Можно я посплю на тебе?

Не желая спать в своей скучной и не очень удобной постели, Спайк представляет Твайлайт обоснованные и убедительные аргументы, почему она должна быть его кроватью на ночь.

Твайлайт Спаркл Спайк

Ночные искры

Лунная пони — повелительница ночи и кошмаров. Звучит угрожающе, да? Но что произойдёт, если кто-то настолько прогнивший и ужасный влюбится? Что ж, тогда она сделает всё, чтобы стать лучше. Даже проиграет элементам гармонии, к битве с которыми та готовилась тысячу лет. А виновницей этого деяния станет не кто иная, как Твайлайт Спаркл... Что из этого выйдет, даже Селестии не известно.

Твайлайт Спаркл Рэрити Принцесса Селестия Принцесса Луна

Город

Ваша цель - доставить провизию и оружие в осаждаемый город. Сможете ли вы пройти все препятствия, все терзания и спокойно войти в город, отдать содержимое воза и с легким сердцем отправиться домой?

Другие пони ОС - пони

Дворяне опять просят налоговые льготы

Старая, как мир, история

Принцесса Селестия

Fallout:Equestria: Виват, Литтлпип!

С разрешения Kkat. ...Давным-давно, в волшебной стране Эквестрии... Выпущенное зебрами пламя мегазаклятий почти полностью уничтожило расу пони. Лишь через двести лет юная кобылка, вышедшая из Стойла Два, смогла объединить вокруг себя тех, кому суждено было стать новыми Хранителями Элементов Гармонии - и изменить жестокую и кровавую Эквестринскую Пустошь. Но ничего ещё не закончилось, потому что Литтлпип предстоит новое испытание. И судьба страны пони снова оказывается на кончике её рога...

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Найтмэр Мун

Левел-ап

Рассказ, где случайный пони в свою очередь узнаёт, что смерть — это не навсегда.

Другие пони ОС - пони

Конец Дружбы

Винил Скретч и Октавия были лучшими друзьями. Но их дружба разорвалась. Пони теперь в разных местах. Они решили жить без друг друга... Сейчас стоит вопрос: будут ли Винил и Октавия снова друзьями? Ссылка на видео: http://m.youtube.com/watch?v=TNx8xKcLRY8

DJ PON-3 ОС - пони Октавия

Единая Эквестрия

Тысячу лет в Эквестрии царил мир. Но всему свойственно заканчиваться, и с возвращением Найтмер Мун королевство погружается в хаос войны и смерти. Только Элементы Гармонии способны спасти Эквестрию, но их Носительницы выбрали разные стороны...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Найтмэр Мун

В новый год

Короткий рассказец о лучшем Новом Годе Селестии

Принцесса Селестия Дискорд

Милые пони опять делают милые вещи

Ещё одна россыпь бессвязных еженедельных историй, приуроченных к выходу каждой серии теперь уже 9го сезона

Автор рисунка: Stinkehund

Доктор Дерп!

Серия шестая. "Переменные в уравнении"

Доктор оказывается втянут в круговорот событий, рискующий стать фатальным для целой планеты. Спасти положение могут только решительные действия и остры ум, способный найти крупицу истины под завесой вековой тайны. Но где же все это время Дерпи?

Продираться сквозь толпу было тяжело, еще тяжелее было делать это с зажатой в зубах звуковой отверткой, грозящей выпасть оттуда в любой момент, но сложнее всего было в те моменты, когда поезд совершал резкий рывок, ускоряясь все сильнее и сильнее. Пейзаж за окном слился в одну сплошную полосу. Но вот, наконец, последний пассажирский вагон преодолен, впереди – дверь на электронном замке, ведущая в кабину управления.

До ушей единорога, находившегося внутри, донесся звук чужих шагов.

— Уже слишком поздно! Даже если бы я хотел – я не смогу остановить его! – не оборачиваясь, обратился он к вошедшему. – Но мы погибнем не напрасно! Это крушение сорвет наконец завесу тайны, все встанет на свои места… Мы – лишь жертвы.

— Я знаю, — освободив рот, отвертка отправилась в нагрудный карман. Голос был звонким и уверенным. – И я знаю, что вы сделали для этой планеты. Но это не повод здесь все крушить и ломать. Всегда есть другой способ. И всегда есть путь к спасению.

— Вы так думаете? – единорог, наконец, обернулся.

— Да. Так сказал мне когда-то Доктор! – Дерпи улыбнулась. – А теперь, давайте остановим этот поезд, а то пассажиры уже начали жаловаться на головокружение!


За два дня до этого.

— Господин Доктор, позвольте…

— Ну я же просил: просто Доктор!

— Как пожелаете, господин Доктор!

Доктор, не зная, что еще можно сказать, смиренно прикрыл глаза копытом и глубоко вздохнул.

— Так вот, господин Доктор, позвольте рассказать Вам немного об истории Примы, — кобылка цвета морской волны с темно-синей гривой отвела взгляд от окна и посмотрела на сидящего напротив жеребца. – Я правильно поняла, что Вы прежде никогда не были здесь?

Доктор утвердительно покачал головой.

— У меня никак не было времени и повода… Но теперь есть и то, и другое!

— Отлично, господин Доктор. Надеюсь, Вы найдете себе место где-нибудь в нашей академии и будете служить на благо общества.

— А если не найду?

— Ну, будет прескверно, но мы это переживем… Итак, история, верно?

Все началось в Эквестрии, когда был создан Центр Космических Исследований при Институте Твайлайт Спаркл. В первый же год работы им было сделано важное открытие: при том, что Солнце и Луна под действием магии Принцесс равномерно вращаются вокруг единственной планеты в Эквестрийской солнечной системе, совсем рядом обнаружилась другая система, планеты в которой вращаются вокруг центральной звезды сами по себе. Было решено отправить туда экспедицию.

