Зоомагазин

В городе открылся интересный магазин.[рассказ улучшен до версии 3.0]

Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая Другие пони Человеки Кризалис Принцесса Миаморе Каденца

Эпизод 2: Новая надежда

My Little Pony: Friendship is Magic, вторая серия: шестёрка пони отправляется на поиски Элементов Гармонии. Но теперь в космосе!

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

Драконоборец

Были когда-то времена, которые в наши дни принято называть варварскими. Времена, когда не было ни Эквестрии, ни гармонии, ни понятий дружбы. Только ненависть, убийства, войны. Это самая темная страница в истории пони, и именно на ней развернутся события моего рассказа. Эта история не про битву с драконами, как можно было бы подумать, а, скорее, про борьбу с самим собой. Главный герой – грубый и жестокий единорог, для которого нет ничего святого. Смерть друзей или знакомых не вызывает у него никаких эмоций. Но однажды он встречает трех пони, которые спасают его от смерти. События, последовавшие за этой встречей, заставят нашего героя полностью изменить себя. Но надолго ли?..

Другие пони ОС - пони

История камня

Поняши гуляют.

Другие пони

Единорог... и "Альбатрос"

ОбложкаЖеребенок Амита отправляется в Вечнодикий лес на поиски приключений и попадает в мир людей.

То еще времечко

Чем занимались принцессы, когда их отправил в Тартар Тирек?

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Принцесса Миаморе Каденца

Сказка рассказанная на ночь

Последствия вечеринки у Пинки и сказки вкупе.

Синтетические сны

Одна фармацевтическая компания произвела препарат, который насыщает сны, делая их чуть ли не реальными.А последствия?

Рэйнбоу Дэш Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Жертвы и хищники

Участь жертвы не всегда печальна и трагична. Всё зависит от хищника.

Принцесса Селестия Кризалис

Тур на Землю

Твайлайт находит заклинание(опять), способное отправить ее и ее подруг в другой мир(угадайте какой?), но только на неделю.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

Автор рисунка: aJVL
Серия шестая. "Переменные в уравнении" Серия восьмая. "Верный путь"

Серия седьмая. "Семя зла"

Компаньоны попадают туда, где еще не ступала нога пони... Правда, там полно других ног. Дерпи и Доктора ждут новые знакомства, новые опасности и поиск выхода из, казалось бы, безвыходных ситуаций. Впрочем, выход ведь есть всегда, верно?

Одуванчиковое варенье медленно стекало на пышущий жаром ароматный тост. На заднем плане чувствовался терпкий аромат зеленого чая с ромашкой и лимоном. Это был самый прекрасный завтрак в жизни Дерпи, потому что это был завтрак с Доктором, и вокруг не было безумных пони, рушащихся сооружений и стихийных бедствий, грозящих им гибелью.

— Передай мне сахар, пожалуйста, — обратился к ней жеребец. Будто очнувшись ото сна, пегаска медленно осмотрелась по сторонам и, поняв наконец, что от нее требуется, передала Доктору зажатую в копытах сахарницу.

— Спасибо, — он благодарно улыбнулся и высыпал сахар на тост с вареньем.

— Не слишком ли много сладкого?

— Нет, так только вкуснее! Хочешь попробовать? – он протянул ей сахарницу.

— Я, пожалуй, воздержусь…

— Ну, этого следовало ожидать, — невозмутимо заметил он. – Хоть мы и похожи, но мы из разных миров… Ну, точнее, с разных планет, да. Но все же, мы оба — экусоидные формы жизни, и это нас объединяет, верно? – Доктор подмигнул кобылке.

— Что, прости? – не поняла она.

— Ну, в космосе есть разные формы жизни, — деловито начал он, ощущая себя опытным профессором, читающим лекцию ничего не знающему о настоящей науке студенту. — Большинство представляет водно-углеродная группа, представители которой состоят из органического углерода и воды. А в этой группе есть доминирующая подгруппа существ, похожих по строению на пони. Она и называется экусоидной, а ее представители – экусоидными формами жизни… А вообще, все это дремучая латынь, и лучше не забивай этим свою прелестную голову! – Доктор потрепал ее по гриве, откусил от тоста и запил чаем.

— Значит, есть и другие… формы жизни? Есть похожие на пони, а есть не похожие, верно?

— Абсолютно! Вселенная безгранична, и в ней есть место для самых разнообразных существ.

— И зебры, ослы, бизоны и остальные, получается, тоже… как ее… экусоидная форма жизни, верно? А… грифоны и драконы – это какая?

— Грифоны, пожалуй, тоже экусоидная. Они ходят на четырех ногах, имеют хвост… Хотя, кажется, в группах есть отдельные подвиды, разделяющиеся по нескольким признакам. У грифонов же есть лапы, а у пони – копыта, так что все-таки они незначительно отличаются. А вот драконы – совсем другая форма жизни, рептилоидная.

— И как же все эти существа оказались живущими вместе? – удивлению Дерпи не было границ. Она никогда не задумывалась, насколько удивительным было разнообразие видов в Эквестрии.

— Ну, можно сказать, что Эквестрия — это большой галактический заповедник, — Доктор сосредоточился, формулируя мысль. – У меня нет подробной информации об этом, но известно, что много лет назад каким-то образом десятки видов оказались там. Большая часть была неразумной, часть имела зачатки разума. Возможно, это был какой-то проект населявшей планету древней цивилизации… Та же Эквестрия, которую ты знаешь, возникла спустя много тысяч лет после этого.

— Это так удивительно… Как мало мы знаем о нашем прошлом! Скажи, Доктор, а мы можем отправиться на много-много лет назад, в Эквестрию? Это было бы просто замечательно!

