Автор рисунка: MurDareik
Серия третья. "Срывая маски" Серия пятая. "Путем проб и ошибок"

Серия четвертая. "Холодный прием"

Доктора и Дерпи зовут на помощь! Ну разве могут они отказать? Вот только компаньоны еще не представляют, что после путешествия в заснеженную пещеру их взгляды на жизнь могут серьезно измениться...

Капитан Близзард не любил просить помощи. Он всегда решал свои проблемы сам. И все же, как хороший полководец, он понимал, что сейчас ему срочно нужен кто-то, способный дать дельный совет.

В палатку, где находился капитан, задувал ледяной ветер. Седьмой отряд пегасьих сил Эквестрии уже два месяца патрулировал снега Севера. После того, как земные пони, единороги и пегасы объединились, создав новое государство, прошел почти век. И вот теперь, когда Эквестрия разрослась и окрепла, настало время исследовать новые территории и искать новых союзников. С этой целью и были разосланы во все концы света пегасьи отряды.

Вместе с седьмым, на север вылетел одиннадцатый, под командованием капитана Винда, но по каким-то причинам он задержался на полпути. Поговаривали, что Винд нашел нечто вроде крупного кристального месторождения. Капитану Близзарду было плевать на то, что он там нашел. Близзард преследовал лишь две цели. Первая – исполнить приказ, данный ему командованием: исследовать территории Севера и, в случае обнаружения других цивилизаций, сообщить о них в Эквестрию. Вторая цель была личного толка и напрямую связанна с великим предком Близзарда, его дедом – коммандером Харрикейном, лично принимавшем участие в обнаружении и основании Эквестрии. Дед капитана до самой своей смерти не оставлял поиски места происхождения странных созданий – Виндиго, духов холода, питающихся чужой ненавистью. Когда-то именно их появление заставило пегасов, единорогов и земных пони сдвинуться с места и, в конце концов, объединиться под флагом новой страны. И сейчас Близзард, похоже, был как никогда близок к раскрытию тайны Виндиго. Но ему нужна была помощь.

Пегас подошел к походному столу, на котором стояла маленькая статуэтка. Она была выполнена в форме правильного параллелепипеда с верхушкой-пирамидкой. В целом, статуэтка была похожа на маленький дом, но без окон и дверей. Неуверенным движением копыта Близзард нажал на маленькую кнопку на верхушке статуэтки сначала три, а затем еще два раза. На боку ее засветилась едва заметная надпись: «ТАРДИС».

Несколько сотен веков спустя, внутри синей будки, выглядящей точно так же, как статуэтка на столе Близзарда, в ее самой важной комнате – той самой, из которой можно было управлять перемещениями в пространстве и времени, на одной из приборных панелей зажглась лампочка.

— Знаешь, Дерпи, я думаю, нам надо съездить куда-нибудь развеяться! – Доктор хорошо выспался и был заметно воодушевлен. – Например, на курорты Форы или во «Вселенские сауны мадам Що» на межпланетной станции «Вторые вилы»… Или, если не хочешь улетать с этой планеты, можно наведаться к грифонам, у них есть чудесные воздушные ванны! – тут жеребец прервал свои рассуждения, заметив ту самую лампочку, что зажглась минуту назад. – Хотя, знаешь, боюсь, отдых придется отложить…

— Что такое, Доктор? – Дерпи поднялась в главный зал с головой, замотанной в полотенце: пегаска только что принимала душ. – Почему отложить?

— Эх… Какой же это квадрат? – Доктор сосредоточенно изучал другие, не горящие лампочки рядом с одной ярко светящейся. – Вот это, — он указал копытом на большую зеленую. — С планеты Горизонт. А вот эта, — копыто переместилось на маленькую желтую. — Принадлежит королю Алмазных Псов…

— А что означают все эти лампочки? – кобылка внимательно следила за копытом Повелителя Времени, перемещающемуся от одной секции лампочек к другой.

— Ах, милая Дерпи, видишь ли, я оставлял многим хорошим пони… и не только пони… некоторые презенты. Так сказать, на случай, если кому-то из них снова понадобится моя помощь. Разумеется, только в крайних случаях… И если горит лампочка – значит, настал именно такой случай…

— Доктор! Конкретнее, прошу!

— Ох, какая ты нетерпеливая! – улыбнулся жеребец. – Ну хорошо, хорошо. Я многим помог в своих путешествиях. И те, кто проявил свою отвагу или еще какие-то положительные качества, заслужили от меня маячок… Ну, то есть статуэтку, с помощью которой можно вызвать ТАРДИС почти из любого места во Вселенной. И сейчас вот эта самая лампочка, — он указал на светящуюся красную. — Сигнализирует о том, что одна из статуэток была активирована.

— И какая же?

— Ох, кажется, она принадлежит коммандеру Харрикейну…. А, да, точно! Ух, Дерпи, это обещает быть крайне увлекательным путешествием!

— Погоди… — Дерпи задумалась. – А это не тот Харрикейн, который…

— Который был среди первооткрывателей Эквестрии. Да, это он. Мы с ним однажды плечом к плечу воевали против разумного циклона…

— Но это же… Это же… — пегаска не могла придумать слов чтобы выразить, насколько она хочет увидеть вживую легендарного коммандера. Среди пегасов давно сложился некий культ почитания Харрикейна. Его считали по-настоящему великим героем, с большим сердцем и разумом истинного полководца. Подумать только: в Клаудсдейле в его честь было возведено четыре разных памятника! – Ох, Доктор, мы обязаны с ним встретиться!

— Да, да, тише, Дерпи. Разумеется, мы встретимся с ним: он же, в конце концов, просит нас о помощи... Но для начала… — Доктор загадочно улыбнулся. – Для начала я должен совершить некоторые приготовления!

