Как вылечиться от насморка в Ночь Согревающего Очага.

Трикси. простудившаяся, накануне Дня Согревающего Очага. пытается найти лекарство.

Твайлайт Спаркл Трикси, Великая и Могучая Другие пони

На негнущихся ногах

С головой окунаясь в новою жизнь, будь готов пройти проверку на прочность. Но как слабый телом и духом, так и тот, кто способен выдержать тяготы экстремальных ситуаций, чья голова - как компьютер, а тело - кусок стали, равно бессильны перед прекрасным полом.

ОС - пони Принцесса Миаморе Каденца Стража Дворца

Half-Life: Эквестрия

Что, если бы вместо переезда в Понивилль, Твайлайт покинула Кантерлот, чтобы работать в научно-исследовательском центре Пони Меза? Что, если бы вместо того, чтобы бороться с Найтмер Мун, она бы боролась против Каскадного Резонанса? И что, если бы вместо того, чтобы встретить своих друзей на подготовке к празднику летнего солнцестояния, она бы встретила их впоследствии этого Каскадного Резонанса? Это история о Твайлайт Спаркл, которая берет на себя роль всем известного Гордона Фримена из оригинального Half-Life, и друзьях, которых она встретит на своем пути.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Спайк Другие пони

Zutto

Под Новый Год парень находит на дороге пони. Он приносит её домой, согревает, выхаживает. А потом она просыпается.

Лира Человеки

Приключение Твайлайт в смежной матрице

Фанфик-Кроссовер. Пони + линейная алгебра + теория графов. Тем кто не проходил линал в вузе, будет ничего не понятно х)

А ночью раскрываются цветы

Один пони находит только прекрасное в ночи.

ОС - пони

Fallout: Equestria. Оperation:"TIME PARADOX"

1. О путешествиях одного единорога на эквестрианской пустоши и о том что он там нашёл помимо разрушений и рейдеров.2. О путешествиях и жизни возрождённого.

Другие пони

Аустраеох

Рейнбоу Дэш летит на восток.

Рэйнбоу Дэш ОС - пони

Секретная служба Её высочества

Выпускник военной академии Томас Райан поступает на службу в седьмой отдел Секретной службы её Высочества. Что его там ждёт - обычная бумажная работа или что-то поинтереснее? Ну, во всяком случае найдёт он там гораздо больше, чем ожидает.

Другие пони ОС - пони

Один день полиции Понивиля.

Небольшой рассказ о жизни стражей порядка небольшого городка.

Автор рисунка: Devinian

Таков порядок

Таков порядок

Таков Порядок

"-Ты никогда не проигрываешь, любя. Ты всегда проигрываешь, сдерживаясь".
-Аноним

~

Когда королевский оркестр Кантерлота какофонией труб приветствовал взошедшее солнце Селестии, Флэш Сентри открыл глаза.

В этот момент в его дверь постучали старые, хрупкие копыта. Затем, как по команде, за дубом раздался слабый, дрожащий голос.

— Доброе утро, сэр Флэш Сентри. Могу я войти?

Пегас со стоном перевернулся на кровати и уставился в зеркало на противоположной стороне комнаты, не обращая внимания на посетителя.

Его грива была взъерошена, пучки синих волос торчали во все стороны. Под глазами нависли темные круги. Шерсть на щеках свалялась от остатков позорных слёз, которые не успели высохнуть. Он слабо приподнял крылья, которые нуждались в расправлении, и вздохнул.

Третий стук привлек его внимание. — Сэр Флэш Сентри?

Неохотно встав с корточек, Флэш опустился на кровать и хрипловато отозвался: — Входи, Грейхуф.

Дверь скрипнула на петлях, открываясь. Старый земной пони рысью вошел внутрь, на его исхудавшей морде сияла добрая улыбка. Одетый в традиционную черно-белую одежду дворецкого, личный слуга Флэша Сентри склонился перед копытами хозяина, закрывая за собой дверь. — Доброе утро, сир.

Опустившись на пол, Флэш вытянул шею и крылья, вздохнув, когда суставы по всей спине разжались. — В последний раз, Грейхуф, — сказал он, проводя передними копытами по морде и гриве, — зови меня просто Флэш.

Грейхуф хихикнул. — Да, но, сир, мы с Вами знаем, как хорошо это будет воспринято. — На его морде появилась небольшая ухмылка, после чего, он рысью подошел к шкафу и открыл его. — А теперь садитесь, а я пока всё приготовлю, сир.

Разгладив свалявшуюся шерсть на щеках так, что предательские следы высохших слёз больше не были видны, Флэш кивнул. Сколько бы он ни говорил Грейхуфу, что ему не нужна помощь в обслуживании и надевании доспехов, тот его не слушал. Грейхуф только улыбался и хихикал, а Флэш, к своему огорчению, шёл дальше. Он уже давно оставил попытки отказать ему в чём-либо.

Пока Грейхуф осматривал доспехи и начинал их полировать, Флэш расправлял крылья и крутил передними лапами. Это был ещё один день в замке Кантерлота. Ещё один день в Королевской гвардии.

Ещё один день в этом мире, в котором ему не было места.

— А вот и оно. — Взяв в копыта золотой нагрудник, сиявший в лучах Селестии, Грейхуф жестом велел своему хозяину склонить голову. Флэш с неохотой опустился на пол и сделал это, позволив слуге надеть на себя священные доспехи.

После нагрудника последовали наплечники, фланговые щитки и спинной щиток. Последним, но не менее важным, было голубое седельное одеяние, которое Грейхуф набросил на спину. В отличие от большинства пегасов Королевской гвардии, Флэш Сентри имел достаточно высокий ранг, чтобы носить седло благородного синего цвета. Его глубокий, насыщенный оттенок символизировал его вечную верность своим принцессам.

Наконец Грейхуф одел рыцаря в железные подковы. Флэш полюбовался на себя в зеркало — или попытался полюбоваться. Блестящие золотые доспехи прекрасно сочетались с его мандариновым плащом. Начальство должно было похвалить слугу за то, как он ухаживает за своими доспехами.

Когда Грейхуф взял в зубы расческу для следующего задания, Флэш Сентри уже не мог сдержать язык.

— Ну же, Грейхуф. — Флэш фыркнул и отмахнулся от него щёткой. — Я сам могу позаботиться о своей гриве.

Его глаза на секунду расширились, Грейхуф сделал паузу, затем вздохнул и сел. — Итак, сир, вы знаете, что...

— Да, да, я знаю, — огрызнулся Флэш. Он начал укрощать дикую синеву своей гривы. Поглядывая на себя в зеркало гардероба, он заметил, как сильно выделяются тёмные круги под глазами. Не имея времени на то, чтобы задумываться об этом или даже скрывать их, он только вздохнул.

Ещё несколько быстрых движений – и щётка была положена на тумбочку. Сегодня не было ничего особенного. Не было начальника, на которого надо произвести впечатление. Не было кобылы, которую можно было бы завоевать.

Был только сегодняшний день, ещё один день, заканчивающийся на "ь", — такой же, как и все остальные.

Надев шлем, Флэш Сентри провёл передним копытом по густой синей щетине и одарил старого жеребца озорной улыбкой. — Извини за это, Грейхуф.

Пожав плечами, Грейхуф снова встал и улыбнулся в ответ. — Нет проблем, сэр Флэш Сентри. Могу ли я ещё чем-нибудь помочь вам сегодня утром?

Флэш покачал мордой. — Нет, но спасибо тебе, как всегда, Грейхуф.

— В любое время, сир.

Когда он начал рысью удаляться, Грейхуф остановился в нескольких дюймах от двери. Посмотрев на молодого стражника усталыми глазами, он криво усмехнулся и спросил: — Ты уже сказал ей... Флэш?

Флэш рассмеялся. Это был пустой, невесёлый смех, не вызвавший ни света в его пронзительных голубых глазах, ни искривления сурового лица.

— В тот день, когда я скажу ей, Грейхуф, я потеряю эти доспехи.

На мгновение они погрузились в сочувственное молчание, после чего Грейхуф медленно кивнул, и его нахальная улыбка исчезла. Грейхуф повернул ручку и бросил на него последний взгляд.

— Хорошего дня, сир.

Он подождал, пока ровный ритм прежнего темпа Грейхуфа не покинул его слух.

Готовый к новому дню, или, по крайней мере, притворяющийся таковым, Флэш Сентри выскользнул из своей комнаты.

Пробираясь по коридору к нижним уровням замка Кантерлот и завтраку, Флэш Сентри услышал голос принцессы Твайлайт Спаркл.

Принцесса магии двигалась по коридору в противоположном от Флэша направлении. Как всегда, она ослепительно улыбалась, каждый зубик был чистым до блеска. И ни одно лавандовое перышко не стояло не на своем месте. Она прихорашивалась гораздо лучше, чем он когда-либо мог надеяться.

На мгновение в голове Флэша Сентри промелькнула мысль о том, чтобы поприветствовать свою принцессу, но он отогнал эту мысль. В животе у него появился комок тошноты. Услышать её голос всегда было труднее всего.

Проходя мимо других королевских гвардейцев, которые, как и он, спешили к лестнице в тщетной попытке успокоить урчащие желудки, она приветствовала каждого из них бодрым: — Доброе утро! Рада вас видеть!

