Автор рисунка: aJVL
Глава 7, Часть 1. Глава 8, она же последняя, + Эпилог.

Глава 7, Часть 2.

ВНЕЗАПНО!

Впереди замаячила старая, полуразрушенная крепость — Лугазаг. Почему ее так и не отреставрировали? А все просто – она слишком часто переходит из рук в руки…. От самой крепости, собственно, осталось всего ничего – только башня да небольшая пристройка рядом. И все, конечно же, в руинах. Но важной стратегической точкой это место быть не переставало, и что нам, что врагам, приходилось постоянно ее друг у друга отбивать. И, разумеется, постоянно что-то тут ломалось при штурме: в основном, ворота (которые обычно к моменту контратаки не успевали поставить) и стены (тут обычно старались наши тролли, молотя врагов об каменные стены, которые не выдерживали такого обращения и разваливались потихоньку).

Свободовцы уже все, как один, стояли на стенах. Впрочем, не удивительно – нашу толпу не заметить с расстояния было очень тяжело, да мы и не скрывались особо. Люди, гномы, эльфы – все были тут. Хотя нет, крысенышей тут не было. Но оно и верно – драться они не любят. Чем-то даже поней этих напоминают….

В бой мы шли без осадных орудий и практически в лобовую, но с двух сторон – тиран не хотел доламывать крепость, которая и без того доживала свой последний век. Но этот век она послужит нам, а не свободным крысам!

Я уже был весь в предвкушении. Не столько от предстоящего зрелища, сколько от того, как пони на это среагируют. Ну и, разумеется, я не смог удержаться, чтобы не подколоть радужногривую:

 — А вот и мой самый любимый момент. Время пошло!

Кобылки удивленно за озирались, впрочем, особого страха не испытывая. Луна и Селестия, все же, были тысячелетними принцессами, а шестерка еще не подозревала, что их ждет. — Ну-ну...

Махнув на них копытом, я продолжил наслаждаться зрелищем.

Я тогда попал в отряд, который должен был смять защитников ворот, чему был несказанно рад, потому как основной ударной силой (а так же тараном против спешно установленных баррикад) были тролли. А этих великанов так просто не остановишь. А вот Рашу не повезло – ему придется идти штурмовать стены. Там шанс умереть гора-а-аздо выше.

Оно и понятно почему – там то удар на себя принимаешь без какой-либо защиты, ну, кроме своей собственной. Да и та далеко не всегда помогает, ведь сколько бы наши на себя железа не вешали, стрелки свободных все равно дырочку находят. Потому-то мы и берем крепости обычно за счет нашего огромного численного превосходства, где в первых рядах идут те, кого не жалко. Нет, по мастерству многие наши бойцы вполне себе на одном уровне, а иногда и значительно выше свободовцев, просто ангмарцам надо еще добежать…

Войска закончили построение, окружая Лугазаг огромным черным полукругом, отрезая его от остального мира. Хотя нет, при огромном везении кое-кто из свободовцев сумел бы вырваться из окружения. Если не сорвется на смерть со скалы, на которых и стояла крепость с двух других сторон.

Уруки между тем, наконец, перестали раздавать приказы о построении и проревели единственную известную команду: «За Ангмар! За Железную Корону!! Сметем их!». Ну, точнее, та же самая «В атаку», но немного более длинная.

И войска ринулись в атаку, гонимые вперед яростью, неистовой жаждой разрушения и свистом хлыстов надсмотрщиков вперемешку с их руганью. Однако сохраняя при этом какое-никакое, а подобие строя.

Не знаю, правда, зачем тут строй нужен? Окружили бы крепость да кинулись бы, как сейчас, сразу всей массой, действуя согласно старой доброй тактике «навались!», и не тратили время на эту строевую ерунду. Но нет…

Хотя, разумеется, эти мысли я оставил при себе что тогда, что после. Перечить урукам, фанатеющим от дисциплины – себе дороже. Зато и идти с ними в бой одно удовольствие. Почти как с троллями. Эти ребята стоят трех орков в драке, если не больше. Да и нас они хоть как-то, да вдохновляют на ратные подвиги.