И жеребец умчался куда-то вглубь ТАРДИС, оставив Дерпи одну. Пегаска смотрела на горящую лампочку и мысленно вырисовала образ коммандера Харрикейна. В ее воображении это был рослый, сильный пегас с накачанными крыльями, в блестящих отполированных доспехах, и, почему-то, с копьем в зубах.

Наконец, в коридоре послышался шум, и в главный зал влетел Доктор. За его спиной красовались два прекрасных пегасьих крыла. Дерпи еще ни разу не видела его с крыльями, но догадалась, что это всего лишь механическое изобретение, скрытое под ЭЛОСИР. Доктор сделал пару мощных взмахов и приземлился рядом с кобылкой.

— Ну что, полетаем? – его глаза светились какой-то детской радостью. Дерпи коротко кивнула в ответ, и Доктор дернул копытами за несколько управляющих рычагов.


— Интересно, много ли времени прошло с нашей последней встречи? – Доктор покачивался в воздухе перед закрытыми дверьми ТАРДИС. – Тогда он был в самом расцвете сил. Возможно, сейчас он уже немощный старик…

— Но ведь он навсегда останется тем, кем он всегда был: одним из величайших пегасов в истории! – Дерпи кружилась вокруг жеребца, рискуя что-нибудь сбить. – Ох, как же будет замечательно увидеть его!

— Да, да! – Доктор рассмеялся. – Знаешь, в такой момент нужно издать какой-нибудь клич…

— В какой момент?

— Ну, представь: мы вылетаем из ТАРДИС на глазах Харрикейна. Мы должны издавать какой-нибудь клич, чтобы он понял, насколько мы рады быть здесь, и, в то же время, насколько сильно нам хочется приступить к приключениям!

— Кажется, я не очень поняла тебя…

— Не важно! Как тебе, например, «Allons-y!»

— Что это хоть значит?

— Ну, что-то вроде «Вперед!» Это на лягушачьем.

— Что? – Дерпи рассмеялась и пару раз перевернулась в воздухе. – Говорящие лягушки?!

— Ну, да… Это на другой планете. Ладно, забудь. А что насчет «Джеронимо!!!»

— Мне кажется, это звучит странно…

— Ох, все тебе не нравится! – Доктор насупился. – Давай, мисс гениальность, предлагай свой вариант!

— Ммм… — Дерпи нахмурила лоб. – Ммм… М… Маффин!

Настал черед смеяться Доктора.

— Ха-ха-ха!! О-кей, Дерпи, мне нравится! Этого коммандер точно ожидать не будет! Ну, на счет «три»…

— Погоди, Доктор…

— ТРИ!!!

Доктор на полной скорости вылетел из дверей ТАРДИС. За ним, по несколько дугообразной траектории, последовала Дерпи. «Маффин!» — кричали они. Брови Близзарда полезли вверх, когда он увидел двух, похоже, безумных пегасов, вылетевших из синей будки с непонятными криками… Но потом он вспомнил рассказы деда и успокоился: приключения Харрикейна и Доктора явно не были уравновешенными и спокойными.

Доктор приземлился перед пегасом, кобылка последовала за ним. Близзард, которого она приняла за его деда, выглядел для легендарного коммандера слишком уж заурядно. Темно-серая шерстка, бледно-голубые глаза и короткие смольные волосы, стриженные «под ежа» — вот и весь образ. Поверх крупа жеребца был накинут походный плащ.

— Вы и есть… Доктор? – Близзард сделал шаг навстречу коричневому пегасу.

— О, да, конечно же я – Доктор! Как хорошо, когда никому не надо говорить свое имя! – жеребец осмотрел Близзарда с верху до низу. – А вот вы – явно не коммандер Харрикейн. Вы пришли проводить нас к нему, верно? Тогда, прошу, поспешите: коммандер не любит долго ждать, уж я-то знаю!

— Послушайте, я здесь совсем не для этого…

— А для чего же?

— Да, для чего? – поддакнула пегаска. – Мы хотим видеть коммандера Харрикейна!

— Ох… — Близзард вздохнул. Он предвидел подобную реакцию. – Мне жаль, но коммандер давно мертв.

На заснеженной равнине, где приземлилась ТАРДИС, повисла тишина.

— Нам тоже жаль… — нарушил молчание Доктор. – Как это произошло?

— Он скончался во сне, от старости. Не лучшая смерть для воина, но все же… Доктор, это я вызвал вас. Харрикейн был моим дедом.

— Ах! – взгляд жеребца прояснился. – Так вот в чем дело! Общий генетический фонд, ну конечно! Видите ли, на статуэтке стоит генетический замок, настроенный на геном Вашего деда, и…

— Прошу Вас, не надо подробностей. Мы должны спешить: я не знаю, как долго будет открыт проход!

— Какой проход? – Дерпи, в который раз за последние несколько дней, ничего не понимала.

— Следуйте за мной, я отведу вас в лагерь, — Близзард поднялся в воздух и полетел вверх, к холму, откуда были слышны голоса. – Позвольте представиться, — обратился он к следующим за ним компаньонам. – Капитан Близзард, командир седьмого отряда ПСЭ – пегасьих сил Эквестрии. Кавалер ордена Стальных крыльев второй степени.

— Очень приятно! А я – Доктор. Просто Доктор… — Повелитель Времени подумал, что невежливо будет сейчас перечислять Близзарду все свои многочисленные звания и награды, полученные за несколько сотен лет путешествий по Вселенной. – А мою компаньонку зовут Дерпи…

— Кавалер ордена Маффина! – пошутила пегаска. Но, видимо, ее шутку никто не оценил. Или, скорее, не услышал: раздались голоса десятков пегасов, дружно приветствовавших прибывшего командира. Некоторые из них взлетали в воздух, подлетали к капитану и что-то докладывали. Некоторые, похоже, бывшие с ним в дружеских отношениях, приветливо махали копытом. Близзард направился к большой палатке, разбитой в центре лагеря. Дождавшись, пока Доктор и Дерпи приземлятся рядом с ним, он вошел внутрь.

