Автор рисунка: Stinkehund

Авторское предисловие:

Сюжет моего рассказа довольно прост: достаточно было взять историю о том, как в одном из эпизодов ангел и демон Рэрити навещают Пинки, и перевернуть эту идею с ног на голову. Теперь уже Рэрити обзавелась целым стадом пони-соблазнителей, готовых взгромоздиться ей на плечи.

Вообще говоря, ангелы и демоны, парящие над плечами персонажей — довольно распространенный прием, встречающийся во множестве кинолент и мультфильмов еще с пятидесятых годов прошлого века. Так, перед тем, как сделать что-нибудь важное, Даффи Дак, Кронк из «Похождений Императора», Эксель из «Эксель-саги» и многие другие частенько останавливаются, чтобы как следует посоветоваться с миниатюрными копиями самих себя. Придумать историю об этом не так уж и сложно.

У каждого пони есть Хранитель и Искуситель. Кто-то не видал их давным-давно. Кто-то болтает с ними без умолку. А кто-то изо всех сил пытается относиться к своим мини-версиям как к настоящим пони. Но если пони лишится одного из них, пусть даже временно, как это изменит его жизнь?

Эту идею я отложил до лучших времен, и идеальный повод воспользоваться ею представился лишь тогда, когда команда Barcast объявила конкурс «Докажем, что Рэрити — не мусор!» Сначала в рассказе была лишь ангельская версия Рэрити по имени Гифти, тогда как ее демон — Майн — отсутствовала по болезни. Когда одно из плеч пустует, это ли не повод для беспокойства? Но затем вышло так, что Искусительница Рэрити пострадала прямо на ее глазах, что послужило дальнейшему развитию сюжета.

Моя подруга JennDyLyon нарисовала обложку к рассказу, и она превзошла все мои ожидания. Роскошная больничная кроватка Майн, к которой та прислонила свои элегантные маленькие вилы. Кьютимарка ДемонДжек, у яблок на метке которой есть собственные маленькие рожки. Этот рисунок один из моих любимых, хотелось бы, чтобы таких было побольше.

— Norm De Plume

Водрузив готовое платье на специально изготовленный под него поникен, Рэрити на мгновение застыла, чтобы полюбоваться плодами своего мастерства. Пожалуй, этот наряд понравится даже Сэсси Седдлс, не говоря уж о заказчице. Задернув штору, чтобы скрыть его от любопытных глаз, она обернулась, пытаясь оценить последствия недавнего прилива вдохновения.

Хотя «приливом» называть это было неправильно. Тут больше подошло бы слово «цунами».

По всей столешнице были разбросаны стразы. Несколько ящиков стола были выдвинуты и накрыты размотавшимся рулоном кружевной отделки. Пара-тройка поникенов оказались обмотаны лентами. Повсюду валялись груды тканей, а на них — утыканные иглами подушечки. Еще больше иголок и булавок было раскидано по полу.

Уши единорожки печально поникли. Она слишком устала, чтобы тратить этот вечер на уборку. Неужели нельзя отложить ее на завтра? Ничего же не случится, правда?

ПУФ!

Над ее правым плечом внезапно возникла миниатюрная версия самой себя — крошечная пони всех оттенков канареечно-желтого цвета. Ее талию охватывал изящный поясок, к которому крепилась пара голубых крыльев, а из ниспадающей на плечи роскошной фиолетовой гривы высовывалась проволочка с приделанным к ней светящимся нимбом.

— Не откладывай на завтра то, что можно сделать сегодня!

В тонком голоске, так похожем на ее собственный, слышался отзвук небесных колокольчиков.

— Возьми себя в копыта и убери все до ужина.

Ну конечно же! Зачем терять время? В конце концов, она была профессионалом, всецело преданным своему делу! Работа не закончена, пока не убрано рабочее место.

ПОМФ!

Над левым плечом в облачке черного дыма возникла еще одна мини-Рэрити, на этот раз великолепного багряного цвета. Ее гриву украшала повязка с парой острых рожек, а в копытцах был зажат алый трезубец с золотыми остриями. Заостренный кончик ее закрученного фиолетового хвоста был дерзкого ярко-красного цвета.

— Ерунда! — решительно возразила она. Таким голосом могла бы разговаривать Рэрити, получившая в подарок упаковку самого роскошного шоколада на свете. — Ты работала не покладая копыт. Успеешь прибраться завтра, а сегодня просто расслабься!

С другой стороны, настоящий профессионал знает, когда нужно остановиться и передохнуть.

— Ты совершенно права, Гифти[1], — ласково сказала Рэрити, склонив голову в сторону своей ангельской версии. — Я благодарна тебе за совет, но сейчас мне больше по душе идея Майн[2]. И правда, лучше убраться с утра; сейчас я просто как выжатый лимон.

Она подняла левую переднюю ногу.

Единорожка с нимбом надулась и скрестила копытца на груди, недовольно глядя на то, как ее рогатая противоположность, радостно пискнув, слетела вниз и загарцевала на копыте Рэрити, празднуя победу:

— Ой, ну и ладно.

