Сретение

На расстоянии сотен световых лет средь звёздный мглы, чтобы оплакать былое, сойтись и дать рождение новой жизни, собираются аликорны. Чрез галактики они зовут своих сестёр, и Селестия слышит их. А Доттид Лайн тем временем хочет, чтобы принцесса рассмотрела заявки на налоговые льготы.

Принцесса Селестия ОС - пони

Ошибка узнавания

Две кобылы. Одна ночь. Общая история, рассказанная поутру.

Принцесса Селестия DJ PON-3 Октавия Принцесса Миаморе Каденца

Чувства Разума из Стали

Благодаря изобретению сверхэффективных паровых ядер в конце XIX века, мир стал активно развивать лишь паровые технологии. А три страшные войны, прошедшие в XX веке лишь упрочили место и важность угля как единственного и самого лучшего источника энергии. Однако, по словам современников, лишь с появлением саморазвивающегося искусственного интеллекта пришёл золотой век. Но больше всего людям понравились паровые игрушки – робопони, из небезызвестного мультсериала, что буквально сошли с экранов паровизоров. Конечно, создавались не только пони, но именно они полюбились людьми больше всего. Вещи богатых, они быстро заполнили города. У простолюдинов же почти ничего не изменилось. Людей почти не интересовала нефть, газ, и прочие источники энергии. Ценился только уголь. Но так не могло продолжаться вечно. Добывать его стало труднее, запасы его истощались. Великий гений, что предотвратил свою смерть, нашёл иной источник энергии. Сама Земля. Почва, воздух, вода – всё это хранит неизмеримое количество энергии. И её можно добывать. Жизнь людей стала бы проще, лучше. Но невозможно было тут же отринуть старый мир, недоверие и страх потерять то немногое, что они имеют, не даёт прогрессу изменить привычный порядок дел. Общество оказалось расколото, люди озлобились друг на друга и не спешили исправляться. Однако никто и подозревать не мог, что промедление смерти подобно.

Свити Белл Другие пони ОС - пони Октавия Человеки

Встречай меня, Эквестрия!

Просто ещё один рассказ о человеке, который попал в Эквестрию.

Эплджек Эплблум Биг Макинтош Грэнни Смит Человеки

Жаль, нет плаща...

Что же... Дерьмовое место, это наша любимая Эквестрия... За последние пару лет всю укатилось далеко химере под хвост... И нынче ты начинаешь ценить свою шкуру, напрочь эгоистичную и продажную. Но очень способную к тем делам, которые не приветствуются нормальными пони...

ОС - пони

EQG: 2. Знакомство с новым чувством

Когда она рядом, учащается сердцебиение. Да, когда я пригласила Эпплджек, Пинки Пай, Флаттершай и Рарити в музыкальную группу, мы с ЭйДжей часто спорили, но это же не значит, что я спорила от ненависти. Напротив. Мне просто нравилось, когда она приближалась, говоря какую то сдуру. (Все написанное, происходит от лица Рэйнбоу Дэш)

Рэйнбоу Дэш Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл

Твайлайт Спаркл и упражнения

Став принцессой, Твайлайт решила на практике воплотить поговорку "В здоровом теле - здоровый ум". Здоровый ум (преимущественно) у нее есть, но из-за многих лет сидения в окружении книг над "Здоровым телом" надо поработать. К счастью, у нее есть спортивная подруга.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл

Хроники новой Эквестрии

Сборник информации о "Новой Эквестрии"

Другие пони ОС - пони

Бонни

Звонок из Понивилльского госпиталя заставляет Лиру встретится лицом к лицу со своим худшим страхом - её любимая пони попала в больницу.

Лира Бон-Бон

Унеси меня на луну

Рэйнбоу Дэш спит. Пегаска видит звёзды. А потом, когда её навещает принцесса ночи, ей начинают сниться другие вещи, мгновения, которые, как уверяет Луна, дадут ответы и решат её проблемы. Если бы только их не было так больно переживать. И если бы Дэш знала, в чём именно Луна пытается ей помочь.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Принцесса Луна

S03E05

Под треск костра, закрыв глаза

На опушке посреди Вечнодикого Леса, в самой его чаще, вернее даже сказать, в самом его сердце, горел небольшой костёр, время от времени пуская в тёмный и немного сырой воздух снопы искр, похожих на красно-оранжевых мух. Каким-то совсем неестественным, чужим казался этот костерок здесь, среди чёрного, густого воздуха, пропитанного запахом сухой коры, мха и лишайника, среди длинных, сучковатых ветвей. И совершенно непривычно было среди глухой тишины, нарушаемой разве что загадочными шорохами и скрипом старых древесных стволов, слышать весёлый треск дров. И Лес словно боялся этого костра – темнота, сырость и прохлада шарахались от него, превращая опушку в очень даже уютненькое и тихое местечко.