— Доктор… — начал он. – Мой дед рассказывал мне о Ваших совместных подвигах. Я знаю, кто Вы такой, и чем занимаетесь. Именно поэтому я и решил сейчас прибегнуть к Вашей помощи…

— Что конкретно от меня нужно? – Доктор настороженно оглядывался по сторонам. На столе он заметил знакомую статуэтку ТАРДИС и карту местности. – Ох… Выходит, мы на Севере… Какого отряда Вы командир, Близзард? Не одиннадцатого ли?

— Седьмого. Одиннадцатый отстал от нас месяц назад.

— Ох, жаль… Я бы хотел все-таки как-нибудь поприсутствовать при открытии Кристальной Империи…

— Какой-какой империи? – Близзард никогда не слышал о таком государстве.

— Ах, забудьте. Глядишь, через годик Вы все сами узнаете…

— Что Вы здесь делаете? Я имею в виду весь отряд, — вмешалась в разговор жеребцов Дерпи.

— Мы выполняем особую миссию Эквестрии, — пояснил Близзард. – Ищем новые территории, государства и ресурсы. Но позвольте приступить к делу. Видите ли, я преследую свою особую, личную цель в этом походе…

— Снежные духи, верно? – намекнул Доктор.

— Да, верно. Дед говорил, что Вы очень наблюдательны и догадливы. Верно, он говорил чистую правду.

— Ха-ха, Вы мне льстите! – рассмеялся Доктор. – И, кстати, может быть перейдем на «ты»? Конечно, военная субординация превыше всего, но мы с Дерпи и не военные вовсе!

— Конечно, Доктор. И если тебе и твоей спутнице понадобится что-то – смело обращайтесь. Седьмой отряд к вашим услугам!

— Ой, а у вас в отряде есть маффины? – тут же спросила пегаска.

— Прости, я не понимаю, о чем ты… — Близзард непонимающе пошевелил крыльями. – Это как-то связанно с тем, что вы двое кричали, вылетев из той синей коробки?

— Ах, не слушай ее, Близзард, — все равно ничего не поймешь… — собственные слова показались Доктору несколько резкими, и он поспешил шепотом объяснить Дерпи. – Понимаешь, в это время еще никаких маффинов не было. Тяжелые были времена…

— Точно… Прости, я не догадалась, — смущенно прошептала пегаска.

— Итак, снежные духи, Виндиго, — продолжал серый пегас. – Мой дед посвятил остаток своей жизни на их поиски, и все, что он выяснил, можно было предположить и так: Виндиго живут в холоде, в снегах…

— Я бы не был так уверен, — заметил Доктор. – Если говорить о Виндиго холода – то это, несомненно, так. Но Виндиго тепла живут в пустынях юга!

— Виндиго… тепла? – непонимающе переспросил Близзард.

— Да, тепла. Они тоже питаются чужой ненавистью, но в отличие от северных устраивают продолжительные засухи, высушивая всю воду из водоемов и земли. Но в целом, они ничем не отличаются от первых!

— Это информация может пригодиться… — пегас нахмурился. – Как хорошо, что я все-таки позвал Вас… тебя.

— Не стоит благодарности! – махнул копытом жеребец. – Продолжай.

— Пока наш отряд двигался к Северу, я всюду искал следы этих духов. Но, если можно так выразиться, они нашли меня сами. Неделю назад в горах недалеко отсюда произошел обвал…

— Никто не пострадал? – заволновалась пегаска.

— Нет, никто. Но после обвала мы обнаружили в горе пещеру. Там внутри были какие-то непонятные письмена и гигантские каменные двери, которые мы не смогли открыть.

— О, Близзард, ты обратился по адресу! Я – лучший открыватель дверей во Вселенной! – воскликнул Доктор.

— Я не сомневаюсь… Но если вы двое хотите изучить пещеру, то нужно спешить: скоро ее может опять завалить снегом! И если это произойдет, я, возможно, навсегда потеряю шанс разгадать загадку Виндиго!

— Просто дайте нам вещи потеплее, Близзард, и мы отправимся туда немедленно! – Доктор приложил копыто к груди и вертикально сложил крылья, символизируя этим древнюю пегасью клятву. Близзард повторил жест Доктора и убежал из палатки, чтобы поскорее принести компаньонам теплые накидки.


Подъем к пещере дался спутникам Близзарда нелегко. Чем выше они поднимались, тем сильнее и холоднее становился встречный ветер. Доктор следовал за Дерпи, периодически поддерживая ее и приободряя. Как бы хорошо ни были сшиты вещи, выданные им капитаном седьмого отряда, компаньоны все равно начали замерзать уже после пятнадцати минут пути. Даже Близзард, хоть он и старался скрыть это, иногда поеживался от пронизывающего тело холода. Троица вздохнула с облегчением лишь когда приземлилась на скользкий пол ледяной пещеры внутри горы.

— Учтите, что обвал может произойти в любую минуту, — предупредил Близзард. – кроме того, может обвалиться свод или даже пол, поэтому будьте на стороже!

— Мы постараемся, — прошептал Доктор. Жеребец уже восторженно осматривался по сторонам. Стены пещеры украшала причудливая роспись, изображающая странные расплывчатые фигуры и зверей, лишь половина из которых могла быть распознана. В конце пещеры возвышались две массивные дверные створки, выполненные из непрозрачного льда, также украшенные росписями.

— Постойте, здесь что-то изменилось! – Близзард подбежал к дверям. – Здесь были надписи, написанные на непонятном языке… Но сейчас я, кажется, могу разобрать их! Доктор, это ваша магия?

