Дорога на Кантерлот

Лето 1011-го года было отмечено тяжелейшими военными катастрофами, которые практически уничтожили эквестрийскую армию и вынудили руководство страны надеяться на помощь северянских союзников. Триммель открыл себе дорогу на эквестрийскую столицу - Кантерлот, и уже бросил свои главные силы на это направление, надеясь решить исход войны одним ударом. Кажется, что Королевскую армию невозможно остановить, но длительное продвижение вглубь страны и отчаянное сопротивление пони постепенно подтачивает моральный дух солдат и офицеров, ожидавших быстрой и относительно лёгкой победы. Среди фронтовиков распространяются слухи о первых боях с новым врагом, эти слухи наводят на тяжёлые мысли о том, что на подступах к Кантерлоту решится исход кампании и всей войны.

Другие пони Чейнджлинги

Не похожа я на глухую

После свадьбы Винил решает прогуляться прежде чем вернуться домой, к своей соседке, Октавии

DJ PON-3 Другие пони Доктор Хувз Октавия

Компаньон одиночества

Желтый свет. Одинокая лампа теряется в сиреневой мгле, а темнота с воем карабкается по стене, надеясь, что сможет улизнуть. Желтый свет. Горит желтый свет. И перед ним стоят шестеро. Шесть неясных тихих фигур. Всегда гордые и всегда надменные. Рассказать историю, ночь и мгла? О горьком одиночестве и долгом выборе, затянутом на всю жизнь. Эта история только о жизни.

ОС - пони

Как выжить в Эквестрии

"Как выжить в Эквестрии" - полное руководство по выживанию в незложелательной среде. Брошюра научит вас - что просто обязательно надо делать после случая с попаданием в Эквестрию, какие нюансы стоит знать и что делать, если всё случилось наоборот. А может быть, вы попали в Пустоши? Руководство посвятит этому отдельную тему. но тем не менее - оно научит вас выживать среди поняшек, будь вы всё ещё человек или понифицированным.

Другие пони ОС - пони Человеки

В свете погасших фонарей

Приближается Ночь Кошмаров. В такое время все пони любят рассказывать страшные истории. Пожалуй, настало время для одной из таких историй.

Дерпи Хувз Другие пони Доктор Хувз

Энергия Хаоса

В результате сорвавшегося плана Эггмана, Соник, его друзья и половина Мобиуса попадают в Эквестрию...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна

Действие или правда

Заканчивая ремонт случайно разрушенной стены в спортзале, студенты решают скоротать время за безобидной игрой "правда или действие". Но вскоре друзья понимают, что она куда "опаснее" и интереснее, чем кажется на первый взгляд. Впрочем, едва ли кто-то против.

Другие пони

Хозяйка моего сердца

Вместо дружбы и любви в Эквестрии воцарились деньги и насилие, но может ли это помешать истинным чувствам? Даже если они начинались жестоко и несправедливо... Не является пропагандой рабства и жёсткого секса - по сути, ровно наоборот, пропаганда против них. Ведь большую нежность можно испытать именно в мягких добровольных отношениях...

ОС - пони

Жизнь — это пьеса...

С рождения ей была уготована не простая судьба, дар обернулся проклятием! Твайлайт Спаркл одарённый в магии единорог становиться ученицей Селестии, вроде всё по канону, да? Вот только магия для единорожки слишком велика, а обучение становиться не просто прихотью, а необходимостью, чтобы выжить. И пускай она не такая как все, ну и что, подумаешь её жизнь — это боль и темнота, она всё равно её любит. А разве можно не любить свою жизнь?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Пластиковый поцелуй

My pretty, pretty, pretty, pretty Barbarella.

Твайлайт Спаркл Человеки

Автор рисунка: aJVL

Дневники Селестии

Пролог

Всё это ещё будет редактироваться для более единого стиля и в случае не соответствия с каноном.

Холод. Всё тело пронизано льдом: оно болит и отказывается слушаться. Что-то изменилось: кажется, я могу пошевелиться. Рывок и падение. Пол теплее того места, где я очнулась, но слишком темно, чтобы что-либо разглядеть. Откуда-то справа повеяло теплом. Прислонившись к стене, я двинулась на поиск источника живительного тепла. Хотелось согреться. Все мысли, кроме инстинктов, заглушали боль в теле. Внезапное гудение какого-то механизма не повод для страха, когда замерзаешь заживо. Дорога свернула, и глаза залил тусклый свет ламп. Перейдя на рысь, я вышла к тускло освещённой площадке, огороженной решёткой из прочного металла. Снизу были видны мощные турбины, разгоняющие тёплые потоки воздуха. В помещение вело ещё несколько проходов.

