Тульповод

Обычный студент живущий с родителями решил завести себе устойчивую самовнушённую галлюцинацию, которая взаимодействует со всеми пятью чувствами. Но он не мог себе представить до чего порой доводит баловство со своим мозгом.

Твайлайт Спаркл Пинки Пай Эплджек Человеки

Почтальон

Действие происходит вскоре после событий первых серий первого сезона. Самый обыкновенный пони, почтальон Рони Шарфсин, задаётся вопросом - может быть, чейнджлинги вовсе не являются чудовищами, как думают многие? Он и его друзья - Винди Конквер и Кристал Харт - решают создать почтовую станцию и начать переписываться с оборотнями, чтобы наладить с ними отношения. Тем не менее, далеко не все готовы принять такую смелую идею. Сможет ли Рони преодолеть все трудности на пути к своей мечте?

Твайлайт Спаркл ОС - пони Чейнджлинги

Дом — это для слабаков

Селестия и Скуталу вместе бомжуют в одном из переулков Понивилля. Они любят поговорить о разных вещах. Вот о чем они говорят.

Скуталу Принцесса Селестия

My Little Humans: История Найтмэр

Фик предыстория оригинального My Little Humans, описывающий историю Найтмэр Мун после ее поражения. Рекомендуется прочесть оригинал :)

Найтмэр Мун

Лунный свет

Обычная, даже повседневная история из прошлого принцесс.

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Мраморное сердце

Кто знает, что может хранить в себе каменное сердечко?

ОС - пони Марбл Пай

Вечер на одного

Твайлайт получает в подарок бутылку вина. К сожалению, ей не с кем разделить свой вечер, так что она решает испробовать вино в одиночку.

Твайлайт Спаркл

Кубок Лунного Камня [The Moonstone Cup]

Твайлайт приглашают в Кантерлот, чтобы она, вместе с величайшими в мире волшебниками, приняла участие в в соревновании за Кубок Лунного Камня - самую почетную награду для самых сильных и искусных волшебников, единорогов и не только. Сможет ли она победить? С какими состязаниями ей придётся столкнуться?

Твайлайт Спаркл Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая

Сердца четырех

Вы любите приключения? Я знаю одну маленькую кобылку, что живет в удивительном мире, полном увлекательных событий.

Другие пони

Все цвета жизни

Мир Гигаполисов. Почему-то никто никогда не говорит, что происходит после того, как герои «победили». Искусственные существа получили свободу, ход истории изменился, но все ли зажили после этого долго и счастливо? Перед нами – продолжение истории «Солнце в рюкзаке» и «Пробуждение», через некоторое время после событий романа «Сломанная Игрушка». Герои столкнулись с извечным вопросом после того, как отгремели победные салюты и вроде как все закончилось… А что дальше?

Рэйнбоу Дэш Диамонд Тиара ОС - пони Человеки Сансет Шиммер

Автор рисунка: Devinian
Глава VII. Time Глава IX. На сцену!

Глава VIII. Up and Down

«Когда ты будешь подниматься вверх,
ты повстречаешь много разных людей.
Не обижай их, потому что ты встретишь их всех еще раз,
когда будешь падать вниз.»

Оззи Озборн




Кэрри была... черт, как же сложно произносить слово «была»... в общем Кэрри была действительно прекрасной пони. И так считал не только я, так считали все. Она была доброй, отзывчивой и всегда готовой помочь кому угодно.

В группе же, к Кэрри, по-началу, относились с подозрением. Другим участникам Kantar не нравилось, что она присутствует в студии во время записи. Но, буквально через пару недель, и они попали под действие ауры её обаяния. В чем была причина? Все просто. Характером Кэрри была очень похожа на Джера. Да что там похожа, точна такая же! Только на бас-гитаре играть не умела. А в остальном — тот же Джер, только кобыла, ну и единорог.

Влияние Кэрри на музыку нашей группы сложно переоценить. Именно благодаря ей мы смогли выйти на новый, наивысший, уровень нашего мастерства. Пусть многие считают наш последний концерт «Драконоборец» настоящим шедевром, но даже он не сравнится ни с одним из альбомов, которые мы выпустили с Кэрри.

Когда мы познакомились, она часто говорила, что выросла на наших песнях с дебютного альбома. Но та музыка, которую мы играли после смерти Джера, ей не нравилась. Кэрри говорила, что в те годы мы забыли, для какой цели вообще служит рок. И она была права. Мы действительно перестали воспринимать тот факт, что рок-музыка, в особенности хард, всего лишь средство для создания веселья. Похоже, именно это послужило толчком, который заставил нас кардинально изменить нашу музыку.