— Ну, не совсем, — откликнулся жеребец. – Это ТАРДИС, она переводит все вокруг себя, что подлежит переводу без потери смысла… Благодаря ей мы и понимаем друг друга. Мы ведь на самом деле говорим на абсолютно разных диалектах одного языка! И надписи она переводит тоже…

— Как бы то ни было, на этих дверях написано что-то важное! – отметил Близзард. – Похоже, здесь упоминаются Виндиго!

— Доктор, смотри! – Дерпи указывала на одну из росписей на стене. Лед на ней медленно таял, оставляя тонкие бороздки.

— Не может быть! – Доктор подбежал к стене как раз вовремя, чтобы разглядеть, как бороздки образуют слегка искаженное изображение ТАРДИС и двух стоящих рядом пони. – Думающий, запоминающий лед! Tres manifique!

— Что? – не поняла Дерпи.

— Это опять на лягушачьем, забудь… Ох, Близзард, тут и ты есть! – Доктор указал на рисунок пегаса, стоящего у чего-то, отдаленно напоминающего вход в пещеру.

— Я уже видел это, Доктор, — откликнулся он. – Лучше послушайте-ка это! – и он принялся зачитывать текст, написанный на дверях:

«Здесь вход стоит во царство льда и хлада.

Кто сердцем чист, тот сможет тут войти.

Но всех гостей одна лишь ждет награда:

Виндиго дар, луч света на пути.

Кто заберет ее – пожнет ее плоды,

Кто отречется – тот погибнет в мраке.

Но если сердцем грязен – жди беды:

Не подходи к дверям, иль убежишь во страхе!»

Когда Близзард произнес последнее слово древнего стиха, створки дверей дернулись и начали медленно открываться, освобождая проход в дальнюю часть пещеры.

— Доктор, я ничего не делал… — голос пегаса дрогнул. – Я просто прочитал то, что было написано на дверях!

— О, это было прекрасной идеей! Это ведь, видимо, древнее заклинание… — Доктор подошел ближе к Близзарду, за ним поспешила и Дерпи. – Ну что, войдем внутрь или «убежим во страхе», а?

Близзард молча сделал шаг за двери. Ничего не произошло, и он продолжил идти, пока не уткнулся в дальнюю стену пещеры.

— Ничего не понимаю! Здесь же ничего нет! Дурацкая пещера! – в сердцах воскликнул он.

— Может, надо просто поискать как следует… — Доктор достал из сумки отвертку и начал сканировать помещение за дверями. Дерпи влетела туда последней. Когда ее копыта коснулись пола, раздался тихий звук, как будто треснула ветка. Но какие ветки в горной пещере? Тут повсюду был лишь снег и лед. По полу пещеры прошлась длинная трещина, и он провалился вниз, увлекая за собой троих пони.


— Как же хорошо, что я надел крылья! – Доктор осматривался вокруг. Он находился в просторном ледяном зале, полном колонн из гигантских сталактитов и сталагмитов, сросшихся вместе. Когда под тремя пегасами провалился пол, они некоторое время свободно падали вниз, пока не начали использовать свои крылья. Выход наверх был закрыт: провал уже зарос новым слоем льда. Кроме того, каким-то непонятным образом троица разделилась: похоже, каждый из них упал в отдельный туннель. Доктор во время падения чуть не сломал крыло и, что было намного хуже, потерял звуковую отвертку! Теперь он мог рассчитывать лишь на свой интеллект и крылья. Все, что ему оставалось – продолжить планировать вниз, к дну провала. Именно так он и оказался в этом ледяном зале.

— Дерпи! Близзард! – позвал он своих спутников. Никто не откликнулся, и жеребец поплелся дальше. Выхода из зала нигде не было видно. Вообще, было непонятно, каким образом сюда, сквозь толщу льда, проникал свет. Тем не менее, его было здесь предостаточно, чтобы разглядеть каждую мельчайшую деталь восхитительных ледяных колонн. Но когда Доктор увидел одну из них, он вскрикнул от ужаса: в основании колонны было замуровано тело пегаса!

— Твои крики не помогут тебе! – раздался голос откуда-то из-под потолка зала. Жеребец вскинул голову, но никого там не увидел. Скрипя зубами, он опустил взгляд на колонну. Без сомнений, несчастным жеребцом, замурованным во льдах, был Близзард… Доктор прислонился к колонне. Ему показалось, что сквозь стенку он расслышал стук сердца пегаса.

— Ты не поможешь им! – теперь голос звучал из-за спины жеребца. Разумеется, там никого не было, когда Доктор обернулся. Зато Доктор увидел еще одну колонну.

— Не может быть… — из глаз Повелителя Времени выкатилась одинокая слеза. Во второй колонне была замурована Дерпи. – Я… Я спасу вас, обещаю! – Но жеребец не сильно верил своим словам.

— Они обречены! Ты ничего не поделаешь! – голос звучал снизу, будто из-под пола.

— Кто ты?! Отпусти их, слышишь!! Они ни в чем не виноваты!! – Доктор кричал до боли в горле. – Возьми меня вместо них!! Я – Повелитель Времени, а они – обычные пони! Почему ты не забрал меня?!!

— Каждому уготована своя судьба… Доктор! – теперь голос звучал прямо в ушах жеребца.

— Выходи! Почему ты не покажешь себя?! Выходи, и мы сразимся один на один!!

— Боюсь, сражения не выйдет… — на одной из стен зала промелькнул размытый образ, знакомый Доктору лишь по иллюстрациям в книгах. Это был Виндиго собственной персоной, но на самом деле это имя мало ему подходило. Для этих созданий столетия назад существовало особое название: Кони. Доктор никогда не решался выбраться настолько далеко в прошлое – в то время, когда в мире существовали лишь эти древние существа. Легенды наделяли их невероятными познаниями и высоким уровнем морали. Про Виндиго же в некоторых текстах упоминалось, как про ужасную ошибку в эксперименте Коней, превративших его участников в бессмертных и бесплотных духов. Цивилизация Коней давным-давно покинула этот мир, но Виндиго остались, принося в него свою, странную мораль. И меньше всего Доктору хотелось ощутить эту их мораль лично на себе.