Здесь силы покинули меня, и, остановившись, я стала греться, приводя мысли в порядок.

«Кто я? Где я?» — голова гудела и не давала ответов. Несмотря на тусклое освещение, здесь можно было оглядеться и ощупать себя: светлая шкура, тонкие ноги и шея, рог на короткой морде и длинная мочалка волос, тянущихся по полу. Внезапно свет стал ярче, и по всему коридору загорелись мелкие лампочки. Они выводили на эту площадку и вели дальше в одно из ответвлений. Погорев несколько секунд, они гасли, соблюдая строгую очерёдность, словно бы то, что их гасило, волнами распространялось по всему пути свечения. Не раздумывая, я двинулась вдоль туннеля за огоньками.

Через несколько поворотов коридор кончился, и я оказалась в большом помещении с высоким куполом. Свет позади погас окончательно. В комнате пахло стерильностью, лампы освещали пространство ярко и, казалось, могли сжечь, но не согреть. Мысли в голове кружились вихрем: совершенно неясно было, откуда я знаю о той или иной вещи, и почему всё вроде бы знакомо в этом немного запустелом месте.

В центре помещения стояла панель управления, на полу рядом с ней светилась изумрудно-зелёным большая трёхмерная карта. Первым желанием было дотронуться до большого горного пика. Потянувшись, я краем копыта дотронулась до скалы — это была всего лишь голограмма. Судя по ландшафту, это карта, но больше ничего на ум не приходило, и я села на пол, закрыв глаза.

Внезапно панель замерцала, и раздался негромкий сигнал. Несмотря на кажущуюся сложность, достаточно было поднять и положить на панель копыто, чтобы сигнал прекратился, и предо мной в воздухе возник образ светлой улыбающейся пони. Лицо казалось ужасно знакомым. Пони заговорила:

 — Привет, Селестия! Сегодня ты родилась для этого мира! Кто же тогда я? Я это ты через пять минут после этого интервью. Точнее, для моего тела пройдёт пять минут, а вот для мира может пройти очень много времени. Дело в том, что я не бессмертна, и единственный выход для меня — использовать проект «Сон», который поможет мне и моему народу существовать в счастье многие годы. Программа рассчитана на многие тысячи лет, в конце ее работы мы разбудим техников, которые возобновят программу, если она оправдает себя. Сейчас в моей стране царит порядок, строятся города, осваиваются новые угодья, но излишний прогресс не пойдёт им на пользу. Выстроена чёткая система, которая будет долго существовать, но я лично не смогу увидеть конца. Я лишь знаю, что будут возникать проблемы, решать которые придётся той правительнице, которая будет разбужена в тот момент. Сейчас эта роль принадлежит тебе. Удачи!

Изображение застыло и пропало.

Я — Селестия? Я правитель государства? Непонятно тогда, где мои подданные, и почему я тут мёрзну. На глаза снова попала эфемерная карта. С краю оказалась панель управления. Изменяя угол и силу нажатия, можно было менять масштаб изображения. Территории были размечены цветами, но пояснения отсутствовали. Поэкспериментировав с парой переключателей, я увидела на карте несколько надписей: «Дворец. Сад 2», «Промзона 15», «Зона рекультивации», «Культурный центр 4» и другие. Немного отдалив изображение, удалось перевести карту в цветное полотно с географическими подробностями. Цветные территории и линии отображали структуру города, часть территорий стального цвета находилась под цветными платформами надземных строений. Там в глубине были скрыты большие строения с размытыми пояснительными знаками. При ближайшем рассмотрении на схеме появилась светлая отметка, приблизив которую я различила «Комната Селестии. Вы здесь».

Изучив соседние комнаты, я поняла, что пришла из «Спального блока 4», минуя линию «17-й вентиляционной штольни», выходящей из «1-го охладительного отсека». Несмотря на огромный размер комплекса, все тоннели вели в изолированный блок, центром которого была эта комната. В прилегающих блоках были размещены санузел, столовая, гардероб и склад — их соединял и коридор, ведущий к лифту наверх.

