом с ее устрашающими вертикальными зрачками, а затем умчалась куда-то на второй этаж. Спустя пару минут она вернулась на кухню, левитируя возле себя небольшое зеркало в половину роста пони. — Вот, пожалуйста — взгляните.

Дэйбрейкер посмотрела на свое отражение в зеркале и стала вертеть головой в разные стороны, стараясь рассмотреть свое новое лицо с разных сторон. Затем она развернулась и посмотрела на свой круп, на котором находилась совсем другая метка. Дэйбрейкер одобрительно хмыкнула и затем заговорила:

— Что ж, весьма недурно — очень хорошее тело. Жаль, что зрачки не удалось изменить, но это уже мелочи. — затем она со строгим взором посмотрела на Клэр, отчего та вздрогнула, но затем серая единорожка почти сразу же выдохнула, когда услышала ее умиротворенный голос: — А ты оказалась намного лучше, чем я предполагала, Клэр Крис! Твоя магическая аура очень качественная для обычного единорога. Все получилось с первого раза!

— С-спасибо… наверное… хе-хе… — промямлила Клэр и нервно посмеялась.

— Еще вы стали говорить нормально! — воскликнула Санни.

— Санни, что ты делаешь?! — тихо шикнул на нее Дирт.

— В каком это смысле? — удивилась Дэйбрейкер.

— Санни имела в виду, — стала говорить Клэр, — что вы теперь говорите на полноценном эквестрийском; Дирт и Санни теперь могут вас понимать, как и вы их.

— Ясно. Так вот почему они все время молчали. Я уж думала, что у них язык отсох от страха.

Клэр и остальные пони лишь неловко посмеялись. Затем Дэйбрейкер продолжила:

— Теперь то мы можем отправиться в город? Не будем терять времени!

— Д-да, конечно, госпожа Дэйбрейкер. Мы можем сейчас же отправляться.


Дом, в котором проживала команда Клэр, находился в отдалении от города — чтобы попасть в центр Мейнхэттена, приходилось пользоваться транспортом. Одним из таких и решила воспользоваться Дэйбрейкер и троица пони. Проходя через дворы загородных домов и небольших парков, они дошли до трамвайной остановки и стали дожидаться трамвая. К этому моменту на остановке собралось около десятка пони, которые тоже стали ожидать транспорт. Спустя какое-то время к остановке стал приближаться трамвай темно-красного цвета. Дэйбрейкер на миг показала удивление на мордочке, но потом лишь удивленно приподняла бровь и спросила:

— Так это и есть та самая электрическая колесница, про которую ты мне говорила?

— А… это… Д-да, это она самая, — вздрогнула от неожиданного вопроса Клэр. — Только эта электрическая колесница называется по-простому — трамвай.

Дэйбрейкер одобрительно хмыкнула, получив разъяснения от той. А тем временем трамвай стал подъезжать к остановке и медленно остановился. Две двери трамвая открылись, и из них вышло несколько пони, а после них в транспорт стали заходить те, кто стоял на остановке. За всеми остальными зашли Клэр, Дирт и Санни, и на остановке прямо возле одной из открытых дверей осталась стоять Дэйбрейкер-единорожка. Она пару раз постучала копытом о металлический пол трамвая, все никак не решаясь заходить внутрь. Клэр уставилась на нее и заговорила:

— Ну же, чего вы стоите? Быстрее заходите — трамвай сейчас поедет!

Любознательные пони, сидевшие у окна, обратили внимание на странную белую единорожку и тут же стали о чем-то шептаться. А из водительского окна вылезла голова коричневого пони в синей фуражке, который прокричал ей:

— Вы собираетесь ехать, мэм? Вы нас задерживаете!

«Чтобы Я — Великая владычица огня и Императрица солнца побоялась зайти в какую-то ржавую металлическую бочку, в которой ездят самые пугливые пони на свете?! Да никогда в жизни!».

Дэйбрейкер-единорожка величественно подняла голову и зашла в трамвай. Двери резко захлопнулись, чуть не задев кончик ее хвоста, и та слегка подпрыгнула вперед от неожиданности, врезавшись в Клэр. Трамвай тронулся с места и медленно поплелся вперед по рельсам.

— Дэйбрейкер, что с вами? — удивленно спросила ее Клэр, помогая и себе и ей удержаться на копытах.

— Ничего, — она лишь встала, отмахнувшись от нее. — Все со мной в порядке.

— Мэм, — обратился к ней бирюзовый единорог престарелых лет с заостренными усами, на голове которого была надета светло-коричневая шляпа. Он указал копытом на свободное сиденье, на котором только что сидел, — позвольте уступить вам место.

— Благодарю, — коротко ответила ему Дэйбрейкер-единорожка, медленно подошла к освободившемуся месту и села на сиденье.