— И что же, ее отправили?

— Разумеется. Ведь технологии того времени уже позволяли межзвездные перемещения. Просто, никто их для этого раньше не использовал… Так вот, когда через десятки лет экспедиция вернулась, в Центре уже был готов инновационный проект. Там выяснили состав планет, вращающихся вокруг звезды (которую, кстати, назвали Грэссу́) и, в связи с высоким содержанием в них ископаемого металла и, по докладам экспедиции, отсутствию там жизни, было решено использовать планеты как строительный материал для Примы… То есть, для того места, где мы с Вами находимся. Я бы, конечно, предпочла называть Приму планетой, но многие зовут ее сферой. По сути, так и есть: Прима это гигантская металлическая сфера, окружающая звезду Грэссу, получающая от нее всю ее энергию и вмещающая на себе – в жилых областях — миллиарды пони. Но уж это-то Вам и так должно быть известно…

— Все, что Вы рассказываете, весьма интересно, — Доктор встал и подошел к окну. Впереди, уходя за горизонт, непривычно изогнутый кверху, простирался гигантский город. – Но это всего лишь главы из учебника по истории, я и сам могу, если захочу, прочитать это. Мне было бы интересно узнать, как именно пони построили нечто подобное!

— Ну, в этом нет ничего особенного, господин Доктор, — кобылка неуютно заерзала в кресле. – Мы просто строили, строили и, наконец, построили!

— Но это же огромные затраты энергии, ресурсов! Это, в конце концов, несколько веков стройки! А, между тем, история утверждает, что все было создано едва ли не за двадцать лет. Поймите, ну нельзя же просто взять и в миг построить нечто подобное…

— Господин Доктор, послушайте…

Кобылку прервал вой сирены. Когда раздался первый сигнал, Доктор даже не вздрогнул. Он завороженно наблюдал, как на оконном стекле за несколько секунд образуется иней.

— Это сообщение для всех! – из-под потолка выехал телевизионный экран с изображением кобылки-диктора. – Возникла критическая неполадка! Нарушен температурный режим! Весь свободный персонал просьба проверить работу своих отделений. Остальных просим оставаться на местах.

— И часто у вас так? – жеребец обернулся.

— Как именно – так?

— К примеру, температура резко падает на всей планете… Ну, знаете, нечто вроде этого.

— Нет, нет, температура упала у нас, в академии. Вы, верно, не расслышали…

– Внимание! – кобылка-диктор снова вернулась на экран. – К нам пришла информация из жилых кварталов и других предприятий: судя по всему, по всей планете температура упала до минус пяти градусов. Мы не знаем, сколько еще это продержится, и просим всех сохранять спокойствие!

— Ну я же сказал: на все планете, — Доктор нахмурился. – Кстати, мой вопрос…

— Что?

— Вы мне не ответили. На мой вопрос.

— О, это… Это впервые. Правда, на той неделе был странный инцидент с водой.

— А поподробнее?

— Я точно не знаю, но вроде бы в отдельных районах вода закипала сама по себе. Некоторым пони даже стало плохо, их госпитализировали. Как будто вода закипела прямо у них в организме!

— О, да у вас тут интересно! Ну, то есть… — Доктор смутился. — Я не имел в виду, что когда пони становится плохо, это интересно. Просто… А, не важно. Забудьте… Просто. Забудьте… — жеребец вздрогнул. Становилось холодно.

— Доктор, скажите, Вы уже слышали что-нибудь про ОДПЕ? Мне кажется, что это могут быть…

И тут по оконному стеклу прошла трещина. Иней превратился в воду.

— Да ладно! – изумленным взором Доктор разглядывал трещину. – Что, все настолько невероятно? Ну, что сказать, не зря я прилетел… Кстати, Вам не кажется, что здесь становится жарко? Как жаль, что я оставил крем для загара в ТАРДИС…

— В тар…что?

— Это невероятно… — кобылка на экране спешно читала новый текст. – У нас новый температурный скачок, на этот раз – до плюс тридцати! И это тоже по всей планете. Правительство уже выдвинуло гипотезу. Они обвиняют во всем радикальную группировку ОДПЕ. Вероятно, это их новый, тщательно спланированный теракт…

— Похоже, на Приме принято во всем обвинять ОДПЕ, верно? – Доктор фыркнул.

— С чего Вы взяли?

— Неважно… Я так понимаю, экскурсия на сегодня закончена? Или Вам есть, что еще мне сказать?

— Нет, больше ничего. Но, если Вам интересно… Я все равно никак не смогу помочь с устранением неполадок, которые вызвал температурный сбой, так что я могла бы провести Вас с экскурсией в любой отдел академии. Правда, не совсем в любой… Только в те, на которые не наложен допуск секретности.

— Хм… — Доктор на мгновение задумался. — А в исторический можно?

— Я… Я постараюсь узнать. Подождите меня снаружи, хорошо?

Доктор кивнул и направился к выходу. Покинув комнату, он коснулся копытом маленького устройства на ухе. – Как успехи? Это ведь не они, верно?

— Да, не они, — раздался голос в ухе. — Тут все так же, как и везде: сначала все замерзло, потом – нагрелось. Может, это какая-то третья сторона?

— Я все выясню. Надеюсь… Отбой.

Опустив копыто, Доктор тяжело вздохнул и принялся ждать. Температура медленно спадала.


— Все мы – равны! Равны при рождении, равны при смерти! Равны в потребностях – и в возможностях! У всех нас есть свобода – и мы равны в ней! Но, главное, мы равны в своих силах! И все это лишь благодаря тому, что у нас есть Прима, и есть правительство, которое сделало наше равенство возможным! Многим не нравится равенство – ну так мы их не держим! Пусть улетают на другие планеты, Прима же – место, где все равны! У нас нет земных, пегасов и единорогов. У нас есть пони! Просто пони, все равные, все прекрасные. На Приме пегасы не летают, единороги не колдуют. Все живут в равенстве и согласии. Прима – это сбывшаяся утопия, леди и джентельпони! И я счастлив, что живу в ней!