И в ответ на каждое приветствие каждый королевский гвардеец кивал и склонял голову, произнося безукоризненное: — И вам доброе утро, принцесса.

При одном только виде её приближения к нему, Флэш Сентри напрягался.

Легче не становилось.

Он приближался всё ближе и ближе, не сводя глаз с лестницы. Заставив себя сосредоточиться, он глубоко вздохнул, стараясь казаться невозмутимым при виде приближающейся принцессы. Флэш Сентри подавил глоток и уставился прямо перед собой, вспоминая своё обучение.

Он был королевским гвардейцем, защитником Эквестрии, слугой-рыцарем. Ничто и никто не мог помешать ему. Ничто и никто не сможет помешать его обучению или сбить его с прямого и узкого пути, который был намечен для него с самого рождения.

Его отец был королевским гвардейцем, и его отец до него, и его отец до него, и...

— Доброе утро! Я так рада вас видеть!

Она стояла в двух шагах от него.

Флэш Сентри склонил голову и опустился на копыта, проклиная лёгкость своей шерсти. Он уже чувствовал жар на своих щеках и знал, что принцесса Твайлайт тоже его видит. Он надеялся, что поклонился вовремя.

— Р-рад видеть и вас, принцесса, — запинаясь, проговорил он, похожий скорее на школьника, чем на знатного королевского гвардейца.

Она весело захихикала и сказала, как всегда: — Спасибо. Ты можешь встать, Флэш.

Флэш. Это слово было горькой амброзией, скатившейся с её языка, — противоядием от его передозировки. Спасение и проклятие в одном слоге. Он ненавидел и любил ее всем сердцем.

Поднявшись, Флэш Сентри прижал крылья к бокам, беззвучно проклиная их. Они были сами по себе, желая взвиться к потолку и заявить о своем неприятии всего праведного. — Спасибо, принцесса, — сказал он, изо всех сил стараясь взять себя в копыта.

Твайлайт улыбнулась ему. Он готов был поклясться всем, что считал для себя святым, что, когда её глаза встретились с его, по её мордочке пробежал слабый малиновый оттенок.

Он в энный раз отмахнулся от этой мысли. Он был просто глуп. Она была принцессой — благороднейшей из благородных, уступающей лишь Матери Галаксии, Невиданной. Она была богиней во плоти, недосягаемой для простых поклонников вроде него.

Кобыла, которую он видел перед собой, превосходила его неизмеримо, а он был всего лишь неумелым шутом, танцующим для развлечения на её глазах.

Взмахнув гривой и шелестнув крыльями, принцесса Твайлайт улыбнулась ему в последний раз и прошла мимо. К его огромному облегчению, эти мучительные секунды закончились. Он сдержал вздох и снова направился к лестнице.

Её целью был конец коридора, где жил капитан Айронхуф. После того как капитан Шайнинг Армор женился на принцессе Каденс и перебрался в Кристальную империю, чтобы править, он назначил вместо себя небезызвестного Айронхуфа. Флэш скривился при одной только мысли об этом ужасном имени жеребца. Но оно ему подходило.

Его жеребячье сердце было достаточно милосердно, чтобы пока оставить его в покое. Флэш Сентри добрался до лестницы и начал спускаться, позволяя мыслям об овсянке, корице и сахаре завладеть его сознанием и отгородиться от размышлений о том, чего никогда не будет.

~

Самый быстрый путь к сердцу жеребца лежит через его желудок. Так гласит история. Флэш Сентри всегда считал, что путь к сердцу жеребца лежит через грудь, но что он знал? Он, конечно, не был мудрецом.

Занятый едой, жеребец вертел в руках миску с овсяной кашей, позволяя молоку лениво стекать с ложки. Изредка он откусывал кусочек или поднимал взгляд от миски. В обеденном зале Кантерлотского замка десятки королевских гвардейцев с удовольствием завтракали. Большинство из них были единорогами, и все — жеребцами.

Флэш Сентри, во многих отношениях необычный персонаж, занял место в конце зала. Он знал, что долго в одиночестве не пробудет. Через несколько минут после того, как он возился с едой, появились два белых пегаса из Королевской гвардии с мисками в копытах.

— Доброе утро, Флэш Сентри, — сказал один из них.

— Доброе утро, Шарп Спир, — ответил Флэш, уплетая овсянку.

Шарп Спир усмехнулся. — Ты выглядишь немного потрепанным сегодня утром, Флэш. Небось, долгая ночь в городе, а?

— Встретил какую-нибудь горячую кобылку? — нахально спросил другой гвардеец, откусывая огромный кусок от своей еды.

Флэш Сентри покачал головой и встретил взгляд шутника. — Нет, Стил Винд. Не встретил.

Стил Винд и Шарп Спир обменялись знающим взглядом, и их улыбки померкли. Наклонившись через стол, Шарп Спир спросил: — Ты... ты в порядке, Флэш?

Флэш откусил еще немного овсянки. — Я в порядке. Просто устал.

Шарп Спир открыл было рот, чтобы возразить, но Стил Винд толкнул его в грудь. Медленно, печально покачав головой, Стил Винд сказал всё. Шарп Спир кивнул. Два других пегаса зарылись в свои миски, поглощая сладкое лакомство из овсянки, сахара и корицы так, словно это был их последний ужин.

Тем временем Флэш Сентри считал свои укусы, пытаясь различить хоть какие-то изменения во вкусе. Три. Четыре. Пять. К семнадцатому укусу миска опустела. Он провел языком по деснам.

Кто-то когда-то сказал ему, что безответная любовь портит вкус сладкого овса. Он был уверен, что его надули.

— Итак, — сказал Стил Винд, — какое у тебя сегодня задание, Флэш?

— Принцесса Селестия хочет, чтобы я сегодня стоял в карауле при королевском дворе, — монотонно ответил Флэш.

— Это лучше моего! — воскликнул Шарп Спир. — Старина Айронхуф хочет, чтобы я охранял какое-то чаепитие в Понивилле. Конечно, принцесса Каденс приедет, но всё равно, это же чаепитие!

Стил Винд хлопнул своего друга по спине. — И ты еще умудряешься так выкручиваться, Спир!

Они начали препираться между собой, кто из них больше облажался, оставив Флэша Сентри одного в море бронированных морд. Поигрывая ложкой в своей миске, он ждал, когда пройдет буря Спира и Стила. Они всегда так играли и сражались. Если бы Флэш не знал их лучше, он бы поклялся, что они влюблены друг в друга.

В уголке мордочки Флэша мелькнула улыбка. Однако мысль о том, что кто-то ещё счастлив, лишь на время подняла ему настроение. Вскоре раздался призыв очередного трубача. Завтрак закончился.

Теперь начинался настоящий день.

~

Неподвижный, как камень и статуя, Флэш Сентри стоял у двери в зал королевского суда с копьем в передних копытах. Сегодня принцесса Селестия не приняла ни одного гражданского. В большинстве случаев посетителей было не меньше. Звуки легкой болтовни приятно отвлекали.

Когда принцесса вела светскую беседу с мирными жителями о тарифах или торговых путях, границах или кровной мести, ему не нужно было думать. Гул властей и князей убаюкивал его и вводил в состояние окаменелого транса. Сосредоточиться на их голосах и тонкостях внутри было более чем достаточно.

Но сегодня ему еще предстояло отвлечься.

Крепче сжав копье, Флэш Сентри позволил своему разуму блуждать, как это было свойственно его сознанию, опасному и подвижному...

~

— Видишь ли, сын мой, таков порядок.

Десятилетний Флэш Сентри сидел на передних копытах своего отца, глядя в окно их скромного дома в центре Кантерлота. Он прислонился к крупному мускулистому жеребцу. Его отец был ветераном Королевской гвардии, ныне в отставке, и казался вырезанным из цельного гранита. Его голос то звучал, то затихал, подобно приливам и отливам могучего моря.

Флэш Сентри прищурился сквозь стекло и взмахнул своими маленькими крылышками. — Что ты имеешь в виду, папа?

Жеребец указал копытом в сторону центра города. Там толпилась уйма высокопоставленных пони. Все они были одеты в роскошные одежды и единороги, левитирующие в своей магии сумки, с только что приобретенными сокровищами. — Что ты видишь, Флэш?

— Я вижу кучу... Модных пони? — предположил он.

Жеребец кивнул. — Правильно. А что ты замечаешь в них?

Он задумчиво взмахнул крыльями. — Хм...

— Что у них есть такого, чего нет у нас?

— Красивая одежда?

Он искренне захихикал. — Кроме этого.

— О! Рога?

— Точно, Флэш, — сказал он, осторожно положив переднее копыто на плечо сына. — Это единороги. Они маги. И они дворяне. Не все единороги — дворяне, но если они не дворяне, то принадлежат к классу воинов.

— Как ты, папа?

Он кивнул, гордая улыбка расплылась по его морде. — Верно, сын мой. — Он взъерошил лохматую гриву Флэша. — Единороги — это, в основном, королевские гвардейцы или дворяне.

— А как насчет пегасов? — спросил Флэш.

— Пегасы — смешанная категория. Большинство из нас — метеорологи или королевские гвардейцы.

— О. А земные пони?

— Хотя у них нет крыльев и рогов, они тоже полны магии, сын мой. Они выполняют почти все ручные и сельскохозяйственные работы. Они строят дороги, мосты и дома. Они продают товары, обрабатывают землю и собирают урожай.