Майн сделала пируэт, высунув язык и выставив заднюю ногу, причем одновременно. При этом она издала губами неприличный звук.

— Что за манеры, дорогуша! Будь милосердна к побежденным, — упрекнула ее Рэрити и, наклонившись к Гифти, осторожно ткнулась в ту носом.

Когда у каждого появился собственный Хранитель и собственный Искуситель, не все отнеслись к этому одинаково. Кто-то не обратил на них внимания, а некоторые до сих пор даже не подозревали о том, что они существуют. Однако бóльшая часть пони приняла новых советников и отныне выбирала свой путь, склоняясь то к добродетели, то к эгоизму.

Что же до Рэрити, она просто обожала созданий, облюбовавших ее плечи. В конце концов, они были ее частью — значит, она должна заботиться о метафизических проявлениях собственной психики как о самой себе.

Утешая своего ангела, она отвлеклась буквально на секунду и даже не заметила, что произошло. Уголком глаза она увидела красноватый проблеск, а затем услышала тонкий болезненный вскрик, вслед за которым немедленно раздался громкий пронзительный вопль — Майн, потеряв равновесие, свалилась с ее копыта прямо на ощетинившуюся иглами подушечку.

От крика Рэрити в бутике Карусель задребезжали стекла.

* * *

— С ней все будет хорошо, — сказала сестра Свитхарт, присаживаясь рядом с Рэрити в приемном покое больницы Понивилля.

Ее собственные мини-версии парили неподалеку вместе с Гифти, прочно вцепившись в нее с обеих сторон.

— Почти все иглы прошли мимо, так что у нее лишь немного поболит передняя нога, да и то — в худшем случае.

Бросив быстрый взгляд на трех сбившихся в кучку крошечных пони, она спросила, опустив уши и понизив голос:

— Я знаю, это неприятный вопрос, но мне нужно убедиться. Они ведь не ссорились, верно?

Едва не отшатнувшись от нее, Рэрити прижала копыто к груди, чтобы успокоиться.

— Я… нет! Что вы, булавку мне в…

— Такое случается, — вновь приподняв уши, сказала Свитхарт. — Время от времени Хранительница и Искусительница Рэйнбоу Дэш начинают выяснять отношения, иногда у них бывают и потасовки. В этом нет ничего особенного, лишь бы они не заходили слишком далеко, — она в раздумье поводила копытом. — Если Гифти сделала что-то подобное, ей могут предъявить обвинения ее же собственные сородичи.

— Нет, нет, нет, — Рэрити была готова твердить это слово часами, лишь бы избежать любого недопонимания. — Это я держала ее, а Гифти была на моем правом плече…

Губы единорожки задрожали, когда она с трудом справилась со слезами. Ее тревога за Майн сменилась облегчением, но вина по-прежнему терзала ее сердце.

Заметив, что к ним подошла еще одна пони, сестра Свитхарт подняла взгляд и тут же вскочила на ноги.

— Принцесса Твайлайт! Спасибо, что так быстро доставили сюда Искусительницу Рэрити, хоть вы и перепугали половину отделения неотложной помощи.

Она щелкнула языком, и ее собственные рогато-крылатые создания неохотно отпустили Гифти, позволив той вернуться на плечо Рэрити и свернуться там калачиком.

— Для полной уверенности мы оставим ее на несколько дней, но к концу недели она уже будет дома. А сейчас, прошу прощения, меня ждут дела.

Твайлайт Спаркл кивнула Свитхарт и, когда та потрусила прочь, переступила с ноги на ногу. Казалось, ей не хотелось садиться.

— Ты как, в порядке? Здорово же ты нас напугала.

Да, пожалуй, так оно и было. Еще бы им не испугаться, когда она ворвалась в тронный зал, баюкая на копытах крошечную раненую версию самой себя. Увы, больница находилась на другом конце города. Было гораздо быстрее домчаться до Замка в надежде вымолить у Твайлайт или Старлайт Глиммер заклинание телепортации.

— Мне так жаль, Твайлайт, спасибо тебе огромное! — Рэрити вытянула дрожащее копытце, чтобы подчеркнуть царивший в душе раздор. — Я была просто в шоке. Майн поправится, но не знаю, смогу ли я когда-нибудь простить саму себя.

— Ты должна. Нельзя позволять простым случайностям менять твою жизнь. Очень трудно контролировать, где и когда появятся твои Хранитель и Искуситель, — принцесса обняла подругу за плечи крылом и передней ногой. — Верь мне. Когда я носила в себе магию всех аликорнов Эквестрии, мои появлялись особенно часто. И никто из них не считал, что я должна скрывать это бремя. Одна из них хотела, чтобы я все рассказала вам и позволила помочь себе, а другая… — поморщившись, она опустила глаза, — другая предпочла бы, чтобы я, использовав свои новые силы, захватила власть над всеми пони.

Прежде чем она успела продолжить, над ее плечами возникли две миниатюрные Твайлайт. Одна из них, носящая такой же нимб, как и у Гифти, была нежного розовато-лилового цвета. Другая оказалась темно-красным, почти малиновым аликорном с зажатыми в крыльях вилами.