— Эй, Оупэн Боттл, включи что-нибудь нормальное! Я, конечно, уважаю Главного Канцлера и все такое, но слышать это по сто раз на дню…

— … и подобное неприемлемо! – продолжал говорить в телевизоре серый пони в костюме. – Это «движение», как они себя называют, ведет самую обычную террористическую деятельность! Знаете, что я скажу вам, ОДПЕ? Если у вас есть смелость, а я этого не исключаю, ведь для того, чтобы делать то, что делаете вы, нужно быть либо очень смелым, либо очень наглым… Если у вас есть смелость – приходите сюда, в Верховный Совет, и выскажите все свои мысли, а мы – я гарантирую – выслушаем вас!

— Что-то подсказывает мне, что выслушать они – выслушают, но вот потом ничего хорошего не последует… — Доктор обратился к светло-красной единорожке с рыжими волосами, сидящей рядом. – Правительству не слишком-то выгодно идти на поводу у народа или отдельных его представителей…

— Доктор, за такие слова тебя могут…

— Ничего со мной не сделают! Я не пегас и не единорог, я обычный пони. А как раз обычного пони на Приме и пальцем тронуть не посмеют.

— Да выключи ты, наконец, эту говорящую голову, Боттл! – пони в дальнем конце бара, похоже, изрядно напился сидра, и теперь рисковал начать драку с кем-нибудь, так что бармен смирился и переключил на другой канал.

— А меня, значит, могут и забрать куда подальше? – единорожка опустила глаза, глядя на пыльный стол.

— Ну, пока ты не попадешься на магии – нет… Кстати, я вчера навел справки в историческом разделе академии Примы. Пришлось наплести им, что я хочу вступить в их научную группу, а потом битый час вежливо отказываться подписать контракт, но это того стоило! Во-первых, я выяснил, что все, что говорят тебе в этом ОДПЕ – правда. Собственно, это даже глупо отрицать… Но я нашел и еще одну интересную вещь…

— Доктор, давай уйдем…

— Что такое?

— Мне кажется, за нами следят, — кобылка шепнула это ему на ухо.

Оглядевшись, жеребец медленно встал и вышел из бара. Через минуту единорожка присоединилась к нему. Они были на крыше одного из многочисленных зданий, сверху через поляризационное небо светила Грессу. Рядом стояло несколько эиркаров и скутеров, предназначенных для передвижения по воздуху. Пони сели в один из эиркаров.

— Куда летим, а?

— Мне надо тебе кое-что показать, нечто важное. Ты обязан это увидеть, — ответила кобылка.

Когда они отлетели на пару десятков метров, от крыши оторвался воздушный скутер и последовал за ними.

— Это начинает напоминать мне приключенческий фильм! – хитро улыбнулась единорожка.


Они лавировали между высотными зданиями, набирая скорость, но скутер не отставал. Один раз они едва вписались в поворот, после чего Доктор мысленно поклялся себе впредь не садиться ни в одну машину, способную двигаться быстрее двадцати километров в час. Наконец, впереди показались очертания заводской зоны.

— Там мы от него оторвемся! – единорожка перекрикивала шум встречного ветра. – Можешь, кстати, пока рассказать, что ты там нашел такое!

— Но ведь почти ничего не слышно!

— Это как раз хорошо! Давай, рассказывай!

И, подчинившись, надрывая связки и замолкая лишь в те моменты, когда очередное препятствие пролетало в миллиметрах от их эиркара, Доктор рассказал о том, что прочел в закрытой секции исторического отдела, пока его никто не видел.

Текущее положение вещей сложилось не так давно: чуть больше полувека тому назад. До этого Прима была абсолютно обычной планетой. Но когда разрозненные жилые сектора объединились под властью единого правительства, было решено использовать ее для гигантского эксперимента. Единорогом запретили использовать любую магию, а пегасам – летать, приравняв их таким образом к обычным пони. Конечно, приспособиться было сложно, но благодаря прекрасным условиям жизни, техническим инновациям и воздушным средствам передвижения, таким ка эиркарам, ни крылья, ни рога были практически не нужны.

Общество пегасов, довольно привилегированное, приняло нововведение с легкостью. Погода на Приме полностью управляется технически, так что работали они всегда на земле и даже до реформы сами по себе практически не летали. Но вот часть единорогов приняла эксперимент «в штыки». Были созданы различные объединения и группы, которые боролись кто за возможность исполнять хотя бы простейшие заклинания, а кто и за полную свободу в магии. Но все они со временем исчезли… Кроме одной – ОДПЕ, вобравшей в себя всех, кто еще не сдался и не забыл, что когда-то рог использовали для волшебства.

Но самое важное, что Доктор подчерпнул из довольно сомнительных, но многочисленных источников, было то, что где-то начал разрабатываться проект, способный раз и навсегда решить проблему с противниками тотального уравнения.

— Я все это знаю! – перебила его рыжая единорожка. – И везу тебя к этому проекту!

Они были в самом центре заводской зоны. Повсюду возвышались устремленные к небу трубы и жерла реакторов, периодически сменяясь линиями электропередачи. Кобылка на миг взглянула в зеркало заднего вида и нахмурилась.

— Он все еще у нас на хвосте! Придется совершить обходной маневр!

Скутер действительно никак не желал от них отставать. Единорожка вжала педаль газа в пол, и они на огромной скорости понеслись прямо к отвесной стене…

— Ааа! Что ты делаешь?! Ты точно умеешь водить?!

— Конечно! Будь уверен, мы не разобьемся! У меня есть план!