— Они тоже королевские гвардейцы?

— Не совсем, — ответил жеребец. — Без магии и полета трудно одержать верх в бою с такими врагами, как чейнджлинги или алмазные псы. Земных пони не берут в Королевскую гвардию, за исключением крайних случаев, таких как война.

— О. — Флэш Сентри посмотрел на свои копыта, пристально изучая их. — Почему среди знати нет ни пегасов, ни земных пони? — спросил он, подняв глаза и встретившись взглядом с отцом.

Отец улыбнулся. — Таков порядок, сын мой.

Флэш моргнул. Что это может означать?

Жеребец продолжал: — Со временем ты поймешь, Флэш Сентри, что есть вещи, которые одни пони умеют делать лучше, чем другие.

— Но все пони умеют говорить и писать! — возразил Флэш. — Разве это не всё, что делают дворяне? Разговаривают и пишут друг другу? Заключают сделки и соглашения?

— Всё не так просто, Флэш.

— Но...

— По рождению и по крови дворяне становятся дворянами, сын. — Голос отца стал суровым. Он убрал переднее копыто с плеча сына. — Дворяне — это особы королевской крови. Все они так или иначе связаны с принцессами. Они не становятся. Они рождаются. Таков порядок.

— Значит... Значит, они особенные только потому, что родились? — спросил Флэш, в его словах прозвучала нотка раздраженного замешательства.

Жеребец развернул сына и посмотрел ему прямо в глаза. — Ты, немедленно прекрати подобные разговоры.

— Но...

— Сейчас же! — рявкнул он, прижав уши. Жеребенок вздрогнул и отпрянул назад. Отец схватил его за морду и заставил еще раз посмотреть ему в глаза.

— То, какими мы должны быть, — это то, какими мы рождаемся. То, в чем мы рождаемся. Ты родился пегасом, и не просто пегасом. Пегасом Королевской Гвардии. Я служил в гвардии, и твой дед, и твой прадед, и...

— Ладно, ладно! — Флэш заскулил, пытаясь вырваться из хватки отца. — Прости меня!

Жеребец вздохнул. — Я говорю тебе это только для твоего же блага, Флэш. Ты должен понять порядок. Ты должен понять, как всё устроено. Тогда, когда ты достигнешь совершеннолетия и начнешь замечать кобыл, ты...

Флэш Сентри высунул язык. — Кобылы? Фу!

Отец рассмеялся и крепко обнял его. — Это случится раньше, чем ты думаешь, сын мой.

— Скорее, чем ты думаешь...

~

Звук магии аликорна, открывающего огромные тяжелые двери в зал королевского суда, вернул Флэша Сентри в реальность. Хлопнув концом копья по клетчатому каменному полу, он тут же встал в боевую стойку и, сузив глаза, наблюдал, как принцесса Селестия открывает дверь для своего первого за день подданного.

На пороге появилась кроткая земная пони, которая испуганно отпрянула, когда двери распахнулись вокруг неё. Два пегаса-охранника проводили её внутрь. Кобыла, казалось, даже не хотела поднимать копыта, глаза её были выпучены, а мордочка подрагивала.

Флэш Сентри невозмутимо следил за каждым движением кобылы.

— Доброе утро, — сказала Селестия, закрывая двери ещё одним взмахом своего могучего рога. Она не двинулась с трона, когда к ней подошел её подданный, высоко восседая на крупе. Её неземная грива струилась за ней в постоянном, невидимом ритме, и она улыбнулась, когда низкорослая кобыла склонилась перед ней на красной ковровой дорожке.

— Спасибо, что позволили мне приехать, Ваше Высочество, — растроганно произнесла кобыла, не поднимая головы. Двое других охранников поклонились, когда Селестия поприветствовала их, а также Флэш Сентри.

— Не за что, моя верная подданная. — Улыбнувшись и взмахнув гривой, Селестия велела кобыле подняться. Кобыла послушно поднялась на копыта, которые стучали и звенели друг о друга.

Прочистив горло, принцесса Селестия запалила рог и выбрала свиток из возвышающейся рядом с ее троном горы. — Итак, мисс...

— Кл-Кловер, Ваше Высочество.

Оба пегаса-охранника, стоявшие по бокам Кловер, окинули её пристальным взглядом. Флэш Сентри сузил глаза и крепче сжал копье. Селестия не обратила внимания на ошибку и просто кивнула, сказав: — Ах, да, мисс Кловер. Полагаю, вы здесь по поводу... Просьбы, да?

— Д-да, Ваше Высочество. — Сглотнув, Кловер заёрзала и уставилась на свои копыта.

— Понятно. — Левитировав письмо Кловер, Селестия ещё раз перечитала его, а затем усмехнулась. — А, понятно.

Кловер наклонила голову и подняла голову. — В-ваше Высочество?

— Похоже, вы нашли себе кольта, с которым очень счастливы, — проговорила Селестия, и добрая улыбка на её мордочке стала ещё шире. — Вам очень повезло, Кловер. Любовь — это не то, к чему стоит относиться легкомысленно.

Выражение лица Флэша Сентри смягчилось, уши приподнялись из приплюснутого к черепу положения, когда он прислушался к нервному щебетанию кобылы. Остальные охранники, однако, выглядели столь же сурово в ответ на это откровение.

— Сп-спасибо, Ваше Высочество. — Кловер ударила копытом по полу. — Я... Я очень люблю его.

— Действительно, любишь. — Селестия снова улыбнулась, а затем вернулась к пергаменту. Прошло несколько секунд, пока она снова перечитывала письмо. В тронном зале воцарилась тишина, лишь нервное цоканье копыт Кловер по плитке.

Затем, так же быстро, как она улыбнулась, прочитав о новой любви своего верного подданного, Селестия нахмурилась. — Но он же единорог.

Кловер подняла голову. — Да, Ваше Высочество. Орион — сын з-.

— Как жаль, — тихо сказала Селестия, свернув свиток своей магией и положив его на отдельную стопку рядом со своим троном. Она поднесла копыто к груди и вздохнула. — Прости, Кловер, но я не могу тебе помочь.

— Но... — Кловер кашлянула, её кроткий голос постепенно становился все громче. — Но... Но он... Он и я... Мы очень любим друг друга, Ваше Высочество. Просто наши семьи...

Подняв переднее копыто, Селестия твердо сказала: — Мне очень жаль, Кловер, но я ничего не могу сделать. Ты знаешь наши законы. — Она прижала копыто к груди, продолжая: — Старые порядки были с нами с самого рассвета Эквестрии, и как их исполнительница, я не намерена их менять. Мне очень жаль.

— Но... — Кловер несколько раз открыла и закрыла рот, её нижняя губа дрожала. — Но... Но... Но, я...

— Мне очень жаль, Кловер, — снова сказала принцесса Селестия, и сочувствие в её тоне начало исчезать. Выпрямившись на троне, она пояснила: — Я не могу сделать исключение из закона, какой бы убедительной ни была причина. Хотя я восхищаюсь любовью, которую вы питаете к Ориону, а он — к вам, я просто не могу допустить, чтобы такая важная традиция, как брак, была нарушена и искажена ради...

Селестия чуть вздрогнула, но потом вздохнула и резко сказала: — Эмоций.

Охранник, стоявший у огромных дверей, крепче сжал оружие, но не из-за расстроенной кобылы, стоявшей перед копытами Селестии. Почувствовав, как губы оттягиваются назад, а челюсти сжимаются в непроизвольном рычании, Флэш Сентри мог лишь молча наблюдать за тем, как в нём разгорается старая, больная злость.

Пока слёзы усеивали ковер под копытами Кловер, Флэш крепче вцепился в копье, словно пытаясь устоять на ногах и направить свое отвращение через него на пол.

— Пожалуйста... Пожалуйста... — пробормотала Кловер, слёзы затуманили её взор, — пожалуйста, Ваше Высочество... Я... Я люблю его! Я так сильно его люблю!

— Я знаю, что любишь, — сказала Селестия, и её нежная маска на секунду приоткрылась, когда она посмотрела на кобылу снизу вверх. — Я знаю, что любишь, Кловер. Ты не первая, кто совершила эту ошибку. Ты запуталась, молодая кобыла.

Поднявшись с копыт, принцесса Селестия грациозной походкой подошла к рыдающей кобыле и приподняла её подбородок передним копытом. — Ты просто запуталась, юная Кловер. То, что ты считаешь любовью, не должно быть ею. Она не от природы, не от порядка. Как бы я ни радовалась любви, я не могу потворствовать тому, что ты считаешь ею.

Кловер фыркнула. — Но... Но...

— Мне очень жаль, — в последний раз произнесла Селестия. — Пожалуйста, пойди и найди жеребца своего класса и добивайся его. Ты станешь намного счастливее, если будешь следовать тому, что задумали для нас древние.

Кловер не нашла утешения в улыбке Селестии и продолжала заикаться в знак протеста. Она не успела вымолвить и нескольких слов, как Селестия взмахнула гривой в сторону двери. По сигналу двое стражников, сопровождавших её, обхватили кобылку за плечи и потащили прочь.

По лицу Кловер текли слезы, глаза её расширились. Она начала биться, бесполезно размахивая копытами в хватке сильных жеребцов. — Нет! Пожалуйста! Ваше Высочество! Пожалуйста! Нет! Подождите!

