Автор рисунка: Siansaar
Старый клинок Зебра

Врата

Порой ты ввязываешься во что-то, о чём потом жалеешь. И если это что-то способно поглотить, переварить и выплюнуть безжизненное тело кого бы то ни было, то ты действительно сильно влип. Но если рядом окажется кто-то, придерживающийся совершенно иных взглядов, то ещё неизвестно, кто кого переварит.

“Вход не всегда есть выход, помни об этом. Если ты вошёл через дверь, то никто не гарантирует, что через неё же ты сможешь выйти”

По ночной дороге неслись фигуры двух пони. Одна из них, скакавшая второй, явно не выдерживала темпа и быстро выбивалась из сил.

– Эй, фермерша! – крикнула запыхавшаяся Рэйнбоу. – Погоди.

– Чё погоди? У мя на ферме творится какой-то кошмар, а ты тута отдыхать собралася? – крикнула в ответ ЭпплДжэк.

– Не собиралась я отдыхать! – обиженно ответила Дэш.

– Тогда чё нужно-та? – непонимающе бросила пони с фермы.

– Просто сбавь темп.

– Ещё чего!

– Сбавь темп, я не могу так быстро скакать! – почти умоляла Рэйнбоу.

– А эт ещё почему? – Оранжевая пони специально обернулась, чтобы посмотреть на Дэш.

– У меня плечо рассечено, – из последних сил ответила голубая пегаска.

– Чё? Эт когда тя угораздило-та?

– Не твоё дело! Просто сбавь темп, чёрт побери! – взмолилась Дэш.

ЭпплДжэк перешла с галопа на рысь. Отстававшая было Рэйнбоу вновь догнала и поравнялась с ней, но даже это давалось ей с трудом.

“Чёт странная она какая–т. Надо б присмотреться к ней получше”.

Примерно через десять минут быстрой рысцой они достигли просеки, где располагалась ферма. Их взору предстали сады, большей частью сгоревшие, возле главного дома высился жуткий портал неправильной формы, испускавший оранжевое сияние. Довершало картину небо – кроваво-красное, с чёрными трещинами, сквозь которые были видны бледные звёзды.

– Шеогорат меня дери...

– Храни нас Девятеро... – ЭпплДжэк попыталась произнести молитву, но слова застряли у неё в горле.

В это время среди уцелевших деревьев на краю фермы замелькали тени. Через мгновение из сада выбежала молодая пони, за которой гнались два горбатых существа.

– Эппл Фриттер! – воскликнула оранжевая пони.

Гнавшиеся за пони чудища бежали на задних лапах, но не превышали метра в макушке. Небольшое тело, державшееся на длинных птичьих ногах, было широко в плечах; передние лапы заканчивались острыми когтями. Голова же, казавшаяся слишком большой для такого тела, покоилась на тонкой шее.

– Скампы, – коротко процедила Рэйнбоу.

Одно из чудищ в два больших прыжка настигло убегавшую пони и запрыгнуло ей на спину. От этого она потеряла равновесие и упала. Второе существо подскочило к упавшей и на пару с первым принялось терзать её своими когтями.

– Суки! – ЭпплДжэк рванулась на помощь.

– Фермерша! – крикнула ей вслед Дэш. Не дождавшись ответа, она кинулась за ней. – Блин, вот ведь дура.

Добежав до побоища, ЭпплДжэк на полной скорости втаранилась в одного из скампов, сбив того с ног. Второй же развернулся к новой угрозе и атаковал оранжевую пони, оставив три кровоточащих раны на её боку. Подскочившая следом за ЭпплДжэк Рэйнбоу воспользовалась тем, что скамп был отвлечён, и сразу атаковала его. Меч легко отсёк голову чудищу, вонючая кровь фонтаном обдала обеих пони. Не теряя времени, Дэш рванулась ко второму скампу и так же быстро прикончила его.

Пока Рэйнбоу очищала меч, отряхивалась и переводила дыхание после схватки, ЭпплДжэк склонилась над растерзанной пони.

– Эппл Фриттер! – Бока Эппл Фриттер были похожи на кровавое месиво: рёбра были оголены, внутренние органы вывалились на землю. – Эппл Фриттер! Держись!

К фермерше подошла пегаска:

– Пойдём, – тихо сказала она.

– Ты сдурела чтоль? Ей нужна помощь! – вспылила фермерша.

– Ей уже не помочь, – безразлично сказала Рэйнбоу.

– Не ври! Она ещё жива! – горячилась оранжевая пони.

