Автор рисунка: MurDareik
Глава 7, Часть 2.

Глава 8, она же последняя, + Эпилог.

Ну вот и все. Надеюсь, рассказ удался и вам понравилось.

Прошло уже примерно два дня с того момента, как пони узнали, кто я и откуда. Отношение их ко мне после этого довольно сильно поменялось. Если раньше они считали меня просто примитивным дикарем, вылезшим из каменного века, то теперь я стал для них очень опасным примитивным дикарем, попавшим к ним из другого мира. Ух, как все запутанно!

Судя по всему, они решили запереть меня тут навечно. Логика тут была проста и понятна даже мне.

Почему просто не умертвить? Потому что кишка тонка. Почему не отправить назад? Сил то принцессам этим хватит, что они, слабее наших криворуких колдунов? Однако, как я не раз успел уже убедиться, насилие им чуждо. А учитывая тот факт, что если я вернусь, то вновь продолжу воевать до своей смерти, естественной или не очень, то на их совести будут все те, кого я отправлю на тот свет или в Чертоги Мадноса ждать своей очереди на возрождение. Короче им, видите ли, философия всеобщего мира не позволяет! О-ох, как же я хочу, чтобы в этот мир «случайно» попала пара сотен ангмарских клинков с их хозяевами! Уж мы бы этим пони показали, что такое внезапно подкравшийся веселый понец! Эх, мечты-мечты…

В общем, разноцветные лошади решили оставить меня взаперти. На первый же день своего заточения я был готов лезть на стену от скуки – еще бы, ни тебе допросов, ни пыток, ни избиений….

Ножки кровати кончились довольно быстро, и мне приходилось развлекать себя размышлениями о вечном, фехтованием отломанными ножками (которые у меня побоялись отбирать стражники, зная о моей кровожадности и навыках ближнего боя, которыми они явно похвастать не могли), совершенствуя свое владение рогом, а так же попытками убежать.

Но стража здесь оказалась не промах…. По крайней мере, палили мои попытки они довольно быстро. Правда, долго находиться рядом со мной долгое время не могло ни одно из этих недоразумений – настолько сильно я их доставал издевками и походными песнями, которые горланил на все лады, чтобы не забыть.

Даже сейчас я напевал им одну из таких песен – «С воплями назгулы улетают вдаль»:

С воплями назгулы улетают вдаль

Если жив – то новой встречи жди.

И хотя нам Гондора немного жаль

У Раздола это впереди.

Может мы обидели кого-то зря

Парой сотен мордорских клинков.

А теперь лежит пустынная земля,

Там где эльфы жили средь лесов.

Скатертью-скатертью черный мрак стелиться

И извергается вновь Ородруин.

Каждому черному в лучшее вериться,

Падает-падает в пропасть Олорин.

В Лориене много эльфов шастает,

Эх, какой-то личный полигон.

Всех их непременно заграбастает

Грязной лапой страшный Саурон.

Гоблины все пуще распускаются

И нет покоя в Мории родной…

Пусть поглубже гномы зарываются,

Барлог их заждался под землей!

Скатертью-скатертью черный мрак стелиться

И извергается вновь Ородруин.

Каждому черному в лучшее вериться,

Падает-падает в пропасть Олорин.

— А она глубокая, а он все па-а-адает!

Назгул над землей летит- качается,

Издавая ле-еденящий вой:

— А-А-А-А-Аррргххх!!!!! – Испустил я леденящий вопль, который отдаленно напоминал матюки назгула. На самом деле, его ор был куда страшнее. Он буквально заставлял кровь стынуть в жилах даже у нас, орков, чего уж говорить про свободовцев. И, особенно, про поней. Я с удовольствием отметил, что мои стражи вздрогнули и мелко затряслись.

Следопыты дохлые валяются,

На-на-на-на-на-на… (В оригинале «Хоббит Фродо с глупой головой», но откуда простому рядовому орку знать про Фродо?)

Саурон на троне ухмыляется,

Вновь надев кольцо на палец свой!

Средиземье мраком заполняется,

Славься подвиг черных боевой!

Скатертью-скатертью черный мрак стелиться

И извергается прямо в Валинор!

Каждому черному в лучшее верится,

Вновь возвращается старина Мелькор!