— Не переживайте вы так, — продолжил тем временем тот самый единорог, — вскоре это пройдет. Вы не представляете, сколько пони, приезжающие из деревень, проходят через все это. Ох, в последнее время столько новшеств и изобретений… Даже мне, пони, работавшим когда-то над дирижаблями, иногда нелегко видеть, как молодые умы придумывают все новые и новые изобретения, от которых кровь стынет в жилах.

Дэйбрейкер-единорожка лишь фыркнула, но Санни, услышав о чем-то новом и интересном, стала тут же расспрашивать единорога:

— О, а что вы можете рассказать о дирижаблях, э-э… Мистер…

— Брукс Шарль Мёнье, — он кивнула головой в знак приветствия. — Можно просто Брукс. А на счет дирижаблей буду только рад рассказать! Будет весьма здорово хоть немного просветить умы молодых в столь не близкой поездке! Разумеется, если вы тоже следуете до города.

— Да! — тут же ответила ей Санни. — Мы как раз едем в центр!

— Тогда это просто замечательно! Для начала — что именно вас интересует? Как они летают или как собираются?

Вокруг бирюзового единорога уже возникло несколько любопытных пони, которые также не прочь были послушать что-то интересное и заодно скоротать время в поездке. Тем временем Санни воскликнула:

— И то, и другое!

— Тогда слушайте, юная леди! Пожалуй, начну с того, что конструкция дирижабля, какая бы она не была легкой, не взлетит в воздух без специального газа…

Так всю дорогу до города удалось скоротать за прослушиванием историй про конструкцию дирижаблей и технологию их полетов. Но Дэйбрейкер почти не слушала престарелого единорога. Она и так знала основную теорию, которую еще тысячу лет назад предложил один из пони-ученых, спроектировавший первые небесные колесницы.

Однако эти рассказы помогли ей в самом начале преодолеть еле заметное дрожание тела, которое появилось даже непонятно отчего. Она понимала, что не нужно бояться такого пустяка, как какую-то ржавую металлическую бочку на колесах, но от каждого вздрагивания колес, который заставлял трамвай немного трястись, ее тело начинало непроизвольно трястись. К ее счастью, это продлилось недолго и уже в середине пути дрожание прекратилось.

Дэйбрейкер смотрела в окно. И тот пейзаж, который она увидела через него, оправдал все ее преодоленные страхи. Справа от трамвая, который ехал на возвышенности, располагалось бескрайнее море: ее гладь переливалась яркими синими красками неба и постепенно окрашивалась в оранжевый цвет от солнца, который уже почти заходил за горизонт. А возле берега можно было заметить множество пони, которые отдыхали и наслаждались последними лучами уходящего солнца, и жеребят, которые бегали друг за другом или игрались в песке.

Между трамвайными путями и берегом было довольно большое пространство, в котором смогли уместиться сразу по несколько загородных домов с разноцветными крышами. В их садах росли садовые деревья и грядки с различными культурами. Иногда там ходили пони, которые ухаживали за своими растениями или занимались какими-то другими делами.

Через какое-то время спереди от трамвая уже виднелся Мейнхэттен. Этот город славился своими небоскребами, высота которых поражало воображение. Вот и сейчас Дэйбрейкер, будто заколдованная, смотрела на город небоскребов. И каждый из них не был похож друг на друга: вот один был похож на огромный каменный обелиск, второй — будто был сделан весь из стекла, а на верхушке другого была высечена голова какого-то известного пони. Казалось, что все эти высоченные здания могли быть выше даже самой высокой башни Кантерлота. Дэйбрейкер все больше чувствовала себя маленькой, пока трамвай все ближе приближался к городу.

Трамвай вошел в город. Теперь вокруг него был не красивый пейзаж с загородными разноцветными домами и золотым берегом, а целые каменно-стеклянные джунгли. Помимо небоскребов, Дэйбрейкер теперь видела и обычные здания, которые затесались в самые укромные места между домов-до-небес. Но и они могли произвести на нее впечатление: узорчатые окна; яркие вывески; цветные крыши; пони, что ходят вдоль тротуара огромными толпами — все это делало город вблизи не менее завораживающим, чем издали.

«Никогда не видела ничего подобного… — думала про себя огненная аликорн, с удивлением разглядывая плотную городскую застройку. — Каждая из этих башен выше самой высокой башни Замка Двух Сестёр. А количество пони на каждом шагу просто поражает… Никогда не думала, что увижу что-то подобное».

Трамвай, доехав до центральной остановки, остановился и группа пони вышли из него. Теперь Дэйбрейкер вместе с троицей пони шли по тротуару вдоль улиц огромного города в сторону площади. Огненная аликорн то и дело оглядывалась вокруг. Небоскребы, окружающие ее повсюду, вблизи казались еще больше, из-за чего та ощущала себя подобно муравью.