– Скампы выпотрошили её. С такими ранами ей осталось жить несколько минут, – так же безразлично заявила пегаска.

– Но... – слёзы покатились из глаз ЭпплДжэк.

– Пошли.

– Нет, – тихо сказала пони с фермы.

– Пошли, – в голосе Дэш появились стальные нотки.

– Нет! – выкрикнула ЭпплДжэк.

– Пошли, чёрт тебя дери!

– НИ ЗА ЧТО!

Рэйнбоу вздохнула.

– Там на ферме может быть кто–то, кому ещё можно помочь, – спокойно сказала она.

Этот аргумент разом разрушил всю уверенность ЭпплДжэк. Сквозь застилавшие глаза слёзы она взглянула на свою родственницу. Та была уже при смерти. Оранжевая пони закрыла глаза и прошептала молитву. Слёзы ручьём катились из её глаз. Затем, бросив последний взгляд на Эппл Фриттер, она медленно пошла в сторону главного дома. Дэш же задержалась возле умирающей. Она достала меч и одним движением прекратила мучения Эппл Фриттер. Убрав оружие, она поспешила нагнать фермершу.


Словами было сложно описать то, на что была похожа ферма сейчас. От былой сказки не осталось и следа. Выжженная земля, разрушенные постройки, чёрные стволы сгоревших деревьев. Среди всего этого кошмара молча шли две пони. Они осматривали окрестности, стараясь найти хоть кого-нибудь уцелевшего, но никого не находили.

Наконец, они вышли к главному дому и амбару. Хотя эти постройки также подверглись воздействию пламени и когтей скампов, они продолжали стоять, зияя выбитыми окнами и кое–где проломленными стенами.

Перед входом в амбар лежало около десятка скампов. Рэйнбоу и ЭпплДжэк подошли, чтобы осмотреть следы былой битвы.

Каждый убитый скамп был буквально разрублен пополам могучими ударами полуторного меча, валявшегося в отдалении. Хозяин меча лежал рядом. По крайней мере то, что от него осталось – сожжённое тело, на котором проступали расплавившиеся от жара стальные пластины.

– Мара, защити меня, – ахнула ЭпплДжэк.

– Проверь дома, – сказала ей Рэйнбоу.

– Ладна, – Оранжевая пони сглотнула и осторожно зашла в амбар.

Пока ЭпплДжэк проверяла амбар, Дэш решила ещё раз повнимательнее осмотреть место схватки:

“Чёрт, и во что я опять вляпалась! Эх, ладно. Что мы имеем – обычная ферма, на которой ни с того, ни с сего появляются врата в один из планов даэдра, из которого тут же начинают лезть всякие уроды. Затем, здесь у нас, видимо, один из бойцов, нанятых фермершей. Судя по трупам мелких засранцев – они его не парили. Но тогда что его убило? Кто или что могло выпустить пламя, достаточное для того, чтобы зажарить пони, да ещё и доспехи расплавить? Дракон? Нет, нафига дракону вести дела с даэдра. Блин, ни черта непонятно”.

В это время из амбара показалась ЭпплДжэк. Рэйнбоу посмотрела на неё – она медленно покачала головой. Уже развернувшись к главному входу, её окликнула пегаска:

– Эй, фермерша, возьми-ка с собой меч.

– Какой меч? Неужто твой? – недоуменно спросила оранжевая пони.

– Ага, а чем я тогда драться буду? Вон, валяется, – она кивнула в сторону полуторного меча. – Всё равно, владелец им уже не воспользуется.

ЭпплДжэк подошла и осторожно подняла махину.

– Тяфёлый. Как фне им фразатса?

– Ты главное замахнись – остальное меч сам сделает, – заверила её Дэш.

– Ну фадна, – проговорила ЭпплДжэк. Она двинулась в главный дом, волоча своё новое оружие по земле.

Рэйнбоу посмотрела ей вслед и задумчиво проговорила:

– Надо бы ножны для этой дуры достать, – она развернулась к останкам. – Блин, если уж сталь расплавилась, то о ножнах можно забыть. Чёрт, где же их найти–то?

В этот момент из пролома в стене дома с противным визгом вылетел скамп. Ударившись о землю, он уже не встал – причина стояла в том самом проёме – ЭпплДжэк с полуторным мечом в зубах, по которому стекала кровь. Бросив злобный взгляд на ещё один труп, она скрылась в глубине дома.

– Хотя, пока можно и без них обойтись. – решила Дэш.