Принцесса топнула копытом по полу, стук отразился от стен и потолка. — Кловер, успокойся! Это к лучшему для всех пони!

— Нет! Пожалуйста! Ваше Высочество! Я... Я ЛЮБЛЮ ЕГО! — Кловер выла, икала между сильными рыданиями, била копытами и царапала пол. Охранники-пегасы просто взвились в воздух и утащили её в открытую дверь.

Когда она проходила через мощные двери, глаза Кловер встретились с глазами Флэша Сентри. На мгновение он увидел, как в её мерцающих зрачках отразилась кто-то другой, и холодная волна узнавания прошла через него.

Снова закрыв двери, принцесса Селестия вздохнула и покачала мордочкой. Оглядев оставшихся охранников, она спросила: — Чего ещё она могла ожидать от меня, Флэш Сентри?

Поклонившись, Флэш Сентри ответил: — Я не уверен, Ваше Высочество. Вы очень мудры, и... — Он сделал паузу, сглотнув. — Вы поступили правильно, принцесса.

Ещё раз вздохнув, принцесса Селестия встала на копыта и направилась к своему трону. — Хотя я и сочувствую судьбе запретной любви...

Остановившись, она посмотрела на витражную фреску, изображающую Дискорда, побежденного ею и принцессой Луной, в те времена, когда в Эквестрии был новый порядок.

— Правила созданы не для того, чтобы их нарушать, — закончила она, вновь прочно усаживаясь на трон.

— Да, Ваше Высочество, — ответил Флэш Сентри и поднялся только тогда, когда она краем глаза ещё раз потрепала его по гриве.

Остальная часть заседания королевского двора в тот день прошла без происшествий.

Всё это время Флэш Сентри не мог выкинуть из головы рыдания Кловер.

~

Когда королевский оркестр Кантерлота нежной серенадой флейт и кларнетов возвестил о восходе Луны, Флэш Сентри был освобожден от своих обязанностей.

Первым делом он зашел в свою комнату и запер копье, хотя доспехи ещё не снял. В животе снова заурчало, и в голове пронеслись мысли о сытном овощном рагу и хрустящем салате. Радуясь окончанию очередного дня, Флэш Сентри уже собирался выйти из комнаты, как вдруг его остановил стук в дверь.

Он всегда узнавал этот робкий стук.

— Входи, Грейхуф, — со вздохом сказал он.

Грейхуф вошел, на его мордочке появилась добрая улыбка. — Добрый вечер, сэр Флэш Сентри. Надеюсь, вы хорошо провели день.

Вздохнув, Флэш Сентри рассеянно постучал передним копытом по земле и сказал: — Просто ещё один день в раю, Грейхуф.

Поправив очки на переносице, Грейхуф медленно кивнул и издал свой собственный маленький вздох. — Ах, да, сир. Я, конечно, могу вас понять. Вы, наверное, уже ужинали? Если нет, то я могу сходить и принести что-нибудь для вас...

— Нет, все в порядке. — Флэш поднял копыто. — К тому же, если я и дальше буду пропускать ужин, Стил и Спир станут ещё более подозрительными.

С легким весёлым смешком Грейхуф покачал головой и сказал: — Ах, да, сир. Эти двое определенно... наблюдательны.

Флэш поморщился, вспомнив, как в прошлом его псевдодрузья обращались с добрым слугой, стоявшим перед ним. Пришлось потратить не один раз, чтобы заставить Стил Винда и Шарпа Спира относиться к Грейхуфу как к пони.

Вздохнув еще раз, Флэш предпочел увести разговор в сторону, чтобы больше ничего не говорить об этих двух хулиганах. — Итак, Грейхуф, что привело тебя сюда?

Грейхуф кашлянул и потянулся к своему костюму, доставая небольшой клочок пергамента. — У меня для вас послание от капитана Айронхуфа, милорд.

При одном только упоминании этого имени ноздри Флэша вспыхнули, и он прошипел: — Что ему нужно?

Почти ощущая яд, стекающий с его слов, старый жеребец сделал шаг назад к двери и прочел послание на своем копыте. — Капитан просит вас немедленно прибыть в его кабинет. — Затем он положил послание на тумбочку Флэша.

Мордочка Флэша Сентри чуть не упала на пол. — Но... Почему?

Кашлянув в переднее копыто, Грейхуф покачал головой. — Я не уверен, сэр Флэш Сентри. — Он сделал ещё один шаг к двери и вздохнул. — Прошу меня извинить. Уже поздно, и я боюсь, что мне скоро придется поесть.

Флэш нахмурился, его взгляд был прикован к полу под копытами. — А... Всё... Тогда ладно.

Грейхуф поклонился и открыл дверь, чтобы уйти.

— Грейхуф?

Он оглянулся через плечо. — Да, сир?

— Я... — Флэш сделал паузу, тяжело сглотнув и глядя на маленький клочок пергамента, лежащий в уголке его глаза. Затем он прочистил горло и посмотрел прямо ему в глаза.

— Я... Я очень ценю то, что ты для меня делаешь, Грейхуф.

Слабая улыбка мелькнула на его мордочке, и старый жеребец склонил голову и захихикал. — Ах, это пустяки, сир.

Он сделал паузу, а затем добавил: — Просто таков порядок вещей.

Прежде чем его рыцарь успел возразить, Грейхуф выскользнул за дверь.

— Удачи, Флэш.

~

Тысячемильный путь по коридору в кабинет капитана Айронхуфа из его комнаты начался не с одного шага, а с дрожащего дыхания. Флэш Сентри выпрямил крылья, осмелившиеся подняться в страшном раздражении, когда он совершал этот путь. За всё это время по коридорам не пронеслось ни одного товарища из Королевской гвардии, и его ритмичные шаги копыт гулко отдавались от древнего камня.

Когда Флэш наконец добрался до двери, из-за дуба до его ушей донесся глубокий бас капитанского смеха. Прикусив губу, он громко постучал в дверь, что на несколько драгоценных секунд заглушило смех Айронхуфа.

Затем тот же глубокий голос позвал: — Открывай дверь, Слуга Белл!

Дверь капитану открыл молодой земной пони. Его глаза расширились, когда он увидел пегаса, возвышающегося над ним. — Э-э-э, до-добрый в...

— Ах, вот ты где! — со смехом сказал Айронхуф, вставая из-за стола и рысью направляясь к нему. Серебристый жеребец-единорог с толстой мускулатурой приветливо улыбнулся Флэшу Сентри, и тот постарался ответить ему хотя бы легкой ухмылкой.

Айронхуф обхватил шею своего слуги передними копытами и с горьким взглядом отдернул его. — Не стоит так приветствовать нашего гостя, Слуга Белл!

— Д-да, сир! — пискнул Слуга Белл, когда его оттащили, а затем начал горячо кланяться. — Я... Я... Я прошу прощения!

— Ба! Ступай на кухню и принеси нам вина, слуга Белл! — Жестоко ухмыльнувшись, Айронхуф вытолкал слугу за дверь и жестом пригласил Флэша Сентри войти внутрь.

Флэш подчинился, прилагая все усилия, чтобы скрыть хмурый взгляд, который зарождался под маской, и держать свои сильные крылья в покорности. Он отступил в сторону, чтобы пропустить спешащего мимо него слугу, и послал улыбку, предназначенную ему, капитану Айронхуфу.

— Рад тебя видеть, Флэш, — сказал Айронхуф, подводя его к креслу напротив своего стола. — Пожалуйста, садись.

— Спасибо, сэр, — сказал Флэш, садясь. Он устроился в кресле и положил передние копыта на колени. — Я тоже рад вас видеть.

Айронхуф усмехнулся. — Действительно. Это был прекрасный день, когда мы служили нашим прекрасным принцессам, не так ли? — Он сел в кресло и жестом указал на сервировочный поднос на столе. — Пожалуйста, ешь. Угощайся.

Флэш Сентри с опаской взглянул на поднос. На нем лежали различные деликатесы: инжир и финики, хумус и пита, кешью и макадамия, салат из темной зелени и мандаринов, а в довершение всего — шоколадный пудинг, посыпанный кокосовыми хлопьями.

— Только самое лучшее для капитана королевской гвардии, — с ухмылкой заявил Айронхуф, заметив голод в глазах Флэша Сентри. — Но сегодня ты можешь поучаствовать вместе со мной, Флэш Сентри. Ешь.

Подняв бровь, Флэш встретил взгляд своего капитана. — Сэр? Почему... Почему вы...

— Я наблюдал за тобой. — Выбрав с помощью своей магии один из инжиров и поднеся его ко рту, Айронхуф снова захихикал, а затем прожевал его. — Ммм... Да, я слышал о тебе много хорошего от принцессы Селестии и принцессы Луны.

Флэш склонил голову, глядя на плюшевый ковер благородного голубого цвета под своими копытами. — Спасибо, капитан.

— Нет, спасибо, — сказал Айронхуф, на этот раз захватив себе несколько кешью. — Не многим рыцарям поручают стоять на страже при королевском дворе принцессы Селестии и принцессы Луны. И уж точно многие не могут сохранять самообладание так хорошо, как ты.

— Я слышал, что произошел какой-то инцидент с какой-то... — Айронхуф прочистил горло и ухмыльнулся. — Сегодня с земной кобылой. — Положив в рот кешью, он самодовольно ухмыльнулся и стал есть. — Какая-то шлюха ухлестывает за одним из лучших жеребцов-единорогов Кантерлота... Ты можешь в это поверить?