Здесь же, возле костра, направив в его яркие алые языки свой взгляд, сидел молодой земнопони Фаэрлайт. Костёр, подготовленный им, был точной копией его кьюти-марки, и это доставляло пони ещё больше радости.

Фаэрлайт взял в зубы лежавшую рядом палку и осторожно потыкал ею в горячий пепел. До него донёсся слабый запах печёного в кожуре картофеля. Но, похоже, Фаэрлайт слишком сильно вдохнул этот аромат – то ли дым, то ли пепел попал ему в нос…Итог был очевиден, — пони чихнул, отчего пламя костра елё заметно дрогнуло.

-Будь здоров, — донеслось вдруг до Фаэрлайта.

В многочисленных своих скитаниях по Вечнодикому отчаянный пони повидал много и многих. Посему этому неожиданному пожеланию здоровья «из ниоткуда» он ничуть не удивился.

-Спасибо, — спокойно ответил Фаэрлайт, потрепав себя копытом по гриве, чтобы стряхнуть пепел, забившийся туда.

На опушку вышел серый единорог с тёмно-синими глазами и, помявшись немного, сел рядом с Фэарлайтом.

-Картошку запекаешь?, — спросил единорог непринуждённо.

-Угу, — кивнул Фаэрлайт и демонстративно ещё раз пошерудил палкой в пепле – дескать, вот она, картошка.

-Я так сразу и понял. Чую – дымок. Да не простой. Знаешь, когда просто ветки жжёшь, дым горьковато-терпкий получается и немного травяной. А тут очевидно – картошка!

-Что ж ты, — усмехнулся земнопони, -шёл, да дым моего костра нюхал?

Единорог усмехнулся скептически.

-Невозможно "нюхать дым". Ты дышишь дымом! Чувствуешь, сколько всего в этом дыме? Тёплый, живой…Вот у тебя есть воспоминания?

Фэарлайт посмотрел единорогу в глаза и ответил:

-Конечно, есть. Как же иначе.

-И у них есть, — указал копытом единорог на деревья, -и с дымом они передают их нам. Всё, что они помнили и видели…А ты — «нюхал»!, — посмеялся незнакомец.

Повисла пауза. Фаэрлайт не знал, продолжать ли ему разговор о дыме и древесных воспоминаниях, или же спросить уже у незнакомца, как его зовут. Но Фаэрлайт не стал спрашивать. Во-первых, это было бы невежливо, а во-вторых, так даже любопытнее.

-Так что, — начал земнопони, -что ли порубаем? Картошечки-то? Поди уже готова.

Он взял в зубы палку, чтобы раскидать пепел и достать картофелины, но единорог мягко положил ему на плечо копыто и многозначительно поднял брови, как бы говоря укоризненно: «Ну вот что ты торопишься! Подожди немного!»

И Фаэрлайту стало даже как-то стыдно за себя. Он отложил палку и продолжил всматриваться в пламя. Ему начало казаться, что таким бесцеремонным выниманием из пепла картошки он может обидеть костёр.

Вдвоём сидели двое незнакомых, но как-то уже почти подружившихся пони, смотрели в пламя, слушая треск дров. Порой начинало казаться, что дрова не просто трещат, а разговаривают. Фаэрлайт начал улавливать отрывки фраз, сухих и хрустких, повествовавших о тех славных временах, когда дрова они ещё не были дровами. А порой даже начинало казаться, что треск – это музыка, которую древесные угли играют, аккомпанируют сами себе и под эту музыку бодро и задорно танцевало пламя костра.

-Теперь самое время, — шепчет единорог и Фаэрлайт осторожно достаёт картофелину. Перекатывая её с копыта на копыто, он сдувает пепел и одновременно пытается остудить лакомство. Он аккуратно зубами снимает длинные полоски кожуры, пока ноздри его щекочет горячий аромат дымка.