Правда, и относятся они к нам, как к мусору, совершенно этого не скрывая.

Со стен в нас тут же полетели стрелы. Моему отряду повезло – мы шли за троллями. Четверо дебилов словили по стреле промеж глаз и упали замертво. Идиоты, шлемы то надо было надеть… Их трупы остались валяться на земле, а кровь медленно сочилась из ран, что нанесли им лучники врага.

Что касается двух гигантов, бегущих впереди – им вообще было глубоко плевать на обстрел, ибо на них, не скупясь, навешали столько железа, что, похоже, даже меткие эльфийские лучники не могли их пробить. Нет, щелки то конечно были, но в таких местах, где ничего жизненно важного задето не будет.

Краем глаза я отметил, что на второй стороне Лугазага дела идут вполне нормально – там наши уже добрались до стен и приставляли штурмовые лестницы. Лучники сверху тут же резво начали доставать мечи — особо шустрые орки очутились наверху еще задолго до остальных – они попросту прицепились к лестницам, когда носильщики их поднимали наверх. Придурки, однако они и вносят свою прелесть в массы вражьих лучников – когда у тебя за спиной внезапно оказывается вот такой берсерк, что жаждет отправить побольше свободовцев на тот свет, вниз уже не популяешь.

Кстати о птичках! Ряды стрелков врага, что стояли над воротами, поставленными явно наспех, начали постепенно редеть – в бой вступили наши «черные стрелы» — урук-хаи, избравшие своим путем на тропе войны убийства издалека. И, надо сказать, ушли в этом плане они весьма далеко. Стоя под прикрытием щитоносцев, эти ребята с невероятной силой и высокой точностью посылали в защитников крепости стрелу за стрелой.

Наблюдая за всей этой красотой, я позволил себе задать поням вопрос:

— Не правда ли, что война — это прекрасно? Смотрите, как стрелы вонзаются в плоть, клинки режут тело, а реки крови текут под вашими ногами! Ах, ностальгия... И ведь это всего лишь локальный конфликт… На границе Гондора, королевстве тарков, бои куда жестче… Жаль вы этого не увидите.

На кобылок было страшно смотреть. Бледные, исхудалые, с непониманием и печалью глядящие на эту сечу и думая, зачем орки и свободовцы так дерутся. Твайлайт только и смогла что-то промямлить, Флаттершай вообще рыдала, у Пинки Пай повисла грива... Хорошо держались лишь принцессы.

Классное зрелище! Наконец-то эта розовая меня не раздражает. Я мельком глянул на радужногривую, но понять, о чем она думает, я пока не мог. Хотя всего седьмая минута пошла...

— Ничего, скоро Ангмар и до тудова доберется. И всем так называемым «свободным народам» не устоять под нашим натиском. Мы пройдемся смертоносной косой по их землям, и от их свободы не останется даже памяти.

Орк еще не представлял, как он ошибается... но это уже другая история.

А пока рядом с ним были шокированные пони... отрада для глаз.

Между тем самый первый тролль уже добежал до ворот. Один из свободовцев наверху приподнялся, за что-то дернул… и упал вниз с высоты примерно четырехэтажного здания, будучи подстреленный каким-то метким стрелком. Однако свое коварное дело враг успел сделать.

Сверху на тролля выплеснулся здоровенный котел с огненным маслом. Правда, это уже не могло остановить набравшего разгон живого, а теперь еще и пылающего тарана.

КРАК!

Ворота слетели с петель, жалобно кракнув, и отправились вглубь крепости под громовой рев тролля (похоже, ему уже начало припекать), который бежал вместе с ними на правом плече. Живой факел скрылся в длинном коридоре, а за ним, в сопровождении еще одного не горящего великана, вошли уже мы.