— Нет, сэр, — отпарировал Флэш, опираясь задними копытами о ковер.

— Некоторые глупцы думают, что могут нарушать наши священные традиции и законы ради любви... — Айронхуф покачал головой. Он снова указал на поднос. — Чего ты ждешь? Ешь.

— Да, сэр. — Флэш взял одну из вилок и наколол на нее зелень, а также дольку апельсина. Было горько. Он продолжал жевать.

Айронхуф откинулся в кресле и уперся одним копытом на стол. — Эта кобыла кричала, как дура, но ты остался спокоен. Принцесса Селестия тоже была довольна теми двумя, кто её выпроводил, но ты, Флэш... — Айронхуф указал на него, хрустя кешью. — Она упомянула именно тебя.

Флэш проглотил кусочек и склонил голову. — Спасибо, капитан.

— Вольно, солдат. — Айронхуф помахал ему вслед. Он запустил свою магию и обмакнул кусок питы в блюдо с хумусом. — Знаешь, — размышлял он, обмакивая хлеб в хумус, — ты мне нравишься, Флэш Сентри.

Поймав его взгляд, Флэш кивнул, используя вилку шпината и капусты во рту как предлог, чтобы не отвечать.

— Жаль, что ты не единорог... — Айронхуф ухмыльнулся и прожевал свой хлеб. — Если бы ты был единорогом, я бы не отказался увидеть тебя в своих подковах через несколько лет, как сейчас я в подковах Шайнинга.

Хотя он знал, что должен испытывать чувство гордости от слов капитана, Флэш Сентри ощутил лишь пустоту, когда похвала Айронхуфа пустым эхом отозвалась в его сознании. Он просто кивнул и откусил ещё кусочек.

Если Айронхуфа и волновала пропущенная благодарность, он не подал виду. Когда он перешел к десерту и зачерпнул огромную ложку, на его морде появилась лукавая ухмылка. Шевельнув бровями, он сказал с этой зубастой ухмылкой: — И кто знает? Пройдет совсем немного времени, и я стану вторым капитаном Королевской гвардии, женившимся на принцессе.

Флэш чуть не подавился вилкой.

— Ммм, да... — облизнув губы, Айронхуф проглотил пудинг и ухмыльнулся. — Принцесса Твайлайт Спаркл... Такая умная... Такая сильная... Такая... Красивая...

Зубья царапали его язык и зубы, когда он сильно надавливал на вилку. Флэш Сентри грыз металл, пока его кровь закипала. Тем временем Айронхуф, казалось, вообще забыл о своём существовании и принялся поэтически воспевать только что коронованную принцессу магии.

— Да, она была гораздо красивее Каденс... Милая и скромная, но в то же время с легкой изюминкой. Просто совершенство. — Айронхуф тяжело вздохнул. — Скоро снова состоится Гранд Галопинг Гала... и, как капитан Королевской Гвардии, я буду сопровождать и сопровождать её соответствующим образом.

— Это будет грандиозный вечер, — сказал он наконец, обернувшись к своему подчиненному.

Флэш вытащил вилку изо рта, не обращая внимания на медный привкус собственной крови. Улыбка чуть не треснула, когда он с силой провел ею по лицу. — Да, сэр. Так и будет.

Айронхуф положил ложку на место и облокотился на стол. — Теперь вернемся к тому, зачем я тебя вызвал: ты будешь работать на новом посту. Ты назначен охранником королевского двора принцессы Твайлайт Спаркл, начиная с завтрашнего дня её открытия.

Расширив глаза, Флэш Сентри изо всех сил старался удержать крылья и скрыть румянец, который начал проступать на его мандариновых щеках. — З-завтра, сэр?

— Да, завтра, — холодно ответил капитан Айронхуф, — и я жду от тебя только самого лучшего, Флэш. Может, ты и не единорог, но ты лучший пегас из всех наших охранников. А мне нужен был надежный пони, чтобы присматривать за новым двором принцессы. — Он усмехнулся и потер передним копытом грудь. — Бедная маленькая кобылка нервничает...

Откуда тебе знать, старый, кичливый, чванливый сук...

— Сир! Сир! — В дверь ворвалась Белл, на которой стоял сервировочный поднос с двумя бокалами вина и полупустой бутылкой. — Мне очень жаль, сэр Айронхуф! На кухне не хватало копыт, и некоторые из...

— Ты отложил мои нужды, чтобы позаботиться о других мерзких подчиненных? — Айронхуф зарычал и выхватил поднос с вином из копыт слуги вспышкой синевато-серой магии. — Как ты смеешь!

— Простите, кап...

— Убирайся! — рявкнул Айронхоф, распахивая двери с помощью быстрого заклинания. Слуга Белл низко поклонился и бросился прочь, пот струился по его гриве и шее, а глаза были огромными, как обеденные тарелки.

— Ха, забудь о нем, — пробормотал капитан, передавая Флэшу Сентри один из бокалов с вином. — Земные пони. Ба. Жаль, что ты никогда не узнаешь славы магии единорогов...

— Да, сэр, — тихо сказал Флэш, беря бокал копытом, — жаль...

— Пегасы — это нечто среднее, — сказал Айронхуф, отпив глоток вина. — Возможно, на Гала ты найдешь себе пегаску с хорошей погодой. Может быть, даже одну из Вондерболтов!

— Хех, да, сэр...

Флэш Сентри составил своему капитану компанию до конца трапезы, слушая, как тот хвастается своими достижениями и восхваляет красоту Твайлайт Спаркл. Пегас почти не притронулся к еде и только попробовал вино.

К тому времени, когда его отпустили, гнев рассеялся, сменившись гулким эхом копыт, разбивающих тишину о холодный камень Кантерлотского замка. В его груди больше не было ни тесноты, ни краски на щеках. Не было ни огня в мышцах, ни льда в пронзительно-голубых глазах.

Оставалось только предвкушение того, что будет завтра.

~

В ту ночь сон не пришел к нему. Флэш был благодарен за это. Когда утром он поднял голову с подушки и взглянул в зеркало, на его щеках не было шерсти, которую нужно было скрывать. Вскоре за этим открытием последовал стук Грейхуфа, и утренняя монотонность началась снова.

Пока Грейхуф натягивал доспехи, Флэш Сентри, до этого отвечавший на репертуар слуги лишь ворчанием и кивками, наконец заговорил.

— Сегодня я начинаю новый пост, Грейхуф.

Грейхуф сделал паузу и, закрепив нагрудник, посмотрел вверх. — О? И где же это будет, сир?

— Королевский двор принцессы Твайлайт Спаркл.

Хотя он знал, что должен был бы улыбнуться своей удаче, Флэш Сентри остался без выражения, глядя в сочувствующие глаза старого жеребца.

— Понимаю... — Закончив с нагрудником, Грейхуф перешел к наплечникам рыцаря, купив себе несколько секунд тишины. — Что ж, я уверен, что вы отлично справитесь, сир, — тихо сказал он, на его морде появилась добрая, ободряющая улыбка.

— Я беспокоюсь не об этом, Грейхуф. — Флэш уперся копытами в пол и вздохнул. — Будет гораздо труднее, когда она... Когда она будет рядом.

— Ну... — Защелкнув наплечники, Грейхуф сделал шаг назад и поднял голову, нахмурившись. — Вы очень дисциплинированный королевский гвардеец, сэр Флэш Сентри. Жеребцы меньшего ранга не смогли бы делать то, что делаете вы.

— Но что делаю я? — риторически спросил Флэш, в раздражении разворачивая и расправляя крылья. Он фыркнул. — Скрывать свои чувства? Делать вид, что всё это в порядке вещей? Жить во лжи?

— Я имею в виду... — Он вздохнул и пошел рысью прочь, глядя в окно. — Как ты можешь так поступать, Грейхуф? Тысячи лет прошло с тех пор, как были установлены старые законы... И никто не оспаривает их. А такие пони, как мы с тобой, несут на себе всю тяжесть этого. Почему?

Вздохнув про себя, Грейхуф подошел и положил переднее копыто на плечо Флэша. — Сир, так было всегда, и для вас, и для меня, и для всех пони в Эквестрии. Все так и есть.

Флэш обернулся. — Ну... Это... Это несправедливо!

Грейхуф кашлянул и опустил переднее копыто, уставившись в пол. Флэш уставился на него, злясь на себя за то, что ведет себя так по-жеребячьи. Всё так, как есть... Так, как должно быть. Это было для нашего блага... Для блага всех пони.

Три племени могли объединиться и образовать Эквестрию, но у каждого из них были свои пути, и лучше было держать их... Отдельно, но...

В его старых глазах блеснула доброта, и Грейхуф снова поднял голову и похлопал Флэша Сентри по плечу. — Это не так, дорогой мальчик. Это несправедливо. Но так сложились обстоятельства, и мы не можем их изменить. Мы можем только делать всё возможное, чтобы справиться с этим миром и приспособиться к нему, хотя и мечтаем о лучшем.

С небольшой улыбкой на мордочке Флэш Сентри положил переднее копыто на плечо Грейхуфа и успокоил его. — Ты был бы отличным королевским гвардейцем, Грейхуф. Даже дворянином.