Вдоль тротуара, по которому шла Дэйбрейкер со своими спутниками, шли толпы пони, словно бурный поток реки. А слева от тротуара вдоль дороги проносился различный транспорт: тележки с грузом, повозки и колесницы, запряженные земнопони-извозчиками. Последний тип транспорта был покрашен желтыми и черными квадратами, которые располагались в шахматном порядке и шли вдоль всего корпуса по середине. Дэйбрейкер заметила, что именно этого транспорта было здесь больше всего и что они явно играют немаловажную роль в жизни города. Но больше всего ее поразило другое — помимо колесниц и прочих повозок, по дороге иногда передвигались механические конструкции, напоминающие трамвай. Только те не были поставлены на рельсы и были почти втрое меньше, а сверху, вместо двух черных палок, соединенных с электрическими проводами, можно было заметить странного вида небольшую трубу с идущим из него вверх облаком белого пара. Этот транспорт не был запряжен какими-либо пони, и огненная аликорн сперва подумала, что те передвигаются с помощью какой-то магии. Но Клэр объяснила ей, что эти прототипы нового транспорта, которые только недавно стали выпускать в массы, называются автомобилями.

Пройдя пешеходный переход, Дэйбрейкер и троица пони теперь шли по широкой аллее вдоль большого зеленого парка. Теперь огненная аликорн то тут, то там видела группы пони, которые стояли по краям аллеи и активно что-то предлагали или рекламировали. Вон там, возле тележки с надписью «Газеты», стоял молодой пони, который кричал: «Покупайте газеты «Кантерлотская правда»! Узнайте, действительно ли Принцесса Селестия — подмененный чейнджлинг». А вон там, пройдя еще чуть дальше, Дэйбрейкер заметила небольшую толпу возле трех пони. Двое из них раздавали листовки, пока третий агитировал: «Голосуйте за отмену закона о внедрении четвертого племени! Чужакам нет места среди нас! Эквестрия — страна пони!».

Город жил своей жизнью. Если бы Дэйбрейкер не знала, что она находится в Эквестрии, то подумала бы, что Мейнхэттен — полноценная столица этой страны.

«Тысячу лет, значит… Клэр сказала мне, что раньше этот город назывался не Мейнхэттеном, а Гривландией. Спустя столько лет маленький форпост у берега моря превратился в огромный мегаполис… До чего же дошел прогресс. А я все это время была отделена от реальности… А ты, Селли, все так и осталась править на троне. Что же случилось такого, что я исчезла из твоей жизни? Я непременно должна узнать ответ на свой вопрос!».

Троица пони и замаскированная Дэйбрейкер добрались до площади. Аликорну было интересно узнать, что там происходило и почему такая толпа собралась возле небольшой сцены в центре, поэтому она спросила:

— Почему здесь так много пони? Сегодня какой-то праздник?

— Вовсе нет, госпожа Дэйбрейкер, — ответила ей Клэр. — Сегодня с важным заявлением выступает Принцесса Луна. Затем Клэр кое-что вспомнила и подумала: «И где-то здесь находятся Бурн с Кристи… Нужно их срочно найти».

— Вот оно как. Хочу ее увидеть.

— Тогда Дирт и Санни вас отведут поближе к сцене. Правда, ребят? — земнопони и пегаска лишь переглянулись, и Клэр быстро переместилась к ним, стянула в охапку и стала шептать им на ухо: — Пожалуйста, приглядите за ней! Пока она будет глазеть на выступление, я найду Бурна и Кристи.

— Ладно-хорошо, только отпусти! — попросил Дирт.

— Задушишь! — завопила Санни.

Клэр отпустила их, и те сели на землю, став тереть свои шеи. Она подошла к замаскированному аликорну и сказала ей:

— Извините меня, госпожа Дэйбрейкер, но у меня появились срочные дела. Вверяю вам Дирта и Санни. Они проведут вас к сцене.

— Хорошо, Клэр. Можешь идти, — единорожка тут же умчалась и затерялась в толпе, а аликорн обратилась к оставшимся двум пони: — А вы — вперед! Ведите меня.

— Тогда прошу, следуйте за нами, — сказал ей земной пони.

Дирт и Санни пошли в сторону сцены, пробираясь сквозь толпу, а аликорн пошла следом за ними.

— Не так я представляла нашу прогулку по парку… — грустно сказала Санни.

— Я тоже, Санни. Я тоже… — ответил ей Дирт.


— Принцесса Луна! У нас все готово! Мы можем начинать, — предупредил ночную принцессу вошедший в гримерку бежевый единорог с черной гривой и меткой карманных часов на боку.

Луна сидела перед зеркалом и смотрела на свое отражение. Казалось, что все выученные слова для выступления испарились из ее головы, а к ней подступает тошнота с головной болью.

— Спокойно, Луна… — успокаивала сама себя ночная принцесса. — У тебя все получится. Ты делаешь это ради своих подданных.

— Принцесса Луна? С вами все хорошо? — обратился к ней бежевый единорог.