— Да уж, прости, я надеялась, что ты наконец научишься извлекать выгоды из своего положения, — ехидно произнесла малиновая Твайлайт. — Неужели это так много — просить принцессу хоть чуть-чуть поцарствовать?

— Со всей этой неизмеримой мощью ты стала бы вторым Тиреком, — Твайлайт цвета мальвы потыкала подопечную копытцем в правое плечо. — Ты нуждалась в своих подругах. Ты все сделала правильно.

Уши Твайлайт дернулись, и она улыбнулась:

— А вот и они. Ты их видишь?

Распахнув от удивления глаза, Рэрити кивнула. Обычно подобных созданий не видел никто, кроме их подопечных. Разве что иногда можно было заметить нимб или заостренный хвостик, мелькнувшие, словно искры, над головой пони, — знак происходящего разговора.

Вытянув копыто, Твайлайт поманила свою двурогую версию поближе.

— Я знаю, как страшно, когда что-то идет не так. Ведь она — моя вторая Искусительница. Я потеряла первую, когда еще жила в Кантерлоте.

Потерять одну из мини-версий себя! Рэрити моргнула, жалость к подруге внезапно отодвинула ее собственные переживания в сторону.

— Твайлайт, какой ужас! — она сочувственно взяла ее за копытце. — Дорогуша, мне так жаль. Я ничего об этом не знала.

— Так давай, расскажи ей, — лиловая Твайлайт скрестила на груди передние ноги. — Расскажи своей подруге, что бывает, когда пренебрегаешь правилами лабораторной безопасности, — она фыркнула в сторону своей коллеги.

— Еще скажи, что это я виновата, — огрызнулась малиновая Твайлайт. — Уж я-то, в отличие от нее, не стала бы советовать мисс Спаркл плюнуть на меры предосторожности!

Обернувшись, она наконец заметила Гифти, уцепившуюся за гриву Рэрити.

— Погоди, что тут у нас? Еще одна Искусительница попала в переплет?

Ангельская версия Твайлайт ахнула и подлетела ближе, заключив Гифти в объятья.

— Ах ты бедняжка!

— Все в порядке, — успокоила их принцесса. — Ее Искусительница просто потеряла равновесие и игла вонзилась ей в ногу, только и всего.

Она еле успела перехватить своего собственного демона, когда та, выставив вилы, бросилась на Рэрити.

— Нет! Даже не думай. Ей и без того уже досталось. Ваша помощь не требуется. Тут нет дилеммы, которую вам нужно разрешить. Мы разберемся сами.

Ответом ей стали два хмурых взгляда и два облачка дыма, белого и черного. Гифти что-то ласково чирикнула Рэрити и тоже исчезла.

— Прости, — сказала Твайлайт, прижав уши и смущенно покраснев. — Когда кто-то подвергает опасности их сородичей, они просто выходят из себя.

— Вижу, — вздохнула единорожка, проведя копытцем по плечу, где совсем недавно сидела Гифти.

«Есть ли у ее Хранительницы хоть кто-то, кому она сможет обо всем рассказать? Заботился ли о Майн хоть кто-нибудь еще, кроме нее?» — задумалась Рэрити, а затем добавила:

— А почему ты не придумала им имена?

— Возможно, у меня с ними не такие отношения, как у тебя, — пожала плечами Твайлайт. — На эту тему написано не так много книг, да и те, в основном, научного характера. Я всегда знала, что эти пони — лишь проекции моего разума, вот и относилась к ним соответственно, — она накрыла спину подруги крылом. — Моя первая Искусительница совершила ошибку, и это стоило нам ее жизни. После этого моя Хранительница замкнулась в себе, и я ничем не могла ей помочь, пока мы не обрели новую Искусительницу.

— Да, дорогуша, мы относимся к ним по-разному, — сказала Рэрити, наклонившись к подруге. — Я знаю их еще с тех пор, как увидела в первый раз. Тогда они только и умели, что кричать мне в ухо «мое!» или «подари!», — она ткнула Твайлайт носом и с кряхтением выпрямилась. — А сейчас я проведаю Майн: хочу убедиться, что ее устроили как подобает, и пойду домой, чтобы как следует понежиться в ванне. Мои нервы просто на пределе.

Сложив крылья, принцесса кивнула:

— Я рада, что с ней все будет хорошо. Если тебе что-нибудь понадобится, мы всегда к твоим услугам.

Позже Рэрити сумеет подобрать для Твайлайт достойный подарок, чтобы передать все, что она не сумела высказать словами. Сейчас же у нее перехватило горло, и она могла лишь улыбаться, кивать и хлопать ресницами, чтобы смахнуть подступающие слезы.

* * *

Когда уже третий подряд набросок платья приобрел несомненное сходство с тонким, заостренным и подозрительно знакомым хвостом, Рэрити отложила карандаш, с трудом сдерживаясь, чтобы не скомкать листок. Расстроилась ли она? Да, но это не повод портить прекрасный рисунок. Майн не шла у нее из головы; нужно было признать это, если она хотела творить и дальше.

