Закат

Закат. Каждый по-своему прекрасен и неповторим. Так и этот закат стал особенным.

Принцесса Селестия Дискорд Человеки

Вася и пони

Клопфик. Просто клопфик. Не открывайте: бомбанет у любого. Я предупредил.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Человеки

Из леса

Одного вечера он уехал по неизвестному маршруту в лес. И лес принял вызов. Кто победит в этой схватке?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Принцесса Селестия Принцесса Луна Зекора

Настоящее прошлое

Так ли далеко прошлое, как некоторым кажется? Или мы просто сами себе это внушили? Небольшая зарисовка про переживания Рарити.

Рэрити Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл

Broken Rainbow

Сбывается старинное пророчество и королевские сёстры теперь даже не знают о существовании друг друга...

ОС - пони

Хранительницы

Небольшое приключение пяти подруг. И в конце побеждает дружба-магия!

ОС - пони

Солнце в рюкзаке

Данный рассказ является спин-оффом "Сломанной Игрушки" (рекомендуется прочесть оригинал). Он повествует о двух подругах, которые волею судьбы оказались на перепутье, но чудесным образом получили второй шанс. В чем подвох? Этот самый "второй шанс" означает не менее трудные испытания, чем в прошлой жизни. А зачастую, и большие.

Рэйнбоу Дэш Диамонд Тиара Человеки Сансет Шиммер

Волшебный цветок Лили

Маленькая розовая кобылка получает в свои копытца бесценное сокровище - цветок, исполняющий желания. Но по-настоящему хотеть чего-то порой бывает сложно, а потому все свои лепестки она потратит на одно-единственное желание.

Другие пони Дискорд

История сталкера в Fo:E. История I.

Добравшись до Монолита, сталкер желает отправиться в Эквестрию... Но увы, вместо тихого и мирного мира, где бегают миролюбивые поняхи, Исполнитель желаний отправляет его в другой ад под названием Пустошь.

Флаттершай Твайлайт Спаркл Спайк DJ PON-3 Другие пони ОС - пони Человеки

Унеси меня на луну

Рэйнбоу Дэш спит. Пегаска видит звёзды. А потом, когда её навещает принцесса ночи, ей начинают сниться другие вещи, мгновения, которые, как уверяет Луна, дадут ответы и решат её проблемы. Если бы только их не было так больно переживать. И если бы Дэш знала, в чём именно Луна пытается ей помочь.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Принцесса Луна

Автор рисунка: MurDareik
ГЛАВА 2 «Переполох»

ГЛАВА 1 «Проникновение»

ГЛАВА 1 «Проникновение»

Тяжёлый бульдозер буквально вынес ветхую стену. От двигателя машины исходил настолько сильный жар, что от него исходили потоки горячего воздуха, искажающие окружающий воздух.

 — Такой дыры достаточно? – усмехнулся водитель, ожидая одобрения от работодателя.

 — Вполне, — коротко ответил я.

Ещё раз оценив размеры отверстия, я обернулся к рабочим, наблюдающим за пылью после упавшей стены. Двое из них курили и только я приблизился к ним, как один из них нервно отбросил сигарету на землю.

 — Заносите оборудование, — приказал я.

Пока рабочие подготавливали лебёдки, отбойные молотки, генератор и прочую рабочую утварь, я осторожно прошёл внутрь здания. В нём было довольно темно, да и стену было крушить не просто. Да, рядом есть центральный корпус у которого практически нет потолка и стен… но как заверили рабочие, все входы в комплекс были безнадёжно завалены обломками. Левое крыло же пострадало меньше всего, к тому же, искомая цель находилась прямо под ним.

Споткнувшись об какой-то камень, я едва не потерял равновесие. Чёрт возьми, эти ботинки стоят двести баксов! Надеюсь я не потрачу время в пустую. Пройдя глубже, я достал карманный светодиодный фонарик и с его помощью начал осматривать просторный холл крыла. По краям стояли диванчики, точнее… то что от них осталось. Впереди были большие двери грузового лифта. Чертежи не врут, уже хорошо, ведь без них искомую цель будет проблематично найти в столь большом комплексе, а это моя последняя зацепка.