— Не обращай внимания, — ответила ему Луна. — Я готова!

Она подошла ближе к выходу из гримерки, а затем еле слышно сказала:

— Наверное…

Головная боль стала усиливаться, когда она услышала голоса сотни пони перед сценой. Вдобавок к этому началось головокружение, и ночная принцесса почувствовала, как она начинает слегка дрожать.

«Снова… Но почему? Я же так долго готовилась к этому. Почему я не могу просто выйти и рассказать всем пони, что теперь в обществе будет еще одно племя? Может в этом и есть вся проблема?».

К горлу подступил ком, и Луна стала медленно отступать назад. Она хотела убежать — забыть про все это. Добраться до своей старшей сестры, прижаться к ее теплому телу и услышать ее успокаивающий голос. Она не хотела встретиться с сотнями глаз недовольных пони, которые бы кричали на нее и гнали ее из города.

«Только не снова…».

В глазах Луны уже выступили бы слезы от наступившего стресса, если бы в гримерке вдруг не показалась белая единорожка с заплетенной пурпурной гривой. С ночной принцессы будто камень упал с плеч. Поддержка друзей — вот что ей нужно было на данный момент!

— Вот вы где, принцесса Луна! — улыбнулась Рарити ночной принцессе, а затем обратилась к единорогу, стоявшему рядом с ней. — Прошу, оставьте нас наедине.

Бежевый единорог кивнул и удалился из гримерки. Рарити подошла ближе к аликорну и была тут же схвачена в объятия.

— Рарити! — радостно прошептала Луна. — Как я рада тебя видеть!

— Ох, ну что вы, принцесса, — чуть смущенно ответила ей светло-серая единорожка, — я тоже рада вас видеть.

Аликорн отстранилась и спросила:

— Но что ты тут делаешь? Разве ты не должна быть возле сцены?

— Я пришла сюда как раз, чтобы проведать вас, принцесса. У вас все хорошо?

— Да… я в порядке. Вроде бы…

— Вроде бы? Ох, принцесса, прошу не говорите так. Мы все распланировали! Все должно пройти просто замечательно!

— Мне бы твоя уверенность, Рарити… — почти шепотом сказала принцесса. — Вдруг пони не понравится мое решение? Вдруг они еще больше станут ненавидеть фестралов?

— Около восьмидесяти процентов пони Мейнхэттена готовы поддержать ваш проект, принцесса!

— А остальные двадцать?

— А остальных тут попросту нет, — хихикнула Рарити. — Не беспокойтесь, все пройдет отлично! Все пони только и ждут, чтобы увидеть свою ночную принцессу, которая отдает все свои силы на то, чтобы сделать всем пони только лучше!

— Да, наверное, ты права, Рарити… — ответила ей ночная принцесса и прикрыла глаза, задумавшись о чем-то.

Луна еще раз предприняла попытку успокоиться — она сосредоточилась и отстранила лишние эмоции и переживания. Вдох, выдох. Сердце стало биться чуть медленнее. За кулисами слышались звуки толпы, а под сценой послышался громкий скрип. Еще один вдох и выдох, и ночная принцесса теперь стала чувствовать себя чуточку получше. Она открыла глаза, когда услышала голос своей подруги:

— Ох, и сколько же этой сцене лет… здесь все трещит прямо на глазах, — Рарити закатила глаза, а затем обратила внимание на часы на стене и воскликнула: — Ой, кажется, мы уже опаздываем!

— Хорошо! Тогда покончим с этим. Я готова! — Луна еще раз глубоко вздохнула, а затем, гордо подняв голову и встав в благородную осанку, пошла в сторону выхода на сцену.

— Я верю в вас, Принцесса Луна! — крикнула напоследок Рарити.

Уверенность и оптимизм светло-серой единорожки придали сил ночной принцессе. Страх полностью не исчез, но и той силы хватило, чтобы подтолкнуть ее выйти на сцену. И этой силой оказалась поддержка и дружба хорошо знакомой ей пони.


Дэйбрейкер стояла возле сцены, а возле нее Дирт и Санни. Благодаря этим двоим у нее получилось добраться до самых первых рядов, чтобы почти вплотную лицезреть одну из своих сестер — Принцессу Луну. Дэйбрейкер слышала множество разговоров вокруг, а сбоку от сцены она заметила уходящий в гримерку пурпурный хвост. Она хотела было пойти за ней, чтобы лично встретиться с Луной, но толпа будто стала плотнее. Дэйбрейкер поняла, что она уже не успеет протиснуться между толпами пони до того момента, когда Луна выйдет на сцену, а потому — стала просто ждать, смотря на сцену. Спустя какое-то время она уловила ухом разговор двух пони неподалеку:

— Что-то она опаздывает. Все идет по плану?

— Не волнуйся. Нам нужно только ждать ее появления.