Оставив карту, я снова устроилась за панелью и начала рассматривать интерфейс. Всё казалось интуитивным. Окно повисло большим полотном с разными объектами-документами. Большей частью там шли чьи-то отчёты, логи функционирования системы, ошибки и каталоги. Казалось, ни один из документов не окажется полезным, когда мне на глаза попался каталог «Текущие проблемы», заполненный файлами формата «видеодневник». Запустив первый в списке, я пожалела — холод уже не беспокоил, но страшно захотелось привести себя в порядок и поесть. Решив проверить, будет ли слышен дневник в соседнем блоке, я поняла, что у соседней стены звук динамика стал чуть громче. Оборудование помещения динамиками по всему периметру позволяло прослушивать файлы, передвигаясь по помещению. Как только я пересекала границу блоков, свет в предыдущем гас, а в новом зажигался, и вместе с ним в центре помещения зажигалось окно с пони, продолжавшей дневник. Я провела почти час, приводя себя в порядок, поедая безвкусный, но явно протеиновый напиток с горячей лепёшкой и прослушивая дневники.

Голоса были разные и повествовали то спокойно, то истерично о проблемах страны. Я поняла, что говорили её предшественницы, все немного отличающиеся от остальных: порой в шрамах, а порой и в странных одеждах, но взгляд всегда был проницателен и серьёзен.

 — Конфликт единороги-пегасы продолжает усиливаться. Раздельные города были лучшим решением, но не стали панацеей. Несмотря на то, что в маленьких городах проблем почти не возникает, в крупных пони начинают делиться на социальные группы. Радикальные магические кланы единорогов уже несколько раз применяли свою силу в конфликтах против пегасов. Последние же способны лишь устраивать смерчи и использовать преимущество в скорости. Пока что жертв единицы, но я опасаюсь за дальнейшее развитие событий.

 — Ресурсы вокруг города почти полностью разработаны, а дальние города всё более неохотно делятся с нами. Основным пунктом экспорта Кантерлота сейчас являются специалисты, что в целом является отличным вариантом развития для города, к тому же тех. центр под городом будет вызывать меньше вопросов. Модели решения проблемы взаимодействия с регионами прикладываю к дневнику.

 — Сегодня пришлось избавиться от самого мощного из магических орденов. Отдан приказ на уничтожение части магических книг, инсценируя несчастный случай. В дальнейшем придётся тщательнее следить за развитием орденов, в противном случае революции не избежать.

 — Сегодня был полностью разрушен Вингсхорн. Несмотря на оборону в лице 3-х магических орденов единорогов, пегасская оппозиция нанесла удар по центральным строениям и устроила в городе хаос, сотворив грозовые облака и торнадо. Погибло свыше 7 сотен земных пони, больше тысячи единорогов и сотни пегасов. Вероятно, решение об ослаблении магических орденов тоже не вполне верно — теперь защититься от «воздушной угрозы» наземным пони почти нечем. К тому же запрет на оружие тоже не всюду соблюдается: как только начались беспорядки, некоторые из земных пони будто бы этого и ждали. Сейчас город частично в огне. Тушение пожаров продолжается, часть пегасов задержана, но большинство отправилось в большие города, и вычислить их не представляется возможным. В центре же всё ещё имеются случаи вандализма, насилия и мародёрства. Нам нужны решительные меры для предотвращения этих и многих других проблем, вызванных этой катастрофой.

Вдруг запись замерла, и громкий властный голос произнёс: «Решено». Резкий голос заставил меня оторваться от пищи. Отмотав запись на полминуты назад, снова увидела это.

«...этой катастрофой... Решено!» Остановив воспроизведение дневника, я начала с беспокойством рассматривать ту пони, которая возникла взамен её предшественницы. Это была не Селестия или кто-то похожий. Цвет шкуры был тёмно-синий, рост ниже, но голос звучал намного громче.