— Хватит игр, дух! Покажись! Я хочу взглянуть в твои глаза! Я хочу, чтобы ты заглянул в мои…

— Я видел твои глаза… — силуэт Коня мелькнул на другой стене. – Они полны вечной боли, вечных страданий. Ты так волнуешься обо всех этих маленьких пони!

— Да! Да, да, да! Конечно же, я волнуюсь о них! Ведь это самые удивительные существа во всей Вселенной! Где ты еще найдешь такие чистые сердца, такие яркие умы?! Их светлые души согревают меня в минуты отчаяния! Я помогаю им, защищаю их, а они дают мне надежду! Неужели это так плохо?!

— Нет… Но ты так боишься, что потеряешь их…

— Это логично!!

— Ты боишься отпустить их. Доктор, ты не их отец. Ты просто странник, зашедший на ночлег… И все твои страхи должны развеяться с наступлением рассвета! Но нет, ты держишься за них, не отпускаешь, как будто они дороже всего на свете!

— Покажись!!

— Ты можешь отрицать это вечно: вечность у меня есть. Но не проще ли признать это? Понять, что все они – слышишь, ВСЕ! – покинут тебя. И, поняв, отпустить их с миром!

— Нет, я не могу! Они дороги мне!

— Пока в твоих глазах горит огонь, в твоих сердцах лишь лед. Ты лжешь, Доктор, ты всегда лжешь. Даже себе…

— ХВАТИТ!!! – Доктор был не в силах больше слушать этот голос. Он погнался за размытой тенью Коня, преследуя ее по всему залу. Но догнать ее было невозможно.

 — Не глупи, Доктор, меня не догнать! – хотя жеребец ясно видел убегающего Коня перед собой, голос его звучал у него за спиной. – Оставь это! Прими мой дар! Прими душевный покой! Оставь их – это всего лишь пони…

— Нет, это Пони, с большой буквы! Все они, каждый из них, — важнее меня в сотни раз! У меня есть два сердца, несколько жизней, изобретения, древняя магия, ТАРДИС! А что у них?! Ничего!!! Только их смелые, горячие сердца, способные растопить любой лед…

Образ Коня пропал.

— Я не хочу убеждать тебя, Доктор, – голос опять звучал в ушах жеребца. – Рано ил поздно ты придешь к пониманию. А пока – уходи. Твои любимые пони ждут тебя…

— Нет, разве ты не видишь — они здесь, замурованы во льдах! – Доктор с силой стукнул по колонне, в которой была заперта Дерпи. Колонна пошатнулась и упала, рассыпавшись на сотни мелких осколков. Точно так же разбились сердца Доктора. Он молча стоял и бездумно смотрел на осколки…

— Глупец! Тебе тысячи лет, а ты не способен отличить своих любимых пони от подделок! Это всего лишь обман зрения, в колоннах ничего нет… Уходи, Доктор, пока я не передумал. Но обещай, что подумаешь над тем, что я говорил тебе!

Доктор молчал. Он не понимал, что происходит. Древнее создание разворошило осиный улей в его душе, и теперь оттуда вырывались все чувства, что он так долго старался скрыть от самого себя. Но пока он не готов был сделать то, о чем просил его Виндиго – отпустить близких ему пони. Он слишком любил всех их… И еще он не мог отпустить сам себя.

— Доктор! Поклянись, что подумаешь над моими словами! – в осколках колонны показалась раздробленная морда Коня. – Клянись!

— Клянусь… — Доктор не мог не дать этой клятвы. Он чувствовал, что она нужна даже не этому древнему созданию, а ему самому. Впрочем, кто здесь более древний? Глаза Доктора закрылись, и он провалился в беспамятство.


Дерпи очнулась в кромешной тьме. Скользкий ледяной пол разъезжался под ее ногами, но при помощи крыльев она все-таки смола встать. Откуда-то едва заметно поддувал ветерок, и пегаска решила пойти туда, надеясь найти там выход. Кобылка осторожно ощупывала стены и пол, стараясь не свалиться опять. Откуда-то послышались голоса.

— Когда выберемся отсюда, я верну ее, — раздался отчетливый голос Доктора. – Это же просто невозможно!

— Но вы же так привыкли друг к другу! – ответил Доктору Близзард. Дерпи не могла понять, откуда раздавались их голоса. Сначала было похоже, что они звучат справа, затем они переместились в другую сторону, а после послышались сверху.

— Да, мы свыклись. Но эти путешествия слишком опасны для нее! Я боюсь, она может погибнуть… У меня далеко не всегда получается быть с ней рядом!

— Доктор! Близзард! – Дерпи позвала жеребцов, но никто из них не откликнулся.

— Нет, все-таки я оставлю ее в Понивиле, пусть живет так же, как раньше. Жила же она так до нашей встречи!

— Но Доктор…

— Никаких но! А сейчас помоги мне скорее ее найти, а то мы можем не успеть вовремя, и она погибнет!

— Доктор, со мной все хорошо! Я здесь! – кричала Дерпи сквозь слезы. – Не отправляй меня домой!! Я хочу путешествовать с тобой… вечно!

— Вечно? – раздался насмешливый голос у пегаски в ушах. – Знаешь ли ты, каково это?

— Кто здесь? – испугалась кобылка.

— Я всего лишь бесплотный дух, ничего больше… Но я в отличие от тебя знаю, что такое вечность…

— Уйди, пожалуйста… Или помоги мне найти Доктора!

— Бедная маленькая Дерпи! Он не зря хочет отправить тебя домой… Ты ведь такая неопытная, несамостоятельная! Не можешь сама его найти… А еще постоянно попадаешь в неприятности… Тут без нескольких жизней не обойтись!

— Хватит! Уйди от меня! Я… Я могу сама найти Доктора, просто уйди!