Двое пони в сером и коричневом плаще и в таких же цветов шляпах стояли и перешептывались друг с другом. Из-за их одежды нельзя было понять земной пони ли это, пегас или единорог. Они говорили так тихо, что обычный пони бы их ни за что не услышал. Особенно при всем шуме вокруг. Но благодаря своему прирожденному острому слуху аликорна, Дэйбрейкер без проблем могла подслушать их. Те незнакомые пони все также продолжили:

— Ну, что там? Долго еще? Она сильно опаздывает.

— Хватит так волноваться, Стикс! Мы просто стоим и ждем. Потом просто нажмем эту кнопку и сразу сваливаем.

— Эй, не называй меня по имени. Нас же могут услышать!

— Да кто нас услышит-то? Вокруг один гул да гам. Даже я тебя еле слышу.

«Что-то у меня плохое предчувствие… С этими пони определенно что-то не так… — подумала Дэйбрейкер в своих мыслях. — Что они собираются сделать?».

— О, смотри, занавес открывается. Сейчас выйдет.

— Готовься бежать.

Огненная аликорн услышала фанфары, посмотрела на сцену и увидела ее, свою младшую сестру и давнюю подругу — Принцессу Луну. Та медленно вышла на сцену и встала за трибуну. Пони стали ликовать и приветствовать ночную принцессу. «Мы любим тебя, Принцесса Луна!», «Я хочу от тебя детей!», «Четыре племени пони вместе навсегда!» — слышались подобные и другие крики вокруг. Луна подняла свое копыто и все пони замолкли — наступила гробовая тишина. После чего принцесса громко заговорила:

— Пони Мейнхэттена! Я, Принцесса Луна, одна из диархов Эквестрии, приветствую вас и благодарю, что вы пришли на мое выступление!

Дэйбрейкер смотрела на нее с изумлением. Она уже позабыла о тех двух загадочных пони и лишь радовалась за Луну внутри себя:

«Луна, моя дорогая сестра… Ты почти не изменилась внешне, но как же ты выросла внутри! Интересно, Найтмер тоже с ней сейчас?».

Тем временем ночная принцесса продолжила:

— Сегодня я бы хотела затронуть одну очень важную вещь, которая терзает меня в последнее время! И я хочу решить ее! Затем я позвала вас здесь, чтобы…

Вдруг позади Дэйбрейкер послышался голос одного из тех загадочных пони:

— Давай! Сейчас! Взрывай бомбу!

— Уже!

«Что? Бомба? Они хотят взорвать ее! Не позволю!».

Пони в коричневом плаще вытащил из спрятанной сумки черную коробочку с маленьким рычажком. Дэйбрейкер мигом устремилась в этого пони с зажженным рогом, но ее сбил с ног второй пони в черном плаще.

Пони потянул за рычажок. Послышался еле слышный скрип.

Дэйбрейкер ужаснулась. На краткий миг наступила тишина — слышалось только биение ее сердца. Она тут же посмотрела на сцену и в одно мгновение ослепла.

Яркая вспышка осветила на миг всю сцену и область вокруг. Голос Луны прервал оглушительный взрыв. Грохот распространился на весь город. В одно мгновение всех пони откинуло взрывной волной от сцены на несколько метров, а обжигающее пламя тут же воспламенило сухую древесину.

Сразу же началась паника и крики. Пони стали разбегаться кто куда. Некоторые попросту не разбирали дороги и сбивали друг друга с ног. Упавших тут же топтали. Вокруг сцены лежало множество пони. Кто-то был ранен, кто-то оглушен, а кто-то уже почти не дышал… Возле сцены воцарился настоящий хаос. В небе показались фестралы-стражники и пегасы-гвардейцы, которые стали быстро облетать сцену вокруг, пытаясь понять, что произошло.

Дэйбрейкер всего через мгновение пришла в себя от оглушения и увидела, как сцена, на которой только что выступала Луна, горела огромным ярким пламенем. Она осмотрелась по сторонам и увидела лежащих возле нее раненых и оглушенных пони, но не тех, кто был в плащах. Преступники успели скрыться.

Дирт, который уже пришел в себя, пытался помочь Санни, которая лежала рядом и тяжело дышала. Тем временем сверху послышались крики:

— Быстрее! Туши пламя!

— Там Принцесса Луна! Нам нужно спасти ее!

— Никак! Пламя охватило всю сцену! Нам не пробраться внутрь!

Дэйбрейкер заскрипела зубами, а ее грива слегка воспламенилось от злости, зрачки стали похожи на танцующие вихри огня.

60%

— Я не позволю тебе умереть! Только не сейчас, когда я вернулась! — аликорн в форме белой единорожки помчалась к сцене.

— Дэйбрейкер! Куда вы? — пытался остановить ее Дирт, но та уже прыгнула прямо в огонь.