(с) Сауроныч — "С воплями назгулы улетают вдаль".

И пусть походные песни были, в основном, шуточными, на неподготовленных они производили незабываемое впечатление. Незабываемое для меня – я едва не лопался от смеха, глядя на моих сторожей, которые стремились как можно скорее покинуть это место.

Самого стойкого стражника я запомнил: это был высокий белый мускулистый единорог. Как я понял из разговора, подслушанного мной от нечего делать, это был сам «Шайнинг Армор, бывший начальник стражи, брат ученицы принцессы Селестии и муж принцессы Кристальной Империи» — короче говоря, очередной мешок с мясом с длинной родословной. Интересно, какой он на вкус?

Это недоразумение приехало сюда по просьбе принцесс, дабы помочь моим доблестным стражам следить за мной, пока лошади, в свою очередь, пытаются решить, что же со мной делать.

И, надо сказать, присматривать ему за мной действительно пришлось: за все свое время содержания я пытался сбежать уже два раза, причем обе попытки были абсолютно ненормальными с точки зрения логики – сломать решетку на окне (еще куда ни шло, но прямо за спинами стражи…) и прорывание окопа через каменный пол (полный идиотизм, но как весело засуетилась вся солдатня, когда услышали эти громовые звуки поздней ночью!).

Но этот раз станет последним. В голове у меня созрел очередной хитрый (на сей раз – действительно!) план, но тут нужно было выжидать. Поскольку принцессы не хотели морить меня голодом, каждую ночь мне приносили еды, когда я спал.

Ну, точнее, когда они думали, что я спал. Притворяться уметь надо! В общем, я выяснил следующий алгоритм: каждую ночь, часа примерно в три-четыре, когда сильнее всего хочется спать, пони-служанка под прикрытием двух пегасов (так, оказывается, называются крылатые недоразумения) проникала в мою клетку, и, оставив миску с едой на столе, с диким страхом улепетывала прочь.

Доблестные стражи порядка между тем сторожили выход, чтобы, в случае чего, запереть ее вместе со мной в одной клетке, что, скорее всего, закончилось бы ее включением в мой рацион. Ну, мне, по крайней мере, так кажется.

Смекаете, чем все это сегодня закончится? Беспроигрышный вариант! Если я не убегу – то будет запас свежего мяса! А жизнь то налаживается! Хе-хе-хе.

Лягу ка я сегодня «спать» поближе к двери… Надо только еще не умудриться заснуть случайно. А то сами знаете, как это бывает – закроешь себе глаза на минутку, после пары суток непрерывного бдения…. И вдруг раз! Просыпаешься уже на следующее утро.

Потянулись долгие минуты ожидания. До смены оставался всего лишь час, и, как назло, он тянулся очень медленно. Казалось бы, с моим-то опытом сидения в засадах и других подобных развлечениях мне не должно было быть скучно. Но нет, ведь я изображал из себя сейчас спящего! А так даже стражников не по достаешь. Только слушая переговоры между собой вполголоса и можно как-то не заснуть со скуки.

Ну, а заодно и почерпнуть немного информации о происходящем вокруг. Спустя, наверное, минут тридцать такого лежания я совершенно потерял счет времени и узнал последние слухи, как то: братья Гурт ухаживают за одной и той же кобылкой Кесс, и при этом ни один из них не знает про другого; через неделю выступление каких-то Вандер-болтов, на которых надо обязательно сходить; сегодня один из стражников подал рапорт о переводе его в другое место службы, поскольку его уши уже не выдерживают моего давления и веселых песенок….

Под конец меня настолько достали эти двое и их рассказы, что для себя я решил, что когда сбегу, найду их и повешу этих дятлов на их же кишках. Или просто зарежу с особым цинизмом. Или же загрызу! Г-х! До чего нелепые мысли в голову лезут! Вот еще, стану я во время побега думать о каких-то двух немощах! Ну когда уже мой выход?!

Наконец, спустя еще минут десять, которые тянулись как сорок, эта пытка скукой закончилась и пришла смена, а мои стражники, позевывая на все лады, отправилась спать. Ну или жрать, кто ж их, дуболомов, разберет?