— Я это уже понял! Но это не гарантирует, что нас не размажет по стене… — шепотом закончил он.

Когда до столкновения оставались считанные секунды, кобылка дернула руль на себя, и эиркар, благополучно избежав аварии, взвился ввысь. Скутер повторить подобный маневр не смог и замедлил ход.

— Ну, я же говорила! – широко улыбнулась единорожка.

Доктор молча вытирал выступивший на лбу пот.

— Нам туда, — через несколько минут указала она копытом в сторону высокого здания. – В ОДПЕ считают, что там творится что-то неладное…

— Что именно? – жеребец уже перевел дух, и теперь спокойно и ровно дышал, наслаждаясь обдувающим его ветерком. Они немного сбавили скорость и снизились, затерявшись среди заводских кварталов.

— Не знаю. Говорят, что туда стекается много пони. И еще, что рядом пропадают единороги…

— Звучит пугающе.

— Да, но я бы не стала так просто верить в это. В конце концов… Подожди, что такое… — она испуганно посмотрела на датчик высоты. – Странно… Мы, вроде как, медленно снижаемся. Но я ничего не трогала…

— Может быть, поломка?

— Возможно. Но не хотелось бы здесь останавливаться. До города слишком далеко…

И тут эиркар резко ухнул вниз, пройдясь дном по какой-то трубе. Кобылка едва удержала управление.

— Снижайся, скорее! Нам лучше сесть!

С титаническими усилиями они приземлились на ближайшей крыше. Доктор буквально вывалился наружу.

— Происходит что-то очень, очень плохое… — прошептал он. – Скажи, ты чувствуешь тяжесть?

Кобылка опустилась рядом. – Да, чувствую.

— Похоже, проблема не в эиркаре, — он достал звуковую отвертку и просканировал пространство вокруг. – Да, так и есть. Показатели завышены…

— Что происходит? – кобылка испуганно смотрела на мигающую лампочку отвертки.

— Да так, ничего особенного... Просто по всей планете увеличилось гравитационное притяжение. Или, другими словами, нас тянет к земле чуть сильнее, чем прежде.

— Как такое вообще возможно?

— Ну, гравитация на сфере искусственная. И я бы мог просто сказать, что произошел сбой в системе… Но это не так. Я думаю, к местной силе притяжения добавилась другая, несколько иного рода. Но пока я не буду в этом полностью уверен, я не буду объяснять всего, если ты не против.

— Хорошо… — кобылка встрепенулась. – Кажется, все нормализуется! – она осторожно поднялась на ноги.

— Я бы не был так уверен, — Доктор встал следом. – Это как бы синусоида. И сейчас будет скачок в обратную сторону… И, может быть, будет даже весело! Садись за руль, поехали. Только будь аккуратнее, прошу!

Они сели в эиркар и медленно поднялись в воздух. До цели оставалось несколько минут полета.

— Вроде, все системы в порядке. О каком таком скачке ты говорил?

— Вот об этом, — улыбнулся Доктор.

Все тело кобылки вдруг наполнила небывалая легкость. Эиркар поднялся вверх на несколько метров. Доктор слегка подпрыгнул на сидении – и медленно опустился назад.

— Теперь гравитация понижена, — объяснил он. – В умеренных количествах это терпимо и даже забавно. А вот длительное воздействие может изменить структуру костей, что уже вредно… Но нам это не грозит! – поспешил добавить он, заметив взгляд единорожки. – Скоро гравитация придет в норму.

И действительно, когда они добрались до парковки на одном из верхних уровней небоскреба, небывалая легкость покинула ее тело.


«Проект Эклипсис» — было написано на стене около зеркальных автоматических дверей большими белыми буквами. Ниже, меньшим шрифтом, содержалось предостережение: «Секретно! Вход только по пропускам. Нарушители режима будут наказаны».

— Боюсь, нас вдвоем туда не пустят. Да и у меня есть другие важные дела. Свяжись со мной, если выяснишь что-нибудь, хорошо?

— Хорошо, — Доктор коротко кивнул. – И, знаешь, что…

— Что?

— Мне очень нравится твой подход. Раньше ты была несколько… другой, что ли.

— Ты просто давно меня не видел, — подмигнула ему светло-красная единорожка и направилась к выходу. Доктор какое-то время смотрел ей вслед, а когда обернулся, то увидел перед собой внушительного вида бурого жеребца.

— Чем могу помочь, сэр?

— Ну, я бы не отказался от чашечки чая с овсяным печеньем…

— Попрошу воздержаться от подобных шуток. Чтобы войти на территорию Проекта, предъявите пропуск. Если Вы здесь не за этим — прошу Вас уйти.

— Ах, нужен мой пропуск, да? – он наиграно улыбнулся и достал из бокового кармана психобумагу. – Вот мой пропуск.

— Профессор Мэнис, верно? Проходите, Вас ждут… — и жеребец нажал на кнопку, открыв двери и позволив Доктору пройти.

Внутри было очень светло. Повсюду сновали пони в лабораторных халатах, где-то вдали был слышен звук работающего генератора.

«Что же вы все здесь такое делаете?» — спросил сам себя Доктор. Дорогу ему преградила целая процессия из десятка пони с какими-то графиками и схемами в зубах.

— Рэй, проверь уровень излучения в девятом секторе. Вэйв, с тебя – отчет о последнем запуске. Паудер, мне нужно больше добровольцев на испытание, текущего количества недостаточно, — раздавал приказания светло-бежевый пони во главе колонны. Поравнявшись с Доктором, он взглянул на него и остановился. – А Вы кто будете?

— Профессор Мэнис, — представился он. – Я только что прибыл…

— О, новая кровь! Хорошо, Мэнис, у меня для Вас задание. Вот Вам рабочая группа, — он указал на трех пони в углу. – Нужно разобраться с потоковым накопителем в пятом секторе, он почему-то барахлит в последнее время. Вам понятно задание?