Ее чувство вины успело несколько ослабеть, но была проблема посерьезней. Сейчас единорожке помогала только Хранительница, а пони, подобно солнцу и луне Эквестрии, нуждаются в равновесии. Эгоизм не доведет до добра, но ведь и избыток альтруизма…

Модельерша фыркнула и покачала головой. Какой абсурд! Нельзя быть слишком щедрой. Впрочем, если подумать, безудержная щедрость имела свои недостатки. Она не забыла, как дала Сури Поломэйр достаточно ткани, чтобы та украла идею ее модной коллекции, или как позволила Сэсси Сэддлс взять управление кантерлотским бутиком в свои решительные копыта. Недостаток силы воли может оказаться губительным для такой бизнес-пони, как Рэрити. Хорошо, что у нее была Майн, неустанно напоминавшая, как важно не забывать о собственных интересах.

Была, но, увы, не сейчас. Забинтованная бедная малютка лежала в палате для выздоравливающих больницы Понивилля, скучая и жалея себя. Рэрити навестила ее сразу после завтрака и пообещала заглянуть еще, пока не закончилось время посещений.

Единорожка вздохнула и, прищурившись, взглянула на рисунок. Почему бы и правда не внести в эту модель немного дьявольского колорита? Взяв графитовый карандаш телекинезом, она решила попробовать. Здесь будет изогнутый рог, а тут — водоворот полупрозрачной ткани. Вскоре набросок нового дерзкого платья был готов.

Вот так. Хоть что-то, способное унять боль, все еще ноющую в груди. Она была не виновата, это правда, но она несла за это ответственность. Новое платье могло помочь Рэрити простить саму себя.

ПОМФ!

Она взвизгнула и дернулась в сторону, когда что-то кольнуло ее в левое плечо.

— Ой, прости, пожалуйста! Больно, да? Я не хотела тыкать так сильно.

Рэрити навострила уши. Голос, хоть он и был несколько тоньше обычного, показался ей странно знакомым, не говоря уже о манере речи.

— Флаттершай?

Одного быстрого взгляда оказалось достаточно: да, это была демоническая версия ее подруги, озадаченно разглядывавшая собственные вилы.

— Не припомню, чтобы точила их накануне, — удивилась крошечная пегаска.

Высунув язычок, она потрогала острие янтарным копытцем.

— Ай! — подув на него, она потрясла в воздухе передней ногой и поморщилась. — Похоже, все-таки точила.

ПУФ!

— В следующий раз дождись меня! — возникнув из ниоткуда, чирикнула Гифти и нырнула в гриву Рэрити, чтобы занять плечо напротив Демоншай. — Ты ее напугала!

— Мне очень жаль, — еще раз извинилась та, слетев с плеча единорожки на стол. Мини-версия Флаттершай выглядела несчастной. — Надеюсь, я не сделала хуже?

Это затея ее подруг, или существует программа взаимопомощи для пони, потерявших ангела или демона?

— Нет, дорогуша, все в порядке. Как мило, что Флаттершай отправила тебя ко мне, — утешила ее Рэрити, протянув крошечной пони копытце.

— О, она и не подозревает, что я здесь, — печально ответила Демоншай, не обратив внимания на этот жест, уши пегаски поникли. — Она не сразу заметит, что я пропала. Я просто не могла оставаться в стороне, когда ты лишилась своей Искусительницы, — она наклонилась, изучая набросок. — О, так ты надеялась, что платье все исправит?

— Платье тут ни при чем, — моргнув, ответила модельерша. — Оно просто не подходит Майн, какого бы цвета оно ни было. Не могу же я искупить свою вину такой безделицей? Это просто один из моих способов решать свои проблемы.

— Что ж, хорошо, — Демоншай положила вилы на столешницу. — Очень рада это слышать.

В ту же секунду перед ней возник и тут же развернулся миниатюрный свиток.

— Итак, с учетом вышесказанного, надеюсь, ты будешь не против, если я сделаю официальное заявление?

Она откашлялась и начала читать, ее голос стал суше и тверже обычного:

— От понивилльского отделения общества Почтенных Регистраторов: «Поскольку вы, Рэрити, представляете несомненный интерес для нашего филиала, мы не вправе оставить вас без Искусительницы, пока ваша не способна выполнять свою работу. Таким образом, исполнительный совет Почтенных Регистраторов возьмет ее функции на себя, пока она не восстановит работоспособность. Вы будете находиться под нашим неустанным наблюдением, и если, исходя из полученных данных, потребуется предпринять дальнейшие действия, то решение о них будет принято в день возвращения вашей Искусительницы к своим обязанностям». Речь не идет об официальном расследовании, — закончив читать, Демоншай сложила копытца и склонила голову. — Мы знаем, что ты не хотела, чтобы с твоей Искусительницей случилось что-нибудь плохое. Мы здесь, чтобы помочь тебе и твоей Хранительнице, а также обеспечить твоим Регистраторам работу в комфортных и безопасных условиях. У тебя есть вопросы?

Рэрити моргнула и посмотрела на Гифти. Ее маленькая крылатая Хранительница кивнула:

— Искусительница Флаттершай — член исполнительного совета понивилльских Регистраторов. Ей можно доверять. — Крошечная пони прищурилась. — Насколько вообще можно доверять Искусителю.