— Прости, Дерпи, но это слишком опасно… — он грустно развел копытами. — Я не знаю точные временные координаты, а это чревато. Мы, к примеру, можем попасть в зону излучения только что образовавшейся звезды, и тогда нас не спасет даже ТАРДИС. Может произойти все, что угодно, поэтому без крайней необходимости я подобных путешествий не провожу.

— А как же ты тогда путешествуешь в будущее?

— Будущее можно предсказать, имея данные о настоящем, и довольно точно. Но вот о прошлом такого не скажешь, в известной степени… — Доктор грустно улыбнулся. – Впрочем, мы можем отправиться довольно далеко в прошлое! – он поднялся с места и подошел к одной из панелей. – Так, какой же это квадрат… Где-то у меня было все записано... – жеребец на мгновение исчез из поля зрения, а затем вынырнул из-под панели с зажатой в зубах тетрадью. – Вот оно! Я заносил в эту тетрадь крайние точки пространства и времени, где мне приходилось бывать – чтобы знать, что там бывать можно… Лет двадцать назад я был в одном очень давнем временном отрезке…

Доктор пролистал дневник и, видимо, найдя нужное место, перебежал к рычагам управления и переключил их. Раздался привычный звук перемещающейся ТАРДИС.

— Путешествие начинается! Готовь попкорн, Дерпи! – подмигнул он пегаске.


Они находились в каком-то длинном коридоре, едва освещаемом тусклыми красными лампами. Из-под потолка спускались многочисленные трубы и, переплетаясь вдоль стен, создавали причудливые узоры.

— Что это за место?

— Честно сказать… Не знаю, — Доктор озадаченно осматривался. – Вероятно, это какой-то корабль или космическая станция. Я задавал координаты так, чтобы оказаться в открытом космосе, и уже потом пилотировать ТАРДИС вручную. Но у нее же своя логика…

— Доктор… Мне здесь как-то не по себе. Может, вернемся? – кобылка оглянулась в сторону ТАРДИС.

— Но ведь там, в конце коридора, может быть все что угодно!

— Это меня и смущает…

— Да ладно тебе! Мне казалось, ты давно поборола все свои страхи. Впрочем, если ты хочешь, мы можем улететь. Но тайна этого места так и останется нераскрытой.

— Ох… — кобылка раздраженно фыркнула и пошла вперед. – Можно подумать, нельзя и поломаться!

Доктор догнал ее, и они продолжили путь вместе. Трубы вскоре кончились, уступив место пустым голым стенам, сделанным из странного, будто живого материала , такого же красного, как и освещение вокруг. Дерпи прикоснулась к одной из них и тут же отдернула копыто.

— Эти стены… Они дышат!

— И верно… — Доктор тоже дотронулся до стены. – Нейробиологический материал. Очень интересно… Похоже, мы на космическом корабле какой-то развитой древней цивилизации. Странно только, почему нас до сих пор никто не встретил.

— Так стены, что, живые? – испуганно прошептала кобылка.

— Нет, что ты. Но то, что ты назвала их движение «дыханием» — довольно близко к правде. Они забирают из воздуха углекислый газ и выделяют взамен кислород, поэтому кажется, что они дышат.

— А это что такое? – внимание Дерпи уже переключилось на округлую складку на одной из стен. – Может, это дверь?

Кобылка осторожно коснулась складки и пропала. Какая-то сила буквально засосала ее в стену. Доктор не успел ничего предпринять, на едва разгладившейся стене снова образовалась складка. Не раздумывая долго, жеребец повторил движение пегаски и очутился по ту сторону стены.

К облегчению жеребца, Дерпи была здесь, целая и невредимая. Она стояла около чего-то, похожего на большую кровать с бортиками, какие бывают у маленьких жеребят, и смотрела внутрь. Услышав шум за спиной, она испуганно обернулась, но увидев, что это Доктор, вернулась к прежнему занятию.

— Это так странно… Они так сильно отличаются от нас и вообще от всего, что я видела…

Доктор подошел ближе, заинтригованный словами пегаски.

— Значит, это и есть пришельцы, да? Пони с других планет? – Дерпи указала копытом на существо, лежащее в кровати. Его тело покрывала тонкая красная кожа, через которую проступали ребра. Волосяной покров присутствовал лишь в качестве гривы, полоской идя от высокого лба до загривка. Уши располагались по бокам от головы и имели округлую форму, нос был намного острее, а глаза – выше и меньше, чем у пони. Хвост тоже был лысым, но на самом кончике располагался острый металлический наконечник – видимо, элемент украшения. Кроме того, ноги также имели некоторые отличия, главным из которых были почти идеально квадратные копыта. Существо тяжело дышало и неспокойно ворочалось.

— Я никогда прежде не встречал этот вид… — Доктор достал отвертку и просканировал существо. – В базе данных отвертки его нет, но… — Он просканировал его снова, а затем и еще один раз. – Похоже, что это существо чем-то больно. Есть какие-то инородные тела в его организме…

— Тут есть еще! – Дерпи уже перебежала к другой кровати, стоящей рядом. – Может, это их спальня?.. Ой, а мы их не разбудим? – она перешла на шепот.

— Боюсь, их так просто не разбудить, Дерпи. Это, скорее, больничная палата, — он удрученно осмотрел зал, в котором они находились. Рядом было еще как минимум десять кроватей, но их силуэты угадывались и вдали, едва освещаемые тусклыми красными лампами. – Собственно, это объясняет то, что нас еще не встретил кто-нибудь из них: их, вероятнее всего, скосила какая-то эпидемия.

— Может, им можно помочь? – кобылка кинула на Доктора взгляд, полный надежды. Тот лишь отрицательно покачал головой.