— Разумеется, — Доктор кивнул, соображая, как незаметно узнать все, что нужно, и поскорее исчезнуть.

— Тогда приступайте немедленно! – и жеребец продолжил обход.

Постояв немного, Доктор сдвинулся с места и подошел к своей «рабочей группе». Здесь была одна кобылка-пегас и два жеребца, что-то оживленно обсуждающих между собой.

— Эм… Простите…

Ноль внимания.

— Кхе-кхе, позвольте отвлечь вас…

Кобылка повернула на секунду голову в его сторону, но затем вернулась к разговору.

— Что, Вас тоже никто не хочет слушать? – рядом с Доктором внезапно возник приятного вида жеребец в очках с тонкой роговой оправой. – К сожалению, здесь никому ни до кого нет дела, — печально заметил он. – Вы знаете, я обладаю весьма важной информацией – но меня никто не хочет слушать! Все заняты своими делами.

— А почему Вы, собственно, мне это говорите? – Доктор удивленно поглядел на жеребца.

— Ну… Просто, я подумал, что Вы можете выслушать меня – раз Вас тоже никто не слушает… Я ошибся, да? Что ж, прошу прощения. Я поищу кого-нибудь другого, — он собрался уходить, но Доктор мягким движением копыта остановил его.

— Вообще-то, я ищу того, кто мог бы рассказать мне о Проекте. Я только что прибыл, и…

— О, пойдемте, пойдемте! – под толстым стеклом очков в глазах загорелся задорный огонек. – Я здесь все, абсолютно все знаю! Но если Вы последуете за мной, я покажу Вам открытие, которое недавно совершил! Меня никто не хотел слушать, но это очень, очень важно…

И он проводил Доктора до лифта.

— Нам на самый нижний этаж. Когда я обнаружил это, то очень удивился. В новых планах здания его не было, да и в старых тоже…

— О чем Вы говорите?

— О коллекторе! О целой системе коллекторов! И они, возможно, доходят до жилых кварталов! Вы представляете, какая это брешь в защите? Что, если кто-то посторонний узнает о них? Он ведь сможет проникнуть в здание и спокойно подняться по служебному лифту прямо в главный зал, к панели управления!

— Это… это интересно… — Доктор мысленно благодарил Богинь за встречу с этим пони. – Но Вы еще обещали рассказать мне о Проекте, помните?

— А Вам не зачитывали вступительный курс?

— Я тогда болел, — ляпнул жеребец наугад.

— Ну, бывает. Что именно Вам нужно узнать?

— Главным образом, какую цель проект преследует.

— Ну, это знают все: создать энергетическое поле, полностью блокирующее магию, и распространить его по всей Приме. После этого преимущество единорогов в силе исчезнет, и ОДПЕ перестанет быть угрозой для всех. Мне кажется, идея просто гениальная! Хоть ее и довольно сложно выполнить…

— И вы используете для этого излучение звезды, верно?

— Верно. А говорили, что ничего не знаете! – рассмеялся он.

Лифт остановился на нулевом этаже. В ноздри ударил запах сырости.

— На завтра назначен первый запуск. Если все пройдет хорошо, никто из единорогов больше не сможет использовать магию! Идемте, нам сюда, — жеребец направился к неприметному люку в полу. – Я нашел его абсолютно случайно. Наверное, его не открывали годами…

Люк вел в узкий туннель с кирпичным сводом. Доктор достал отвертку и просканировал окружающее пространство. Выходило, что проход действительно шел до жилых кварталов и даже дальше.

— Вы исследовали туннели?

— Да, но я дошел только до тупика с герметичной дверью. Видимо, что-то вроде бомбоубежища…

— А показать можете? – в голове у Доктора уже созрел план.

Они прошли несколько метров по туннелю до тройной развилки и повернули направо. Через пару шагов перед взором Доктора предстала массивная железная дверь.

— Я пробовал ее открыть, но не вышло. Возможно, за столько лет ее заклинило…

— Просто у Вас не было нужных навыков! – Доктор направил на дверь отвертку, и она уже через пару секунд открылась.

— Невероятно! Что это у Вас за устройство? Это Ваше изобретение, да? Оно бы могло весьма облегчить работу нашим специалистам…

— После Вас, — Доктор приглашающе указал копытом в сторону дверного проема. За ним была видна маленькая комнатка с двумя скамейками и столиком. Неуверенным шагом жеребец в очках зашел внутрь и обернулся.

— Хочу огорчить Вас: здесь нет ничего интересного! Просто какая-то комната, и…

— Я вернусь за тобой… Прости! – и дверь захлопнулась с тяжелым щелчком.

В абсолютной тишине Доктор вернулся к развилке. Здесь он достал отвертку, настроил ее на режим усилителя и прикоснулся копытом к передатчику на ухе.

— Доктор? Я слушаю.

— У меня есть важное сообщение для ОДПЕ. Ты у них?

— Да.

— Тогда никуда не уходи: я буду двигаться по твоим координатам… И еще, скажи всем, чтобы готовились выдвигаться завтра утром. Необходимо действовать быстро!

— Хорошо…

— Отбой.


— Гравитационный поезд отбывает сегодня в шесть утра. На пути есть развилка, если вовремя перевести стрелку, можно попасть на старые пути, идущие прямо к Куполу! Если достаточно разогнать поезд, можно пробить его стену, и тогда всем откроется правда! – глаза выступающего пунцового единорога налились кровью. – Это единственный способ доказать нашу невиновность!

— Ничего это не докажет, а лишь повлечет за собой огромные жертвы, — спокойно произнес седой единорог, сидящий в кресле напротив. – Мы не станем делать ничего подобного.