Пришедшая же смена, едва слышно перешептываясь между собой, наконец, открыла, судя по скрипу, клетку. Я приоткрыл один глаз, оценивая обстановку. Двое пегасов сторожили дверь, возле которой я лежал. Судя по их сонным рожам, к какому либо нападению они не были готовы, да и с чего бы? Пленник, конечно, буйный, но пока ни разу во сне не нападал на них… Хе-хе. Ха-ха! Му-ха-ха!! Э-э-э, что-то меня потянуло. Рано еще.

Я подвинулся еще ближе к двери. Стражники, которые этого не заметили, между тем продолжили пожирать глазами кобылу, которая вносила в это время мне еду. Ах, жратва! Ну, правда она не очень… По сравнению с той, что ее разносит, хе-хе… Так, все, собраться!

Пора начинать! Удостоверившись, что стражи заняты не мной, я внезапно вскочил, и, подхватив «руками» две лежащие в углу отломанные ножки кровати, дабы использовать их в качестве оружия, выпрыгнул из клетки.

Стражники выругались довольно странным образом:

— Ох, Селестия!

И повернулись ко мне, готовясь к бою. Точнее, один повернулся – я решил не ждать их и успел вырубить хорошим ударом дубиной по черепу одного из них. Вообще, я хотел проломить ему голову, но пони защитил шлем. Но все равно ему мало не показалось, небось, решил, что потолок на него упал.

В любом случае, он мне уже не помеха. Мой враг был одет в позолоченную броню и вооружен копьем. За ним была открытая настежь клетка, а из-за его спины испуганно выглядывала служанка.

В то время как я…. Одна из моих импровизированных дубинок от удара об чей-то неосторожный шлем сломалась, оставив в моих «руках» лишь жалкий обрубок, но у меня была еще одна ножка….

Плюс ко всему, тут еще валялся совершенно внезапно заснувший страж. Его оружие, то есть, короткий меч, а если точнее, то даже кинжал, валялся совершенно бесхозным, чем я не мог не воспользоваться, обрушив на ближайшего противника прямой удар сверху вниз дубинкой (чтобы отвлечь) и подбирая взамен утраченного с холодного каменного пола клинок. От моей примитивной атаки враг ушел назад, и в результате импровизированная палица раскололась на тысячу кусков при ударе об пол. Прощайте, верные ножки от кровати. Хотя, мой враг тоже заслужил кое-какой похвалы – он оказался не намного, но быстрее, чем собаки! «Уважаю!». Это сарказм был, конечно же…

Мой противник выставил свое копье вперед, но атаковать не спешил. Слабак! То ли боялся, то ли бабу свою от меня защищал.

— Кесс, держись позади меня! – Ага, значит, все-таки второе. – Заключенный, вернитесь обратно в камеру, не заставляйте меня применять силу!

Я выразительно посмотрел на его павшего товарища, после чего «ободряюще» улыбнулся ему:

— Конечно, мешок с мясом! Я вернусь в камеру сразу же после того, как твой еще теплый труп упадет на пол, истекая сладкой кровью! Твоя подруга так аппетитно выглядит, что я, пожалуй, ей позавтракаю. Ну же, не бойтесь! Подходите. Я научу вас танцу с клинками, отродья!

Как же забавно они оба дрожат! Жеребец почти незаметно – еще бы, когда тебе есть, кого защищать, твои страхи отступают, пусть и ненадолго и не глубоко. Это мне было известно еще со времен набегов, когда беззащитные враги хватали оружие и бросались защищать то, что им дорого. Правда, обычно безуспешно…. Что может противопоставить бывалому воину тот, кто не знает, за какой конец меч держать? Вот то-то.

Кобыла же за спиной моего врага дрожала так, будто решила побить рекорд той, которая была с розовой гривой и желтым телом. Мой же противник между тем издал что-то среднее между боевым кличем и воплем ужаса и нанес прямой удар копьем туда, где я был пару мгновений назад. Кстати, бил он, держа свое оружие в копытах. Как?! Как это возможно? Надо будет попробовать как-нибудь потом.

— Неплохо! Но до настоящего бойца тебе как раком до Ангмара, немощь! Попробуй-ка вот это!

Жалобный звяк железного наконечника копья, затем взмах кинжалом…. Большую часть удара приняла на себя броня стража, но все же не полностью. Стражник охнул и отшатнулся назад, прислонив к груди одно из своих копыт и выронив свое оружие. А притронутся к нему я более не дал, отгоняя желающих от него клинком.