— Разве ты не понимаешь, Дерпи? Разве не понимаешь, что вам не быть вместе вечно? Так не проще ли оставить его прямо сейчас! Чтобы он не мучился, беспокоясь за тебя!

— Нет! Я не оставлю Доктора!

— Ну тогда он оставит тебя! Вечной жизни тебе не видать — и однажды ты умрешь на его глазах, разбив оба его сердца! Этого ты так хочешь?!

— Нет! Нет, я… Я не знаю! Уйди от меня! Зачем ты говоришь мне все это?

— Просто я хочу, чтобы ты поняла то, что никак не хочешь понять! Рано или поздно вам с Доктором придется расстаться, и ты ничего здесь не поделаешь! И лучше будет, если он не увидит твоей смерти…

Дерпи рыдала взахлеб. Она всегда знала то, о чем говорил странный голос. Но она также всегда лелеяла бесплотную надежду каким-то образом остаться с Доктором навсегда. Да, это было ужасно глупо, но она ничего не могла с собой поделать!

— Успокойся, Дерпи… Просто прими этот факт, и все. Да, однажды ты навсегда покинешь борт ТАРДИС, но что в этом страшного? Разве не останется у тебя сотни прекрасных воспоминаний о ваших путешествиях? Разве не лучше самой помнить о хорошем, чем заставить кого-то всю жизнь помнить о плохом? Знаешь, у Доктора до тебя были другие компаньоны, и прощание с каждым из них было для него очень тяжелым ударом. Но когда он видит, что они уходят к себе домой, он испытывает облегчение. Потому что он знает, что каждый из них мог погибнуть в любом из их совместных похождений…

— Хватит! Я поняла, хватит! Я все поняла…

— Хорошо… Я верю тебе, маленькая пегаска!

— Но кто ты? Что ты за дух?

— Это не важно. Успокойся и спи… Спи но помни о том, что было с тобой здесь… Помни о разлуке. И не бойся ее.

Дерпи всхлипнула, вытирая слезы, и почувствовала, как ее ноги деревенеют. Она осела на пол, свернулась клубочком, прикрывшись крыльями, и уснула…


Близзард открыл глаза и осторожно осмотрелся. Рядом лежали Доктор и Дерпи. Они спали каким-то нервным, нездоровым сном. Близзард поднялся на ноги и попытался разбудить их. Доктор проснулся сразу же и резко вскочил, безумно оглядываясь по сторонам.

— Спокойнее, Доктор! Мы, кажется, в безопасности… — Близзард осматривался по сторонам. Место, в котором находилась троица, было похоже на тронный зал: у стен стояли массивные ледяные стулья, а в дальнем конце возвышался гигантский трон. Пока пегас оценивал обстановку, Доктор принялся будить компаньонку.

— Дерпи, вставай, прошу… Ты можешь простудиться!

— Доктор, не бросай меня! Не сейчас! – сон пегаски резко прервался, и она замахала крыльями, хвостом и головой, будто стряхивая с себя невидимую паутину.

— Что ты, Дерпи, я не собирался бросать тебя! – Доктор обнял спутницу. – Все хорошо, я с тобой…

— Доктор… Я слышала, как ты говорил с Близзардом… Ты хотел оставить меня, чтобы я не была для тебя обузой…

— Ах, милая Дери, это был всего лишь сон… Необычный сон, надо сказать, — но всего лишь сон!

— Но он был таким реалистичным…

— Я должен сказать тебе… Я тоже, видимо, видел какой-то сон, — Доктор нахмурился, вспоминая события, произошедшие с ним в ледяном зале. – Думаю, это Виндиго. Они напустили на всех нас сонный морок. Скажи, Дерпи, ты слышала во сне посторонний голос? Или, может быть, видела какую-нибудь постороннюю сущность?

— Да… — кобылка поежилась. – Был какой-то голос… Он говорил со мной…

— И со мной тоже… Даже больше.

— Доктор, Дерпи, взгляните на это! – Близзард забрался на гигантский трон. Он был втрое больше жеребца. Если кто-то на нем и сидел, то это был настоящий великан!

— Близзард, а что видел ты? – пегаска подлетела к капитану и теперь глядела на него взволнованным взглядом.

— Я? Что ты имеешь в виду?

— Мы с Доктором… Видели странные видения, говорили с кем-то.

— С Виндиго, если быть точнее, — откликнулся Доктор.

— Странно! Я не видел ничего подобного! Я просто упал сюда и, видимо, потерял сознание… — Близзард выглядел растерянным. – Впрочем, это не важно, – его взгляд прояснился. – Похоже, мы близки к месту, где обитают эти Виндиго!

— Интересно… — Доктор настороженно смотрел на Близзарда. Повелитель Времени начал понимать, что здесь не так. Он порылся в сумке и извлек оттуда звуковую отвертку. Но он отчетливо помнил, как потерял ее, когда все они упали в ледяную пропасть…

— Ну! Духи холода, где вы прячетесь? – Близзард сорвался с места и теперь нарезал круги в полете по залу. – Выходите! Или боитесь меня?! Еще мой дед смог прогнать вас, и теперь я пришел, чтобы закончить его дело… — пегас приземлился в центре и достал что-то блестящее из-под доспеха. Доктору хватило лишь слегка приглядеться, чтобы понять, что это был клинок. – Я уничтожу вас, духи! Исполню то, что хотел сделать коммандер Харрикейн!!! – хоть клинок и был зажат у него в зубах, Близзард, похоже, настолько привык к нему, что ему удавалось четко произносить все слова. – Выходите, подлые твари!!!

— О нет, неужели… — Доктор кинулся к пегасу, надеясь остановить его, но было поздно. Дорогу ему преградила невидимая стена.

— Что происходит, Доктор? Почему мы не можем пройти к нему?