Под свет фонаря попала пыльная табличка «Центр изучения погодных явлений». Она была единственным что хоть как-то уцелело после ядерного взрыва. Даже представить было страшно, что находится там, внизу. Под толстым слоем саркофага, что был здесь изначально, будто работники кампании предполагали что у них что-то может взорваться… Я наверное один из тех немногих, кто не верит в официальную версию теракта. Зачем кому-то уничтожать это заведение? Откуда у него вообще взялся ядерный заряд? Тем не менее, меня интересовал вовсе не этот вопрос. Я ищу родного брата, которого не видел уже четыре года. Да, он в списке пропавших без вести после взрыва, но так удивительно то, что по документам, которые я раздобыл с трудом, он после взрыва появлялся в некой корпорации «Системс Технолоджи». Американской кампании из страны, откуда я недавно прибыл. Дело в том, что такой фирмы не существует… очередная липовая конторка с теневой работой, коих полно в мире. Но что там делал мой брат? И куда он пропал? Если это криминал, или мафия его завербовали… я всю дурь из них выбью, благо связи позволяют. Учитывая, что вымышленную кампанию найти невозможно, мне придётся копать в данном научном центре. Буквально копать. Было не просто выбить разрешение на работы в охраняемом объекте, его почему-то стерегли военные во главе с Рязановым. Тот хоть и вышел на пенсию, но всё же всем руками защищал объект. Они не имеют право удерживать гражданский объект и мои юристы нашли возможность получить ордер на раскопки. Мне плевать на интерес военных, у меня свои интересы в этом месте.

Пока я осматривал крыло, рабочие уже занесли необходимое оборудование. Генератор оставили снаружи, дабы мы не отравились угарным выхлопным газом. Под светом мощных прожекторов помещение заметно преобразилось, но ничего нового я так и не увидел.

 — Комната находится здесь, — прораб елозил пальцем по чертежам.

 — Глубоко однако, — светловолосый рабочий почесал каску.

 — А вдруг там радиация и у нас выпадут зубы? – ужаснулся другой рабочий с сединой на висках.

 — Да у тебя и так три с половиной зуба осталось, — посмеялся блондин.

Я подошёл к группе.

 — Не стоит беспокоиться. Мои эксперты уже замерили радиоактивный фон и он в допустимых нормах, — вступил я.

 — А вдруг внизу он большой? – улыбнулся беззубый.

 — Такой мощный взрыв непременно повредил саркофаг, а значит будь там радиация, мы бы об этом уже знали. Я теперь объясните, что вы планируете делать, — говорил я.

 — Мы спустим оборудование по шахте лифта на самый нижний этаж перед саркофагом, до которого только сможем добраться. Потом мы установим бур над указанной вами комнатой, и проделаем здоровенную дыру до места назначения. Проще простого! – говорил прораб.

 — Бур точно справится с саркофагом? – спросил я.

 — Вы дали нам не бур, а настоящее сокровище. Прочный титановый спав с алмазными краями. Такое даже на чёрном рынке не купишь. Можете не сомневаться! – сказал рабочий.

Такой ответ меня вполне устроил. Рабочие не стали терять времени и без труда выбив двери шахты лифта, начали свою работу. Прошёл томительный час, пока я гулял по холлу. Работники шумели отбойным молотком, кричали, матерились, судя по запаху – курили и много раз, потом всё затихло.

 — Готово! – раздался голос из шахты.

Я подошёл к отверстию и осторожно посмотрел вниз. Несколько тусклых лампочек освещали шахту, на дне которой виднелся завал и стоящий прораб, что-то измеряющий линейкой.

 — Не советую туда спускаться, — раздался голос за спиной.

Обернувшись, я увидел незнакомого старика в джинсовой куртке.

 — Кто вы такой? Не видите здесь работы ведутся? – возмутился я.

 — Я тот, кого вы благополучно обошли с помощью своих собак юристов. Бывший полковник Рязанов. Ох не хотел я снова во всё это лезть, но не могу я вам позволить сделать то, что вы задумали, — говорил он.

 — А вы знаете что я хочу? – удивился я.

 — Конкретно нет, но если вы интересуетесь этом объектом, то явно не метеозонд ищите, — говорил Рязанов.

 — Здесь ведь был не центр по погоде, верно? Чем на самом деле они занимались? – спросил я.

Мои слова полковника явно обрадовали, но что он довольно заулыбался.

 — Ничем особенным. Я не могу вам запретить, но прошу, остановитесь. Вы не понимаете всего риска, — улыбка Рязанова пропала.

 — Я нанял опытных рабочих, они проследят что бы нас не завалило заживо, — ответил я.

 — Не вы рискуете. Вы и есть угроза, — загадочно сказал Рязанов и развернувшись, пошёл к выходу.

 — Вы о чём? – прокричал я.