Грейхуф рассмеялся и покачал головой, поклонившись. — Слугой я родился и слугой останусь. Хотя...

— Я горжусь тем, что являюсь твоим слугой, Флэш.

На мгновение воцарилось молчание, которое не было нежелательным; это было молчание старых друзей в старом мире, оба желающие, чтобы он стал новым.

Грейхуф закончил помогать Флэшу Сентри с его утренними делами, затем поклонился и пожелал ему всего хорошего.

Флэш проигнорировал урчание в животе, воспользовавшись этим временем, чтобы подготовиться к первому в длинной череде трудных дней.

~

После пропущенного завтрака желудок Флэша Сентри был пуст, но он затмевал бушующую внутри него пустоту.

Пробираясь по коридорам, облаченный в безупречные доспехи и с остро заточенным копьем в копыте, он был благодарен, что никто не обращает на него внимания. Шарп Спир и Стил Винд, должно быть, все ещё были заняты завтраком и болтовней. Возможно, тот, кто наблюдал за ними сверху, всё-таки был обязан оказать ему несколько услуг.

Флэш с облегчением вздохнул, когда показались двери зала королевского суда. Если Селестия и Луна обычно поочередно занимали места в Королевском дворе — тем более что принцесса Луна появлялась там только по вечерам, — то Твайлайт Спаркл, взявшая на себя корону, означала, что две другие принцессы могли немного передохнуть.

Хорошо для них, с горечью подумал он.

Когда он завернул за последний угол, там была она.

Принцесса Твайлайт Спаркл во всем своем великолепии стояла перед дверями и ждала, когда придет её рыцарь, чтобы проводить её.

Флэш вздохнул и зацокал копытами по полу. Его предательское сердце снова заколотилось, а пара узурпаторов на спине жаждала подняться. Вздохнув, Флэш усилием воли заставил себя быть профессионалом, идя к ней.

— О! Вот ты где, Флэш, — с улыбкой сказала Твайлайт.

Как только он подошел к ней, Флэш крепче сжал копье и низко поклонился. — Доброе утро, принцесса. — В его голосе снова появилась мелкая дрожь. Флэш стиснул зубы и еще ниже опустил глаза.

— И тебе доброе утро. Пожалуйста, встань.

Он так и сделал. Она слегка хихикнула в ответ.

Его ответный смех не имел никакой силы.

— Итак... Ты так же нервничаешь перед сегодняшним днем, как и я? — спросила она, запалив свой рог.

— Я уверен, что с-сегодня все будет хорошо, принцесса, — пролепетал он, избавляя своё горло от жалкой дрожи.

— Хорошо? — Твайлайт снова хихикнула, распахивая тяжелые двери. — Я надеюсь, что всё будет замечательно, — сказала она, взмахнув передним копытом.

— О! Д-да. Конечно, Ваше Высочество, — сказал Флэш, снова склонив голову.

Снова раздался веселый смех. Флэш Сентри поднял голову, не в силах скрыть зубастую улыбку, расплывающуюся по его лицу. Принцесса то ли не заметила, то ли предпочла не упоминать об этом. Она улыбнулась ему в ответ и вошла в зал королевского суда, придержав для него двери.

— Спасибо, Ваше Высочество, — сказал он, кивнув. Твайлайт осторожно закрыла двери и направилась к трону. Флэш Сентри стоял рядом с дверями и крепко сжимал копье, заставляя себя смотреть на двери.

Она там... Идет прямо туда... Вокруг никого нет, и я мог бы... Я могу просто...

Нет. Флэш втянул глоток воздуха сквозь стиснутые зубы. Нет. Она гораздо более особенная, чем это.

Не прошло и минуты, как двери снова распахнулись, и не благодаря магии Твайлайт. Она крутанулась на месте, а Флэш Сентри тут же отпрыгнул в сторону с копьем в передних копытах и прижатыми ушами.

— А, Твайлайт, ты пришла раньше времени! — Улыбка принцессы Селестии прозвучала над её веселыми словами. Она вошла в зал, рядом с ней стоял капитан Айронхуф. Капитан был облачён в свои первозданные, сияющие пурпурные доспехи и прекрасно сопровождал принцессу Селестию, ни на шаг не выбиваясь из ритма.

Увидев их, Флэш шмыгнул обратно на свой пост, молясь, чтобы ни капитан, ни принцессы не заметили его прыжка.

Твайлайт обернулась на ступеньках и засияла. — Принцесса! Доброе утро!

Селестия захихикала. — О, Твайлайт, ты можешь называть меня Селестией. — Она рысью взбежала по лестнице и ободряюще обняла свою бывшую ученицу.

Капитан Айронхуф, тем временем, остановился посреди комнаты и обернулся к Флэшу с кривой ухмылкой. — Флэш Сентри! Я вижу, что ты готов и пришел раньше.

Флэш поклонился и попытался расслабить стиснутые челюсти. — Да, сэр. Спасибо, сэр.

Айронхуф усмехнулся и сказал: — Вольно, солдат. Просто хотел убедиться, что всё готово к первому дню работы новой принцессы при королевском дворе... — Он повернулся, переводя взгляд со своего уже поднявшегося солдата на нервничающую принцессу в другом конце комнаты.

— Большое спасибо... Селестия, — сказала Твайлайт, нехотя разрывая объятия. Улыбнувшись своей наставнице, она добавила, — Я очень надеюсь, что сегодня всё пройдет замечательно!

— Я уверена, что так и будет, Твайлайт, — ответила Селестия, улыбнувшись в ответ.

Айронхуф подошел к ним и поклонился. — Если вам что-то нужно, принцесса Твайлайт Спаркл...

Заглянув ей в глаза, капитан взял её за переднее копыто и нежно поцеловал его. — Только дайте мне знать, и я немедленно позабочусь об этом.

Флэш Сентри никогда в жизни так крепко не сжимал копье. Он готов был поклясться, что чувствует, как сталь начинает плавиться под его хваткой, как адреналин раскаляет добела его самого, его и пол. Его крылья сами по себе хотели подняться и расправиться, бросая вызов жеребцу, который смотрел на прекрасную кобылу с нескрываемым намерением.

Прикусив язык, Флэш Сентри снова уставился на дверь. Его беззвучные проклятия заставили бы покраснеть любого сапожника.

Хихикнув, Твайлайт убрала копыто и улыбнулась Айронхуфу. — Спасибо, капитан. Думаю, у нас с Флэшем все будет в порядке.

При этих словах Флэш на мгновение оглянулся. Она смотрела прямо на него.

Флэш оглянулся на двери.

— Ясно. Что ж, в таком случае, имейте это в виду, Ваше Высочество. — Айронхуф подмигнул и повернулся к принцессе Селестии, которая кивнула.

Обняв Твайлайт крылом в последний раз, Селестия сказала: — Просто помни, чему я тебя учила, Твайлайт. Ты очень хорошо знаешь законы и традиции Эквестрии. Я в этом не сомневаюсь. И если тебе что-то понадобится, я всегда буду рядом с тобой.

Твайлайт потрепала крыло и сказала с легкой дрожью в голосе: — Спасибо... Селестия. Это очень много значит для меня.

Флэш Сентри совершил ошибку, снова оторвав взгляд от дверей. В последнюю секунду его взгляд перехватил ободряющий жест принцессы. В этот момент его крылья дернулись, желая приласкать нервничающего аликорна каждым своим движением.

Вернувшись к двери, Флэш сделал глубокий, медленный вдох.

Только сегодня. Ты просто должен пережить этот день.

После нескольких обменов напутствиями двери вновь распахнулись под мощным напором магии Селестии. Могучий аликорн и суровый единорог вышли, закрыв за собой двери.

Флэш Сентри и Твайлайт остались одни.

Только сегодня. Только сегодня.

~

В течение первого часа Флэш Сентри использовал все свои силы и дисциплину, чтобы просто смотреть на двери и не смотреть на неё. У Твайлайт Спаркл пока не было посетителей — никого, кто мог бы нарушить тягостную, ноющую тишину между ними. Первые тридцать минут она нервно и прерывисто кашляла. После этого она, казалось, расслабилась.

Никто из них не разговаривал. Он смотрел на двери, а она — на свиток, который оба изучали так, словно в его глубине хранились секреты бытия. Если бы только кто-нибудь из них мог прочесть строки между ними.

Только-только он начал немного расслабляться, как стук копыт по огромным дверям заставил принцессу и рыцаря обратить на себя внимание.

Вздрогнув, Твайлайт оторвалась от чтения и, сверкнув рогом, медленно потянула двери на себя. Крепче сжав оружие, Флэш Сентри собрал в кулак свой стоический, суровый взгляд и наблюдал, как на пороге появляется первый гость королевского двора принцессы Твайлайт Спаркл.

Одетый в изысканные одежды из шелка и бархата жеребец-единорог терпеливо ждал, сопровождаемый двумя белыми пегасами — королевскими гвардейцами. Серебряные запонки и ожерелье со свисающим с него бриллиантом дополняли его благородный облик.

К своему огромному облегчению, Флэш Сентри не узнал этих двух гвардейцев. Единорог тоже был неузнаваем, хотя и смотрел на принцессу через всю комнату со странной фамильярностью.

— Доброе утро, — позвала Твайлайт со своего трона. Она сделала паузу, чтобы сглотнуть, а затем сказала: — Пожалуйста, п-проходите.