Через несколько минут фермерша вышла из дома, понуро опустив голову. Проходя мимо пегаски, она обронила:

– Дафе не спрафивай, – и пошла к огромному порталу, стоявшему в одном из садов.

– Эй, фермерша, ты куда намылилась? – обратилась к ней Рэйнбоу.

– Тфуда, – со злобой в голосе произнесла ЭпплДжэк.

– Ты издеваешься? Что ты там забыла? Пошли отсюда, пока не поздно! – Дэш попыталась уговорить её.

ЭпплДжэк остановилась. Её мелко трясло. Она развернулась к голубой пони и воткнула меч в землю, из её глаз снова начали катиться слёзы:

– Чё я тама забыла!? Эти суки сожгли мою ферму, убили моих близких! А ты предлагаешь поджать хвосты и свалить, как побитые дворняги!? – она кричала, почти срывая голос. – Знаешь, чё я думаю? ИДИ НА ХЕР С ТАКИМИ МЫСЛЯМИ! – Смахнув слёзы, она продолжила. – А терь у мя есть несколько дел, – с этими словами она схватила меч зубами и поволокла его, направляясь к вратам.

“Чёрт, угораздило же меня подписаться на такое. Да, в Ввандерфелле я такой хернёй точно не занималась, ну, разве что в самом конце... Блин! О чём я вообще думаю?”

– Эй, фермерша, погоди! – Рэйнбоу поспешила нагнать ЭпплДжэк.

– Чё ефё нада? – злобно бросила пони с соломенной гривой.

– Если я за что–то взялась – я довожу это до конца, – с напускной важностью произнесла пегаска.

– Какого фена те от мя нада? – также зло спросила ЭпплДжэк.

– Блин. Слушай внимательно. Ты попросила меня помочь – я помогаю, – слегка разочарованно ответила Дэш.

– Чё? – злость в голосе сменилась недоумением. Она остановилась.

– Если тебя, дуру такую, не отговорить, то придётся с тобой лезть в этот портал. – вздохнула Рэйнбоу.

– Но зафем те эт?

– Жизненное кредо.


– Так, ну и куда мы попали? – решила поинтересоваться ЭпплДжэк.

– Погоди, то есть то, как выглядит это место, тебя не смущает? – задала встречный вопрос Рэйнбоу.

– По мне, так щас хоть в преисподнюю, лишь бы прибить тех ублюдков, что сделали всё это.

– Тогда ты сама ответила на свой вопрос, – заметила Дэш.

Картина расстилающегося вокруг них мира и впрямь была похожа на ад. Чёрные камни под копытами, озёра лавы, с непрестанно поднимающимися пузырями, ужасного вида растения, напоминающие одновременно звериные когти и фаланги насекомых. И где–то вдалеке, среди всего этого кошмара, высилась огромная башня.

– Пафли. – ЭпплДжэк взяла в зубы своё оружие и двинулась в сторону далёкой башни.

Рэйнбоу обернулась: сзади было ровно то же самое, что и спереди, только башни не наблюдалось. Решив не мешкать, она двинулась следом, обдумывая всё увиденное:

“Здорово, теперь я таскаюсь по плану одного из даэдра с фермершей, которая только и хочет, что порубать побольше скампов в отместку. Кстати, а что это за план–то? Так, это не Острова Шеогората и не Эшпит Малаката. Может, Хермеус Мора? Нет, что–то я не вижу здесь бесконечных книжных полок. Херсин? Ага, прямо вылитые Охотничьи Угодья. Хмм... Если здесь такой жуткий пейзаж, то, возможно, этот план принадлежит Вермине? Не, тогда всё это должно быть миражом. Блин... Ладно, тогда зайдём с другой стороны – на разрушенной ферме мы нашли скампов. Разрушенной ферме... Скампов... Точно! Принц разрушения! Ему как раз служат скампы. Так, как его там... Дагот... Нет... Дагон... А! Мерунес Дагон!” – лёгкий щелчок оборвал размышления Дэш. Рефлексы сработали моментально.

– Фермерша! – Рэйнбоу кинулась на ЭпплДжэк, увлекая её в сторону.

В этот момент из-под земли вырос ряд огромных шипов. Крайний шип прорвал кожаный плащ пегаски, оставив его на себе.

– Какого сена? – ЭпплДжэк спихнула с себя Дэш и увидела ловушку. – Конскияблоки... Спасиб те, Рэйнбоу. Давай, вставай, – она протянула копыто Дэш, но так и застыла на месте. Её глаза расширились, челюсть поползла вниз. – Т-ты...