У единорога с этим проще – магией он и держит, и очищает картофель. Молча пони жуют это незатейливое блюдо и каждый из них погружается в свой мир, перекатывая во рту раскалённые куски.

-А товарищ-то твой где?, — спросил вдруг единорог.

Фаэрлайт не знал, что отвечать. Он был здесь один, но признаваться в этом ему совсем не хотелось. Ни единорогу, ни себе.

-Да шныряет где-то…тут, — неопределённо ответил Фаэрлайт.

-Что же он тебя одного оставил? И сам в чащу пошёл?, — допытывался единорог.

-Ну, он очень отчаянный. Дрова для костра ищет, — выпалил в ответ Фаэрлайт.

Единорог хихикнул.

-Так вот же, лежит тут целая вязанка дров, — он указал на вязанку возле Фаэрлайта. Земнопони про неё совсем забыл. Что же, выходит, что его «товарищ» пошёл в темноту леса за дровами, когда их и так целая охапка? Фаэрлайту не хотелось иметь такого бестолкового товарища.

-Это для другого костра, — ляпнул земнопони, дивясь своей «находчивости». –Мы, знаешь ли, любим костры жечь. С Флэймом.

Хоть и странным получался этот воображаемый товарищ, но Фаэрлайт решил, что без имени ему ходить негоже. Ему представился высокий, сильный алый пегас с золотой гривой – ни дать ни взять – Флэйм! Интересно, подумал Фаэрлайт, какой он, этот Флэйм? Наверное, добряк и болтун, каких мало. А ещё весельчак. Повидать бы его…

Фаэрлайт почувствовал, что от всего сказанного у него пересохло в горле. А может, ему стало просто слишком жарко и душно здесь, у костра, в компании незнакомого единорога…Потому-то он и ходил всегда один. Земнопони открыл свою рюкзак и достал оттуда сначала чёрный пробковый шлем, а затем флягу с водой. Открыв её, он сделал несколько жадных глотков, не отводя взгляда от чарующего танца костра.

-Из тутошнего озера водица-то?, — ухмыльнулся единорог.

-Из него, — кивнул земнопони.

-Неправильно пьёшь, — замотал головой незнакомый товарищ-единорог.

Фаэрлайт никогда ничему уже не удивлялся, потому спросил бесстрастно:

-Чёй-то? А как же надо?

-Глаза закрой, — с умиротворяющей улыбкой ответил единорог и встряхнул гривой.

Фаэрлайт не хотел закрывать глаз, но улыбка незнакомца его обезоружила и пони поддался. Прикрыв веки, он сделал глоток. Потом ещё. И ещё один, затяжной. И тут он понял. Точнее, прочувствовал.

Сладковатой подводной травой, еловой хвоей, осенним ветром и рыхлой от дождя землёй пахла вода озера Вечнодикого Леса. Фаэрлайт прислушался, и почудилось ему, как к голосу дров и костра присоединился голос лесных озер и болот, грибных дождей и майских первых гроз.

«И правда, совсем иначе, когда глаза закрываешь», — подумал Фаэрлайт.

Пони глотнул еще несколько раз и носа его коснулся нежно запах совсем уже близкой зимы — времени, когда и сама вода закрывает глаза.

-А знаешь, что, — начал Фаэрлайт, открывая глаза, но тут же оборвал сам себя на полуслове – спутника его нигде не было. Словно испарился незнакомец – явился так же внезапно, как и удалился.

«Не обидел ли я его чем-то?», — подумал земнопони и огляделся по сторонам. Ни шороха, ни единого движения ветки. Даже следов копыт гостя не осталось на песке поляны.

«Ну вот…Ушёл. Опять я один. Хоть бы товарища своего что ли кликнуть?», — подумал Фаэрлайт и, набрав в грудь воздуха, прокричал:

-Флэйм! Флээээйм!

-Уже идуууу!, — отозвался чей-то бас из глубины леса.

Нервно икнув и надвинув шлем поглубже, Фаэрлайт наспех затушил остатками воды костёр, схватил рюкзак и, спотыкаясь, побежал обратно к дому, испытав внезапный прилив тоски по родному «гнёздышку».

Продолжение следует...