Хе-хе, они теперь полностью беззащитны! Однако, добивать я их не стал. Не подумайте, я вовсе не милосерден, просто мое чутье на неприятности говорило мне, что пора отсюда валить.

Поэтому я просто запер этих троих в клетке на ключ. Чего? Откуда он у меня? Я снял его с оглушенного стража. После чего, ясен пень, пинком отправил его к остальным и пригрозил, что если они не будут вести себя тихо, я вернусь и убью их всех. Ключ я выбросил за ненадобностью в другую закрытую камеру, в которой, как ни странно, никого не было. Вообще во всей тюрьме не было ни души! Нет, я категорически не могу понять эту страну.

На выходе из темницы я наткнулся на небольшую оружейную, где и разжился комплектом брони и вооружения стражников, став внешне на них очень похожим. Сгодится и для маскировки, и для боя – теперь я был не беззащитен. То есть, я и раньше им не был, просто теперь появились шансы против численного превосходства.

Итак, выбравшись из этих катакомб, я попал…. В другие! Правда, выглядели они немного иначе – в частности, тут не было так же темно и сыро, как темнице.

Ох и поплутал я тут! Замок оказался еще запутаннее, нежели пещеры пауков. Для тех, кто не понял – это похвала тем, кто строил этот дворец. Потому как ткачихи роют свои туннели настолько непонятно, что иногда диву даешься, как ты оттуда выбрался. Ну, зато паутины повсюду нет, как и самих пауков, больших и маленьких – и то хорошо.

Налево, направо, опять налево, вниз, и… Там, внизу, стояло около двух десятков стражников – сосчитать, сколько их точно, мне не позволяла огромная ваза, закрывающая почти весь обзор. Нет, я, конечно, мог бы ее подвинуть и свалить вниз, на голову этому, как его…. Шнайнгу, который как раз и построил всех по тревоге. Судя по происходящему внизу, меня все-таки хватились, и теперь капитан стражи, или кто он теперь там, спешно предпринимал меры по поимке преступника.

В итоге, как я понял, охранять все выходы из дворца отправилась огромная куча стражников. Одолеть всех в бою у меня шансов не было, даже не смотря на их отстойную подготовку, меня ведь попросту могли завалить мясом.

Поборов в себе искушение сбросить тяжелую вазу на голову белому единорогу, я развернулся и продолжил блуждать по бесконечным коридорам замка. Почему то мне кажется, что я поднимаюсь наверх. Не знаю, с чем это связано, но кажется.

Но, в любом случае, пути назад у меня нет – все выходы внизу перекрыты. Правда, враги еще не знают, что я предпочитаю нестандартные решения. Пусть ждут меня у выходов, я найду подходящее окно…

Решив так, я начал заглядывать во все попадавшиеся мне двери. В большинстве своем они были пусты, но попадались и мешки с мясом, сопящие на все лады – от тоненького писка до громового храпа. Были мысли, конечно, перекусить беспомощной добычей, но я одергивал себя: пусть стража тут довольно тупа, но до нее должно же вскоре дойти, что если беглец не идет к выходам, о которых он даже не знает, значит, решил где-нибудь спрятаться. А это значит, что по замку скоро заснуют патрули. Надо торопиться!

Выглянув из очередного окна очередной комнаты, я понял, что вариант с окном отпадает. Нет, не из-за того, что тут были балконы и они как бы удобнее, просто падать тут очень высоко – так, что я расшибусь в лепешку, если долечу до низу.

Хм. Кстати о птичках. Внизу течет речка, которая с двух сторон начинается и кончается водопадом. От воды веяло приятной свежестью, а ночной воздух вливал в меня новые силы. Значится, будем искать водосток! По нему и выберемся наружу. А там… свалю из города, отожрусь и начну заниматься тем, для чего рождены орки! Вырежу подчистую пару деревень… ради веселья, а то ведь загнусь от скуки.

Искал я водосток по звуку, стараясь идти ближе к той стороне, откуда я видел речку и водопады. Не самый надежный вариант, конечно, но другого на выбор, кроме беготни взад-вперед наугад, не было. К тому же с первой дверью мне повезло, пусть и немного в другую сторону – вместо ожидаемого водостока там оказалась кухня и четыре перепуганных пони, которые тут же с удивлением уставились а меня.