– Что? – голубая пегаска осмотрела себя и поняла, в чём дело. – А, чёрт. Ну да, я пегас. Приятно познакомиться.

– Чё!? Приятна познакомиться? Какого сена? – негодование в голосе пони с фермы смешивалось с раздражением от осознания того, что её обманывали. Она вздохнула и продолжила. – Ну, эт многое объясняет.

– Объясняет что? – серьёзно спросила радужногривая пони.

– На те были кандалы, то, как ты обращаешься с оружием, твои раны, – ответила ЭпплДжэк. – Всё эт говорит о том, чё ты на самом деле не путница, а самая настоящая преступница, которая зарабатывает се на жизнь грабя обычных пони, работяг и торговцев.

– Эй! То, что я пегаска, не значит, что я автоматически становлюсь преступницей! – вспылила Рэйнбоу.

– Афтара... Афтамари... Тьфу! – Зеленоглазая пони раздражённо сплюнула. – Тогда какого сена ты прятала свои крылья под плащом?

– Ну... У меня одно крыло сломано, поэтому я и держала их сложенными, чтобы быстрее перелом сросся, – кое-как выкрутилась Дэш.

– Ага, знач, крыло сломано. А где ты его сломала? – продолжала наседать оранжевая пони.

– Эмм... Ну, я упала неудачно.

– И плечо ты се рассекла тож неудачно упав, так? – ЭпплДжэк слегка съязвила. – Тогда скажи мне, яблочко, какого сена на те были кандалы? – задала она решающий вопрос.

– Ну... Эмм... Я... – голубая пегаска не могла придумать ничего нормального для своего оправдания.

– Вот оно! – торжествующе заявила пони с фермы. – Если ты не можешь ответить, знач, ты самая настоящая преступница, – заключила она.

– Я не преступница! – уже на автомате ответила Рэйнбоу.

– Тогда кто ты, яблочко? – серьёзно спросила ЭпплДжэк.

– Я... я... – невнятно мямлила пегаска. – “Чёрт, не могу же я просто взять и сказать, что случайно грохнула императора? Блиииин!”

– Всё с тобой ясна, – грустно вздохнула светлогривая пони. – Пошли.

– Пошли? – неуверенно повторила Дэш. – После всего этого разговора?

– Эй, кто-т тама говорил, чё он всегда доводит всё до конца, неа? – Фермерша улыбнулась уголком рта. – Да и то, чё ты спасла мя от этой ловушки что-та, да стоит. Поэтому, давай, поднимай свой круп, яблочко, твоя работа ещё не закончена.

ЭпплДжэк подошла к торчащим из земли шипам и подняла своё оружие, валявшееся возле них. Затем она развернулась в направлении маячившей вдали башни и бросила взгляд на радужногривую пегаску.

– Ну? Фы идёфь?

– Чёрт, угораздило же меня... Ладно, я поведу, а то спасать твою шкуру каждый раз слишком сложно будет. – Рэйнбоу почти вернула себе самообладание и первой двинулась к башне.

“Эх, яблочко, ты ж хорошая кобылка, и я знаю, чё ты не преступница. Так какого сена ты молчишь? Конечна, у каждого пони есть свои секреты. Надеюсь, чё твои тайны действительно мне лучше не знать”.


– Эээй, дружиище, дай-ка мммне ещщё скуумы в долг, – заговорщицки проговорил темно-серый пегас в возрасте.

– Хрена с два, Скай. Ты и так все свои деньги пропил, теперь ещё будешь в долг клянчить? – недовольный голос единорога-бармена разрушил все надежды пегаса на новую порцию. – Давай, вали к себе домой, пока и его не пропил.

– Дааа мне он всссё рааавно без надабности терь. – Скай распластался по стойке, гипнотизируя пустые бутылки, стоящие перед ним. – Усё равно, завтра в Бруму лететь.

– Чё, в Бруму? Чё ты там забыл?

– А воооот эта, не твоё дееело, – медленно пробурчал пегас.

– Тогда вали к себе, выпивоха чёртов, из Бравила до Брумы путь неблизкий, – продолжал спроваживать его бармен.

– Дааа бес тя знннаю! – Скай медленно поднялся и неуверенной походкой поплёлся к выходу. – Ааа, тоочна... Пинт... Верррни-ка мммне мой меч...