Пони, закутанный в оранжевый плащ, уже пришел в себя и теперь помогал подняться двум другим своим товарищам. Звон в ушах до сих пор не проходил, а все, что он мог слышать — были крики. Но даже среди криков он сумел различить кое-что, что привлекло его внимание:

— Дэйбрейкер! Куда вы? — послышался крик со стороны.

«Дэйбрейкер? Какое… знакомое имя…».

Огненная аликорн в форме белой единорожки шла сквозь пламя и поглощала его своим телом. Так, перепрыгивая через упавшие доски и проходя сквозь жаркое пламя, она нашла Луну, которая лежала без сознания посреди сцены. Вокруг нее виднелся черный обугленный круг — следы использования магического щита. Пламя уже почти дошло до тела ночной принцессы.

— Не позволю! — закричала Дэйбрейкер и подбежала к ней.

Огненная аликорн сбросила с себя маскировку и встала возле тела Луны. Она зажгла рог, кончик которого засветился ярким белым светом. Весь огонь в этот момент стал вихрем притягиваться прямо в кончик рога — Дэйбрейкер стала поглощать окружающее ее пламя, а грива и хвост преобразились в языки пламени, танцующие в воздухе.

80%

Спустя пару мгновений все пламя, пожирающее сцену, было поглощено, а вместо него вокруг теперь был непроглядный темно-серый дым от обугленных досок и прочих несгоревших до конца материалов.

Огненная аликорн прокашлялась, избавляя свои легкие от дыма, и посмотрела вниз. Каково было ее удивление, когда Луны там не оказалось. Она стала быстро оглядываться, пока, наконец, не заметила в паре метров от себя силуэт аликорна.

Дым немного развеялся, и Дэйбрейкер увидела ночную принцессу. Но не ту, которую видела до этого. Все ее тело было в ссадинах и ранах, но они медленно затягивались прямо на глазах, а само ее тело стало преображаться. Ее шерсть стала преобразовываться из темно-синего в черный, в ее глазах появились вертикальные зрачки, а из ее рта показались клыки.

Теперь перед Дэйбрейкер стояла темная, словно ночь, аликорн. Найтмер Мун стояла к ней боком и взирала куда-то в небо. Через миг из ее уст послышался властный и полный злобы голос:

— Глупцы! Предатели! После всего, что мы для них сделали… Они решили убить меня! Убить НАС!!! — ее зеленые глаза стали наливаться кровью, клыки словно стали еще острее, а гримаса стала источать безумие. Она злобно прошипела, словно самой себе: — Эти мерзавцы все еще не простили нас, Луна! Они до сих пор хотят избавиться от нас! Раз так, ТО НЕ БУДЕТ ИМ ПРОЩЕНИЯ!!!

Найтмер Мун распахнула свои черные крылья и уже вот-вот хотела взлететь в воздух, но так и не сделала этого — она услышала знакомый ей голос:

— Найтмер Мун! Тебя ли я вижу пред собой? — обратилась к ней Дэйбрейкер.

— Какой глупец посмел потревожить меня?! — Лунная пони обернулась и обратила свой взор на пылающего аликорна. На миг в ее взгляде показалось удивление, но затем она тут же оскалилась и злобно прошипела: — ТЫ! Кто ты такая?!

— Неужели сестра моя лишилась разума, коль не помнит она сестру свою? — произнесла Дэйбрейкер слегка сердитым тоном, гордо подняв голову и взирая на нее надменным взором.

Найтмер Мун пристально стала оглядывать Дэйбрейкер. На миг с ее глаз пропал красный цвет безумия, а оскал стал меньше. Но она встряхнула головой и, оскалившись, снова со злостью прошипела:

— НЕТ! Ты не можешь быть ею! Тебя не должно быть здесь! Это все обман этих глупых пони! Чтобы снова заманить нас в ловушку! Аргх…

Ее рог зажегся темно-синим светом. На миг появилась яркая вспышка. Найтмер Мун махнула своим рогом вперед, и из него в тот же миг появился темный магический луч, который со свистом устремился прямиком в сторону Дэйбрейкер.

Огненная аликорн не ожидала такого, но инстинктивно зажгла свой рог. Появилась короткая яркая вспышка, и перед Дэйбрейкер в одно мгновение воплотился оранжевый магический щит пламени.

Столкнулись две магии, образовывая искры огня и тьмы. Темный магический луч со звоном проткнулся прямо в оранжевый магический барьер и затем тут же распался.

Дэйбрейкер оскалилась, со злостью посмотрев на обезумевшую сестру.

— Что ты себе позволяешь, Найтмер?! Прекрати это безумие!

Но Лунную пони было уже не остановить. Она колдовала все новые и новые лучи, направляя их в Дэйбрейкер. Но все лучи лишь с дребезгом вонзались в пламенный магический барьер, не имея возможности пробить его. Их мощи было недостаточно, чтобы сделать хоть маленькую царапину в ее барьере. Найтмер стала это понимать, и одновременно с магическими лучами стала готовить новое заклинание — более мощное.