— Что случилось, гвардеец? Мы слышали, что вас подняли по тревоге! – Обратилась ко мне, судя по всему, старшая повариха, с ярко-оранжевой шерстью и коричневой гривой.

— Э-э-э… — Кто гвардеец? Я?! А, ну да, я же стырил чей-то доспех прямо из оружейной. И тут возник другой вопрос. Что мне ответить?! Изобразить из себя стражника? Или напасть на них? Попробуем, пожалуй, первое, ни к чему мне сейчас светить мое местоположение.

И тут я совершил ошибку, абсолютно забыв, что здесь мне не там! Ну, то есть, что стражники в этом мире общаются несколько иначе, нежели у нас. И, как результат, выдал тираду, которая, на мой взгляд, лучше всего походила под данную ситуацию:

— А вы чего это тут застряли, черви? Живо прочь из замка, пока я не пустил в дело хлыст! – Прорычал я. Кнута у меня на самом деле не было, но откуда это им знать? Впрочем, реакция у них оказалась довольно предсказуемой – пони недоуменно похлопали глазами, мол, как же так, их только что без какой бы то ни было причины взял и оскорбил в особо грубой форме единорог в форме гвардейца.

Старшая повариха как будто бы невзначай взяла в копыто поварешку и на всякий случай переспросила:

— Чего-чего?

А потом до меня дошло. И, решив более не тянуть тролля за яйца (это просто поговорка такая! Не рекомендую повторять!), достал меч из ножен и оскалился. Все равно разговор не клеился, лучше уж убить их, чтобы наконец как следует позавтракать свежим понячьим мясом.

Но пони решили не действовать по моему сценарию и не кинулись на убой. Скорее даже наоборот, увидев, что я не тот, за кого себя выдаю, все четверо пискнули и испарились так быстро, что я и глазом моргнуть не успел.

Желудок требовательно заурчал, сообщая, что его срочно нужно чем-нибудь забить. Ну я и забил, сожрав на этой кухне все, что попалось мне на глаза. За этим приятным занятием меня и застал патруль из двух стражей, которые смотрели на мои зверства с едва сдерживаемыми улыбками. Видать, повара то еще не успели доложить, куда следует. Хотя, может они все-таки выполнили мой приказ и свалили из замка?

Тот, который стоял справа – поджарый, серого цвета единорог, ме-е-едленно так протянул:

— Ну, и что это у нас тут? Похоже, кому то не хватает стандартного пайка!

— Мффф! – ответил я с набитым ртом, не оборачиваясь и силясь прожевать напиханное туда. Получилось не очень.

Что я хотел этим сказать? Спросите чего по проще, а? Ну откуда мне то это знать?

— Гвардеец, назовите ваше имя! – Продолжил издеваться надо мной единорог. Возможно мне стоило бы выплюнуть всю ту зеленую дрянь, что сейчас склеила мне зубы и вскрыть пару артерий, но вдруг я сумею вырваться, не подняв излишнего шума?

Наконец прожевав еду, я изобразил на морде самое тупое выражение лица и ответил как можно более хрипло, брякнув первое, что пришло на ум:

— Бурзум! (черн. нареч. – темнота, тьма)

— Угу, Бурзум значит. Забавное имя. Новенький что ли? Что-то я тебя не припомню… Так, ладно, на первый раз прощаю. Но чтоб впредь такого не было, иначе придется доложить твоему сержанту. Бегом в казармы!

Я кивнул, и, еле удерживая гнев, развернулся, поспешив покинуть кухню. Снаружи мимо меня пробежало с десяток стражников, спешащих куда то по своим делам. Никогда еще я не был так близок к провалу. Ведь тем, которые на кухне, достаточно было бы одного крика (или предсмертного вопля), чтобы меня обнаружили. И пусть драться пони почти не умеют, но с численным превосходством у них полный порядок. А орочью народную мудрость я еще не забыл.

Пропустив мимо себя этот громыхающий доспехами и цокающий копытами отряд, я продолжил свои поиски водостока, поспешив убраться подальше от кухни. Правда, при этом еще сильнее затерялся.