При дальнейшем прослушивании дневника все записи заканчивались этой чёрной пони. События, происходившие в мире, набирали оборот. В какой-то момент я обратила внимание на говорившую: то, какие близкие друг другу даты она называет, пока не остановилась на последней. Докладывающая уже не менялась и выглядела всё более потрёпанной и уставшей. В последней записи она еле ворочала языком и лепетала что-то невнятное про безопасность и угрозу всему миру. В конце добавив: «Это единственный выход. Надеюсь, Луна поймёт моё решение.» На этом запись не оканчивалась: слышались всхлипы, но потом запись обрывалась. И начиналась следующая, с новой Селестией и новыми проблемами:

 — Отправлены разведотряды в дальние земли, колонизация должна продолжаться. Боюсь, за свой срок правления я всего не успею, так что эта запись предназначена той, которая сменит меня и возьмет ответственность за дальнейшую колонизацию планеты. Во вложении все необходимые документы и часть отчётов.

«Решено» не было.

Я остановила запись и начала изучать карту, решив увидеть границу моих владений. Города превратились в точки, горы протянулись линиями и растворились в черноте океана, дикой зелени и пустынях, края карты начали загибаться — и через минуту карта уже показывала огромную сферу планеты, рядом с которой был виден небольшой спутник. Отдаление замедлилось, и я убрала копыто с панели. Географические отметки были везде, даже на спутнике планеты: не было поселений, но все кратеры были размечены. Либо колонизация провела пони сквозь звёзды втайне, либо общие знания пони и эта карта не были единым целым.

Надо было действовать, и ответы ждали наверху. Другого пути разобраться со всем происходившим не было.

В лифте была лишь одна кнопка, после нажатия которой двери закрылись, и послышалось гудение. Оно постепенно усиливалось, и ноги отказывались слушаться тело стало тяжелее, и это неудобство продолжалось почти минуту. Дверь приоткрылась — за ней оказался мраморный зал, заканчивающийся ещё одной дверью. Было пусто, но от витражей доносился шум: чьи-то голоса, скрип колёс, музыка. Здесь было гораздо светлее, чем внизу. Пройдя через следующую дверь, я увидела других пони: они были всевозможных цветов, в смешных костюмах и доспехах.

Меня немного напугало, когда все присутствовавшие побежали в мою сторону. За спиной встали два пегаса в золотых доспехах, несколько других пони наперебой начали что-то рассказывать, но из-за шума ничего было не разобрать.

Тут толпу прорезал единорог в серебристых одеждах и призвал окружающих к тишине. Все послушно замолчали, а он добавил:

 — Сегодня принцесса примет вас по очереди, не пытайтесь обойти очередь! Её Величество только отошла от сна, она не сможет всё успеть, особенно если вы будете толпиться вокруг неё. Доброе утро, принцесса! — присел в почётном поклоне единорог и продолжил. — По протоколу я должен представиться Вам снова: я — Фендор Тук, глава Совета от Партии единорогов. К слову сказать, остальные представители пропадают незнамо где, а эти нахалы, окружившие Вас, почти все пегасы, лишённые такта и достоинства.

 — Фен.. Фендор! — голос был немного чужим, что не удивительно — ведь это мое первое произнесенное вслух слово. Слова давались не сразу: хотелось каждое прочувствовать, а лишние, казалось, могут навредить. Невероятное чутьё проявило себя: мой рог заискрился, и я снова осмотрелась. — Фендор, не переходи к частностям пока не представишь всех встречающих меня.

Казалось, требовательный тон Фендору был незнаком, и он в панике начал представлять всех сконфуженных присутствующих.

 — Э... это представитель Министерства природных ресурсов Майло Базолит«, — произнёс он, указывая копытом на крупного пони в очках. — Вот Сапко... в смысле Сапко Азеро, от Министерства культуры и отдыха. — Серый улыбающийся единорог галантно поклонился. — Эту миледи зовут Матильдой Мурк, заместитель председателя Гос.магии. — Кобылка откинула длинную прядь волос и, казалось, намеревалась что-то добавить, но Фендор уже шагнул дальше, показывая на грузного пегаса с вялыми и толстыми крыльями. — Мад Снок, Министерство связи. — Снок опустил глаза и, казалось, был чем-то недоволен. — Эмер Волит, Министерство сельского хозяйства, Курт Ник — представитель Иностранных дел, Эрика Мафиб — Министерство образования, Куна Пай — Министерство экономики и финансов, Рим Скай — Министр обороны.

Последние пятеро тоже враждебно покосились на Фендора.