— Я не думаю, что мы имеем право вмешиваться в текущий ход событий. Лучшим выходом будет покинуть это корабль, — он оглянулся, ища глазами складку на стене, через которую они попали в эту комнату, но из-за плохого освещения стена казалась идеально ровной. Доктор подошел ближе, но сладка так и не появилась.

— Доктор, ты ищешь ту дверь, да? – Дерпи проследила за действиями жеребца. – Ее там нет, я это заметила сразу, как тут оказалась. Может, это знак? Может, мы должны им помочь?

— Нет, никакой это не знак! – Доктор выглядел раздраженным. Ему крайне не нравилась ситуация, в которую они попали. – Дверь наверняка должна быть где-то здесь! Вероятно, она переместилась на другую часть стены…

— Не пытайтесь найти выход. Вы находитесь в карантинном отсеке. Все двери, ведущие сюда, могут только впускать внутрь, но не выпускать наружу, — сухой, трескучий голос шел со всех сторон, будто из стен. – Пожалуйста, во избежание недоразумений, оставайтесь на месте. Я сейчас прибуду к вам.

Голос стих. Дерпи испуганно посмотрела на Доктора.

— Что это было? Погоди… Мы, что, заперты здесь? Неужели… выхода нет? – ее передние ноги подкосились и она осела на пол.

— Тише, тише… — жеребец подбежал к пегаске, поспешив ее успокоить. – Давай сделаем то, что сказал этот… голос, а потом, я уверен, мы выберемся отсюда.

— А чем больны все эти существа? Вдруг для нас это тоже заразно? Я не хочу так же, как они, лежать здесь! Это ужасное, жуткое место… Зачем только я пошла сюда! – пегаска всхлипнула.

— Прости, это я виноват, — Доктор ласково обнял ее. – Это я тебя подбил на это. Не стоило путешествовать так далеко…

— Ну вот, а теперь я чувствую себя, как маленькая кобылка! – Дерпи выскользнула из объятий и вытерла едва выступившие слезы. – Хватит! Надо взять себя в руки, верно? Мы бывали в разных передрягах, и из этой-то мы точно выберемся, верно, Доктор? – она уже улыбалась. – Ведь выберемся, да?

— Конечно. Я обещаю… — но по виду Доктора можно было сказать, что он сильно сомневается в своих словах.


— Скорее, идите за мной! – фигура в странном костюме появилась будто из ниоткуда и поманила компаньонов за собой. – Мне нельзя долго здесь находиться.

Пони последовали за неизвестным, и вскоре оказались перед новой складкой в стене. Фигура в костюме знаком показала им повторять за ней и исчезла за складкой.

По ту сторону было гораздо светлее и просторнее. Даже воздух казался здесь чище. Костюм был чем-то вроде защитного скафандра с отстежным шлемом, который существо уже сняло и теперь изучающе смотрело на кобылку и жеребца.

— Я прежде не встречал ваш вид… — он часто моргал своими странными глазами с полностью черными зрачками и синхронно двигающимися вертикальными веками. – Извините, я не представился. Гхан, капитан этого корабля. А вы…

— Меня зовут Доктор, а мою спутницу – Дерпи. Мы случайно оказались на вашем корабле и попали… видимо, в карантинный отсек, верно?

— Да, и вы по-прежнему в нем. Я должен объяснить это: как только начинается эпидемия, искусственный интеллект корабля блокирует всех пассажиров, которые могли быть заражены. Но вышло так, что он заблокировал весь экипаж. Сейчас все, кто еще не подверглись заражению, находятся в смежном отсеке. Мы ищем лекарство, но безуспешно. Скажите, откуда вы прибыли?

— Боюсь, это вам ничего не скажет, — Доктор задумался. – Вы слышали что-нибудь о цивилизации Пони?

— Нет, ничего такого, — Гхан отрицательно покачал головой. «Похоже, цивилизациям прошлого был свойственен тот же язык жестов, что приняли как стандартный во всем космосе будущего» — подумал Доктор.

– Я сам – и все мы на этом корабле – выходцы из системы Аштар, — продолжил капитан. — Мы зовем себя солперами.

— В таком случае мы на равных условиях: я тоже ничего не слышал о вашей цивилизации…

— Я могу вам рассказать о нас, а вы расскажете мне о себе. Но, скажите, почему Вы молчите? – солпер обратился к Дерпи. – Надеюсь, наши внешние различия не пугают Вас?

— Нет, просто… — кобылка замялась. – Я никогда прежде не общалась с... инопланетянами.

— В этом нет ничего страшного, — Гхан улыбнулся, что из-за его удлиненного носа и странных глаз выглядело жутковато. – Идите за мной, и я познакомлю вас с оставшейся командой. Нас здесь не так много.

— Подождите! – жеребец жестом остановил его. – Нам очень приятно, что вы нас так хорошо приняли. Но, для начала, необходимо устранить один вопрос: я так понимаю, отсюда нет выхода во внешние отсеки, так?

— Да.

— А в каком случае выход появится?

— Как только угроза заражения исчезнет. Должно быть создано и применено лекарство, а до тех пор вы заперты здесь, с нами…

— Ясно, — Доктор нахмурился и прикрыл глаза. Морщины раздумий бродили по его лбу. – Что ж, давайте пока что познакомимся поближе… Раз мы в одной лодке.

Они проследовали до еще одной складки, по другую сторону от которой их уже ждали четверо солперов. Они, не переставая изучающе бороздить взглядом компаньонов, по очереди представились. Все, что осталось от экипажа, представляли кроме капитана старший юнга, штурман, кок и врач. Все они, судя по тяжелому дыханию и худым телам, находились здесь довольно давно.