Стражи и патрули попадались все реже и реже, что не могло не радовать. Но направление я потерял совершенно, попросту блуждая по бесконечным коридорам и залам, которые постепенно становились все более богато украшенными. А мое желание разнести тут все к орочьей матери – сильнее с каждым шагом.

Но осторожность пока еще брала свое – повандалить, конечно, дело святое, но на этот грохот сбежится минимум половина дворца. А обратно в клетку мне не хотелось совершенно. Продолжая заглядывать во все комнаты, я наткнулся на еще одну оружейную, где нашел то, что уже отчаялся найти вообще когда-либо.

Речь идет о моих ятаганах вместе с ножнами, в которых, кстати, застряли карты этих земель. Хех, а жизнь то налаживается! А то, что раньше при себе таскал, можно и выбросить.

Сказано – сделано! Унылое вооружение гвардейца рухнуло на пол, противно звякнув, а мое оружие перекочевало со стены на свое законное место – мне на спину. Напоследок я еще накорябал несколько крепких орочьих ругательств на стенах и порезал часть пышных и роскошных ковров, после чего, сочтя свое дело тут выполненным, покинул сие помещение, продолжая искать выход.

И о, слава Морготу! Я наконец услышал, как шум водопада у правой стены, так и плеск водостока. Сие чудесное известие подстегнуло меня к действиям ничуть не хуже, чем удар плетью от надсмотрщика, и я удвоил свои старания найти, наконец, выход. Поэтому и заглядывал во все двери… Лучше бы я этого не делал.

В первой же двери я столкнулся нос к носу с белой единорожкой, которая когда-то напомнила мне эльфа при первой нашей встрече. Ну, а поскольку дело было в темном коридоре, где ей было нихрена не видно, только смутный силуэт, белое облачение гвардейца да горящие глаза, то…

Такого дикого визга я еще никогда не слышал. Просто удивительно, что я слуха не лишился, а мои глаза не лопнули и не вытекли наружу. Этот ор в буквальном смысле выпихнул меня из комнаты наружу. И, разумеется, на ТАКОЙ сигнал тревоги все вокруг тотчас проснулись.

Дверей вокруг было довольно много, скорее всего, спальные покои. И, оказалось, они вполне себе заселены! Топот и чьи-то растерянные голоса явственно говорили о том, что надо отсюда валить, пока не огреб.

Наконец очухавшись от атаки той фурии, я таки поднялся с пятой точки и со всех ног рванул прочь. Двери одна за другой на моем пути открывались, и оттуда выглядывали сонные и до боли знакомые рожи, которые я не так давно водил по своим воспоминаниям.

На мое счастье, до них до сих пор не дошло, что же тут происходит. Добежав до конца длинного коридора я свернул направо, где увидел, среди кучи других, стандартных, одну особо богато украшенную дверь. Из-за нее мои уши (несмотря на то, что еще не отошли от мастера звуковых пыток) явственно улавливали плеск воды и чей-то смех. Ну, думаю, тут выбор очевиден, куда мне бежать.

Дверь оказалась не заперта, чего лично я не ожидал, налетев на нее всем своим весом.

По инерции меня занесло аж на середину предполагаемого водостока. Правда, потом меня настигло прозрение, едва я понял, куда на самом деле попал.

Посреди обитой яркой и добротной плиткой комнаты располагался огромный бассейн, внутри которого плескались обе принцессы. Сейчас они ме-е-едленно так приподнимались из воды, сверля меня взглядом, который не сулил ничего хорошего…

— Тьфу, проклятье! Опять дверью ошибся! – успел выдать свою позицию я, прежде, чем обе принцессы вмазали по мне какой-то магией.


От сбежавшего орка практически ничего не осталось. Только небольшая обугленная воронка.

— Гм. Чем ты била, сестра?

— Лунным ударом, а что?

— А я пыталась переместить его обратно в камеру…

Принцессы переглянулись…

— Это, выходит… я убила его?!

Эпилог.

Тьма… она была повсюду. Липкая, как паутина, холодная, как ледяная вода Форохеля, и кромешная до такой степени, что я не видел даже своего тела. Да что там говорить, я его даже не ощущал!