Единорог за стойкой подцепил со стены за собой слегка изогнутый меч в ножнах и пролевитировал его пегасу.

– Ты это, смотри не зарежь кого-нить в таком состоянии, – полушутя-полусерьёзно произнёс бармен.

– Дааа не парррься, – с этими словами Скай переступил порог притона.

На улице пегас расправил крылья и вдохнул ночной воздух полной грудью.

– Как обычно, полнейшая мерзость, – прокомментировал он внезапно ясным голосом.

Его можно было понять – Бравил располагался на берегу Нибенейской бухты, отчего был пронизан здоровенным каналом, разделявшим город пополам. Этот самый канал и был источником запаха: старый, заброшенный, местами даже покрывшийся осокой, в него стекала вся канализация города, а выхода в бухту он не имел – всё дело в воротах, соединявших канал с большой водой, – они были намертво застопорены. Да и сам Бравил был не самым привлекательным местом – покосившиеся деревянные дома, размытые кривые улочки, подворотни, по которым шныряли крысы – вот и всё, что осталось от, некогда, процветающего портового города.

Ещё раз вдохнув полной грудью, Скай не торопясь двинулся по городу к своему дому. На улицах было пусто. Он медленно брёл по городу, обходя наиболее большие лужи или перелетая их. Пару раз он останавливался, чтобы осмотреться, после чего продолжал так же неспешно идти домой. Возле очередной подворотни он внезапно остановился и прислушался. Отметив что-то про себя, он свернул с улицы и вошёл в переулок. Пройдя до середины, он снова остановился.

– Эээй, ребятки, давайте, я вееесь ваааш.

В тоже мгновение на него сзади обрушился меч, поддерживаемый магическим полем. Пегас среагировал моментально – парировав удар своим мечом, он кинулся в сторону атаковавшего – какого-то земного пони, одетого в рваньё. Быстро сократив дистанцию, он атаковал, но меч отскочил от магического щита, окружившего бедняка. Из-за его спины тут же вылетел второй меч, так же удерживаемый магией. Увернувшись от этого удара, Скай быстро развернулся назад и отразил первый клинок, после чего взмыл в воздух и оценил обстановку – сзади бедняка стояли двое: тот самый единорог-бармен и пегаска.

“Ну, теперь всё будет просто”, – ухмыльнулся про себя Скай и тут же метнулся вниз. Он уже выбрал для себя первую цель – ею был единорог. Спикировав на него, он быстро вывел его из битвы, на скорости перерезав тому горло. – “Удачных приключений после смерти, Пинт”.

Сделав в воздухе разворот, он ещё раз уклонился от меча и заметил, что поле, окружавшее земного пони, рассеялось. Не медля ни секунды, он метнулся вперёд. Бедняк попытался увернуться, но всё, что у него из этого вышло, так это принять свою смерть предварительно повалявшись в грязи.

“Так, теперь последний”, – Скай сделал резкий манёвр, думая, что сейчас последует ещё один удар. Однако ничего не произошло. Он приземлился и осмотрелся – последняя из нападавших, небольшая пегаска, склонилась над убитым единорогом, совсем не думая о том, чтобы атаковать. – “Ну, это было весело”.

Подойдя поближе к ней, он заговорил:

– Эээй, деточка, он ужже мёёртв. – скума снова ударила Скаю в голову. – Давааай, ты не буудешь туута махать оруужием, а я, тагдааа, не буду тебяяя убивааать.

Пегасочка обернулась на него – из уголков её глаз текли слёзы. Она начала медленно отползать назад, очевидно, пытаясь встать, но ноги не слушали её.

– Эээй, кудааа же ты, не наадо убегаать. – Скай подался вперёд, но тут же остановился от небольшого толчка – у него в груди торчал короткий меч, окутанный магическим полем. – Я же говорииил не махааать оруужиеммм... – пробормотал он, грузно повалившись в лужу. Брызги из лужи, перемешанные с кровью и грязью обдали зажмурившуюся пегаску, оставив коричневые и красные следы на её светло-жёлтой шёрстке.


– Фермерша, справа!

ЭпплДжэк развернулась в указанном ей направлении и парировала удар атаковавшего. Её клинок сошёлся с мечом ужасного чёрного жеребца с рогами, закованного в шипастую броню вороного цвета с красными прожилками. Они простояли, скрестив оружие, около минуты, пытаясь пересилить друг друга. Наконец, светлогривая пони взяла вверх и оттолкнула нападавшего, после чего со всей силы рубанула своим полуторным мечом. Лезвие меча столкнулось с бронёй, высекая из неё искры. Хотя удар и не смог пробить броню, он оказался достаточно сильным, чтобы у рогатого жеребца сломалась шея. Перекошенный труп упал наземь, раскидав мелкие чёрные камни. ЭпплДжэк воткнула своё оружие в землю и перевела дух:

– Эй, преступница, какого сена ты мне не помогла?