Юная пегаска постепенно отошла от первичного шока и втянулась в общение. Доктор улучил момент и шепотом запретил ей упоминать, что они попали сюда из будущего, и поэтому в разговорах она обходила эту тему стороной. Впрочем, им было о чем поговорить и без этого.

Солперы были процветающей космической цивилизацией на пике развития. Корабль, на который попали компаньоны, был исследовательским судном и шел на ручном управлении от одной звездной системы до другой, а персонал заносил поступающие данные в картотеки.

Болезнь подкралась внезапно, охватив большую часть экипажа. Постепенно распространяясь, она мутировала, обретая новые симптомы. Из-за изменчивой природы вируса, создание лекарства представлялось практически невозможным, но солперы пытались и продолжают пытаться до сих пор. Если бы нейробиологические системы корабля не вырабатывали кислород и пищу, их всех ждала бы неизбежная смерть.

Доктора и Дерпи просканировали на наличие вируса. Вероятности, что он передался кому-то из них, была практически нулевая, ведь он полностью подстроился под организмы солперов, но лишняя осторожность никогда не помешает.

Пока кобылка обсуждала с врачом их общественно устройство, Доктор снова погрузился в тяжелые раздумья. Он немного разбирался в медицине и уже встречал подобные вирусы, а кроме того в его распоряжении была обширная база данных, в которой можно было теоретически найти все что угодно, но… Слишком многое было поставлено на карту.

— Скажите, есть ли какие-нибудь методы связи с внешним миром? Можно ли как-то связаться с корабля с внешними объектами? – он подошел к штурману, солперу по имени Зжан.

— Да, есть передатчик в радиорубке, но он вряд ли охватит большое расстояние. На корабле совсем мало энергии.

— Объект, с которым мне нужно связаться, совсем близко, — план Доктора был крайне прост: связаться с ТАРДИС и настроить ее на перемещение в зону карантина.


После часа трудов, Доктор наконец закончил настройку передатчика на частоту ТАРДИС. Для того чтобы отправить запрос, нужно было просто нажать кнопку. Была только одна проблема…

Энергии было слишком мало. Чтобы заставить ТАРДИС сменить местоположение, необходимо было бы направить к ней достаточно сильный импульс, но это бы отключило систему жизнеобеспечения. Впрочем, с текущим запасом тоже можно было кое-что сделать.

Доктор нажал на кнопку, и перед его глазами на маленьком мониторе замелькали буквы. Это была всего лишь передача информации, но даже от такого простого действия часть ламп на корабле потухла окончательно.

Покончив с чтением, Доктор озадачено потер нос. Он отправил к ТАРДИС два разных запроса, и оба увенчались успехом. Теперь он знал, как сделать вакцину на основе изменчивого вируса. А еще он точно знал, что делать ее никак нельзя.

За миллионы световых лет от корабля, уже несколько лет как закончила свое существование из-за кровопролитной войны цивилизация солперов. Корабль, на котором они находились, был последним метом, где остался их вид. И именно поэтому, движимый своей строгой и порой весьма грустной логикой, Доктор не имел права им помогать.

— Доктор? Что ты тут делаешь? – голос пегаски раздался из-за спины, заставив жеребца вздрогнуть.

— А, Дерпи, это ты… Хорошо, что ты пришла. Нам надо серьезно поговорить.

— Что-то случилось? – предчувствуя недоброе, она подошла ближе и заметила монитор с текстом. – Что это такое?

— Так, просто расчеты… — он загородил монитор. – Я должен поговорить с тобой насчет лекарства.

— Ты… ты нашел способ его сделать, да? – в ее голосе слышалась слабая надежда. — Ты ведь поможешь им, Доктор? Ты же так много знаешь! Ты наверняка найдешь лекарство, мы всех вылечим и улетим!

— Дерпи…

— Ты же сможешь, я знаю! Они сказали, что у них есть лаборатория…

Кобылка уже успела привязаться к инопланетянам. Действительно, они были общительны и добры, к тому же она им безумно сочувствовала. Дерпи очень хотелось помочь солперам, вылечить их всех…

— Дерпи, дело не в том, смогу ли я или нет сделать лекарство, — Доктор опустил глаза в пол.

— Тогда в чем же?

— Я боюсь, я не должен помогать им.

— Что?! В смысле?..

— Понимаешь, в истории есть нефиксированные точки, когда течение событий можно изменить в лучшую сторону. Когда я точно знаю, что нахожусь в подобной точке и что нужно делать, чтобы направить события в благоприятное русло, я это делаю. Я помогаю пони, потому что считаю их достойными этого. Несмотря на их конфликты, в целом они – прекрасная цивилизация, они стараются жить в мире и гармонии и нести их всем остальным.

Порой я помогаю и другим цивилизациям – если вижу, что они этого стоят. Не думай, что я бездушный монстр и ничего не понимаю в чувствах. Я просто знаю, что излишнее вмешательство чревато дурными последствиями. И сейчас я не представляю, что будет, если я помогу солперам. Я чувствую, что могу им помочь, но… Что, если я сделаю неправильный выбор – и случится что-то ужасное?

— Значит, ты им не поможешь? – на глаза кобылки навернулись слезы.

— Дерпи, я… Я еще не знаю… Может, и помогу. К тому же, у нас почти нет выхода… Мы заперты здесь до их исцеления, хотя… — Доктор приблизился к пегаске. – Дерпи, я посмотрю, что можно сделать, а ты – пока пообщайся с ними. Постарайся выяснить о них как можно больше, хорошо?

— Да, — всхлипнула она. — Ты…

— Я ничего не могу обещать. Я проведу некоторые исследования. Надеюсь, я смогу принять правильное решение…

— Спасибо, спасибо, спасибо! – Дерпи накинулась на жеребца, сжимая его в объятьях.