Полковник ничего не ответил. Да, безумцев на свете полно, чего уж говорить.

 — Ну вы куда пропали? – раздался голос из шахты.

 — Спускаюсь! – прокричал я.

Обернувшись к шахте, я начал медленно спускаться по уцелевшей боковой лестнице.

 — Эй, там страховочный трос висит! А ну нацепите! – прокричал прораб.

Но я лишь ускорил темп и спустившись где-то на шесть этажей, стал ногами на завал.

 — Я отвечаю за вашу жизнь! Ещё подобное выкинете, сами будете копать! И кстати, что вы вообще ищите? – спросил разгневанный прораб.

 — Не ваша забота. Предоставьте мне доступ к той комнате и всё, — сказал я.

 — Если она вообще сохранилась после взрыва, — усмехнулся прораб.

Я надеялся что комната не пострадала, она находилась у самого края саркофага. Шанс хоть и мизерный, но он есть. Прораб меня проводил в другую дыру, где царила самая настоящая разруха. Даже трудно предположить что тут могло быть раньше. Мне выдали защитную маску и работы вновь продолжились. Бур за несколько десятков тысяч долларов начал своё дело, медленно и ровно проделывать отверстие в полу. Стены угрожающе зашатались, но прораб мне заверил, что в этом месте обвала не произойдёт – все стены несущие и железобетонные. И всё-таки, зачем этому унылому заведению столь большие площади? Может тут был секретный завод по изготовлению ядерных ракет?

Я уже не помню сколько прошло времени, но бур неожиданно затих и его датчик начал противно пищать.

 — Что случилось? – спросил я.

 — Мы наткнулись на пустоту, — пояснил прораб.

Бур вытянули обратно и мы подошли к диагональному отверстию, ведь в столь тесном помещении бур расположить вертикально не было возможным.

 — Ничего не вижу, — всматривался я в темноту.

Нчего не говоря, седой рабочий пододвинул некий аппарат от которого тянулся длинный кабель с камерой на конце. Вокруг камеры засветился кольцевой фонарик.

 — Сейчас посмотрим, — произнёс рабочий, запуская зонд в широкое отверстие.

Сначала была практически ровная дыра, затем ещё один этаж, потом снова дыра и уж потом довольно большое пустое пространство. Зонд спустился ещё ниже и мы увидели железный пол из явно толстой стали. Я сразу понял что это саркофаг.

 — Вы сможете его пробить? – спросил я.

 — Попытаемся, но ничего не обещаем. Только боюсь бура не хватит, — сказал рабочий.

 — Так придумайте что-нибудь! – сказал я, начиная спуск в дыру.

 — Эй, куда лезете? Я же предупреждал вас, не делайте глупостей, это слишком опасно! – встревожился прораб.

 — Мне не в первой. Я целое лето провёл горах и не в такие места ещё забирался, — усмехнулся я.

Я спустился на этаж ниже. Он выглядел ещё более плачевно, чем верхний. Пол был покрыт крупными трещинами, виднелись здоровенные дыры. Осторожно перешагивая через препятствия, я прошёл вокруг следующей дыры. Достав фонарик, я разогнал проницающим светом тьму. В поле видимости попалась железная конструкция, до неё было рукой подать.

 — Думаю бура всё же хватит, — прокричал я.

Внезапно я ощутил, как пол под ногами начал движение, причём бесшумное. Я стоял на участке пола, вокруг которого было слишком много трещин… жаль я поздно сообразил о нелепой ошибке, как пол начал куда быстрее проваливаться вниз. Благодаря хорошей реакции, я прыгнул на саркофаг. Точнее, на его угол, а за моей спиной было его пологая стена ведущая вниз. Часть пола с грохотом упала в темноту и судя по звуку, высота была около пяти метров. Переведя дыхание, я посмотрел верх, где виднелся яркий свет прожектора.

Я хотел было попросить кинуть мне верёвку, как совсем близко упала ещё одна часть тяжёлого пола. Внезапный грохот всё выбил меня из колеи равновесия и беспомощно махая руками, я свалился с края. Я видимо родился не просто в рубашке, а в счастливой рубашке – подо мной оказался какой-то деревянный, стол значительно смягчивший неприятное падение. Руки-ноги целы, но боль от многочисленных синяков не переставала о себе давать. Взяв с пола уцелевший фонарик, я поспешил осмотреть стену саркофага.

 — Вы там живы? – прокричал рабочий.

 — Да, порядке, — крикнул я.