— Наши пони зависят от нас, ведь мы помогаем им выбирать жизненный путь, — маленькая рогатая пегаска заняла свое место на левом плече Рэрити. — А Искусители нужны, чтобы пони принимали решения, исходя лишь из собственных интересов, а не чьих-либо еще, — Демоншай фыркнула. — Эта наука дается Майн нелегко, но она старается. Ты видела, как она отделалась от тех журналистов? Какая целеустремленность! — Она притопнула крошечным копытцем.

— Дорогуша, можно вопрос? — Рэрити взмахнула передней ногой, и Демоншай еле успела убрать вилы в сторону. — Там, ну, откуда вы приходите, у Майн осталось что-нибудь, за чем нужно присмотреть? Кто-нибудь позаботится об этом?

— О, да, — кивнула она. — Когда Искусительница Твайлайт Спаркл привлекла внимание Совета к этому инциденту, твоя Хранительница сразу же взяла этот вопрос под свой контроль. Можешь не беспокоиться.

— Хорошо.

Удовлетворенная единорожка попыталась погладить Демоншай, но ее копыто уткнулось в облачко черного дыма, когда та сгинула прочь.

— Надо же. Она все еще дуется на меня из-за Майн.

Гифти пожала плечами, а затем, ткнув Рэрити носом на прощанье, тоже исчезла.

* * *

Пинком захлопнув дверь, Рэрити сняла шарф и повесила его на крючок. На полпути к кухне она оглянулась через плечо и нахмурилась: шарф висел криво. Она дернула его телекинезом, отчего он едва не слетел с крючка. Ее раздражение успешно перешло на следующую ступень.

— Р-р-р-р!

Единорожка подумала, что если и дальше будет дергать шарф, то со злости разорвет пополам. Решив оставить его в покое, она сосредоточила свою магию на дверце холодильника. Ха! У нее и правда еще осталось немного Троттингемского мороженого с тройным шоколадом!

Выхватив ложку из выдвижного ящика, Рэрити плюхнулась прямо на стол. Дав наконец волю своему раздражению, она сорвала крышку с ведерка мороженого и отбросила ее прочь — треск совпал с негромким ПУФ, раздавшимся над правым плечом.

Прежде чем Гифти успела открыть рот, Рэрити покачала головой:

— Пожалуйста, дорогуша, ни слова о том, что эти калории осядут прямиком на моих боках или что шоколад помешает мне заснуть. Это мороженое — единственное хорошее событие за целый день, и я собираюсь насладиться им сполна!

Ее прервал тонкий, еле слышный всхлип. Единорожка посмотрела на плечо и увидела свою милую ангельскую версию, уставившуюся на нее огромными щенячьими глазами. Она держала в копытцах маленькую ложку и тарелку.

— О, Гифти, дорогуша, прости меня. Конечно ты можешь присоединиться.

Она поднесла ведерко поближе к своей Хранительнице, позволив ей зачерпнуть первой, а затем посмотрела туда, где должна была появиться Искусительница, которую сегодня ей выделил Совет.

ПОМФ!

— Не думаю, что она собиралась читать тебе нотации, — заметила Эпплджек цвета красного апельсина, отложив в сторону вилы, которыми ворошат сено, и достав собственную ложку. — И, для протокола, я поощряю это злоупотребление шоколадом, — не сводя глаз с мороженого, она зависла в воздухе по другую сторону ведерка.

— Не стесняйся, дорогуша, — сказала Рэрити, наполнив собственную тарелку.

Сделав первый основательный глоток, она удовлетворенно мурлыкнула. Она знала, что не может позволить себе мороженое слишком часто, но оно было ее убежищем, тихой гаванью, когда весь мир вокруг разваливался на куски.

На этой неделе ей пришлось познакомиться с несколькими Искусительницами, все они были членами исполнительного совета Почтенных Регистраторов. Некоторые из них, подобно Майн, пытались давать ей советы, остальные же «просто наблюдали». Пока все шло хорошо, но как же она скучала по своей привычной маленькой Искусительнице!

Хорошо еще, что их миновали нападения монстров или задания Дружбы, но сегодня вечером ей все же пришлось искусить судьбу — Рэрити навещала родителей.

— Твоя мама любит тебя, — сказала наконец Гифти, сидя на краю ведерка и беспечно помахивая хвостом. Ее ложка звякнула о тарелку, и крошечная пони продолжила. — Ты же знаешь, как она тобой гордится.

— Конечно гордится, но вот то, что она так хочет от Рэрити внуков — очень эгоистично с ее стороны, — обозначила свою точку зрения Искусительница Эпплджек. — Не может же она бросить свой бизнес и немедленно осесть в Понивилле.

Разумеется, Куки Крамблз не говорила об этом вслух, но, если честно, каждый раз, заглядывая к ней, Рэрити слышала что-то вроде: «Твои дела идут просто превосходно, дорогая, но ты еще не устала от одиночества в своем бутике?» Даже странно, что никто из ее родителей не возражал против того, что она несколько раз спасала Эквестрию.