Из-за дыма, что напускал тут наш первопроходец, разглядеть здесь удавалось только небольшую часть того, что впереди, да местами размазанные в «кровь-кишки-мясо» остатки свободовцев, которые оказались на пути нашего факела. Под ногами же валялись сбитые со стен факелы, какие-то доски (скорее всего, составные части «ворот») и прочие неведомо откуда взявшиеся тут вещи.

Наконец, длинный коридор закончился, и начался довольно просторный круглый зал, который минимум на четверть занимала горящая и не шевелящаяся уже туша тролля. Вокруг него валялось примерно с десяток тех, кого эта тупая машина разрушения перед смертью успела вынести на тот свет на своем импровизированном щите.

Оценивая масштабы устроенного беспредела, я решил, что как-нибудь все же предложу командованию ввести в экипировку троллей щиты. А то все: мечи, дубины, шестоперы… надо удивить противника!

— Орки! Орки прорвались через нижние заслоны! Отбросим назад эти отродья тьмы! – прервал мои размышления задорный девичий голос. А, вот и наши враги опомнились.

Из прохода справа, что вел к винтовой лестнице, достаточно широкой, чтобы по ней мог пройти тролль, сбежало вниз подкрепление «свободных». Глупцы, ваша помощь сейчас наверху нужна, основной удар то пришелся по стене…

Впрочем, свободовцы меня не слышали. Ни тогда, ни тем более сейчас. Врагов вела довольно грозного вида эльфийка, вооруженная мечом и посохом. Из брони, правда, были только пуговицы на одежде, но ее сила была в другом. Эта была хранителем мудрости – аналогом наших колдунов у свободовцев. Правда, использовали они не темную магию, а силу природы и света (порой – буквально).

И от этого были весьма неприятным противником. Хотя мы тоже не безоружными сюда пришли. Да и, к тому же, с нами был тролль. Дальнейший бой показал, в чем разница. Наш живой таран взревел и помчался вперед, размахивая при этом дубиной и крича:

— Дави коротышка! Плющить! Плющить!

Это он еще нормально изъясняется. А то ведь некоторые вообще разговаривать не умеют.

Тролль прошел сквозь ряды свободовцев, как нож сквозь масло, стремясь поскорее добраться до хранителя и выполнить свою угрозу. А может, и новую придумать – есть у них такая страсть – взять кого-нибудь в лапищу и орудовать чужим телом, как молотком. Правда, гигант может схватить и орка, но это уже пустяки, дело житейское.

Однако понаблюдать за тем, как тупой живой таран развлекается, мне не дали, потому как выжившие после его пробега по ним свободовцы все же до нас добрались. Мой отряд с руганью и нескрываемой радостью дружно вступил с ними в бой. Закипела жаркая рукопашная: нас было больше, но свободные держались строем, в то время как мы – просто бились толпой, время от времени прислушиваясь к резким командам вожака, что стоял за нашими спинами, возвышаясь, как скала, и поддерживал дружескими ударами плетью, чтобы не сачковали и даже не думали смотреть на выход.

Не поймите неправильно, но уруки-вожаки редко идут в первых рядах. Объясняется это тем, что они для врага – приоритетная цель, потому как одно лишь его присутствие заставляет окружающих его орков биться с остервенелой яростью.

— Убейте орочьего вожака! – Прокричал ближайший к моему старому телу противник, молодой тарк, которому на вид было лет семнадцать, не больше. Тем не менее, он вполне неплохо держался, пока не пропустил один выпад, после чего осел на землю, держась за широкую кровоточащую рану. Трат с той стороны, не скупясь, хладнокровно добил его и переключился на следующего противника.

На вожака между тем сзади напрыгнул крысеныш, неведомо откуда там взявшийся, и вонзил ему промеж лопаток кинжал. Однако увернутся от тяжелой руки урука не успел, когда та схватила его за шкирку и швырнула в стену. Прочухаться от удара хоббит уже не смог – щит вожака снес ему пол черепа. Я хмыкнул и перевел взгляд на «себя».