— Это Виндиго, они не пускают нас… — Доктор попытался убрать стену отверткой, но ничего не вышло. – Близзард, уберите оружие! Вы ничего не сделаете им!

Но капитан не хотел их слушать… На стенах зала начали появляться смутные образы бегущих по кругу Виндиго. Один из образов отделился от стены, обретя форму, и пробежал мимо Близзарда. Пегас несколько раз полоснул по нему клинком, но не нанес Виндиго ни единой раны.

— Доктор… — Дерпи завороженно смотрела на происходящее в зале. – Эти Виндиго… Кто они?

— Древние существа, нашедшие способ стать бессмертными. Когда-то их называли Конями, но с тех пор прошло очень, очень много лет.

— Кони? Я где-то читала про них…

— Вполне возможно: легенды о них до сих пор хранятся в книгах… Но все они описывают Коней как существ со своей, непонятной остальным моралью… Думаю, это не совсем так. Я немного понимаю их и их действия…

— Но они же духи, верно? Близзард не нанесет им урона! – пегаска смотрела, как жеребец в центре зала без устали бил клинком пробегающих мимо Виндиго. Некоторые из них после ударов растворялись в воздухе, но затем снова появлялись в другом месте.

— И они ему тоже. У них совсем другие цели.

— Откуда ты знаешь?

— Мне досталась честь пообщаться с одним из них по душам… И я вынес для себя несколько ценных уроков. Дерпи, вспомни стих на дверях. О чем там говорилось?

— Что-то про дар Виндиго… Доктор, к чему ты клонишь?

— Дар – это совет, Дерпи! Виндиго не могут ничего принести в этот мир, ведь они бесплотны. Но с высоты своих знаний они могут помочь страждущим своим советом!

— Я не… Постой, то есть они хотят помочь?

— Да! Абсолютно точно! И поэтому они не атакуют Близзарда. Они лишь хотят показать ему истину…

— Хватит!!! – послышался голос пегаса. – Сражайтесь честно!!

— ТЫ СТУПИЛ НА ЛОЖНЫЙ ПУТЬ! ОТРЕКИСЬ И ЛОЖЬ ЗАБУДЬ! – сотни голосов Виндиго, слившись в один, гремели по всему залу. – ИСПОЛНЯТЬ МЕЧТЫ ЧУЖИЕ – ЛИШЬ ПУСТАЯ ТРАТА ЖИЗНИ!

— Хватит разговоров!! Примите же бой!!! – в голосе Близзарда бурлила ярость.

— ТЫ – ГЛУПЕЦ! ОТРИНЬ ЖЕ ЛОЖЬ! СИЛОЙ НАС ТЫ НЕ ВОЗЬМЕШЬ!

— Нет! Я убью вас, всех вас!!!

— ХОЧЕШЬ ЭТОГО НЕ ТЫ! ПРЕДКА ТВОЕГО МЕЧТЫ ОТРАВИЛИ РАЗУМ ТВОЙ! ТАК ЗАБУДЬ ИХ – ЛОЖЬ ДОЛОЙ!!!

Не в силах больше выдерживать крики Виндиго, жеребец выронил клинок и безумно заметался по залу, сталкиваясь со стульями и опрокидывая их. Духи расступались перед ним, но продолжали песнь.

— ТВОЙ ЖЕ ПУТЬ – ДРУГОЙ СОВСЕМ! ДЕД – ИСТОЧНИК ВСЕХ ПРОБЛЕМ! ТАК ЗАБУДЬ ПРО МЕРТВЫЙ ПРАХ – ПУСТЬ ПОКОИТСЯ В ВЕКАХ!!!

— НЕТ!!!! – Близзард кричал уже не от ярости, но от ужаса. – ОН ДОРОГ МНЕ!!!

— ПОМНИ ЛИШЬ ЕГО ДЕЛА! НЕ ДЕРЖИ НА НАС ТЫ ЗЛА! ПРЕДОК ТВОЙ ЖЕЛАЛ ЛИШЬ КРОВИ – ТЫ ДРУГОЙ, НО РАЗУМ СКОВАН! ОТПУСТИ МЕЧТЫ ЧУЖИЕ! ВНЕМЛИ ТЕМ, КТО ВЕЧНОСТЬ ЖИЛИ!

Крылья пегаса сложились, и он без сил упал на холодный ледяной пол. В тот же миг невидимая стена между ним и компаньонами пропала, позволяя Доктору и Дерпи приблизиться к Близзарду. Жеребец стонал и, похоже, бредил.

— Дед… Харрикейн… Не заставляй меня… — с его губ сорвался очередной стон. – Я не могу больше… Простишь ли ты меня?..

— Он давно простил тебя, Близзард, — Доктор склонился над пегасом, не решаясь притронуться к нему. – Он никогда не требовал от тебя ничего…

— Ты не знаешь! Как ты можешь знать! – его зрачки расширились. – Он всегда говорил мне, что хочет, чтобы я продолжил его дело…

— Он хотел – но не требовал!

— Я… я не знаю, что теперь… Все так ужасно…

— У тебя была цель в жизни, — подняла голос пегаска. – Но это была ложная цель. Когда ты достиг ее, то понял это… Но ты можешь найти свою собственную цель и идти к ней. Без чужих указаний.

— ВНЕМЛИ ИМ! ОНИ ВЕДЬ ПРАВЫ! ХВАТИТ МУЧАТЬСЯ ОТРАВОЙ! ПОХОРОНЕН ПРЕДОК ТВОЙ – НО МЕЧТА ЕГО С ТОБОЙ! ОТПУСТИ ЕЕ НА ВОЛЮ – И ИЩИ СВОЮ ТЫ ДОЛЮ!

— Хватит! – Доктор перебил голоса Виндиго. – Я думаю, он все понял. Отпустите его – и нас! Прекратите мучить нас видениями! Мы все приняли ваш дар!