— Но я же… А, ладно, — Доктор вздохнул и, выскользнув из цепких объятий, спешно отключил монитор и покинул рубку вместе с кобылкой.


Дерпи с трудом влезла в защитный скафандр.

— Значит, так я точно не заражусь?

— Даже без скафандра риск почти нулевой.

— Тогда я пошла… — пегаска даже не заметила, как ее уговорили принести образцы крови для анализов. Впрочем, она была только рада помочь солперам. Что бы там ни говорил Доктор, все существа достойны спасения.

В комнате с кроватями, оказавшейся, как и думал Доктор, больничным отделением, с прошлого раза стало намного темнее: часть ламп потухла, а оставшиеся — померкли. Кобылке пришла в голову мысль, что она совсем не знает, насколько большое это помещение на самом деле, и как много здесь лежит больных инопланетян. Темнота давала место для разных фантазий, в том числе – страшных. Кобылка поежилась и продолжила идти.

Ей нужно было просто поднести шприц к ноге любого из солперов: он сам должен был забрать нужное количество крови из нужной вены.

Дерпи наклонилась над одной из кроватей. Больное существо едва дышало, было видно, как на его коже проступает пот. Кобылка достала шприц и поднесла его к передней ноге солпера. Послышался тихий звук открывшегося затвора, и внутрь устройства начала поступать кровь.

Вдруг пегаске показалось, что за спиной что-то шевельнулось. Она неспокойно обернулась, но никого не увидела. Тут шорох послышался сбоку. Кобылка вздрогнула от страха, но потом напомнила себе, что это просто кто-то ворочается в кровати. Чтобы окончательно успокоить себя, она пошла туда, откуда раздавался шорох.

Действительно, солпер, лежащий в кровати, от судорог переворачивался с одного бока на другой.

— Какая же ты все-таки трусиха, Дерпи! – шепотом укорила себя кобылка и вернулась на прежнее место.

Наполненный шприц одиноко лежал в кровати. Вот сейчас можно было начинать нервничать, но чувство страха отчего-то прошло. Кобылка просто отступила на два шага назад, будто зная, что дальше будет. Она почувствовала чье-то дыхание у себя на спине и обернулась.

Ее глаза встретились с двумя блестящими черными зрачками. Солпер хищно ухмыльнулся.


Она летела вперед, стараясь не оглядываться. Плохо освещенная комната на деле оказалась протяженным коридором, концы которого попадали во мраке. Здесь были сотни, тысячи рядов коек, и в каждой – она знала это – лежало существо, угрожающее ее жизни.

Сначала она бежала, но солперы поднимались из кроватей прямо рядом с ней – и пегаске пришлось взлететь. Они продолжали вставать, будто просыпаясь от долгого сна, и каждый устремлялся за ней в погоню. Потолок был низким, и колбы можно было достать в прыжке. Дерпи на секунду оглянулась, надеясь, что ее никто еще не догнал. Так и было, но сзади ее преследовала все нарастающая толпа из десятков существ.

Она понимала: единственный выход – найти дверь, через которую она сюда попала, но как далеко она от нее уже улетела? Каждый следующий метр коридора был похож на предыдущий. Создавалось ощущение, что он бесконечен. Тем не менее, нужно было возвращаться.

Собравшись с духом, пегаска легла в крутой вираж и, развернувшись, пронеслась над толпой. Кто-то из солперов попытался достать ее наконечником хвоста, но кобылка успела увернуться.

Теперь она летела в другую сторону, старательно высматривая оставленный в одной из кроватей шприц. Где-то рядом с ним должен быть и выход из этого кошмара…

Так пегаска летела еще с минуту, пока не заметила, что стало слишком тихо. Она слышала лишь свое дыхание и учащенное биение сердца. Дерпи обернулась и обнаружила, что ее больше никто не преследует. Помещение опустело. Но она знала, что это – только затишье перед бурей и продолжила полет, стараясь держаться как можно ближе к потолку.

— Рано или поздно, они заметят, что что-то не так, и спасут меня… — прошептала она, успокаивая себя. – Только бы не было слишком поздно…

И тут Дерпи заметила, как у пола что-то блеснуло. Шприц! Значит, она совсем рядом с выходом. Он должен быть где-то на той стене… Кобылка немного снизилась и полетела туда, где, как ей казалось, должен быть выход. В этот самый момент комната разразилась сотней звуков. Все шипело и скрипело, у нее за спиной раздался звук треснувшего стекла. Солперы ломали лампы, и все вокруг постепенно погружалось в кромешную тьму.

Конечно же, она летела не туда. Дверь была с другой стороны, в противоположном конце комнаты. И путь туда уже перекрывали десятки существ. Раздался очередной треск: лампа разбилась совсем рядом с Дерпи. Пегаска вскрикнула и прижалась к потолку. Ей показалось, будто что-то едва заметно кольнуло ее в шею, но она не обратила на это внимания. Нужно было прорываться к выходу.

Дерпи зажмурилась и изо всех сил замахала крыльями, летя в неизвестность. Она слышала, как солперы кричали и шипели, как рядом пролетали их острые хвосты и щелкали их зубы. Наконец, что-то стукнулось о ее нос. Пегаска открыла глаза, надеясь увидеть перед собой стену, а рядом – складку, ведущую к спасению, но…

Вокруг была только тьма.

У Дерпи не осталось сил на слезы. Она просто сползла вниз, прикрыла себя крыльями и зажмурилась, ожидая своей участи.

— Доктор… Прости…

— О, во имя Галлифрейского неба, неужели ты думала, что я брошу тебя?! – его голос словно развеял тьму вокруг. Не веря своим ушам, кобылка нерешительно открыла глаза.