Направляемый двумя стражниками, жеребец-единорог шёл медленно и осторожно. Каждое соприкосновение копыт с клетчатым полом отдавалось эхом в тихой комнате. Он держал мордочку высоко поднятой, не обращая внимания ни на кого из трёх королевских гвардейцев. Он просто смотрел на принцессу сквозь туннельное зрение.

Флэш сузил глаза и стиснул зубы.

Как только гость достиг центра зала королевского суда, оба пегаса-охранника остановились. Единорог тоже остановился и поклонился, не сводя глаз с принцессы. — Благодарю вас, Ваше Высочество, — произнес он, каждое слово было четким и чистым, ни намека на акцент или колебания.

— Не за что, мистер...

— Орион, принцесса, — сказал жеребец, поднимаясь во весь рост.

Сам того не зная, Флэш Сентри проглотил камень. При этом имени у него заныло в животе. Его хватка на оружии слегка ослабла, а приплюснутые уши приподнялись в знак узнавания.

— Орион. Приятно познакомиться, — приятно сказала Твайлайт, искренне улыбаясь. — Гм... — Она начала рыться в стопке писем рядом с троном, используя свою магию. — Простите... Принцесса Селестия, принцесса Луна и я сейчас находимся в одном зале суда, поэтому ваше письмо может оказаться не у меня под копытом...

Орион поднял переднее копыто и улыбнулся. — Всё в порядке, Ваше Высочество. Я... вообще-то не писал письма.

Твайлайт остановила своё заклинание, и несколько бумаг упали на пол. — Вы... Вы не писали?

Он покачал головой. — Нет, Ваше Высочество. Нет... Я пришёл сюда по вопросу, который вчера решала принцесса Селестия вместе с Кловер.

Оба охранника, стоявшие по бокам единорога, обменялись недоуменными взглядами. Флэш почувствовал, что хватка его оружия ослабла, а сердце заколотилось с перебоями.

— Кловер? — Твайлайт нахмурилась и снова зажгла свой рог. — Хм, боюсь, что я не...

— Кловер — моя невеста, — сказал Орион.

Камень в его животе превратился в лед, поднимаясь вверх по груди и сжимаясь вокруг сердца.

При этих словах в комнате воцарилась тишина, и оба пегаса, сбитые с толку, неодобрительно смотрели на единорога, взмахнув крыльями и сузив глаза.

— ... О-о-о. — Магия рассеялась, Твайлайт вздохнула и опустила крылья к бокам. — Я... Я помню, что слышала об этом. Мне очень жаль, Орион.

— Мне тоже жаль. Жаль, что наши благожелательные правители так предвзяты, — прошипел Орион, откинувшись на задние копыта и раздувая ноздри. Двое стражников рядом с ним придвинулись чуть ближе, их губы сжались в рычание.

— М... Мне очень жаль, Орион, но...

Флэш Сентри снова крепко сжал оружие — на этот раз для поддержки. Он уставился на Ориона, его морда была пустой, лед вокруг сердца сжимался почти до аритмии, пока жеребец продолжал свою тираду.

Топнув копытом по полу, Орион закричал: — Как вы смеете! Как вы смеете... Ты... Ты... Ты, фанатичка из глубинки!

— Эй! — крикнул в ответ один из стражников, подходя к нему ближе. — Так нельзя разговаривать с нашей принцессой!

Твайлайт подняла переднее копыто. — Нет, все в порядке. Пусть говорит.

Услышав, как разъяренный стражник отступил от него, Орион обернулся к Твайлайт и снова топнул копытом. Каждое слово дрожало от гнева и отчаяния.

— Вы знаете, сколько лет мы с Кловер знаем друг друга? С тех пор, как мы были жеребятами! С тех пор, как мы были жеребятами, играющими с блоками в своих кроватках! С тех пор мы дружим, и мы вместе почти половину нашей жизни! Вы хотите сказать, что не отмените тысячелетний закон даже перед лицом любви?

Флэш Сентри изо всех сил вцепился в копье, его сердце угрожающе заколотилось в аритмии, пока камень погружался в воду, а лёд всё дальше проникал в него.

Вздохнув, Твайлайт расправила крылья, а затем снова прижала их к бокам. — Я... Мне так жаль, Орион, — тихо произнесла она, глядя на него с искренностью, светившейся в её глазах. — М... М... Мне бы очень хотелось что-нибудь сделать. Похоже, вы с Кловер действительно любите друг друга.

— Так и есть, — с рычанием ответил Орион, усаживаясь на корточки.

— Но... — Твайлайт Спаркл закусила губу и отвела взгляд, потом посмотрела на двери, на Флэша Сентри.

Он почти упал на пол, опираясь на оружие обеими передними лапами.

Она снова посмотрела на своего гостя и вздохнула. — Это... Это не наш путь. У Эквестрии долгая история конфликтов и разногласий между тремя племенами, и это было предписано как лучшее лекарство для их устранения. Мне очень жаль, но... Я не могу нарушить закон или приказ. Я не могу поженить вас двоих.

— Прости меня, Орион.

На мгновение Флэш Сентри был уверен, что в непокорном жеребце что-то сломалось. Но он не шелохнулся, тупо уставившись на принцессу, пока тело заставляло его дышать. Двое охранников рядом с ним переглянулись и захихикали друг с другом.

Эквестрия заговорила, и во второй раз она сказала "нет".

За долю секунды то, что сломало Ориона, поднялось и закричало внутри него. Не успел никто из трех королевских гвардейцев отреагировать, как единорог запалил свой рог и выстрелил мощной вспышкой магии в охранника, который насмехалься над ним.

К реальности Флэша Сентри вернул вой его товарища по рыцарскому поединку, который катался по полу и визжал от боли. Поколебавшись несколько секунд, он схватил копье и вытащил свои закопченные копыта из-под шашки.

Орион сделал ещё один выстрел и отправил в полет второго стражника, его темно-серая магия с криком разлетелась по сторонам. Он смеялся и смеялся, наконец разломившись надвое. Повернув голову к Твайлайт Спаркл, он прорычал: — Вы чудовища! Вы чудовища! Я люблю её! Я ЛЮБЛЮ ЕЁ!

Твайлайт Спаркл, широко раскрыв глаза, на мгновение замешкалась, её крылья испуганно затрепетали, когда она увидела, что рог жеребца снова засветился.

Бросившись через всю комнату, Флэш Сентри сбил Ориона в бочку и кувыркнулся вместе с ним по полу вниз головой. Он крепко сжимал копье, упираясь им в подбородок единорога и отводя его рог в сторону. Широко раскрыв глаза от ярости, Орион уставился на Флэша Сентри и снова затрубил в рог.

Бросив быстрый удар, Флэш Сентри ошеломил единорога, ударив его прямо по морде. Орион застонал, а затем с размаху врезался черепом в череп рыцаря.

— Уф! — Через долю секунды Флэш Сентри закрыл глаза, тупая боль пульсировала над его лбом. Орион перевернул нападавшего, пока тот был оглушен, и схватил копье, левитируя его своей магией и отводя назад.

Орион закричал, когда его швырнули, как тряпичную куклу. Твайлайт Спаркл, с пылающими глазами, не прекращала свою магию, и мощная фиолетовая дымка прижала жеребца к стене.

Снова застонав, Флэш Сентри открыл глаза и поднял голову, ухмыляясь: принцесса прижала к себе потенциального узурпатора. Он вскочил на копыта и схватил своё копье. Два других стражника тоже приходили в себя, потирая больные черепа и взлохмаченные гривы.

— Монстр! Монстр! Это безумие! ЭТО БЕЗУМИЕ! — Орион метался в магии Твайлайт, тщетно пытаясь произнести заклинание самостоятельно.

Флэш Сентри бросился к жеребцу, размахивая копьем и глядя на него с чистой ненавистью. — Нет, то, что ты делаешь, — это безумие! Знаешь ли ты, ублюдок, как долго ты будешь сидеть в подземельях за это?!

Грохот копыт по полу заставил всех пони обернуться к огромным дверям. Принцесса Селестия и капитан Айронхуф вбежали внутрь, тяжело дыша.

— Что здесь происходит?! — крикнула Селестия, подбегая к Твайлайт.

— Флэш Сентри! Что случилось? — потребовал Айронхуф, присоединившись к ним троим.

— МОНС...

Твайлайт крепко сжала Ориона и заставила его замолчать, пустив в его сторону кинжалы.

Флэш указал на жеребца и, задыхаясь, сказал: — Он напал на двух других охранников, а потом на принцессу!

Расправив крылья, Селестия сверкнула своим рогом, окутав Ориона вспышкой белого света. Заклинание Твайлайт Спаркл было разрушено, Селестия превозмогла её и захватила контроль над преступником. Все, кроме Селестии, прикрыли глаза от блеска этого волшебства.

Когда белый свет исчез, Флэш Сентри повернулся и увидел Ориона на полу, его передние копыта были скованы за спиной, а на рог плотно надет ограничитель. В ответ он закричал и взбрыкнул, но был заглушен ещё одним щелчком рога Селестии, который закрыл ему морду и рот.

— Уведите его в подземелье! — рявкнула Селестия, ткнув передним копытом в сторону двух других охранников. — Мы разберемся с ним позже!

Оба пегаса поднялись, поклонились и в мгновение ока схватили пленника. Схватив его, они взмыли в воздух и молнией вылетели из зала королевского двора, а Орион с трудом удерживался между ними.