 — Выбирайтесь оттуда, мы подготовим бур и в этот раз я не позволю вам совершать глупости, — недовольно прокричал прораб.

 — Бур не потребуется, — крикнул я.

В свет фонаря попала массивная стальная дверь. Её нижний край сильно деформировался и отогнулся как уголок книжной страницы. Справа от двери была электронная панель. Она вполне неплохо сохранилась. Чисто из любопытства я понажимал на кнопки, и чудо, над дверью загорелась красная лампочка. Сделали на совесть, ничего не скажешь. Панель же издала электронный звук, по интонации которой было вполне ясно, что в «доступе отказано» или как это обычно называется. Но мне этот доступ был ни к чему – деформированная дверь и так предоставила мне просторный доступ внутрь сооружения и, будучи по природе невероятно любопытным, я решил не терять времени к тому же, лаборатория моего брата была совсем близко.

Пригнувшись, я на корячках прошёл через дверное отверстие, попутно освещая путь фонариком. Полная тишина остро резала слух, что казалось мне чем-то жутковатым. Моего мощного фонарика едва хватало что бы хоть что-то осветить в огромном помещении, что предстало передо мной. В двух метрах от меня пол резко обрывался и куда-то вниз уходил крутой спуск, возможно кратер. Слева от меня всё же был уцелевший пол, даже стены сохранились. Думаю, я был на самом краю от взрыва, да и к счастью, к эпицентру мой путь не лежал, даже видеть это не хочу.

Осторожно пройдя налево, я попал в нечто похожее на коридор, точнее в то, что от него осталось. Стены были синие и в них находились арочные дверные проёмы, полностью заваленные обломками. Пройдя дальше, я всё же дошёл до место назначения и у этого места даже часть таблички сохранилась – «ведущий сервисный инженер». Лишь имя с фамилией отпали. Как и другие комнаты, проход этой был тоже завален, но в самом верху виднелась лазейка. Верно, я без всяких размышлений полез туда и даже чуть не застрял. К счастью, завал коснулся лишь четверти комнаты, что я заметил как только пролез внутрь. Множество компьютеров, разбитых мониторов и прочего сетевого оборудования покрывали весь пол. Почти всё было переломано и больше напоминало фарш из микросхем. И как мне найти в таком беспорядке информацию о брате? Задачка оказалась не из лёгких. Единственное что мне пришло в голову, так просто извлечь отовсюду жёсткие диски, может хоть они прольют свет на деятельность Гриши. Может по ним я найду хоть малейшую зацепку где можно его искать. Я хотел было ещё документы пособирать, но от них остались лишь фрагменты обугленных страниц.

Долго собирать железный урожай не пришлось – я нашёл всего восемь уцелевших жёстких диска, остальные… не думаю что с ними хоть что-то можно будет сделать. Я заправил рубашку в джинсы, закидал за нею все находки и полез обратно. Диски доставили не мало дискомфорта, царапая собой мой живот, но я всё же вытерпел. Я спешно покинул саркофаг, очень уж неприятно было там находиться. Такие взрывы происходят не просто так и ничего доброго они не приносят. Здесь произошло нечто ужасное и об этом «нечто», руководство фирмы явно знало, раз соорудило столь огромный саркофаг… куда больше, чем он был представлен на чертежах. Снаружи мне уже ждали двое рабочих и верёвочная лестница. А когда поднялся наверх, то получил щедрую порцию нравоучений прораба, которую он любезно украсил непревзойдённым матом. Рабочие отказались дальше работать, да и мне это более не требовалось. Всё что я мог найти о брате, я нашёл. Осталось только взглянуть на содержимое дисков, если их конечно не повредил взрыв.


Вернувшись в съёмную квартиру, весь следующий день я посвятил своим находкам. Один за другим я судорожно подключал жёсткие диски к своему компьютеру, но те угрюмо молчали. С каждым испорченным диском угасала и моя надежда на возможные зацепки. Я уже всё перебрал – поднял всевозможные документы на Гришу, обыскивал его квартиру искал свидетелей. Мне встретилось несколько человек, которые утверждали что видели Гришу после взрыва в научном центре, но большего они сказать мне не смогли.