Тьму прорезал луч фонарика, перемещаясь от одного существа к другому, отпугивая их и заставляя отступить. Доктор склонился над кобылкой.

— Пойдем, скорее! – он помог ей подняться. – Не думаю, что это их надолго отвлечет...

Когда они втроем – Дерпи, Доктор и Гхан, удерживающий фонарик, — оказались по ту сторону двери, Доктор заблокировал выход звуковой отверткой.

— Прости, что так долго… Что-то не давало мне открыть ее, как будто блокировало… Ты как, Дерпи?

— Хуже некуда… — и кобылка, наконец, дала волю чувствам и заплакала.


— Это какое-то безумие! Что же это за вирус такой, что способен сделать из солперов… ЭТО? – все собрались на экстренный совет в комнате наблюдения. Сюда были выведены изображения с камер во всех помещениях карантинной зоны. На единственной целой камере ночного видения в больничном отделении было видно только какое-то беспорядочное копошение, словно в муравейнике, но и этого хватило Дерпи, чтобы вспомнить о недавно пережитом ужасе. Кобылка постаралась не смотреть на экран и сосредоточила свое внимание на Докторе.

— Я и прежде встречал вирусы, способные управлять сознанием, так что ничего необычного в этом нет, но… На вашем месте я бы задал следующий вопрос: почему он активизировался прямо сейчас? Почему не пробудил их до этого? Может, ему нужно было накопить энергии – или дело в другом?

— У нас нет времени на подобные размышления, — капитан был настроен решительно. – Мы должны выяснить, можно ли их еще спасти, и если нет, то…

— То что?

— То мы примем необходимые меры и покинем карантин…

— Вы забыли одну вещь, Гхан. Все мы находимся на положении карантина. Даже если, как Вы выражаетесь, «принять меры», мы все равно останемся запертыми здесь, ведь так?

— Но можно же отключить искусственный интеллект! – вмешался штурман. – Если перевести все системы на ручное управление, карантин автоматически снимется.

— Это выход из положения. Но только вот чтобы попасть к нему, придется пройти через них… — капитан указал своим квадратным копытом на копошащиеся тени зараженных. – Я предлагаю всем нам немного отдохнуть, а после собраться снова и решить все окончательно. Все свободны.

Пони и солперы разошлись по своим комнатам. Доктору и Дерпи выделили спальню с тремя свободными кроватями. Пегаска устала морально и физически и буквально провалилась в постель. Положив голову на подушку, она ощутила легкую боль в шее и дотронулась до нее копытом. На нем остались небольшие следы крови, и она решила, что обо что-то ушиблась. Кобылка легла так, чтобы шея болела не так сильно, и заснула. Доктор тем временем где-то пропадал.

Он появился через четыре часа, чтобы разбудить ее.

— Вставай, Дерпи, — прошептал он. – Нам нужно идти.

— Что? – она едва разлепила глаза.

— Пойдем, пойдем. Я объясню по пути, только вставай.

Она пролежала еще немного, собираясь с силами, и, наконец, поднялась.

— Куда мы идем? И почему именно сейчас?

— Сейчас все спят, и это, пожалуй, единственный шанс все уладить.

— Что ты имеешь в виду?

Они подошли к дверной складке, ведущей в больничный отсек.

— Нет, нет, я туда больше никогда не войду! – она повысила голос, и Доктору пришлось прикрыть ей рот копытом.

— Тише, нас могут услышать. Все будет хорошо, я настроил отвертку на биологию солперов и сделал из нее что-то вроде репеллента. Они не приблизятся к нам ни на метр.

— Все равно, это место… Я не могу.

— Дерпи, это наш единственный шанс. Только через эту комнату можно попасть к Искусственному Интеллекту, только мы можем это сделать, и только сейчас…

— Но почему именно сейчас? Почему нельзя этого сделать, когда все проснутся?

— Я все объясню. Но только если ты мне полностью доверишься. Я пойду первым, чтобы тебе не было так страшно, — не сказав больше ни слова, он шагнул к дверной складке и исчез. Дерпи оглянулась, будто ища поддержки со стороны, но тут никого не было, кроме нее. Вдохнув в грудь побольше воздуха, она сделала нерешительный шаг и последовала за жеребцом.

Отвертка, закрепленная на боку его жилета, освещала небольшой участок пространства и издавала какой-то не слишком приятный звук. Солперов поблизости действительно видно не было, и кобылка немного успокоилась.

— Я здесь… Не могу поверить, что ты смог заставить меня снова здесь оказаться! А теперь давай, рассказывай, что там у тебя за план.

— Дерпи, я должен открыть тебе кое-что, о солперах… Но здесь не лучшее место для этого. Тут рядом есть проход, который должен привести нас к ИскИну…

— Прости, к чему?

— К Искусственному Интеллекту. Времени мало: иди за мной и не отставай, — и он двинулся вперед, рассеивая тьму вокруг.

Было подозрительно тихо. «Прямо как в тот раз», — подумала пегаска и поежилась. Но все прошло без неожиданностей, и компаньоны добрались до двери, попав в длинный хорошо освещенный коридор. Доктор заблокировал выход отверткой, и тяжелым взглядом посмотрел на Дерпи.

— Теперь я могу все рассказать. Собственно, говорить тут почти нечего…

— Не томи!

— Тогда, в радиорубке, я связался с ТАРДИС и узнал о солперов важную вещь. Их цивилизация, их родная планета, все, кроме оставшихся на этом корабле, — все погибло в ужасной войне.

— Нет!..

— Эти солперы – последние, оставшиеся во вселенной.

— Тогда мы обязаны их спасти! Всех, кого сможем!

— Нет.