— Я знал, что вы – лишь кучка слабаков! В таком случае, я ухожу. Навсегда.

— Мы никого здесь не держим, Дэлюжн.

Пунцовый единорог молча телепортировался из помещения.

— Он не вернется, да? – бледно-зеленая единорожка приблизилась к старику.

— Нет. Он не в силах понять суть нашей борьбы. К сожалению, его место не здесь…

— Разрешите доложить?

— Докладывай.

— Минуту назад был зарегистрирован случай появления новой аномалии.

— Что на этот раз?

— На открытых местах появились сгустки темноты. Что-то вроде точек, в которые не проникал свет. Никакой опасности они не представляют. Но, вероятно, возможно скорое появление точек, излучающих свет, а это может быть опасно для глаз пони. Все эвакуированы в помещения, внешние окна приказано плотно закрыть.

— Хорошо, держите меня в курсе дела.

— И еще одно…

— Да?

— С Вами хочет поговорить та единорожка…

— О, а я уже хотел сам ее вызвать. Пусть войдет.

Единорог вежливо поклонился и вышел из комнаты. Вскоре внутрь зашла светло-красная единорожка.

— Я слушаю, — обратился к ней старик.

— Со мной опять связался Доктор. Он сказал, что будет минут через пять, и что нужно готовить группу захвата…

— Надеюсь, он-то не собирается захватить какой-нибудь корабль или самолет, а? Нам вполне хватило поезда, – хрипло рассмеялся седой пони.

— Штука, которую я предлагаю захватить, не двигается! – раздался голос у него за спиной. Доктор вылез из какого-то люка в полу и отряхнулся от пыли. – Никогда бы не подумал, что катакомбы могут быть настолько большими!

— Их строили наши деды, Доктор, — невозмутимо ответил старец. — Я не удивился, даже если бы под землей был еще один город!

— Вы – Биг Виздом, верно? – жеребец приблизился к старику. – Глава Объединенного Движения за Права Единорогов… Большая честь с Вами познакомиться.

— А для меня – с Вами, — они совершили копытопожатие. – Если все, что я слышал о Вас – правда, то Вы гораздо более важная фигура, чем такой старик, как я, хе-хе… Рассказывайте же, что Вы узнали?

Доктор в двух словах рассказал Виздому о проекте «Эклипсис» и туннелях, способных привести к проходу в самое его сердце. Когда он закончил, старый единорог погрузился в раздумья.

— Если здание не захватить в ближайшее время, запуск Эклипсиса сделает сопротивление бесполезным… Кроме того, у меня есть все основания полагать, что последствия будут куда более значительными, чем блокирование магии, — подытожил Доктор.

Повисло минутное молчание. Наконец, Биг Виздом разлепил ссохшиеся губы.

— Хорошо. Но Вы должны взять командование на себя.

— Я как раз хотел это предложить! – жеребец лучился радостью.

— А что следует делать мне? – напомнила о себе рыжая единорожка.

— Он захватил его, — раздался голос из переговорного устройства на столе. – Дэлюжн захватил пассажирский экспресс.

— Вот и ответ… — мрачно процедил Виздом.


Воздушный скутер шел на пределе скоростей. Светло-красная единорожка за рулем строго следовала намеченному маршруту, который должен был привести ее точно к гравитационному поезду, угнанному Дэлюжном прямо вместе с пассажирами. Но на полпути возникла небольшая проблема, способная ей помещать. В небо взвились пять скутеров и направились за ней.

В зеркале заднего вида кобылка увидела, как в зубах одного из пони, преследующих ее, блеснул какой-то предмет. Она резко вильнула в сторону, и лишь таким образом избежала попадания ЭМИ-заряда, способного в момент отключить скутер. Все оставшееся время она потратила на то, чтобы уклоняться от выстрелов, совершая безумные воздушные маневры.

— Ох, что ж я такого вам сделала? – спросила она сама себя вслух. Вместо ответа на вопрос рядом разорвался очередной заряд.

Но вот, наконец, впереди показался летящий в пространстве вдоль зависшего в воздухе рельса гравитационный поезд. Времени на действия почти не оставалось, и кобылка решилась на отчаянный маневр. Совершив резкий поворот, она направилась прямо навстречу поезду.

Она успела взглянуть в зеркало и увидеть, что один из ее преследователей подошел слишком близко, прежде чем ЭМИ-заряд достиг двигателя. Скутер заглох и остановился прямо на пути поезда. На полном ходу он шел прямо на единорожку.

Но она лишь хитро улыбнулась. Когда до столкновения остались мгновения, невидимая сила подняла ее в воздух и опустила на крышу одного из вагонов. Скутер разлетелся на мелкие осколки.

Изо всех сил удерживаясь, чтобы не упасть, борясь с потоками встречного ветра, она добралась до люка в крыше и надавила на него, провалившись вниз. Поток воздуха, ворвавшийся в вагон, разметал все на своем пути. Поднявшись под потолок, единорожка с силой ударила по люку, закрыв его, и лишь тогда с облегчением опустилась на пол.

В это же самое время Доктор вместе с группой захвата достиг нулевого этажа башни, в которой был расположен проект «Эклипсис». Освобожденный из заточения в коллекторах жеребец, окруженный вооруженным конвоем, показывал им путь к служебному лифту.

К сожалению, когда они поднялись на последний этаж, было уже слишком поздно. Двери лифта открылись, десяток единорогов оцепили периметр, но… Адская машина уже была запущена, и теперь остановить ее не представлялось возможным.

Невидимая волна прокатилась по Приме. Она застала светло-красную единорожку, когда та открывала звуковой отверткой дверь в следующий вагон. Ее шерстку озарило слабое сияние, а когда оно рассеялось, цвет сменился на серый.

С удовольствием оглядев свои крылья и скинув с головы ставший ненужным рог, Дерпи вернулась к прежнему занятию.