Твайлайт посмотрела на свою наставницу со слезами на глазах. — Принцесса, я...

— Все в порядке, Твайлайт, — сказала принцесса Селестия, раскрывая перед ней свои крылья и передние конечности. Твайлайт тут же бросилась в её объятия, и по щекам потекли слезы, пока Селестия успокаивала её.

Капитан Айронхуф повернулся к Флэшу Сентри. — Мы услышали переполох и поспешили туда, как только смогли. Должен сказать... Для пегаса, сражающегося с единорогом, ты неплохо справился, — сказал он, не улыбаясь ни в словах, ни на морде.

Флэш склонил свою больную голову. — Спасибо, сэр.

Айронхуф кивнул и повернулся, встретившись взглядом с Твайлайт Спаркл, которая отстранилась от объятий Селестии. — С вами всё в порядке, Ваше Высочество?

Твайлайт кивнула. — Д-да. Со мной всё будет в порядке. Просто немного потрясена.

Она сделала паузу, посмотрела на Флэша Сентри и улыбнулась. — С... Со мной всё будет в порядке.

Селестия положила переднее копыто ей на плечо и кивнула, затем повернулась к пегасу. — Спасибо, Флэш Сентри. Не зря я рекомендовала тебя для охраны Твайлайт в первый день, — сказала она, подмигнув.

Трое из них засмеялись, один — с трудом.

— Как ты себя чувствуешь, Твайлайт, ты можешь продолжить работу до конца дня? — спросила принцесса Селестия.

— Да, готова. — Твайлайт сделала шаг к трону, а затем уверенно добавила, — Теперь, когда мы избавились от самого худшего, всё должно быть в порядке.

— Конечно, ваше высочество. — Айронхуф усмехнулся и подмигнул ей, поклонившись. — Если вам еще что-нибудь понадобится, пожалуйста, дайте мне знать.

Флэш Сентри поклонился, когда капитан и принцесса Селестия удалились. Он не был уверен, что в груди у него защемило: то ли от затянувшегося боя, то ли от того, что на лице Айронхуфа появилась та самая самодовольная улыбка...

И принцесса, и рыцарь вернулись на свои места, хотя несколько шагов между ними показались ему милями. Остановившись у дверей, Флэш вздохнул и начал повторять в уме одну и ту же мантру.

Просто пережить сегодняшний день.

Просто пережить сегодняшний день.

Просто...

— Флэш?

Он обернулся. — Да, принцесса?

— Спасибо, — сказала она. Она улыбнулась.

— Не за что, принцесса, — сказал он. Она улыбнулась в ответ и поклонилась.

Он готов поклясться, что увидел, как она покраснела.

~

Остаток дня прошел без происшествий. Несколько пони удостоились аудиенции у принцессы Твайлайт Спаркл в её королевском дворе, но никто не поднял на неё копыта или голос.

Флэш Сентри наконец-то был отпущен с нежной серенадой, возвестившей о начале ночи Луны. Капитан Айронхуф ждал по ту сторону дверей — но не его, а принцессу.

— Добрый вечер, Флэш, — сказал Айронхуф и кивнул, проходя через двери.

Флэш Сентри остановился и оглянулся через плечо, держа копье в передних копытах. Он полностью развернулся и поклонился. — Добрый вечер, капитан. Могу я быть свободен?

Айронхуф усмехнулся и жестом велел ему подняться. Флэш поднялся. — Ты отлично поработал сегодня, солдат. Сегодня вечером ты можешь идти в свою каюту.

— Спасибо, сэр.

— Завтра утром явись к Королевскому двору в восемьсот часов, — приказал Айронхуф, его тон был тверд. — Ты доказал, что достоин этой должности, и я не назначу на неё никого другого, если смогу помочь.

Флэш Сентри моргнул. — П-постоянно, сэр?

Айронхуф махнул передним копытом. — Ну, у тебя, конечно, будет отпуск, но на постоянной основе — да. А теперь...

— Добрый вечер, капитан.

Айронхуф и Флэш обернулись. К ним рысью подбежала Твайлайт, на её мордочке сияла приятная, но усталая улыбка.

Оба жеребца поклонились. — Добрый вечер, принцесса, — сказал капитан Айронхуф.

Восприняв это как сигнал, Флэш тихо вздохнул и поднялся, когда Твайлайт кивнула в знак признательности. Он повернулся, чтобы сделать шаг к своей скромной комнате.

— Подожди, Флэш.

Он обернулся. -Д-да, Ваше Высочество?

Твайлайт Спаркл смотрела прямо на него с широкой, искренней улыбкой и красивыми, нежными глазами. Она сделала шаг к нему и положила переднее копыто ему на плечо. — Спасибо... еще раз спасибо за сегодняшний день.

На его мандариновых щеках вспыхнул багровый румянец. Флэш Сентри тупо кивнул и, опустив голову, заикаясь ответил: — Не за что, Ваше Высочество.

— Пожалуйста, встань, — почти шепотом сказала Твайлайт.

Флэш встал, настороженно глядя ей в глаза.

Айронхуф стоял позади неё и смотрел на них.

— Ты действительно... ты действительно был великолепен, Флэш, — сказала Твайлайт. — Ты... ты спас меня. Если бы я не... ну...

Он вздохнул и сказал, когда она замолчала: — Это... это был пустяк, принцесса.

Флэш Сентри поклонился, несмотря на её просьбу, а затем осторожно взял её за переднее копыто.

В глазах жеребца, который однажды станет её супругом, Флэш Сентри поцеловал переднее копыто Твайлайт Спаркл, не заботясь в этот момент о вежливости, традициях или порядке, не заботясь о том, что Айронхуф сделает ему замечание за это, не заботясь о том, что за это он попадёт в подземелья к Ориону.

Его не волновало, что он пегас, а она принцесса.

Он нежно поцеловал ее копыто, не в силах скрыть свой румянец.

Отпустив его, Флэш Сентри посмотрел на капитана Айронхуфа. Айронхуф стоял молча, глядя на своего подчиненного напряженным, стальным взглядом.

Когда он вернулся к принцессе Твайлайт Спаркл, то, что он увидел, укрепило и разбило его сердце в один и тот же момент.

Она улыбалась и краснела, глядя на него, совершенная и настоящая.

Прежде чем он успел бросить свою жизнь, Флэш Сентри сказал: — Спокойной ночи, Ваше Высочество.

Не дожидаясь её ответа, он медленной, уверенной, бесшумной рысью устремился в свою комнату.

~

Она покраснела.

И улыбалась.

Флэш Сентри распахнул дверь и захлопнул ее за собой копытом. Он запер её на засов и задвижку, и на цепочку, не желая ничего и никого.

Флэш Сентри сбросил с себя доспехи, расстегивая и снимая их, отбрасывая в сторону, чтобы они небрежным мусором валялись на полу. Куски бесполезного, увесистого золота блестели в лунном свете, вместе с ворсистым одеялом и жеребячьими идеалами.

Флэш Сентри прислонил копье к шкафу, не обращая внимания на звон, лязг и треск, и позволил оружию лечь на пол, где оно никому не могло причинить вреда, а значит, и ему самому.

Флэш Сентри задернул шторы, отгораживаясь от ночной принцессы Луны, дневной принцессы Селестии и звездного света предков в промежуточных сумерках.

Флэш Сентри бросился на кровать, устланную пухом и шерстью, мышцами и сухожилиями, и зарылся головой в подушку, сбрасывая с себя одеяла и простыни, пока не остался голый матрас.

Она покраснела.

И улыбалась.

Это было воплощением его мечты и самым страшным кошмаром.

Хуже всего было то, что он не спал.

Но он справился с этим и вскоре заснул сквозь слезы.

~

В его снах не было разделений. Не было границ.

В своих снах он видел её, а она его, равными. Они были двумя половинками, ищущими счастья в одном и том же мире, под одним и тем же солнцем, а не двумя существами, которые могли бы быть и с другой планеты, настолько запретным был их контакт.

Здесь не было классовых различий, не было древних предрассудков. Здесь не требовалось крови, чтобы стать дворянином, или королевским гвардейцем, или капитаном, или мужем принцессы. Не было неписаных шаблонов жизни, не было застывших судеб. Не было фальшивых любезностей и жестоких наказаний за их несоблюдение.

Была только любовь.

В том разноцветном мире его мечты, где они с Твайлайт Спаркл неловко сталкивались друг с другом и общались, рассказывая о приключениях, была только любовь. В том мире была только любовь, и общий смех, и ночи, проведённые за разговорами до рассвета ни о чём. Там были только любовь и надежда, надежда и возможность, и красота, и шанс, и выбор.

В том мире снов не было ни страдающего слуги, ни скорбящих потенциальных любовников, ни коварного капитана.

Там были только он и Твайлайт Спаркл, разделившие нечто большее, чем запретный миг, за который, пусть и мимолётный, он будет цепляться до конца своих дней.

~

Когда в то утро зазвучали трубы, Флэш Сентри открыл глаза и посмотрел на своё зеркало в другом конце комнаты.

По его щекам снова текли слёзы.

Тук, тук.

Он не обратил внимания на Грейхуфа, хотя бы на мгновение.

Сегодня ему нужен был момент.

Он закрыл глаза и сбежал в другой мир, где была только любовь.