— Доктор, ты ведь опять лжешь… — раздался голос в ушах жеребца. Никто кроме него его не слышал. – Но ничего, когда-нибудь ты все поймешь, а пока…

— МЫ СОВСЕМ НЕ ДЕРЖИМ ВАС! УХОДИТЕ ПРОЧЬ ОТ НАС! ВСЕ, ЧТО ЗДЕСЬ – ЛИШЬ ЦАРСТВО СНА! ПРОБУДИТЬСЯ ВАМ ПОРА!

Раздался ужасный грохот. Ледяные стены зала трещали и рушились. Потолок опасно накренился. В тот самый момент, когда он был готов свалиться на головы трех пегасов, повсюду вспыхнул яркий свет. Через секунду троица очнулась в той самой комнате за дверьми, из которой они провалились в ледяные подземелья. Но грохот звучал и тут.

— Скорее, нам нужно выбираться! – Доктор помог подняться Дерпи и теперь вместе с ней поднимал Близзарда. – Похоже, произошел обвал!

— О, нет… Мы останемся здесь, погребенными под слоем снега!

— Нет, если успеем улететь! – Доктор поднялся в воздух. До выхода из пещеры оставалось несколько десятков метров, свод уже начал осыпаться. Трем пегасам пришлось лавировать между падающими ледяными осколками, пробираясь к выходу. Один из таких осколков чуть не оставил Доктора без крыльев.

Троица вылетела на воздух как раз вовремя: прямо за их спинами вход в пещеру закрыла толща снега вперемешку с дробленым льдом. Дерпи тяжело дышала, Близзард потирал ушибленную в полете ногу, а Доктор… Мысли его были сейчас далеко. Не смотря на все, произошедшее с ним в пещере, его разум был занят лишь разговором с Конем. Да, он действительно не хотел терять этих таких дорогих ему пони…

— Доктор, почему ты хмуришься? – Дерпи летела рядом. Они взяли курс на лагерь седьмого отряда. – Все уже позади.

— Наверное, ты права, — ответил жеребец. Но хмуриться не перестал.


Компаньоны сидели в ТАРДИС и пили горячий чай. Как ни странно, никто из них не простудился во время пребывания в пещере, но ведь излишняя осторожность в делах здоровья никогда не помешает, верно? После возвращения Доктор и Дерпи оставили Близзарда на попечение лагерных медиков. Ему тяжело далось принятие того факта, что добрую половину своей жизни он стремился исполнить лишь чужие мечты. Но, как сказал Доктор, посмотрев в своей библиотеке, «Этот капитан в один прекрасный день станет коммандером!» Да, слава внука не затмит славы его великого предка, но все подчиненные будут вспоминать Близзарда как не только прекрасного полководца, но и как понимающего, умеющего вникнуть в чужие проблемы начальника. И свою собственную цель в жизни он все-таки обретет, когда познакомится с прекрасной земной кобылкой и, закончив карьеру в пегасьих силах Эквестрии, уйдет в политику и будет вместе с другими отстаивать права пони на межрасовые браки. И ведь отстоит же!

Итак, компаньоны пили чай. Мысли каждого из них сейчас были заняты своим: Доктор в который раз прокручивал в уме разговор с Конем, а Дерпи размышляла над тем, когда же лучше ей насовсем покинуть Повелителя Времени. Да, она совсем не хотела этого делать, но понимала, что рано или поздно ей придется пойти на это. Ну, может, не прямо сейчас, а через несколько лет…

— Доктор…

— А?! – жеребец встрепенулся, возвращаясь в реальность. – Что такое?

— Я тут подумала… Давай вернемся в Понивиль.

— Понивиль? Но он еще не построен в это время…

— Нет, Доктор, в Понивиль в будущем!

— А… Так ты, что, соскучилась по Осветителям? – Доктор все никак не мог сообразить.

— Да нет же! О, Селестия… — пегаска измученно вздохнула. – Я говорю о том Понивиле, в котором я родилась и выросла. Давай вернемся в мое время, Доктор.

— Ах… Так вот ты о чем… — Доктор смущенно опустил голову. – Ну, если ты настаиваешь… Погоди, ты просто хочешь там погостить, или…

— Я подумала, что мне стоит немного отдохнуть от наших путешествий… Может, месяц или два, — кобылка отвела глаза от жеребца и теперь смотрела на мигающие огоньки панели ТАРДИС.

— Ну, если ты хочешь… Разумеется, я не буду тебя удерживать… — ох, как же ему хотелось удержать ее! Доктор не представлял, что будет делать без этой очаровательной раскосой пегаски. Он уже сильно привык к ней, и, кажется, даже немного… Как бы выразиться… Немного… Впрочем, это не важно! Раз Дерпи хочет домой – грех не пускать ее! – Сейчас допьем чай — и отправимся! – жеребец внезапно повеселел. – Только ты же не откажешь старому Доктору в компании? Я хочу тоже погостить немного в Понивиле, наведаться, может быть, в Сахарный Уголок или на ферму Эпплджек…

— Ну конечно же! – взгляд Дерпи прояснился, в глазах запрыгали задорные искорки. – И можно еще попить чай с Твайлайт и Рарити, погулять по лесу с Флаттершай…

— О, только не говори про полеты с Рейнбоу! С меня пока что достаточно полетов, если ты не против! — Доктор уже допил чай и стоял у ручек управления.

— Конечно, конечно! – рассмеялась Дерпи. – Как скажешь! Только не ошибись опять с координатами, прошу…

— О, я трижды все проверю!

Ох уж этот Доктор! Он ведь опять солгал… Впрочем, на его счастье, координаты совпали. Когда двери синей будки распахнулись от легкого толчка копыта, за ними действительно был Понивиль, и это действительно было время, откуда компаньоны улетели в прошлый раз – за несколько месяцев до коронации Твайлайт Спаркл. Но никуда из намеченных мест Доктор и Дерпи так и не попали…