Честно говоря, смерть я себе представлял несколько иначе, что уж там. Ну, как-то повеселее, что ли. Висеть вот так да думать о вечном – ужасно скучно. Особенно орку, который думать не привык. Но волей неволей приходится, чтобы хоть как-то себя занять.

Раз за разом прокручивая произошедшее, я пытался понять, в чем же была моя ошибка? Покамест мозговой штурм результатов не приносил. Все вроде бы сделал правильно – сбежал, обезвредил пару стражников, разжился оружием….

Правда, то, что я заблудился… ну, это ошибкой не было. Потому как подготовиться, изучить весь этот немаленький замок из своей клетки я при всем желании не мог. Вот и нашел случайно покои принцесс. Ну а дальше вы сами знаете, чем дело кончилось. Так в чем же я ошибся?!

Внезапно я почувствовал резкую боль – примерно в том месте, где живого меня должен находиться живот. Что за? Боль, точно издеваясь, повторилась вновь, причем на сей раз сильнее.

Тьма начала рассасываться, и вскоре я увидел над собой такое знакомое, такое родное небо, закрытое непроницаемыми облаками и клубами дыма… Я дома?

Да, я дома. Если у меня и были еще какие-то сомнения, но их довольно быстро развеяли две вещи: первая – это запахи. Так вонять может только наш лагерь у Подножия Грэм. Ну а вторая… на меня вылили ведро с холодными помоями.

Я зарычал в бессильном гневе: сейчас я чувствовал себя до предела вымотанным, как после четырехсуточной разведки. Но совсем не ответить было нельзя – иначе был риск, что попросту добьют.

— А, очнулся, червь? Добро пожаловать в наш дерьмовый мир обратно! – Раздался над моей головой голос надсмотрщика Скутума.

— Хозяин?!


Сложив руки на груди, Фаиронир стоял над пыточными камерами. Через обзорное окно было прекрасно видно происходящее там. Веками тут страдали и умирали те, кто был неугоден его господину, или же слишком многое, себе на горе, знал и попадал по своей глупости в плен.

Сами стены здесь вобрали в себя страдания пленников, многочисленные вопли боли и предсмертные хрипы. Однако и после смерти замученных ждала ужасная участь: их кости и тела поднимали из трупных ям ангмарские колдуны, вселяя в них падших духов, что жаждали вновь почувствовать жизнь.

Впрочем, того, чего они хотели, духи не получали, ибо назвать «жизнью» обитание в мертвом разложившемся теле было довольно сложно. Но они и этим были довольны…

Пыточные никогда не стояли без дела, и сладкие, ласкающие душу бессмысленные мольбы прекратить мучения доставляли глашатаю Ангмара огромное удовольствие.

Когда-то он и сам был простым кровопускателем, но однажды его учитель заметил в нем иной потенциал… Теперь Фаиронир был несущим слово наместника Ангмара, союзникам и будущим рабам. Впрочем, его работа на этом не ограничивалась, ведь, путешествуя по дальним землям, он так же искал подходящие пути для войск Ангмара, а так же скрытые города и их бреши в обороне, которые можно было бы использовать.

Не так давно, после горячих переговоров с лоссотами Форохеля, его небольшой отряд наткнулся на двух эльфов, невесть что забывших в этом ледяном краю. Ну разве может бывший мастер пыток упустить такой шанс? И пусть эльфы оказались не так просты, как казалось поначалу (в ходе стычки Фаиронир потерял больше половины отряда, а это десяток отлично обученных воинов), но все же ему удалось захватить в плен одного из первого народа, который, к тому же, был дружен с дунаданами.

Этот некогда великий народ ныне скатился в нищету и бродяжничество. Какой позор! И Ангмар с радостью дарует им забвение, которое эти глупцы отвергают, прячась где ни попадя! Что же, стоит отдать им должное – по части скрытности и маскировки им не было равных.

Ангмарцам было точно известно, что где-то в этих землях скрыт тайный лагерь следопытов, из которого те делают вылазки и по возможности вставляют палки в колеса боевой машины вторжения в земли Эриадора. В основном – успешно, но их силы до того ничтожны, что серьезного урона они не могут нанести, отыгрывая роль надоедливых мошек, которых пора бы уже раздавить…

Стоило бы найти их мушиное гнездо и выжечь его, но поиски результатов не приносили. И вот тут такая удача!

