Маленькое путешествие

Возведя взор ввысь, Луна решила не упускать возможности полетать в ночи уютного космоса.

Принцесса Луна

Пробуждение

Рассказ был написан к ЭИ-2019)

Другие пони ОС - пони

Плач тьмы

Так сразу и сказал.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Зекора Биг Макинтош Энджел Совелий Другие пони Кризалис Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор Стража Дворца

Медовый месяц

Молодожёны мистер и миссис Моргенштерн решают провести свой первый медовый месяц в небольшом коттедже на окраине Понивилля. Что же может пойти не так?

Пинки Пай Другие пони ОС - пони

Сквозь пространство

Артуру выпала священная миссия, долг, от которого отказаться просто невозможно,особенно, когда на кону стоят не просто жизни. Никто не подозревал, что путешествие в пустоши Азгарда может обратиться настоящей катастрофой, создавшей для Артура новые испытания. А тем временем, в мрачном лесе Дурамбор...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Человеки

Что-то о ком-то

Это история об одном... э... который... эм... Ещё раз, что это?

Другие пони ОС - пони

Расскажи мне про Эквестрию

Сказки - одно из самых чудесных изобретений. Потому что они остаются с нами даже тогда, когда всё остальное исчезает бесследно, а вокруг стоит такая тьма, что укрыться от неё можно только под столом.

ОС - пони

До последнего

— Она всего лишь невинное дитя, Луна. Почему ты её так ненавидишь? — Она дочь своего отца, Тия, — горько ответила принцесса. — Она дочь своего отца.

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Король Сомбра

Воспоминания в Вечер Теплого Очага

Беззаботное детство Селестии и Луны закончилось неожиданно. Безопасная и мирная жизнь в Долине аликорнов, в изоляции от остального мира оказалась потревожена пугающими событиями. Аликорны встали лицом к лицу с тем, от чего они бежали когда-то, и теперь им предстоит вновь сделать выбор. А двум маленьким девочкам достались зрительские места в первом ряду.

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Проишествие в Эпплузе

В маленький провинциальный городок Эпплузу прибывает новый ревизор банков. Навеяно рассказом О'Генри "Друзья из Сан-Розарио"

ОС - пони

Автор рисунка: aJVL

Скайрич

17. Три маленькие кобылки


Все четверо спутников смотрели на упавший автомат, каждый из них молчал и справлялся с этим по-своему. Все четверо имели некоторый опыт общения с ними, даже Дэринг Ду и Рейнбоу Дэш, но Винил и Тарниш обладали обширными знаниями. Смертоносные, устойчивые к магии, способные пробить щиты единорога, и эти ужасные хватательные пальцы.

Тарниш и Винил сталкивались с автоматами, обезумевшими под влиянием Грогара. Дэринг Ду и Рейнбоу Дэш, а также Тарниш и Винил столкнулись с ними снова, когда случайно наткнулись на установку кентавров. Этим автоматам было приказано держать хранилище запечатанным и ничего не выпускать. Когда они вошли в хранилище, Тарниш, как самый глупый, бросился в жертвенный желоб, и они столкнулись с маниакальными механоидами, которые бездумно и механически выполняли их указания, желая задержать их, чтобы переработать.

Вчетвером они убили бездумных механоидов, а затем уничтожили ужасного оловянного бога, который принимал в жертву пони из какого-то отсталого племени джунглей, перемалывал их мозги и использовал собранную нейронную жижу для продления своих отказывающих функций. Они так и не узнали, что делал этот странный биомеханоид и каково было его предназначение.

Племя, узнав, что его любимый бог мертв, тут же попыталось убить компаньонов.

Ничто так не смертоносно и не ужасает, как автоматы кентавров. Тарниш пнул его копытом, чтобы убедиться, что он перестал функционировать. Солнце начало опускаться ниже вершин, и с севера надвигались облака — большие пушистые тускло-серые тучи, рожденные сильным ветром.

— Скайрич — это не город древних пегасов, — сказала Дэринг Ду своим спутникам, и ее голос надломился от напряжения. Она, казалось, втянулась в свою тяжелую куртку, съежившись, и ее розовые глаза заблестели от страха. — Ладно, хватит болтать, надо идти в наше убежище и устраиваться на ночь. Нужно прикрыть отверстие и свести освещение к минимуму. Я рада, что у нас есть Фламинго.