Осталось два диска. Вот я подключаю очередной девайс и… он приятно зашумел, а компьютер подтвердил, что его увидел. Я был счастлив! Но не всё оказалось так просто… Диск был практически пуст. Я обнаружил неисправнее ярлыки, а часть документов что мне удалось обнаружить – просто не открывались, выдавая различные ошибки. У меня было два пути решения этой неприятной проблемы: первый – обратиться к специалисту. Увы, я не хотел так рисковать – если я прав насчёт теневой деятельности научного центра погоды, то если случайное лицо увидит секретные, опасные данные, то непременно кому-то разболтают, после чего и ему снесут голову, и разумеется мне. Сразу отбросив первый вариант, я тут же приступил ко второму – вышел в интернет.

Несколько часов сёрфинга по айтишным форумам и я примерно догадался в чём проблема диска – его данные кто-то пытался уничтожить, но процесс не был до конца завершён и часть данных всё же осталась, но сильно повреждённая. Тот же великий интернет подсказал мне решение и этой проблемы в виде одной хитроумной программки, что могла восстанавливать информацию на дисках. В итоге, я ещё четверть ночи провёл за томительным ожиданием работы программы.

Чудо-програмка всё же завершила работу, на что я уже не надеялся и откровенно клевал носом, но увиденная картина сразу меня взбодрила. На диске было довольно много папок с документами. Очень много. Некоторые всё же не открывались, видимо чудо-программка не такая уж чудесная. Тем не менее, часть файлов мне открыть удалось. В них содержались метеосводки, прогнозы направления движения циклонов и прочая бурда синоптиков, или кто там этим занимается. Но среди, бесполезной для, информации я всё же смог откапать много чего необычного. Например, загадочные чертежи и подробные технические схемы неких установок «Мамонт», «Кратекс», «Прометей-4». Так же были научные статьи о работе человеческого мозга, по психологи. Фотографии сотрудников фирмы, многие из них были сделаны на фоне непонятных устройств. На одной фотографии я заметил своего брата. Он был одет в длинный лабораторный халат и довольно улыбался. Рядом с ним стояли ещё двое людей, но в чёрных костюмах. Они руками касались какой-то машины, устройства, которые было покрыто проводами. Фотография была довольно подробно подписана: «Альфа-1 и ведущие эксперты». Когда я наводил справки по этой конторке, то уже натыкался на этих господ. Тот что слева был Шульман, а рядом с ним стоял Зубарев. Они были руководящим звеном научного центра.

Далее перебирая электронные документы, я обнаружил большой непонятный файл под названием «Лог адресов». В нём содержались какие-то длинные коды, комбинации цифр и букв, а слева от каждого кода стояла дата. Последняя дата котировалась временем взрыва комплекса.

Чем бы эта работа не была, она прямо касалась моего брата. Правительственные эксперименты? Терроризм? Гриша десять раз тебя дери, куда же ты влез?

Продолжая изучать файлы, я натыкался на непонятные таблицы, статистические данные. Имя моего брата часто фигурировало в технической документации. Он был ответственен то там, то сям, но всё вертелось вокруг неких установок «Мамонт» и «Кратекс». Документы оказались мне не по зубам, видимо помощью специалистов всё же придётся воспользоваться. Ради брата я готов на всё, жаль меня раньше не было рядом с ним…

Подключив старые связи, я нанял группу опытных исследователей в области математики, физики и химии. Неделя ушла на подбор кадров, мне нужны надёжные люди, которые умеют держать язык за зубами. Отсеяв внушительную стопку резюме, передо мной остались наиболее интересные кандидаты.

Мария. Химик и биолог по специальности, работает нейрохирургом в одной частной элитной больнице. Талантливая особа, чего стоит только внушительный перечень наград в химической и биологической сферах. Если дело коснётся ядерного оружия, она сможет оказать грамотную помощь. Данная леди мне явно в копейку обойдётся, но ничего, финансы позволяют.

Дмитрий. Инженер-конструктор. Работал на авиационном заводе. Проектировал сложные вычислительные системы для военной авиации. Был уволен по неизвестным причинам. Сейчас безработный. Талантливый учёный, но в силу сложного характера не способен найти работу. Готов работать за гроши. Раз работал на военном объекте, значит язык за зубами держать умеет. Он и будет копаться в львиной доле документов что были на диске.

Третья папка с досье меня приятно удивила. В ней говорилось об одном из сотрудников бывшего научного центра. Я долго искал по ним информацию, даже встречался с некоторыми из них, но те наотрез открывались говорить. Особенно загадочно было то, что какие-то обычные лаборанты после взрыва здания значительно разбогатели. Такое ощущение, что им специально кто-то платил за молчание. Источник финансирования выяснить мне так и не удалось, но как только я пытался что-то разведать, как натыкался на статус «секретно» с фамилией полковника Рязанова. Он явно их покрывает, я уверен. Он не хочет чтобы они разболтали секреты.