One Day We Are Reborn. Когда-то это была мечта, а теперь она превратилась в реальность. Буквально за один месяц мы создали огромную кучу материала из которой впоследствии появились наши альбомы «Revival» и «Just is Love». Но все эти песни писались в атмосфере тотальной секретности. Об их существовании знали только участники группы и Кэрри. Даже наш менеджер не знал про эти песни. Зачем такая секретность? Все ради одного единственного концерта.

Кодовым, а затем и действующим, названием концерта было слово «Revival». Этим выступлением мы хотели показать, что мы, черт побери, возродились! И даже через 21 год способны развлечь толпу пони! Из-за секретности по поводу песен, все, кто пришел на концерт, ожидали увидеть наше обычное выступление. Но, к их же радости, они дико ошиблись.

Этот концерт многому нас научил. К примеру, попытка добавить в хард-роковые мотивы немного звуков скрипок и многоголосый хор, дает потрясающий эффект. Помимо этого, я смог составить небольшую памятку, на тему «Как заставить публику целую минуту в начале выступления стоять с открытыми ртами и вытаращенными глазами?» Я, наверное, даже напишу эту инструкцию в данных мемуарах. Порядок действий вполне прост:

1. Ваша группа должна потерять одного из участников.

2. Ваша группа должна играть что-то скучное примерно 15 лет (+/- 2 года)

3. Кто-то из группы должен найти себе жену.

4. Устройте концерт, рекламируя его таким образом, чтобы создалось впечатление, что это очередное скучное выступление.

5. В начале выступления, вместо того, чтобы спокойно выйти на сцену и начать играть, вы должны выпрыгнуть из тени прожекторов с диким криком «Привет всем!!» (рекомендуется наличие красочного костюма, к примеру, красно-синего пиджака и цилиндра. Также, старайтесь прокричать вышеназванные слова на пределе своего голоса.)

6. Поздравляем! Публика не сразу поняла, что происходит и недоуменно смотрит на сцену.

Понятное дело, эта памятка всего лишь шутка, но в ней действительно есть немалая доля правды. Я действительно сделал все, что написано в пятом пункте. Хотя, мне до сих непонятно, из-за чего публика удивилась больше всего: из-за крика или моего костюма с Гала? В общем, не важно.

Помимо этого, на концерте произошло еще много интересных событий. Чего только стоит мой танец среди толпы во время песни «Rock! Rock! It’s Hard-Rock!», а также выкидывание в конце концерта первой партии нашего нового альбома в толпу. Все события, которые произошли за эти эпохальные 5 часов, перечислять не столько глупо, сколько... неудобно. Практически каждую секунду что-то происходило. Вспоминать все действительно сложно.

Это выступление уже на следующий день называли лучшим за всю историю рока на тот момент времени во всех известных журналах Эквестрии. Лишь через много лет это звание заберет себе наш заключительный концерт «Драконоборец». Хотя лично для нас, для Kantar, «Revival» навсегда останется самым лучшим и замечательным.

Да и как этот концерт нельзя назвать лучшим? Ведь на нем были такие песни, которые практически сразу нарекли шедеврами, как: «High Enough», «Silence Is Broken» и «Now!». Стоит написать пару слов про «High Enough». Под впечатлением от того, что с нами сделало появление Кэрри, была написана эта песня. Что в ней такого особенного, что она удостоилась чести быть описанной в этих мемуарах? Все просто, мы не могли поверить, что благодаря Кэрри у нас получилось написать такой прекрасный материал и поэтому, с помощью этой песни, мы решили задать ей вопрос: сможет ли она вновь поднять нас на вершину? В песне ответа не было, но вот в жизни... в жизни ответом были наивысшие рейтинги в чартах и звание лучшей группы Эквестрии. И все благодаря Кэрри... спасибо ей за это... черт, зачем я благодарю её сейчас? Это надо было сделать тогда, а сейчас... сейчас уже поздно.

«Revival» поднял нас на вершину музыки, вершину, на которой в свое время стояли и дарили радость Pontles. Теперь же, мы должны были занять их место.

Как я уже говорил, Кэрри вернула нам прежнюю жизнерадостность. Почти каждая запись в студии сопровождалась огромным количеством шуток и веселья. Как и в те времена, когда Джер был жив.

В те годы мы выпустили просто огромное количество альбомов. Но удивительным было то, что при большом количестве, качество так и оставалось на наивысшем уровне. Стоит отметить такие альбомы как: «Moment Of Glory», «Dream» и «Fun Night» с записями с одной ночной сессии. Также мы экспериментировали с музыкой других жанров, к примеру, арт-роком (альбом «The Grand Illusion») и прогрессив-роком (песня «Forever»). Были также и концептуальные альбомы, аж две штуки. Назывались они «One Night» и «One Day». Эти альбомы — две части истории о пони, который потерял все, что ему было дорого: друзей и родных. Он уже не хочет жить и пытается покончить с собой. Этому посвящен первый альбом, «One Night». В «One Day» же, ему удается поверить в то, что надо жить дальше не смотря ни на что. Чем-то напоминает ситуацию с нашей группой...