Как правило, замечания матери не слишком беспокоили Рэрити, но сегодня ее легкомысленные шутливые намеки на свадьбу и жеребят задели модельершу за живое — один из советчиков последней был сегодня в ударе. Похоже, то же самое можно было сказать и о ее матери. У каждого свои искушения.

— Слушай, без обид, думаешь, я не слышу о всяких семейных штуках от своей пони? Да у нее это просто из головы не идет, когда она не занята яблоками или домашними делами.

Голос Демонджек звучал приглушенно — из ведерка с мороженым торчали лишь ее задние ноги и возбужденно размахивающий из стороны в сторону соломенного цвета хвост с ярко-красным заостренным кончиком. Судя по доносящимся из ведерка звукам, она пыталась отколупнуть здоровенный кусок шоколадного бисквита.

— Ее вечно терзают сомнения: не найти ли ей какого-нибудь пони, чтобы помогал с работой на ферме; или съехать от брата и сестры, хотя она и хочет сблизиться с ними еще больше.

Рэрити поднесла к ней ложку, чтобы успеть спасти крошечную Эпплджек, если ту во время раскопок придавит мороженым. Свесившись через край ведерка, Гифти наблюдала за этим с противоположной стороны.

— И что ты на это отвечаешь?

— Ну, однажды я посоветовала ей отправиться в Мэйнхэттен, чтобы стать более независимой. — Демонджек взобралась на край ведерка с полной тарелкой мороженого в копытцах и спрыгнула вниз. — Сами знаете, в конце концов все кончилось хорошо.

— Это случилось, когда она была еще очень молода, — возразила единорожка Искусительнице, глядя, как та уплетает кусочки бисквита. — А что бы ты сказала ей сейчас?

— Кроме как «не трать время на починку штаб-квартиры Метконосцев»? — пожала плечами Демонджек. — Я искушаю ее жизнью вдали от фермы и работы и пытаюсь заставить расслабиться. Она такая ответственная.

Миниатюрная пони ткнула в сторону Рэрити ложкой:

— А вот у тебя хорошие задатки. Вместе мы могли бы достичь многого. Оставь визитку, поговорим позже.

— У моей пони все еще контракт, спасибо большое, — фыркнула Гифти. — Никаких подработок!

— Пока что, — ухмыльнулась Демонджек. — Дождемся результатов следующего совещания, сахарок.

— Пф!

Надувшись, Гифти отодвинулась, прихватив с собой мороженое.

Пожав плечами, земная пони перевела взгляд на Рэрити и приподняла рогатую шляпу:

— Вообще-то, я просто хотела ее поддеть. Если я попытаюсь заполучить тебя, моему заду несдобровать — твоя Искусительница в два счета доберется до него, — навострив уши, она огляделась и придвинулась ближе. — Среди наших ходят слухи, что ее выпишут через пару дней. Похоже, все хорошо, ее возвращение к своим обязанностям пройдет без сучка без задоринки. Может, она даже захочет оставить себе ту изысканную больничную кроватку, что ты сделала для нее на заказ.

Почувствовав, как наконец отступает тревога, не покидавшая ее уже несколько дней, Рэрити облегченно вздохнула:

— О, дорогуша, это чудесная новость. Надеюсь, мы не доставили вам слишком много хлопот.

— Не-а, — с набитым ртом пробормотала Искусительница Эпплджек. — Ничего особенного, все как обычно. Другое дело, когда чей-нибудь нимб умудряется влипнуть в неприятности. Это куда интереснее, как тогда, с Дискордом, пять лет назад. Тогда вы и начали слышать нас, своих Искусителей, так ведь? Вот это была умора, скажу тебе! — она подобрала свои вилы для сена, стоявшие около ведерка. — Я даже немного скучаю по тем временам. Жаль, что вы решили перевоспитать его и все такое.

Крошечная пони исчезла в облачке черного дыма, оставив Рэрити молча смотреть на то место, где она только что была.

* * *

— Готова поспорить, ты рада, что твоя собственная Искусительница возвращается домой, — Эпплджек — на этот раз большая и безрогая — с любопытством наблюдала за суматохой вокруг маленького столика, стоящего в одной из витрин бутика. — За эту неделю ты повидала их немало.

Да уж. Эти несколько дней предоставили Рэрити редкую возможность приоткрыть завесу тайны над личной жизнью и характерами подруг. По своей природе Искусители были болтливыми созданиями и не умели хранить секреты, что неудивительно, ведь их задачей было отстаивать интересы своих подопечных. Такие понятия, как дружба или согласие, сбивали крошечных пони с толку.

Демона Флаттершай больше всего раздражало то, что она так и не сумела привить своей пони хоть немного честолюбия и самоуверенности. Тем не менее, даже она питала слабость к животным и ненавидела, когда те страдали. С другой стороны, Искусительница Рэйнбоу была истинным воплощением скорости, впрочем, как и ее Хранительница; они вечно устраивали соревнования, выясняя, кто же быстрее. Несмотря на это, рогатую версию Дэш больше привлекали ленивые дни и увлекательные приключения, чем правила, дисциплина и тренировки Вондерболтов.