Вернёмся к загадочному досье. Герман. Без высшего образования, в прошлом артист театра. Работал в научном центре специалистом по метеооборудованию. Досье было практически пустое, словно он знал что сам факт его работы в центре меня уже заинтересует и не стал более подробно распинаться. Интересно, почему он пошёл мне навстречу? С ним обязательно нужно будет встретиться.

На следующий день я пригласил их ан собеседование. Мы встретились в людном парке, в уличном кафе. Я сидел за столиком, попивал кофе. Кандидаты пришли практически одновременно, даже без опозданий. Они поочерёдно, молча подсели ко мне. Мария была светловолосой молодой девушкой в стильных очках. Дмитрий… такое ощущения, что его раз двести долбануло током. Неряшливая кофта советских времён и причёска в виде птичьего гнезда на голове. Его глаза постоянно бегали, я правой рукой он непрерывно перебирал ручку. Я не сразу заметил, что у него лёгкое косоглазие. Герман оказался худым и длинным, под два метра ростом. Кроме роста, он ни чем особым не выделялся.

 — Вы Эдуард? – тишину молчания прервала Мария.

 — Верно. Раз вы здесь, то значит предложения по оплате труда вас устроили, правильно? – спросил я.

Все трое промолчали.

 — Герман, позвольте спросить, почему вы решили мне помочь? Ваши коллеги как-то не хотели идти мне навстречу, — говорил я, допивая кофе.

 — Мне всегда было интересно, чем они занимались там, «внизу», но меня никогда не брали в лабораторный сектор. Сейчас появилась возможность это выяснить и я не собираюсь её упускать, тем более, я видел очень много странных вещей, — рассказывал он.

 — Каких вещей? – спросил я.

 — Пока не скажу. Поговорим когда возьмёте меня на работу, — улыбнулся он.


Я арендовал небольшой частный дом для исследователей. Мария и Дмитрий были иногородними, для них это оказалось вполне приемлемым вариантом проживания, даже не думал что они согласятся. Хотя Мария была несколько недовольно соседством неряшливого Димы. Герман был местным и, как и я, предпочёл ночевать в своей квартире.

Результата долго ждать не пришлось – буквально на следующий день меня срочно позвали в нашу импровизированную штаб квартиру. Переступив деревянный порог, я открыл незапертую дверь, где меня терпеливо ожидали нанятые работники. Я снабдил их всем необходимым инструментарием, состоящий в основном из мощных компьютеров. Я не хотел на всё это барахло тратить большие деньги, но Дмитрий заверил, что это просто необходимо.

Их лица были сильно озадачены и внимание было всецело приковано ко мне.

 — Эдуард, может поделитесь с нами, для чего вы всё это затеяли? Какой результат хотите получить? – спросила Мария.

 — Я же говорил, мне нужна любая информация по моему брату и работе которой он занимался. Не больше, — сказал я.

 — Мне как-то не хочется во всё это впутываться, — недовольно произнесла девушка.

 — Вы что-то нашли? – поинтересовался я.

 — Вы даже не представляете что… И ваш брат был связующим звеном того, что происходило там, в лабораторном секторе до взрыва, — пояснил Дима.

 — Ну говорите, не томите, — занервничал я.

 — Центр изучения погоды вовсе не занимался погодой, все метеоданные откровенная липа для отвода ненужных глаз. Кампания занималась, цитирую, «поиском иных реалий», о чём мы нашли уйму документов. Ваш брат, Гриша, отвечал за техническое оснащение четырнадцати установок Кратекс, открывающие порталы в альтернативные измерения. Судя по документам, фирма более чем преуспела в исследованиях, они побывали во множестве миров и удивительно, многие из них похожи на фантастические фильмы, что мы видели по телевизору. Я догадывался что они занимаются чем-то запредельным, но не настолько, — говорил Герман.

 — Стоп, что они делали? Других миров нет! Вы точно те документы нашли, а не детские сказки народа Чукотки? – усмехнулся я.

 — Мы разве похожи на шутников? — обиделась Мария.

Я сел в кресло напротив коллег.

 — Так же мы выяснили причину ядерного взрыва. Рванула машина под названием «Мамонт». Она базировалась на принципе цепной ядерной энергии и была постоянным двухсторонним мостом между реальностями… — говорил Дима.

 — Давайте без технических подробностей, — перебил я.