О Кэрри можно рассказывать долго. Каждый наш разговор, каждая наша сессия в студии, все это навсегда осталось в моей памяти. Но, опять же, это слишком долго. Как бы я не хотел, как бы я не старался, я не могу, просто не могу написать даже малую часть этого. И не только по причине ограниченного времени на написание этих мемуаров, но также и по сугубо личным причинам. Каким? Эх... я... просто не хочу в подробностях вспоминать все это. Это тяжело, и не факт, что мне удастся остановиться,если я начну описывать все в подробностях. Ведь на строках посвященных Кэрри моя жизнь и жизнь моей группы не должна заканчиваться. Так что, я просто рассказу о том, как... погибла Кэрри.

Счастье длилось 4 года. Четыре прекрасных и замечательных года... но судьбе, как обычно, плевать. Дав небольшую передышку, она вновь начинает показывать нам, как тяжела жизнь. Но на этот раз из-за этой чертовой судьбы Kantar действительно чуть не распалась. Если бы Дэйс так и остался в составе группы Deep Night навсегда, может, так бы и случилось.

Был обычный весенний теплый день... ну, по крайней мере в Мейнхеттане, где мы в тот день должны были давать концерт в поддержку альбома «Love. Just Believe in This». Стоит сказать, что Кэрри не была в тот момент с нами в Мейнхеттане. Она жаловалась на усталость из-за частых переездов из одного города в другой, и поэтому решила ненадолго остановиться в Филлидельфии. Кэрри очень любила воду, поэтому было вполне естественно, что она выбрала для отдыха именно этот город. Большой пляж и частая солнечная погода очень хорошо помогали расслабиться. Ну и лучший в Эквестрии яхт-клуб тоже.

Наш концерт в Мэйнхеттане прошел так, как мы и планировали, даже, наверно, чуточку лучше. Вроде все хорошо: концерт отыгран, и даже осталось время погулять по городу. Но это только на первый взгляд. На самом деле, этот день стал поворотным в моей жизни, сделав меня таким, какой я есть сейчас: грубым, вечно недовольным и просто отрешенным от остального мира.
В чем была причина? Через час после концерта мне пришло письмо, прочитав в которое, я весь последующий год боролся с жуткой депрессией, от последствий которой страдаю по сей день. В письме говорилось, что недалеко от Филлидельфийского залива разбилась о рифы яхта, на которой находилась Кэрри. Выживших нет.

Как описать мою первую реакцию на это письмо? Честно говоря, я плохо помню, что же именно я тогда сделал. Но что бы я не сделал, нашей группе все равно пришлось платить за уничтоженную мебель в отеле. Как это обычно бывает, после всплеска ярости, наступает состояние спокойствия, во время которого можно обдумать сложившуюся ситуацию. Если верить словам друзей, то у меня это состояние протекало вот каким образом: я почти все время сидел забившись в угол комнаты и смотрел в одну точку, произнося имя Кэрри.

Когда через неделю я более-менее пришел в себя, мне сообщили несколько фактов о произошедшем. Они большей частью были незначительными, а единственным важным фактом было время, когда случилась эта катастрофа. Точное время я сейчас сказать не могу, ибо плохо помню. Но примерно в этот момент я пел на концерте песню «Sea of Dream». Совпадение? Может быть. Случайность? Никогда. Судьба? Куда же без нее.

Из-за произошедшего я не мог нормально продолжать деятельность рок-музыканта. Да и зачем? Зачем нам к чему-то было стремиться? Мы уже достигли вершины, так почему бы просто не упасть вниз? Стать обычными пони и жить нормальной жизнью, без постоянных поездок из города в город... разве не об этом мечтают все рок-музыканты? Примерно эти мысли крутились в те дни в моей голове. Жуткая депрессия, избавиться от которой не мог даже психолог.

В тот год вопрос о распаде группы был еще более актуальным, чем после смерти Джера. Я отказывался выступать и, понятное дело, мне хотелось просто взять и распустить Kantar. Резкое заявление, не правда ли? Я просто устал от всего и хотел забыть о группе. Кто-то может сказать, что я принял слишком близко к сердцу смерть Кэрри. Может и так. Но в таком случае, скажите мне: а вы когда-нибудь теряли пони, которого любили больше всего на свете? Нет? Значит вы не можете понять, что я почувствовал в тот момент, когда прочитал то чертово письмо!