Дэйбрейкер стояла на месте, поддерживая свой щит, который отбивал все больше и больше магических лучей. Она не планировала сражаться с ней, и уж тем более не думала, что до такого дойдет. Она могла всего одним заклинанием покончить со всем этим, но ей не хотелось причинять вреда своей сестре. Дэйбрейкер в одночасье перечисляла варианты, как это можно закончить мирным путем. Но чем дольше все шло, и чем больше лучей вонзалось в ее щит, тем больше у нее кончалось терпение решить это дело мирно.

Тем временем Найтмер, послав последний дождь из магических лучей, в тот же миг исчезла в вспышке темно-синего света. Дэйбрейкер оскалилась и стала смотреть по сторонам, ища Лунную пони. Найтмер Мун в тот же миг появилась в воздухе почти над Дэйбрейкер. Ее рог снова вспыхнул темно-синим светом, и из него стала воплощаться сфера темно-синей пульсирующей магии. Из сферы тут же появился большой темно-синий магический луч, который устремился прямо в огненного аликорна.

Дэйбрейкер краем глаза заметила, как к ней приближается темно-синий магический луч, и она быстро повернула свою голову в его сторону, в тот же миг зажигая свой рог. Появилась вспышка яркого оранжевого света, и вокруг огненного аликорна в одно мгновение образовался пламенный магический купол.

Пульсирующий темный луч с неистовым звоном вонзился в магический купол, образуя вспышку огненно-синего света вокруг. От удара возникла волна, которая с грохотом разнеслась по округе, на миг отгоняя дым и поднимая облака пепла.

Найтмер все еще парила в воздухе и продолжала пускать магический луч в купол огненного аликорна. Через пару мгновений ее рог засветился еще ярче, а луч стал еще больше. Еще мощнее. Луч с новой силой стал давить на оранжевый купол.

Дэйбрейкер напряглась еще сильнее, направляя свой светящийся рог в сторону неистового магического луча. Магический купол становилось поддерживать все сложнее — он уже не мог выдержать столь большой силы. Через миг он стал трещать.

Трещин на куполе становилось все больше и больше. Послышался громкий треск — купол стал распадаться на осколки. Магический луч тут же устремился вперед и попал прямо в нагрудник Дэйбрейкер.

Ее откинуло на несколько метров назад. Огненная аликорн упала прямо на обломки обгоревших досок, проломив их своим весом. Поднялась пыль и сажа. Битва на какое-то время затихла.

Дэйбрейкер, откашливаясь от пыли и сажи, выбралась из обломков. За облаком пепла она увидела приближающийся к ней силуэт Найтмер. Огненная аликорн почувствовала нарастающую ярость — ее грива и хвост с новой силой вспыхнули ярким пламенем, образовав волну, которая разогнала непроглядное облако пепла между ними.

Зрачки Дэйбрейкер стали пылать огнем — в ее глазах теперь читалась непроглядная ярость. Ее рог засветился оранжево-огненным светом, который она в тот же миг направила в сторону Найтмер. Дэйбрейкер оскалилась в гримасе ярости и прокричала ей:

— ХВАТИТ!!!

85%

Огромный луч яркого пламени породился из рога Дэйбрейкер. Магический луч всепожирающего пламени, что плавил воздух на своем пути, с яростным шипением устремился в сторону Лунной пони.

Та, заметив надвигающуюся угрозу, тут же зажгла свой рог, и перед ней образовался магический щит. Но он не выдержал столь неистовой огненной мощи и тут же разбился вдребезги. Огненный луч в одно мгновение проломил темно-синий щит, а затем попал точно в цель. Найтмер откинуло далеко назад, и она с дребезгом врезалась в одну из несущих балок, проломив ее. Поломанные доски повалились сверху на упавшую Лунную пони. Снова поднялось облако пыли и сажи, закрывая обзор вокруг.

Дэйбрейкер подлетела в то место, куда упала Найтмер. Теперь та лишь неподвижно лежала под грудами досок и балок и тяжело дышала. В том месте, куда попал луч, виднелась обгоревшая черная шерсть. Больше она не проявляла свою агрессию. По крайней мере, на данный момент.

Огненная аликорн стала убирать груды досок телекинезом. После того, как Найтмер была освобождена из-под завала, Дэйбрейкер приблизилась и села рядом с ней. Она приподняла копытами ее голову. Через миг Найтмер стала медленно поднимать свои веки, и ее глаза встретились с глазами огненной сестры. Теперь они были зелеными как и всегда — не наполненными кровью.

— Дэй… брейкер, — тихо промолвила Лунная пони, — Это… действительно ты?

— А кто же еще, моя милая, — так же тихо, как и та, ответила ей Дэйбрейкер и слегка приподняла уголки своих губ. — Надеюсь, нам больше не придется продолжать наш бой. Иначе это зашло бы слишком далеко.