Волна излучения оказалась настолько сильной, что заблокировала систему маскировки, надетую на ней, и сделала неработоспособным рог, который собрал для нее Доктор на основе изобретения кобылки из Понивиля. Надо сказать, хоть он и получился достаточно компактным, с его помощью можно было выполнять только простые левитационные заклинания. Кобылка использовала его лишь один раз, чтобы доказать, что она – единорог, и вступить в ОДПЕ, а потому рассталась с ним без сожаления. Тем более, что он ужасно натирал лоб!

Дверь в кабину управления открылась, позволив ей увидеть стоящего перед консолью пунцового единорога. Она осторожно вошла внутрь.

— Уже слишком поздно! Даже если бы я хотел – я не смогу остановить его! – единорог, похоже, услышал ее шаги. – Но мы погибнем не напрасно! Это крушение сорвет наконец завесу тайны, все встанет на свои места… Мы – лишь жертвы.

— Я знаю, — Дерпи подошла еще ближе, убрав отвертку в жилет, надетый на ней. Она вспомнила, как Доктор, помогая ей надевать жилет, рассказывал, как необходима подобная одежда с карманами и как нужно использовать отвертку, чтобы открывать двери и останавливать поезда. Она постаралась сделать голос как можно более уверенным и продолжила. – И я знаю, что вы сделали для этой планеты. Но это не повод здесь все крушить и ломать. Всегда есть другой способ. И всегда есть путь к спасению.

— Вы так думаете? – Дэлюжн обернулся. В его взгляде было заметно удивление.


— Эфир через пять. Четыре…

Доктору редко выпадала возможность выступать перед камерой, и потому он заранее продумывал, что и как следует сказать, надеясь ничего не забыть. Гигантской установкой, вырабатывающей поле, сдерживающее магию, была башня, в которой они находились. Пока она входила в рабочий режим, остановить ее было невозможно, а потому Доктор решил раз и навсегда разрешить все вопросы и проблемы, обратившись к населению Примы от ОДПЕ.

— Вы в эфире.

— Кхм… Граждане Примы, — Доктор старался смотреть прямо в окуляр камеры, чтобы обеспечить максимальный контакт со зрителем. – Я прошу прощения за то, что мы прервали все программы передач. Это – экстренное обращение от Объединенного Движения за Права Единорогов. Я нахожусь в центре управления проектом «Эклипсис», организованного правительством Примы с одной единственной целью: навсегда приравнять единорогов к обычным пони. И только что этот проект был приведен в действие.

Все это время правительство утверждало, что ОДПЕ – главный враг государства. К сожалению, главным врагом государства, как часто бывает, является только оно само.

Позвольте провести для вас небольшую лекцию по истории… — Доктор знал, что в этот момент картинка сменилась на старые фотографии, сделанные при строительстве Примы. – То, что вы видите на экране – реальные кадры. Это не поделка, и это легко доказуемо.

Много лет назад правительство захотело создать государство, в котором все были бы равны. В целом, ничего плохого в этом нет, но… Были изданы определенные законы, содержание которых вам и так прекрасно известно. Законы, ограничивающие пегасов и единорогов в их правах. Но и это тоже не слишком страшно. Страшно то, что вместе с этим целая страница была вырвана из учебников истории…

Можете ли вы себе представить, чтобы такое гигантское сооружение, как сфера Примы, было построено в кратчайшие сроки, за которые едва можно отстроить крупный город. Задавали ли вы себе вопрос: какими силами было проделано подобное?

На ваших экранах – правда. Это фотографии, сделанные в первое время стройки. И на них – сотни, тысячи единорогов. Не земные пони и не пегасы строили Приму, а единороги. С помощью магии, титанических усилий, и… Огромных жертв.

Это – самое главное. Рядом с каждым живым кварталом находится непрозрачный, крайне плотный купол. Знаете ли вы, что под ним? Я отвечу…

Там – могилы тысяч единорогов, героев, отдавших своих жизни на создание лучшего будущего для своих потомков. А что они получили взамен?

ОДПЕ никогда не занималась терактами или чем-то подобным. Оно всего лишь пыталось открыть правду, боролась за признание вклада единорогов в историю этого мира. Виной всем необъяснимым случаям, происходившим в последнее время, был проект «Эклипсис», созданный правительством.

Они хотели насильственным путем подавить остатки сопротивления режиму, скрывающему правду от пони – и у них это почти вышло. Кроме того, они разбудили силы, дремлющие внутри звезды Грэссу.

Они воздействовали на нее, заставив выделять реликтовое излучение. Они использовали его, чтобы создать технологию, сдерживающую магию – и создали ее, но породили аномалии… — теперь картинка на экранах Примы сменилась на графики и фотографии звезды, показывающие рост излучения. — Кипящая сама по себе вода, резкие изменения температуры, гравитации и прочее, — все это – результат воздействия реликтового излучения Грэссу.

Подведем итог: все, чего хочет ОДПЕ – чтобы пони знали правду. Я… Мы попытаемся остановить излучение звезды и Эклипсиса. Надеюсь, у нас получится. А вы – будьте добры, помните свою историю. Как говорится, пони, не знающий своего прошлого, не имеет будущего. До свидания.

Камера выключилась. Переведя дух, Доктор подошел к контрольной панели. Эклипсис закончил набирать энергию, и теперь работал на полную мощность. Но остановить только проект было мало.

— Где выход на крышу?

— Что? Зачем Вам…

— Реликтовое излучение погубит планету. Я собираюсь скорректировать антенну и послать импульс, который остановит его. Все просто. Для этого я должен попасть на крышу.

— Доктор, там усиливается ветер… Это может быть слишком опасно.

— Ничего, я и не такое переживал, — жеребец ухмыльнулся. – Дайте мне рацию. Когда я свяжусь с вами, просто нажмите вот на эту кнопку. Сделаете?