Искусительнице Эпплджек пришлось распрощаться с мечтой о том, что ее подопечная станет Богатой И Могущественной Наследницей Семьи Эппл; она согласилась на пони, которая не прочь повидать свет, если ей когда-нибудь наскучит работа на ферме. Что-то похожее произошло и с Твайлайт: она предпочла добродетель и рутину безграничным возможностям аликорна. Теперь ее самые дерзкие устремления касались лишь публикаций и одобрения научного сообщества.

И чем меньше будет сказано о мисс Искусительнице Пай, тем лучше. Если бы она продолжила снабжать Рэрити теми дьявольскими сладостями, Гифти пришлось бы здорово поволноваться о лишних килограммах своей подопечной.

— Надеюсь, моя маленькая рогатая вредина не доставила тебе слишком много хлопот, — продолжила Эпплджек. — На следующий день, как она вернулась от тебя, они с Анги поцапались сильнее обычного.

— Нет-нет, она просто чудо, — успокоила подругу единорожка. — Иногда ей лишь нужно немного внимания, только и всего. Она души в тебе не чает. Да и все они.

Вскоре к ним присоединились Рэйнбоу Дэш и Твайлайт. Три из четырех их Регистраторов уже сидели за столом вместе с Демоншай, Искусителем по имени Смол Макинтош[3] и Анги — Хранительницей Эпплджек. Вместе с ангелом Лиры и демоном Бон-Бон за столом собрались восемь из присутствующих девяти членов совета Почтенных Регистраторов Понивилля. Гифти, как Хранительница Рэрити, права голоса не имела.

— Пожалуй, даже для нас это нечастое зрелище, — заметила Рэйнбоу Дэш, поглядев на свои пустующие плечи. — Странно как-то.

— Полегче! — Твайлайт закатила глаза. — Если зациклишься на этом слишком сильно, перед ними встанет моральная дилемма и они могут потерять кворум, — она увлеченно нацарапала что-то на парящем рядом кусочке пергамента. — Рэрити, это потрясающе! Если на основе наших наблюдений я смогу запустить исследовательский проект, он сильно повлияет на представления пони о метафизических проекциях нашей психики!

— Уверена, твоя Искусительница будет очень рада, — сказала Рэрити, оглядываясь на дверь, не идет ли сестра Свитхарт. — Она говорила, что если бы ты почаще прислушивалась к ее советам, то давно бы уже стала Доктором Спаркл.

— Кроме шуток! — между ними тут же возникла Искусительница Твайлайт. — На твоем месте я немедленно взялась бы за научно-исследовательскую работу! Может, даже за цикл научных лекций, — она воздела крошечные копытца. — Провела бы презентацию с показом слайдов для лучших умов Кантерлота! Хоть что-нибудь! — подлетев поближе, она наклонилась и всмотрелась в заметки Твайлайт. — О, а вот над этим можно и поработать.

— Никаких посторонних соглашений, пока не закончится заседание Совета, Амбициозная Спаркл, — осадила ее Демоншай, постучав черенком своих вил по столу. — Обсу́дите это позже.

Когда малиновая Твайлайт, хмыкнув, отлетела в сторону, рогатая пегаска вернула свое орудие обратно на специальную подставку для вил позади себя и продолжила:

— Прежде чем начать, я хотела бы сердечно поблагодарить мисс Рэрити за то, что она столь любезно предоставила свой бутик для проведения нашего заседания.

Последовавшие возгласы одобрения быстро стихли, стоило Демоншай подняться на задние копытца.

— А теперь вернемся к повестке дня. Присутствуют ли Самые Почтенные Регистраторы мисс Рэрити?

— Хранитель присутствует, — сказала Гифти, подняв копытце.

— Искуситель… — от входа послышался тонкий слабый голосок.

Обернувшись, все увидели сестру Свитхарт с коробкой в копытах. Из коробки показалась голова Майн — ее фиолетовые кудри были в беспорядке, а рогатая повязка съехала набок. Подняв забинтованное копытце, она продолжила:

— …присутствует.

— О, как же я рада тебя видеть, дорогуша! — воскликнула Рэрити, с трудом удержавшись от того, чтобы выхватить ее из коробки и прижать к груди.

Как правило, дьявольские версии пони не любили «телячьих нежностей»; возможно, поэтому они таскали с собой различные заостренные орудия.

— Тебе уже лучше, моя милая?

— Прости, что напугала тебя, — виновато кивнула Майн.

Заметив, что все взгляды устремлены прямо на нее, она нырнула обратно в коробку и зашуршала простынями. Спустя секунду она вновь показалась наружу, на этот раз крепко сжимая в копытцах свой трезубец.

— Я готова ответить перед Советом.

— Спасибо, мисс Свитхарт, — окутав коробку голубым сиянием своей магии, сказала Рэрити. — Пожалуйста, когда в больнице будет следующий прием, загляните ко мне. Я хочу пожертвовать вашему отделению некоторую сумму, — она обернулась к столу Совета и опустила коробку прямо перед ним. — Она здесь.