Его голос был сух и безличен, но оба сердца разрывались на части. – Мы не имеем права. Можно только дать шанс: освободить тех, кто не был заражен. Если спасти всех, это может непоправимо повлиять на Вселенную… Пойми, я бы очень хотел им помочь…

— Так что же не поможешь?!

— Я пытаюсь объяснить тебе. Понимаю, тебе кажется, что все может стать только лучше, если спасти всех. Но это не так. Мне приходилось совершать подобные ошибки, и еще одной я допустить не хочу…

— Хватит… Я поняла… Знаешь, все равно мое мнение ничего не меняет. Ты – тысячелетний мудрец и все такое, а я – простая пегаска из Понивиля. Разве могу я как-то повлиять на твое решение?

— Дерпи, но…

— Разве могу я делать что-то иное, кроме как слепо следовать за тобой, делать то, что ты скажешь? Нет, правда, я понимаю: ты заботишься обо мне, боишься, что я сделаю что-то не так. Но разве можно прожить жизнь, не ошибаясь?

— Дерпи…

— Разве можно, Доктор? Ты же знаешь, что нет!

— Я… я… — жеребец не знал, что ответить.

— Идем уже, давай. Покончим с этим. Какой план?

— Ох… Заблокировать зараженных, отключить ИскИн, открыть все двери…

— Тогда вперед. Только не говори больше ничего, прошу. Я… не настроена на разговоры.


Это было похоже на огромное сердце. Оно висело в воздухе, к нему подходили многочисленные провода, и все это двигалось, дрожало и билось, словно живое. Если бы Доктор не нарушил молчание и не объяснил, что это – гигантский нейробиологический компьютер, Дерпи до сих пор думала бы, что сердце настоящее.

Вокруг располагалась панель с многочисленными рычагами, кнопками, огоньками и мониторами, прямо как в ТАРДИС. Отсюда можно было управлять всем кораблем и его Искусственным Интеллектом в том числе.

— Хорошо, что у меня крепкая память. И что Цнан рассказал мне, как найти ИскИн. Иначе среди всех этих кнопок…

— Просто делай, что должен, и молчи. Я ведь не говорила, что…

— Понял. Я понял, — и он сосредоточился на панели.

Кобылка просто села в стороне, на балке, и следила за его действиями. Все тяжелые мысли, что в последнее время наполнили ее голову, сейчас почему-то исчезли. По телу разлилось приятное тепло.

— Чем пахнет? – жеребец принюхался. – Какой-то странный запах. Будто грибной…

Дерпи демонстративно молчала.

— Нет, я серьезно! Какой неприятный, сырой запах… Не думаю, что так пахнут нейробиологические отходы! Дерпи… Дерпи? О, нет! – он едва успел подхватить ее, пегаска упала прямо ему в копыта. – Что с тобой такое? Слышишь меня? Очнись! – он аккуратно положил ее на пол и полез в карман за отверткой. Результат сканирования заставил его шерстку встать дыбом. В организме пегаски были те же инородные тела, что и в солперах, но мутировавшие под особенности организма пони. Дерпи была заражена. И сейчас она открывала глаза…

— Значит, ты Доктор? – интонации в ее голосе были непривычными, будто искусственными. — И ты – не такой, как она. Ясно, почему ты еще не под моим контролем.

— Под чьим контролем? Что… Ты не моя Дерпи! Кто ты? Расскажи о себе…

— А почему бы мне не напасть на тебя прямо сейчас? Ты ведь не тронешь это тело, верно? – Дерпи, а вернее то, чем она сейчас была, встало на ноги и зло посмотрело на жеребца.

— Но у меня есть это! – Доктор указал на отвертку. – Я могу…

— Да ладно, она годна только на то, чтобы двери закрывать! Я знаю все, что знает она, ты еще не понял?

— Тогда, может, просто поговорим? Кто бы ты ни был, такого собеседника, как я, трудно найти…

— О, если ты имел в виду настолько безумного – то определенно! – существо помотало головой Дерпи. — Ужас, и как же она смотрит через эти глаза? Это так неудобно!

— Она просто привыкла… Так кто ты?

— Правильнее будет сказать – чем я себя осознаю. Можешь звать меня Инфекцией, если тебе нужно как-то меня называть. Я – скопление инородных тел, которое обрело разум. Как Искусственный Интеллект этого корабля: строчки кода, образующие вместе подобие мозга. Но я гораздо совершеннее. Я способен изменяться, подстраиваясь, адаптируясь, проникая всюду. Я даже стал частью этого корабля, я могу управлять им, как пожелаю. Я могу убить всех, просто отключив систему жизнеобеспечения… Но я не стану этого делать.

— Значит, мы нужны тебе, верно?

— Так точно, Доктор. Я ждал подходящего времени – и вот оно пришло! Пока я ждал, когда оставшиеся солперы умрут или попадут под мой контроль, мне встретился еще один вид – и я успешно испытал механизм мутации. Теперь мне остается просто развернуть корабль в сторону любой обитаемой планеты – и я захвачу ее обитателей. А чем больше звеньев в моей цепи – тем выше вычислительная мощность моего разума!

— Тебе нужны… мозги? Знания?

— Мне нужны нейроны, Доктор. Вычислительная мощность. Я хочу познать, просчитать все – и я способен на это! Разве я не совершенен?

— Надо признать, в какой-то мере…

— Да, я идеален! Что за счастливая случайность вызвала мою первую мысль? Уж не судьба ли это? Может, это сама Вселенная эволюционирует? Может, я – финальный виток ее развития? Может, мне суждено объединить в себе все сущее?

— А если ты ошибаешься?

— Я все равно не отступлю. Было бы глупо свернуть такой гениальный план!