— Да. Выход там…


Ветер действительно был очень сильным. Похоже, это был еще один «подарок» от Грэссу – возникновение близких зон пониженного и повышенного давления в воздухе, способное создать ураган.

Шпиль антенны был в нескольких метрах от Доктора. Он поднимался вверх, до поляризационных пластин на небе, и уходил еще выше, через термосферу прямо в открытый космос. Осторожно ступая по слегка наклоненной крыше, жеребец начал медленно приближаться к нему.

Неожиданный порыв ветра чуть не свалил его с ног, но Доктор устоял. Стиснув зубы, он продолжил идти.

Последовал еще один порыв, за ним – другой. Ветер усилился настолько, что жеребцу пришлось прижаться к земле и медленно ползти.

Но его усилия были, наконец, вознаграждены. Перед ним оказался щиток, вмонтированный в основание шпиля. Поднявшись на ноги, он полез было за отверткой, но вспомнил, что отдал ее вместе с жилетом Дерпи, и попытался открыть щиток без нее, что не принесло успеха.

Оставался только один выход. Он развернулся к щитку спиной и, рискуя упасть с крыши, ударил задними ногами по дверце, выбив ее из петель.

Перемонтирование заняло чуть больше пяти минут. Но когда Доктор оторвал взгляд от соединений проводов, вокруг башни уже образовалась вихревая воронка. Прижавшись к выходившей рядом трубе воздухоотвода, он достал рацию.

— Включайте, скорее! – в воздухе рядом с башней ударил разряд молнии, оглушив жеребца и заставив выронить рацию. К счастью, его уже услышали.

Мощная волна накинулась на жеребца и закружила его в воздухе, толкая к краю крыши. В последний момент он успел обхватить копытами какую-то трубу, наполовину зависнув над пропастью.

Дело было сделано: поток обратного излучения направился к звезде, блокируя источник аномалий. Возникший ураган рассосался в мгновение ока, но Доктора это уже не спасало. Он медленно соскальзывал вниз.

Определенно, было бы глупо умереть вот так, упав с какой-то там башни. Жеребец сделал еще одно усилие, попытавшись подтянуться, но тут из почти рассосавшихся туч полил мелкий дождь. Копыта соскользнули, и тело Доктора полетело вниз.

Оно упало во что-то мягкое и гладкое. Раскрыв глаза, Доктор понял, что находится на заднем сиденье открытого эиркара. С места водителя на него, озорно улыбаясь, смотрела Дерпи.

— Прибытие поезда пришлось отменить, но все были только рады…

— Нет, ты точно очень изменилась! – он облегченно рассмеялся.


— Объясни мне, почему каждый раз, когда мы совершаем ознакомительную экскурсию в будущее, мы попадаем в гущу народных волнений? Нет, серьезно, сколько можно-то? От одной революции к другой! Я так, пожалуй, скоро смогу заниматься этим профессионально! – Доктор пересел на переднее сиденье, и теперь они летели к месту, где была припаркована ТАРДИС. Повсюду внизу были видны пони, вышедшие на улицы. Часть из них осаждала поднимающийся вдали зеркальный купол.

— Ну, различные протесты — часть движения к будущему. Всегда есть разные пути развития, и у каждого есть свои сторонники и…

— Я это и без тебя понимаю, Доктор. Но когда я заходила в ТАРДИС в прошлый раз, я надеялась, что все, наконец, будет по-другому. А в итоге мне пришлось под прикрытием устраиваться в антиправительственную организацию, уходить от погонь и в одиночку останавливать поезд!

— И что, разве тебе не было интересно? – хитро улыбнулся Доктор.

— О, ты всегда знаешь, что сказать! Но мне хочется и каких-нибудь других приключений…

— Ладно, обещаю, мы как-нибудь слетаем на торжественный галактический бал к какому-нибудь принцу или принцессе. Такое «приключение» тебе по нраву?

— Ты правда не можешь понять, что я имею в виду, или прикидываешься?

— Чего я не могу понять, так это того, как ты так умело управляешься с автотехникой! Понимаешь, глядя на тебя… — он покосился на ее глаза. – Ну никак не подумаешь, что ты так лихо водишь!

— Лихо? Ну не знаю… Может, секрет в том, что когда нужно совершать сложные маневры, я закрываю глаза и просто кручу руль во все стороны?

— Что-о-о?! – Доктор сделал вид, что собирается падать в обморок. – Это же шутка, да? Или ты правда ехала тогда с зарытыми глазами?

— Шутка, шутка, — поспешила успокоить его пегаска. – Я закрыла их, только когда мы летели к той стене…

— Дерпи!!!

Кобылка звонко рассмеялась, радуясь своей шутке.

— Слушай… — она вдруг затихла. – А зачем было менять мне цвет шерстки и гривы? Меня же здесь все равно никто не знает!

— Ох, Дерпи, даже не спрашивай. Объяснение этого неподвластно уму простого пони. Только Повелитель Времени может понять его. Здесь задействованы столь сложные законы вселенной, что…

— Доктор, просто скажи, и все!

— Я… Скажем так, я одолжил этот чейнджер у одного пони… А потом мне было… Ну… лень его переделать… Ну, я как бы мог, но к чему мне это? Ты же не сильно переживала о том, что недельку походила с рыжей шерсткой, да?..

— Ты спрашивал, как я научилась водить? Знаешь, у меня был самый лучший инструктор. Когда мы сели в эиркар, он поднялся примерно вот на такую же высоту, а затем сделал как-то вот так… — и пегаска перелетела на заднее сиденье. – Никогда не поздно учиться, Доктор! – засмеялась она, глядя, как жеребец с округлившимися испуганными глазами перескакивает на водительское место и перехватывает руль.