— Общество Почтенных Регистраторов приветствует твое возвращение, Почтенная Искусительница, — кивнула Демоншай. — Рады сообщить, что в твое отсутствие мы взяли твои обязанности на себя. Мисс Рэрити находилась под нашим неустанным наблюдением и следовала нашим мудрым советам. Осталось задать тебе лишь один формальный вопрос: готова ли ты и дальше наставлять свою подопечную на путь желаний ее сердца, пока оно не перестанет биться?

— Конечно готова, — улыбнулась Майн и поправила повязку с рожками. — Она — моя пони, а я ее Регистратор.

— Прекрасно, — сказала Демоншай и оглядела соседей по столу. — У кого-нибудь есть возражения?

Сидящие за столом усердно замотали головами, а затем принялись поправлять рога и нимбы.

— Ввиду отсутствия возражений, я рекомендую завершить собрание и позволить нашим пони вновь насладиться нашим руководством. Все согласны?

Семеро оставшихся членов Совета пробормотали слова согласия, и Демоншай кивнула:

— Объявляю заседание закрытым. Возвращайтесь к своим Почтенным Обязанностям.

Послышались приглушенные хлопки, и с Рэрити остались только Гифти и Майн — две крошечные пони, обнимающиеся у края коробки.

Даже не заметив, что от волнения она почти на минуту перестала дышать, единорожка облегченно выдохнула. Не в силах совладать с собой, она ринулась вперед. Два тонких вопля раздались почти одновременно, когда она, забыв о сдержанности, схватила в охапку своих Регистраторов и начала отчаянно тискать их и тыкаться в них носом, не забывая, впрочем, о том, что Майн была еще не совсем здорова.

— Ну Рэрити-и-и! — простонали они хором.

— Ш-ш-ш.

Майн попыталась стукнуть ее рукояткой вил, и Рэрити хихикнула:

— Дайте мне хотя бы сейчас выразить вам свою любовь как подобает.

Да, хотя бы сейчас.


От gift — англ.: подарок, дарить.

От mine — англ.: мой, моё.

Small McIntosh — англ.: Маленький Макинтош, по аналогии с Большим Макинтошем — Биг Маком.

Комментарии (4)

+2

Какая милота. Даже демоны у пони милые.

Darkwing Pon #1
+1

Душевно получилость.Можно даже было бы побольше.

ze4t #2
0

Ага. Увы, я не автор.

Randy1974 #3
+1

Задумка классная, арт на превью отличный, реализация очень хорошая, особенно зашли прохладные истории от Искусителей. У каждого из нас есть свои искушения. Однако эффект, я бы сказал, "не для меня". Если в вычитке участвовал Олдбой, то фанфик должен автоматически получить медаль "Oldboy approved", либо он плохого читать не будет.
Конечно, это фанфик в классическом понимание, но сама концепция воспринимается несколько зажевано. Вроде бы и дилемма про крайности эгоизма и альтруизма, но когда на этом начинают сильно заигрываться, и буквально на каждом шагу тебя тыкают в это лицом, то это превращается в формальное лицемерие, чем проявление добродетели. Добродетель — это прежде всего мера в моральном выборе, а не конечное направление. В наших произведениях о таких вещах не пишут, мы такими вещами живём, а вот зарубежные практически постоянно и не знают, что на чувствах играют не только страдания или сожаление, но и банальное счастье и теплота общения.
И казалось бы, автору хорошо удалось сыграть на простом художественном образе, но формальное повествование и ступенчатость повествования воспринимается слишком рвано и чрезмерно сжатым. Словно, автору не хватило объёма или отсутствия возрастного рейтинга, чтобы воплотить все порывы своей фантазии. Такому фанфику просто нечем впечатлить читателя, на одной задумке далеко не уедешь, одним красивым артом сыт не будешь, и только прохладных историй единственной активной стороны тут явно не хватает, нужен простор, нужен противовес, нужна вторая сторона, избегающая участия. Даже фильм "Мой сосед Тоторо", который я имел большое удовольствие недавно созерцать имеет чёткие противовесы, и фактически завораживает не столько оригинальными персонажами, сколько живостью повествования, как и большинство аниме от Хаяо Миядзаки. Так словно живое всё: место, люди, природа, лес, Тоторо и другие обитатели леса, звук, музыка, события и само повествование. В этом же фанфике живости очень не хватает — фанфик получился несколько отрывистым, искусственным, все персонажи чувствуются очень пресными, место и природа и вовсе отсутствуют. Такое необычное ощущение, когда вроде бы слушаешь оркестр, и даже во FLAC-формате, но не чувствуешь ни инструментов, ни ритма, ни самой композиции игры, а стоить добавить немного громкости, так и начинают проявляться инструменты, выраженнее играют миноры, ярче чувствуется динамика и ритм. К слову, композиции [BC]afGun целиком можно так же описать, мне пришлось специальную настройку эквалайзера определить, чтобы его композиции хоть немного избавились от этого "эффекта пересжатия". Пожалуй, единственные слова, которыми я могу описать то единственное ощущение, которое оставляет это произведение после прочтения.

Strannick #4
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...