«Пожалуй, для этого пленника стоило бы позвать лучшего мастера пыток. Эх, кабы у меня не было лишних дел на западе… Придется звать его. Этого проклятого Фалдена.»

Скрипнув зубами, Фаиронир выругался на темном наречии. Он давно уже был едва ли не на ножах с этим маньяком, который не признавал никого и ничего над собой. Даже Всевидящее Око. Впрочем, их господам было абсолютно наплевать на его поклонение, в результате чего Фалден жил. Эх, кабы можно было бы пригласить кого другого… Или же воспользоваться своими силами. Но увы.

Их обоих связывало прошлое, в котором они поначалу успешно сотрудничали, а после – стали врагами. Уже тогда Фаиронир знал, что Фалдену нельзя верить на слово. Но все-таки ангмарец пошел на ту встречу, предвкушая большие выгоды для себя. Молодость, большие амбиции… Каким же он был тогда глупцом!

Горцы появились со всех сторон. Их было пятеро: двое с факелами и остальные – с мечами и топорами. Схватка была долгой и тяжелой, в ней будущий глашатай припомнил все, что знал и умел. Однако это его не спасло. Сразив последнего горца, он поднес руки к лицу, крича от дикой, всепоглощающей боли. Враг успел перед своей смертью ударить его факелом в лицо. А сверху раздавался такой знакомый, и такой бесящий смех…

Отогнав от себя воспоминания, ангмарский колдун вернулся к делам насущным. Иногда, ради дела, стоит поступиться принципами. Выяснив, что Фалден скрывается где-то в Бри, Фаиронир отправил туда одну из своих пешек, дабы та выманила этого маньяка на свет. Так и вышло.

Правда, пешка не выжила. Псих выполз наружу – вместе с головой курьера, которую и прислал обратно с требованием, чтобы Фаиронир явился лично.

Предугадать, что у Фалдена на уме было довольно тяжело – слишком уж часто тот действовал по желанию своей левой пятки, не заботясь о логичности своих поступков. Возможно, он таким примитивным образом выманивал «старого друга» в ловушку, как тогда, с горцами…

Фаиронир задумчиво поскреб пальцами шлем, что скрывал его изуродованное огнем лицо от посторонних глаз. Нет, это вряд ли. Конечно, Фалден может попытаться это сделать, но и он сам уже далеко не тот зеленый новичок, каким был тогда. Скорее, маньяку хочется банального уважения к своей презренной персоне. Что же, он ее получит.

Однако, есть и еще одно весьма интересное дело…

— Фаш!

Из-за ближайшей двери высунулась морда урука. – Да, хозяин?

— Приведи сюда Трата, слугу Скутума. Я хочу с ним поговорить….

— Будет сделано, хозяин! — Урук кивнул и скрылся за дверью.


Господин, вот тот, кого вы желали увидеть! – Прорычал Фаш и швырнул меня вперед, к ногам глашатая Ангмара. А еще по совместительству он был главным кровопускателем Карн Дума и колдуном. Ух, ну и зачем я тогда рассказал, где пропадал? Помните, как я скучал по настоящим допросам? Вернувшись назад, я получил их сполна!

— Итак… — Раздался приятный, бархатистый голос из под шлема, — ты знаешь, зачем ты здесь, орк?

-Да, господин.

— Хорошо. Все вон! Кроме тебя, Трат. Расскажи мне все без утайки! Не лги, говори без приукрас. Учти, я почувствую ложь.

Я сглотнул. Что со мной будет, если я привру хоть самую малость – я прекрасно знал. Ничего хорошего… Да еще и без приукрас! Если ребята узнают, будет хреново. Хотя откуда? Колдуну этого нафиг не надо, у него свои интересы. Ладно, была не была.

И я начал свой рассказ. Глашатай время от времени задавал каверзные вопросы, стремясь узнать какую-либо деталь, которая казалась ему важной. В частности, ему было интересно назначение боевой раскраски, а так же обыденное поведение поней. Я честно рассказал ему все, что знал, в том числе и свои догадки. Помурыжив меня еще час, колдун наконец-таки отпустил меня. Не знаю точно, зачем ему это надо, но догадываюсь, что пони это определенно понравится! Хе-хе.