— И ты думаешь, что тебя нельзя остановить?

— Конечно! Каждая частица меня способна изменять сама себя. Даже если создать антидот – через мгновение он устареет. Смирись, Доктор, и стань частью меня… Тебе понравится!

— Боюсь, у меня другие планы… — все это время жеребец издали изучал панель управления. Чтобы добраться до той ее части, что отвечала за контроль ИскИна, нужно было пройти мимо зараженной Инфекцией Дерпи. А Доктору нужно было попасть именно туда. – Эй, Инфекция… ЛОВИ!

Звуковая отвертка взлетела в воздух, мигая и непрерывно издавая противный писк. Все еще плохо контролирующая тело кобылки Инфекция инстинктивно попыталась поймать ее и взлетела, но с трудом поддающиеся крылья не позволили ей достать до отвертки вовремя. Доктор, уже перебежавший к панели управления, поднял отвертку с пола и сразу же воткнул в свободный разъем.

Ничего не произошло.

— Зачем ты это сделал? Чего хотел этим добиться?

— Скоро поймешь! – жеребец нагло улыбнулся.

— Довольно! – одержимая Дерпи кинулась к нему, раскрыв рот. Все, что нужно было Инфекции – один укус, одна капля крови – и вирус подстроился бы под генетический код Доктора, распространившись затем в виде газа и заразив его. А жеребец даже не думал убегать или сопротивляться. Зубы пегаски сомкнулись на его шее…

— Ааа! – истошный крик вырвался из груди кобылки. Доктору было мучительно больно слышать его, но он ничего не мог поделать. Да и кричала не сама Дерпи, а Инфекция внутри нее. – Что ты сделал?! Почему… так больно?!

— Моя отвертка – не так бесполезна, как ты думаешь. Она способна усиливать многие процессы. Ты захватила только часть корабля… Оставшейся же частью все еще управляет Искусственный Интеллект. Я просто сделал его сильнее – и теперь он подавляет тебя. Запускает в твою сеть сотни вирусов, которые уничтожают ее изнутри. Раньше он просто не видел тебя, но я раскрыл ему глаза, показав, куда надо смотреть.

— Ах ты… Ааа! Нет, постой, я пошутила! Это называется «шутка»! Я… Ааа!! Я никому не причинила бы вреда! Останови это – и я всех отпущу!

— Похоже, никто из контролируемых тобой солперов не умеет играть на сцене, иначе вышло бы убедительнее, — он грустно усмехнулся. – И запомни: никогда, слышишь! Никогда не связывайся с Доктором. Впрочем, скоро ты исчезнешь навсегда – и станет некому это запоминать…

— Я… Запомню тебя. Навсегда!!!

Глаза Дерпи закрылись, и она осела на пол. Все было кончено…


— Ты спас их! Спас их всех! Так почему ты не рад?

— Я уже говорил, Дерпи. Последствия могут быть катастрофическими. Кто знает, что они сделают? Их там около тысячи – этого вполне хватит на воссоздание цивилизации. Но она должна была погибнуть, если бы мы не вмешались.

— Но почему же ты все воспринимаешь так серьезно? Ты сделал хорошее дело – и винишь себя в этом! Подумай: как мелочны негативные последствия в сравнении с тем, что ты дал им шанс жить дальше!

— У Вселенной есть свои законы. И по этим законам они должны были погибнуть…

— Тогда по этим же законам тот вирус, что, должен был захватить мир? По-моему, это глупо!

— Он бы пропал, скорее всего, в какой-нибудь черной дыре… Ладно, хватит об этом. Нам еще повезло, что я не успел отключить ИскИн, а то все мы были бы частью этого… Даже не хочу думать на эту тему. Хорошо, что ты ничего не помнишь про то время, что была под его контролем.

— Ну, я помню что-то, но смутно. Как будто я очень крепко спала и никак не могла проснуться.

Они немного помолчали. ТАРДИС висела во временной воронке, готовая отправиться в любую точку пространства и времени, но пока никто из экипажа не хотел новых приключений.

— Доктор…

— Да?

— Если бы мне угрожала смертельная опасность, но, спасая меня, ты бы нарушал эти самые законы Вселенной… И если бы ты спас меня, должно было произойти что-то очень, очень плохое, — что бы ты сделал?

— Я бы нарушил все законы, даже законы физики, Дерпи, — он тепло на нее посмотрел.

— Тогда… Тогда почему ты в равных условиях готов спасти одну ничтожную пегаску, чем целую высокоразвитую цивилизацию?! Это же так глупо!

— Ох… У меня просто есть свои причины, — жеребец грустно опустил глаза в пол. Да, это было действительно глупо, но ради Дерпи – и только ради нее — он был готов на все.

— Мы еще поговорим об этом… А пока – скажи, ты ведь узнавал от ТАРДИС о солперах, верно? Значит, ты можешь сейчас узнать, что с ними стало теперь!

— О, это прекрасная идея! – он подбежал к одному из экранов, нажал пару кнопок. Глаза пробежали по строчкам текста. Едва появившаяся улыбка бесследно исчезла. – Ничего.

— То есть?

— О них ничего нет. Последняя информация — об их войне. После нее – никаких упоминаний о солперах. Видимо, они так и не вернулись домой. Впрочем, они могли поселиться где-нибудь еще. Кто знает, может, они просто стали называться по-другому?

— Знаешь, что? А пойду-ка я спать… — и Дерпи удалилась в свою комнату, оставив Доктора одного. Он еще долго колебался в раздумьях, стоя у панели, но, наконец, нажал на кнопку. Часть текста на экране исчезла.

Что же, теперь он – единственный, кто знает всю правду. И единственный, на ком лежит ответственность за случившееся.