Все напряженно оглядывались, ожидая что я немедленно займусь их проблемами или по крайней мере что-то скажу. Десяток пони толпился у дверей, поглядывая на меня, и, получив указания от представителей министерств, убегали обратно за дверь.

 — Сколько времени я спала, Фендор Тук?

 — Пять недель и два дня, моя велича...

 — Мне необходимо увидеть мой распорядок дня шесть недель назад, прямо сейчас. Остальных прошу пройти в конферeнц-зал, где мне бы хотелось услышать всё, что произошло за эти тридцать семь дней в доверенных вам отраслях.

Я уже хотела отвернуться, когда Мурк произнесла тонким, но настойчивым шёпотом:

 — Принцесса, Вы не можете пойти с Фендером одна.

 — Единорог... он же ж... — попытался пояснить Волит. Несмотря на секундное замешательство, я подобрала точный ответ:

 — Хорошо, пусть со мной пойдёт представитель от партии пегасов. Остальных прошу начать подготовку к собранию.

Несмотря на строгие костюмы, министры побежали к дверям и начали спешно раздавать инструкции ожидающим их помощникам.

Фендор вытянул голову в приглашающем жесте и пошёл вперёд, открывая дверь в следующий зал, где его помощники уже раскладывали на столе крупные фолианты, регистрирующие пункты расписания принцессы. На стене висели пустые рамки с надписями «Календарь запланированных событий».

 — Вот, шесть тридцать — открытие стадиона при школе особо одарённых номе...

 — Спасибо, я уже изучила всё расписание, проводите меня в Конференц зал.

Волит, который стоял за спиной, хмыкнул, пялясь на последние пункты в расписании. Фолиант захлопнулся прямо перед его носом и полетел к помощнику Фендора, хитро смотрящему на испуганного внезапным хлопком Министра сельского хозяйства.

Решения и проблемы заполняли голову, все элементы происходящего чётко регистрировались сознанием, но всё равно казалось, что я что-то упускаю.

 — Когда я последний раз так долго спала, Фендор?

 — Мне надо свериться с бумагами для точного ответа...

 — Примерно.

 — Шесть лет назад, моя Владычица.

 — А до этого?

 — Семь лет.

 — А раньше?

 — Три, восемь, пять, семь... — он читал уже с бумажки, принесённой помощником. Получалось от трёх до девяти.

Итак, мои предшественницы жили недолго, не думаю, что судьба уготовила для меня лучшую судьбу, но опять же не ясны все причины. Буду надеяться, что факторы были не из разряда физиологических и непреодолимых.

 — К моменту засыпания я была утомлена?

 — Обычно Вы идёте спать после особо тяжелой ситуации в стране, — ответил, встав по струнке, Фендор. — Я всегда считал, что это какое-то мощное заклинание, которое после исполнения немного ухудшает Вашу память...

 — Вероятно, есть специальный штат учёных пони для моего восстановления после заклятья?

 — Да, обычно Вы вызываете именно их, а не общее собрание. Вы вообще ведёте себя немного необычно... — Фендор отвёл глаза и старательно разглядывал мраморный пол.

 — Что ты имеешь в виду?

 — Ээ, боюсь Вас обидеть, но...

 — Не тяни.

 — «Селестия после сна — как солнце в зените», как говорится. А я на службе всего пару лет, и впервые наблюдаю это... Я хочу сказать, что обычно Вы менее импульсивны...

 — Фендор?

 — Да, моя Королева?

 — Спасибо, что поделился своим мнением, но вернёмся к моему расписанию. Сразу после собрания я собираюсь встретиться с штатом учёных.

Фендор, казалось, был рад перемене темы.

 — Вы назвали их Гильдия Памяти.

 — Отлично. У нас есть какие-либо мероприятия на этой неделе, на которых мне обязательно быть?

 — Вы только проснулись, и расписания нет, но мы надеялись, что Вы проснётесь до праздника летнего солнцестояния.

 — Итак, проведите меня в Конференц зал.

Пройдя ещё две комнаты, пони вывели меня на улицу, где за серебряной оградой виднелся небольшой фонтан и густой, но ухоженный сад, из которого лилось пение птиц. У ворот застыл в почтительном поклоне садовник.

С порога было ясно, что министры не готовы. Только часть зала заметила мое появление, и пони в панике оглядывались на своё непосредственное начальство. Личное внимание к подготовке каждого отдельного министра сильно затормаживало дело, так как готовым оказался лишь Волит.