— Прости меня… Я… не узнала тебя… Все было будто в темном тумане — черным сном спал мой разум. В порыве злости я напала на тебя и… кх… кхах… — она вдруг закашлялась и выплюнула на пол сгусток черно-красной крови. — Кх… Кажется… меня снова чуть не настигла Тьма, — ее зрачки вдруг расширились, и она с ужасом посмотрела в глаза Дэйбрейкер. — Я видела его, Дэйбрейкер… Видела Его Тьму… Тот же мрак, что и тогда… Я видела…

— Все-все, хватит. Теперь все хорошо. Я тут — рядом. Тьма больше не тронет тебя, — Дэйбрейкер зажгла свой рог и направила его к рогу Найтмер. Через миг свечение прекратилось, и огненная аликорн отстранила свой рог.

— С-спасибо… так намного лучше.

— Скажи мне, сестра, что случилось? Почему тебя хотели убить?

— Убить? Я… я не знаю. Я была словно в долгом сне. Затем помню яркую вспышку и я почувствовала, как плоть начинает разрывать на части. Мой сон прервался, и я ощутила резкую боль. Я успела использовать барьер. Видимо, только благодаря ему я все еще осталась цела… Мне было так плохо… Так одиноко… Потом вся эта боль… Меня снова настигло отчаяние, полное злобы, — Найтмер еле заметно оскалилась, чувствуя, как к ней снова подступает боль и ярость. Но на краях ее глаз показался еле заметный блеск. — А Луна… Я не знаю, что с ней… Я ее не чувствую… Она же не могла…

— Все-все, успокойся, моя дорогая, — успокаивающим тоном стала говорить ей Дэйбрейкер. — Раз жива ты, то жива и Луна.

— Да… надеюсь на это.

Дым уже почти рассеялся. Вдруг откуда-то со стороны послышался чей-то голос:

— Скорее, найдите Принцессу! Обыщите все, что можно! Да хоть все тут разберите — но найдите Принцессу Луну!

— Ты должна уходить, Дэйбрейкер, — из последних сил стала говорить ей Найтмер. — Они… не должны… тебя видеть…

— Что? Почему?

— Это… Долго объяс… Кха-кха-кх… Луна говорила… Уходи… Спрячься…

Найтмер больше не выдержала и закрыла глаза, продолжая тяжело дышать. Ее тело стало медленно меняться: кожа стала светлее, а клыки пропали. Дэйбрейкер медленно положила ее голову на пол и уже собралась уходить, но не успела.

— Эй, сюда! Тут что-то есть!

Пегас-страж перепрыгнул через обломки и обомлел, увидев огненную аликорна, которая стояла возле тела Луны. Через пару секунд подошли еще несколько стражников. Затем один из них спросил:

— Ну, что тут? Ты нашел Принцессу?

Все пони наконец увидели огненную аликорна и уставились на нее с широко раскрытыми глазами. Их всех будто парализовало, но один из них спустя миг затишья все же осмелился заговорить:

— К-кто… это?

— Д-демон! — тут же воскликнул один из стражников. — Это демон! Она хочет убить Принцессу! Хватайте ее! Защищайте Принцессу Луну!

Пегасы-стражники ринулись спасать принцессу от мнимой угрозы. Трое стражников тараном полетели в сторону огненного аликорна, поставив перед собой копыта.

Дэйбрейкер тут же зажгла свой рог и воплотила перед собой оранжевый магический щит. Пегасы-стражники ударились прямо в него и отлетели обратно в своих товарищей. Пока другие не предприняли ничего подобного, огненная аликорн вмиг вспорхнула в воздух, поднимая под собой облака сажи и пепла, и устремилась прочь от сцены.

На улице к тому времени уже должен был наступить вечер. Солнце клонилось к закату и почти ушло за горизонт, но ночного светила так и не было видно. Но даже так светящегося ярким пламенем аликорна можно было легко увидеть в небе.

«Всего одним заклинанием я могла успокоить этих пони и приказать им привести меня к Селестии. Но не ясно как все может получится на самом деле. Особенно учитывая то, как они отреагировали на меня. Лучше мне самой добраться до сестры. Пожалуй, пора пока снова применить маскировку. Только вместо рога придется сделать крылья. Хорошо, что шаблон заклинания уже готов — не придется его сильно менять и тратить слишком много сил».

Ее рог вспыхнул, и тело в ярком свете начало меняться. Вместо величественного аликорна теперь летела белая пегаска.

«Кто бы это не был, я найду вас, мерзавцы! — подумала Дэйбрейкер и оскалилась. — Распотрошу, а затем испепелю ваши поганые тела за то, что вы покусились на жизнь моей дорогой сестры! Но для начала нужно попасть в Кантерлот и наконец во всем разобраться».

Дэйбрейкер в своей новой форме немного снизилась к земле и полетела в сторону дома знакомых ей археологов.

90%