— Мы еще не знаем, что такое Скайрич. — Тарниш снова пнул упавший автомат, а затем отступил от него, не сводя с него глаз. — Мы добьемся большего, если не будем строить предположений. Пока что будем исходить из того, что нам известно. Есть механоиды-убийцы, которых собирают и ремонтируют. Нам придется нелегко, но мы есть друг у друга. У нас есть кое-какие припасы, и каждый из нас — известный и проверенный выживальщик.

— Да, мы есть друг у друга, а это многое значит. — Рейнбоу Дэш поднялась во весь свой небольшой рост и с презрением посмотрела на поверженного автомата. — Пойдемте обустраивать убежище. Будет весело разбить лагерь!

Тарниш усмехнулся, а Дэринг Ду — нет. Винил стояла и смотрела на павшего механоида. Она достала очки — те самые, которые Тарниш выкрал из комнат, где хранилась Корона Порчи Грогара, — и стянула с лица очки, которые были на ней. Заменив их на древние очки, она принялась изучать латунную машину для убийства.

— Винил, — сказал ей Тарниш мягким голосом, — у нас нет времени. Слушай, я брошу его в сани, и ты сможешь изучить его, когда мы устроимся.

Вздохнув, Винил сдалась, сняла древние, уродливые очки и надела свои собственные затемненные линзы, чтобы защитить глаза от ослепительно белого снега. Повернувшись, она зашагала прочь от развалившегося механоида и приготовилась привязать Рейнбоу Дэш и Дэринг Ду обратно к упряжи, чтобы они снова могли тащить сани.


Внутри маленькой пещеры Винил раскалила камень так, что он стал почти светиться, и новое жилище спутников наполнилось комфортным, живительным теплом. Небольшое отверстие было закрыто листом плотного вощеного брезента и небольшим количеством иллюзорной магии. Сани были погребены под снегом. Припасы, которые они взяли с собой, были сложены в глубине пещеры.

Чтобы земля не вытягивала тепло их тел, положили несколько небольших утепленных ковриков, а поверх ковриков — два спасенных матраса. Когда в пещере стало тепло и все пони устроились, Винил удалилась в свой закуток и принялась разбирать поверженный автомат.

Тарниш наблюдал за ней, за неимением другого занятия, и думал о принцессе Селестии. То, чем сейчас занималась Винил, принцессе Селестии не очень нравилось. Не то чтобы принцесса Селестия не доверяла Винил, она доверяла, и очень сильно. Но информация, знания, мысли — всё это можно украсть, выманить, забрать, а опасные знания о технологии древних кентавров могут привести к самым разным катастрофам.

Винил нужен был лучший способ хранения музыки, и она была уверена, что механоиды кентавров помогут ей в этом. Они как-то хранили информацию, и это была не совсем магия. Винил определила это методом проб и ошибок. Винил, блестящий звукорежиссер, была еще и инженером, о чем иногда легко забыть, и она была исключительно умна.

Рейнбоу Дэш достала книгу и устроилась рядом с Винил, чтобы воспользоваться светом её рога. К большому развлечению Тарниша, это была книга "Дэринг Ду и кольцо судьбы". Даже во время приключений Рейнбоу Дэш была одержима приключениями.

Вздохнув, Тарниш понял, что этот счастливый момент будет недолгим. Он прочистил горло и мягким голосом сказал:

— Сегодня я пойду на разведку.

— Нет. — Тон Дэринг Ду был твердым, строгим голосом школьной учительницы.

— Темнота дает мне преимущество и позволяет оставаться незаметным.

— Тарниш, когда стемнеет, на улице будет 45 градусов ниже нуля. Да и метель бушует. Нет.

— Я выхожу. — Голос Тарниша был тихим, но твердым. — И я пойду один. Я оставлю Фламинго здесь, чтобы у вас была охрана, пока вы спите. Я не собираюсь уходить далеко, но я собираюсь проверить разбитый корабль, который находится не так далеко отсюда. Он выглядит свежим, и его еще не успело засыпать снегом. Я также планирую изучить местность и выяснить, есть ли там ресурсы, которые мы можем использовать.

— Тарниш, пожалуйста, не надо.

— Я ухожу.