 — Хорошо. Судя по логам доступа, Мамонт был взорван Артуром – оператором одного из Кратексов, что тоже своего рода был портальной установкой, но попроще, — рассказывал Дима.

 — Мне это всё конечно интересно, но я же сказал, меня интересует информация по брату и не более, — недовольно сказал я.

 — Мамонт был взорван не только Артуром, но и Гришей. Ваш брат внёс недопустимые изменения в код программы машины, что привело к ядерному взрыву. Согласно логу, Григорий в момент взрыва был в серверной лаборатории. Мне жаль, но он не мог выжить, — говорила девушка.

 — Но я знаю что он жив! Его видели после взрыва! – крикнул я.

 — Есть ещё более фантастическая версия, но… — не договорил Дима.

 — Даже не начинай, это точно бред! – перебила Мария.

 — А я скажу и не смей затыкать меня, женщина! – разозлился Дима и тут же успокоился.

Я поелозил в кресле. Пусть хоть и бредятину произнесёт, но я буду рад каждой версии, которая подтвердит что мой брат жив.

 — Так вот, в момент взрыва установка находилась сразу в двух мирах… как это возможно, я понятия не имею. При взрыве произошли аномальные скачки энергоподачи… в общем, произошла спонтанная телепортация в другой мир, которую активировал внешний фактор воздействия, которому я даже примерного объяснения дать не могу. Объектом телепортации стал тот самый Артур, его перебросило в другой мир. Но всплеск энергии был настолько мощный, что он прошёлся по всему комплексу. В логе зафиксировано три перемещения живых объектов. Про один я уже сказал, вторым был неизвестный человек, которого почему-то швыряло из одного мира в другой. Третьим, предположительно был ваш брат, потому что в этот момент центр был эвакуирован и больше никто не мог переместиться. То что после взрыва вы видели брата объясняется тем, что он мог выжить и продолжал перемещаться между мирами, но это лишь предположение, — рассказывал специалист.

 — Из твоей несуразной каши я понял, что моего брата забросило в другой мир? Так? – спросил я.

 — Это лишь теория на основе показаний логов и сопоставления… — тараторил Дмитрий.

 — Да хватит мне ваших подробностей! Говорите проще, — рявкнул я, но что Дима замолчал.

 — Не хочу соглашаться с этим неуравновешенным ботаником, но скорее всего ваш брат в другом мире, это так, — вступила девушка.

Минут десять мы сидели в полной тишине. Я пытался обдумать услышанное, поверить, что как-то неохотно давалось.

 — Мы знаем где ваш брат, — неожиданно сказал Дима.

Я удивлённо посмотрел на него.

 — Ох, не слушайте его, у нас всего лишь координаты этого мира. Удивительно, но их кто-то стёр из всех логов и они остались лишь в последнем аварийном, что зафиксировал взрыв. Их дешифровать могли лишь Кратекс и Мамонт, у нас разумеется таких машин нет и они уж точно были уничтожены взрывом, — говорила девушка.

 — Ну так давайте построим эти чудо-машины, — прошептал я, задумчиво глядя в никуда.

 — Мы? Вы серьёзно? – удивился Герман.

Я встал с кресла.

 — Чертежи и схемы машин у нас есть, знаниями вы обладаете нужными, а у меня есть деньги. Что вам нужно для постройки установок? – спросил я на полном серьёзе, хоть и смутно верил в возможный успех.

 — Эти установки разрабатывались годами, неужели вы думаете что мы сможем повторить? – спросил Герман.

 — У нас есть всё необходимое, вся документация по ним. Я в деле, — довольно произнёс дёрганый учёный.

 — Всегда мечтала сделать что-то необычное, я ради этого и подалась в науку. Я тоже в деле, — подтвердила девушка.

 — Ну а я… ну… я просто с вами, — замялся Герман.

Герман мне был уже не нужен, но нам предстояла кропотливая работа и сейчас любые руки на вес золота.


Я в короткие сроки снабдил коллег всем необходимым. От постройки Мамонта отказались сразу – слишком большая махина, да и на него уж точно у меня бы денег не хватило, чего только стоит один ядерный реактор… Кратекс оказался не таким уж и сложным. Он представлял собой гибрид из нескольких мощных компьютеров и уникальной штуки – модуля обратной зед-индукции за счёт которой всё и работало. Модуль было тяжелее всего собрать – мы так и не поняли как он работает. Согласно его схемам… он вообще не должен был работать, это просто невозможно. Вместо электричества он использовал неизвестные волны вибраций, назначение которых совершенно было непонятным.