Мое прежнее тело между тем занималось убиением очередного врага. В тот момент, когда я перевел на него взгляд, оно ушло в сторону от удара человека, и довольно сильно ударило его в солнечное сплетение. Свободовец согнулся, силясь вздохнуть. Разумеется, после такой ошибки он не то, что не вздохнул, он попросту умер. Ятаган снес ему голову, которая отлетела куда-то в сторону. Трат по ту сторону воспоминаний прильнул ртом к сладкому кровавому источнику. Мое новое тело ностальгически сглотнуло. Ах, какая у него была вкусная кровь!

Три вспышки одна за другой сверкнули в коридоре за спинами врагов, и тролль, до этого гонявший там кого-то, грузно свалился на пол. Будь прокляты эти хранители мудрости! Ну, ничего, истинно мудрые признают только силу! И сейчас мы ей это продемонстрируем. Заслон светлых между тем уже почти закончился, они дрогнули, сначала попятились, а потом побежали. К сожалению, добить сверкающих пятками нам не дали – в дело опять вмешалась хранительница, воззвав к силам природы. Ноги бегущих орков впереди окутали прочные корни, и бойцы повалились наземь. В коридоре образовалась давка, парни сзади напирали на тех, кого удерживали растения… короче, у врага появился шанс сбежать. Ну, как сбежать… их там еще наверху же прессуют.

Наконец, свалка из тел прекратилась, и наши продолжили погоню. Наверху нас не ждала даже засада – видимо, у врага не было сил на сей маневр. И следующий громогласный крик только это подтвердил:

— Вам не выбить нас из башни, твари нечистые! К оружию, братья, отбросим их!

В следующей «комнате» — если так можно было бы назвать помещение под открытым небом с полуразвалившимися стенами, обнаружился вожак людей со своей свитой. Лихо размахивая алебардой и положив на пол спать вечным сном уже немало орков и даже нескольких уруков, вожак со своими воинами сражался с напирающими на него врагами. Но те, вместо того чтобы кончатся, только прибывали и прибывали.

— Помощь придет! Не отступать, сражаться! Сражаться! – Кричал человек, чтобы подбодрить своих, не дать отчаянию поглотить воинов свободных народов. Однако вскоре подбадривать уже было некого – всех свободовцев перебили.

А, спустя пару секунд, в бой вступил и сам Тиран Тарбил, которого не так давно выбили из этой башни:

— А-а-а, наконец-то достойный противник, да еще и один! Куда подевались твои силы, мой сочный ужин? – Полный сил, огромный орк в тяжелых доспехах, вооруженный нехилых размеров ятаганом и щитом, бросился в атаку, нанося человеку целый шквал ударов. Наблюдая за ним, я мог только позавидовать – такого мастерства мне, наверное, не достигнуть никогда.

Орки выстроились вокруг двоих главарей в почтительном полукруге, позволяя им выяснить отношения один на один. В каком-нибудь захолустном племени при этом еще бы и делались ставки, но здесь это было бы… слишком опасно. Особенно если бы кто-нить поставил на человека. Тиран отличался отличнейшим слухом, и все те, кто в нем сомневались, обычно долго не жили.

Тарбил без труда проломил оборону уставшего человека и срубил ему голову, торжествующе закричав:

— Башня наша! Мы сегодня вдоволь попируем человечиной!

Селестия холодно посмотрела на орка. Кажется, кому-то очень не повезло влезть в эти воспоминания.

— Достаточно. Мы насмотрелись на это сполна.

— Вы что, уже уходите? Сейчас же начнется пиршество!

— Во дворце попируем. — Угрожающе прошептала Луна. Как-то даже не страшно. Впроче ладно. Я хотел было продолжить спор, но не успел. Вслед за ее словами последовала очередная яркая вспышка, вновь ослепившая мои бедные глаза.