— Хорошо, — проворчала Дэринг Ду. — Но ты возьмешь с собой пару химических грелок, и я хочу получить твое слово, что ты не будешь гулять всю ночь. У тебя три кобылы, которые нуждаются в тебе и хотят, чтобы ты вернулся к ним домой. — Кобыла-пегас подняла бровь, и в ее словах не было и тени юмора. — Я не собираюсь сидеть в этой пещере всю ночь, беспокоясь о тебе. Ты нужен мне здесь, со мной… Я должна знать, что с тобой все в порядке. Ты мой дорогой друг… и мне невыносимо думать, что с тобой что-то случилось.

— Я могла бы пойти с тобой, — предложила Рейнбоу из-за книги.

— Нет, Рейнбоу. У тебя слишком короткие ноги и снег слишком глубокий. — Тарниш немного поморщился, но сейчас было время для жестокой, непоколебимой откровенности. — Ты только замедлишь меня. Рейнбоу, ты летаешь, а не ходишь, а я планирую быть крадущимся и тихим.

— Я понимаю. — Рейнбоу подняла взгляд от книги, и ее глаза заблестели от беспокойства. — Когда ты вернешься, я буду здесь, чтобы помочь тебе согреться, и я не имею в виду, что-то извращенное. Там будет холоднее, чем на сосках Клона Ледяной Королевы.

— Я знаю. — Тарниш кивнул головой. — Я собираюсь немного поспать, так что сегодня я буду в хорошей форме. Кто-нибудь, разбудите меня, когда стемнеет.

— Хорошо. — Лицо Рейнбоу снова скрылось за книгой.

Растянувшись, Тарниш сделал неожиданное движение — прижался к своей начальнице. Она ничего не сказала, но смотрела на него любопытным, почти недовольным взглядом. После затянувшейся паузы она смирилась, издала ворчание и прижалась к Тарнишу, чтобы ему было удобнее.

— О, пока я не забыл, здесь есть вареные яйца… Я собирался сделать яичный салат, пока не случилось все это. Думаю, я еще успею приготовить ужин, прежде чем усну. — Тарнишу было тепло и уютно, и он не видел необходимости двигаться, пока готовил ужин. Ему потребовалось мгновение, чтобы найти яйца, прикоснуться к ним своим разумом, а затем он начал доставать другие необходимые ингредиенты.

Он остановился, когда достал ярко-розовую пластиковую миску для приготовления. Тарнишу стало трудно дышать, а нарастающая теснота в груди была почти невыносимой. Эмоции обрушились на него внезапным, неожиданным потоком. Три маленькие кобылы нуждались в нем. Слова Дэринг Ду дошли до него, и в его нутре возникло тяжелое, давящее чувство.

Неужели им придется провести оставшуюся жизнь в этой пещере?

Были ли здесь другие застрявшие, которые каким-то образом спаслись от автоматов?

Как долго они продержатся здесь, надеясь вернуться домой, прежде чем смирятся со своей участью и осядут здесь? Если они поселятся здесь надолго, что тогда? Что будет дальше? Как долго они будут цепляться за надежду вернуться домой и что произойдет, когда эта надежда угаснет? Чувствуя себя виноватым и немного ненавидя себя, Тарниш начал думать о практических, плотских вещах. Ему было больно и стыдно за то, что он допускает такие мысли, но он был молод, и у него были потребности.

От этой мысли его душа немного содрогнулась, потому что Тарниш гордился тем, что он хороший пони, который не думает о своих друзьях-кобылках в таком ключе. Он старался не позволять своим мыслям блуждать, и все же вот он здесь, думает о будущем, о том, как он будет заперт в этой пещере на годы, годы и годы с этими тремя кобылами, его друзьями, друзьями, которых он очень любил.

Как скоро те, кто остался дома, потеряют надежду и смирятся с потерей? Что будет делать Мод? Его мать, Пинни? Как долго они будут цепляться за надежду, отказываясь сдаваться и мучая себя каждый день? Что бы Мод сказала Пеббл?

Розовая чаша задрожала в его телекинезе, и Тарнишу потребовалась вся его концентрация, чтобы не зарыдать. Он чуть не прикусил губу, но это показало бы, что что-то не так, а Тарниш больше не мог позволить себе слабость. Сглотнув, он взял себя в копыта, или попытался это сделать, и заставил себя заняться приготовлением ужина, делая при этом вид, что все в порядке.

Все пошло не так.