Четыре дня ушло на постройку машины, три из них – на сборку того самого модуля. Кратекс представлял собой капсуообразную машину, обильно окутанную проводами и приборными панелями. От машины тянулся шлейф проводов, соединяющих её с шлемом, которые обычно используют для изучения мозговой активности. Удивительно, но Кратекс потреблял очень мало электричества и мы просто подключили его к бытовой розетке прямо в частном доме.

 — Для чего это шлем? – спросил я, пока работники заканчивали последние приготовления.

 — Он использовался для поиска других миров с помощью мозга операторов. Нам он не потребуется, у нас есть точный адрес мира, если это вообще всё сработает, — пояснила Мария.

 — Всё сработает! В фильмах всегда так бывает – чем необычнее вещь, тем больше вероятность что всё заработает! – произнёс учёный.

 — Ну зачем ты нанял этого идиота? Он даже говорит как не от мира сего! – возмутилась девушка.

 — Женщина, большую часть машины собрал я! Без меня ты бы со своим блондинистым разумом даже провода не смогла соединить, — говорил он.

 — Да заткнись уже! – разозлилась девушка.

С руганьем и ворчанием им всё же удалось к ночи собрать установку.

 — Ещё пару месяцев на тестирование и попробуем запустить, — сказал Дима.

 — Я не намерен столько ждать. Включайте, — приказал я.

 — Извините, но я не могу этого сделать! – насупился Дима.

Я молча достал из кошелька чек и написав на нём несколько цифр, протянул учёному.

 — Знаете, думаю проблем не возникнет, — заулыбался он.

 — Эй, так не честно! Я тоже хочу прибавку! – возмутилась девушка.

 — Как только мы закончим, вы все получите дополнительную премию, — буркнул я.

Радуясь неплохому чеку, Дима принялся включать Кратекс. В машине что-то несколько раз щёлкнуло и послышался шум вентиляторов. Когда из верхней части выкатился плоский металлический диск и после многочисленных искр появился красный луч до пола, то это меня здорово удивило.

 — Лазер? – спросил я.

 — Портал, — ответил Дима.

Я предоставлял себе порталы совершенно иначе – какие-нибудь круглые полупрозрачные штуки или воронки как в «Доктор Кто».

 — Всё готово, — добавила девушка, снимая показания с приборов.

Я подошёл к лучу.

 — Не советую. Неизвестно что может произойти, — сказал Дима.

Мне было как-то всё равно, дух авантюризма бурлил во мне, жаждал адреналина.

 — Мне забрать чек обратно? – спросил я, глядя на учёного.

Тот отрицательно помотал головой.

 — Машина сильно греется, я же говорил нужны тесты! – заворчал Дима.

 — Это опасно? – спорил я, хотя мне было всё равно.

 — Да нет, просто долго нельзя держать портал включенным, — пояснил инженер.

 — В таком случае дождитесь как я пройду сквозь… портал и отключайте. Следующую активацию сделайте через три часа, — приказал я.

 — Но мы хотели бы поспать, мы как лошади вкалывали эти дни! – возмутилась девушка.

 — Что блондинистая кобылка, копытца болят? – съязвил Дима.

 — Умолкни, — любезно посоветовала ему девушка.

 — Ладно, включайте утром в десять утра, — согласился я и подошёл к лучу ещё ближе.

От него у меня волосы на руках встали дыбом.

 — Мы не будем закрывать портал ещё две минуты после телепортации, если что не так, тут же возвращайтесь! – сказала девушка.

 — Может мне противогаз взять или ещё что-то? – спросил я.

 — Согласно записям, эти миры безопасны, — пояснил Герман.

Повернувшись к лучу, я затаил дыхание и вступил в него.

Меня ослепила красная вспышка и затем раздался громкий грохот. Немного придя в себя, я заметил что стою в доме, но уже в другом. Над головой звёздное небо с быстро исчезающей тучей, пробивающееся через дыру в крыше. Луча не было, видимо установка отключилась, но ничего, над ней работают мозговитые ребята, если что, починят. Тут я переключился на окружающую обстановку. Вокруг меня было огненное кольцо, которое уже коснулась языками пламени занавесок и мебели, начинался пожар. В дальнем конце дома лежало непонятное существо, похожее на маленькую лошадку с розовой гривой и удивительно, но и с распахнутыми крыльями. Лошадка лежала неподвижно под деревянными обломками. К ней медленно подбирался огонь…