С этой минуты потекли бесконечные выступления. Среди напускного высокомерия единорогов, излишне запутанного сленга пегасов и простого, но довольно медленного повествования обычных пони, по-настоящему ценной информации были крохи. Дела обстояли неплохо, ресурсов было достаточно, но перспектив в плане добычи полезных ископаемых было мало. Стратегически важные пункты были отстроены и в дополнительной обороне не нуждались. Тем не менее, проблем хватало: бюрократический аппарат раздулся до огромных масштабов, культурные мероприятия, проводимые в городах, не окупали себя, молодёжь из маленьких городов не спешила получать высшее образование в столице, сами министры не всегда могли очертить границы своей власти.

Семь воздушных городов грифонов отдрейфовали ещё дальше на север, к океану. Их посол сообщил: «Из-за увеличения популяции мы ищем новые источники пищи и видим в океане решение всех наших текущих проблем».

Магическая отрасль в упадке, источники целительной магии, одной из самых расточительных в исследуемом направлении, совершенно истощены, к тому же остались только специалисты старой школы. Студенты магических академий не желают оставаться в столице. На западе, в каньонах, переполненных народом бизонов, они занимаются поиском ценных руд и ввязываются в сомнительные кампании с участием бриллиантовых псов и грифонов-одиночек. Смертность в тех районах чрезвычайно высока, но почти все, кто сорвали куш, не стали возвращаться в столицу — то ли боясь городских воров и налогов, то ли впав в зависимость от риска, приключений и запретных удовольствий.

Тем временем на улице стемнело. Свет ночного города отражался в стёклах зала. Пара единорогов принесли свечи и начали зажигать огромную люстру из горного хрусталя. Обведя глазами комнату, я поняла, что пони держатся из последних сил: только что закончившая речь Матильда Мурк мирно спит, оставив следить за событиями своих многочисленных помощников; Азеро и Базолит устроились в самом конце зала и пьют чай; а со Ская пот льётся рекой, он уже прочитал свой и без того короткий листик и теперь повторяется, вспоминая какие-то незначительные мелочи.

 — На сегодня это всё. Если у вас есть ещё, что добавить к своим отчётам — обратитесь к Фендору, и он внесёт вас в мой список встреч.

Спать не хотелось, но можно было перекусить и осмотреться в замке. Фендор сопроводил меня в Комнату Принцессы и организовал ужин на балконе.

Холодный горный воздух, горячий чай и обилие сладостей заставили на короткое время отвлечься от хитросплетений взаимоотношений пегасов и единорогов и подумать о простых вещах.

Видимо, пони ведут достаточно активный образ жизни, обилие сладкого не стало для них большой проблемой. По крайней мере, для обычных пони проблемы быть не должно, у пегасов, вероятно, есть какая-то особая диета, а единороги много энергии тратят на заклинания. Сбалансированная система, не нуждающаяся в улучшении. Всюду какая-то система... может, когда-то она была не так идеальна.

Где-то далеко пророкотал гром, и вспышки озарили долину под горным городом. От трёх до девяти лет я буду смотреть с этого балкона и управлять жизнями тех, с кем знакомиться совершенно бессмысленно. Сколько раз мои предшественницы с грустью обдумывали эту мысль на этом самом балконе? Пытались ли они найти друзей? Но зачем? Ведь после сна все друзья будут незнакомцами. Возможно, все эти министры — хорошие друзья последней Селестии. Но сегодня они не смотрели на меня особо дружественно, скорее подобострастно. Может, тут кроется какой-то секрет? Вероятно произошло что-то, пока меня не было — что-то, что рассорило их всех... или так было всегда? Слишком много неизвестных. Моя текущая цель — Гильдия Памяти.

 — Ой!

Наступила ночь. Я затерялась в море мыслей и очнулась лишь тогда, когда чашка в моих копытах, накреняясь, стала заливать поднос, балконную плитку и копыто. Одним махом осушив чашку, я осмотрела комнату и обнаружила широкое ложе с кучей подушек и занавесками, большой шкаф

с яркими нарядами и небольшой ящик. В ящике оказалось несколько пустых тетрадок, перья и чернила. Сон уже ушел, а желание всё записать осталось, благодаря чему Вы сейчас читаете эти строки.