Рэйнбоу в этот момент как раз вытаскивала меч из тела ещё одного рогатого пони. Таких тел вокруг неё было два. ЭпплДжэк от удивления так и осталась стоять с раскрытым ртом.

– Помогла? Я тут, знаешь ли, занята слегка была, – Дэш повернулась к своей спутнице. – Гляжу, со своим ты разобралась.

– Эмм, да, есть такое, – зеленоглазая пони быстро оправилась от удивления. – Кстати, а чё эт за хмыри-та?

– Дреморы, – коротко ответила пегаска.

– Даре-кто?

– Дреморы. Ещё одни даэдра, что подчиняются Мерунесу Дагону.

– Кому подчиняются?

– Мерунесу Дагону – принцу дэйдра, в чей план мы попали.

– План? Медунес Данон? Дыйдра? Дареморы? – ЭпплДжэк неуверенно повторяла новые для себя слова, пробуя их выговорить. – Тьфу! Ахинея какая-т. Те-т откуда эт всё извесно?

– Не твоё дело, – резко ответила Рэйнбоу.

ЭпплДжэк бросила на неё неодобрительный взгляд, пегаска же сделала вид, что не заметила его. Они ещё пару минут отдыхали, восполняя силы после схватки. Наконец, пони с фермы встала и двинулась дальше, не забыв про свой клинок:

– Дафай, пофли.

Рэйнбоу неохотно поднялась и поспешила нагнать неугомонную пони с фермы. Они подходили всё ближе и ближе к башне. Если в начале своего пути они могли разглядеть лишь общие очертания строения, стоящего где-то на горизонте, то сейчас их взору башня представала во всей своей ужасающей красе: огромные чёрные провалы, сквозь которые пробивался свет огромного столба пламени, чёрные шипы, торчащие тут и там, кроваво-красные надписи и символы, коими были расписаны некоторые стены.

Так они продолжили свой путь, минуя ловушки, вовремя замеченные Рэйнбоу, и осторожно проходя по берегам лавовых озёр. Примерно через полчаса такого осторожного продвижения и несколько мелких стычек со скампами, две пони добрались до основания башни – высоченного портала без какого-либо намёка на двери.

– Так-с, вот мы и добрались. – ЭпплДжэк оставила своё оружие в земле и обратилась к своей спутнице. – Чё дальше?

– Эй, вообще-то мы здесь исключительно по твоей прихоти. Можно подумать, я в таких местах бываю каждый день, – кисло отвечала Дэш, обводя взглядом окрестности. Внезапно её взор остановился на каком-то объекте слева от неё.

– Ну, ежели вспомнить, чё ты рассказывала про это местечко, то выходит, чё так оно и есть, – решила слегка поддеть пегаску земная пони.

– Эй, фермерша, – Рэйнбоу обратилась к ЭпплДжэк, не отводя глаз от чего-то важного. – Мне кажется, что ты знаешь его.

– Чё? Чё за чепуху ты мелешь? – светлогривая пони проследила за взглядом Дэш. – Ох ё... Этож...

Объектом, приковавшим их внимание, была ловушка, такая же, как та, в которую чуть не угодила ЭпплДжэк несколько часов назад. Вот только в эту ловушку всё-таки кое-кто угодил – это был единорог белой масти, одетый в кожаные доспехи, который, наверно, так и не понял, что же его убило.

– Ну, теперь у тебя есть пример того, что с тобой могло произойти, – сухо прокомментировала это радужногривая пегаска.

Она осторожно приблизилась ко второму бойцу, что был нанят для защиты фермы, и быстро осмотрела его сумки. В них валялось несколько бинтов и склянок с лечебными зельями. Забрав медикаменты, Рэйнбоу огляделась в поисках оружия незадачливого единорога – возле ловушки валялось два прекрасных меча. Сняв для них ножны с мертвеца, Дэш взяла клинки с собой. Возвращаясь ко входу в башню, она кинула один из мечей ЭпплДжэк. – Лови. Эт те в качестве запасного. – Та косо посмотрела на меч, но всё-таки закрепила ножны на себе, вспомнив, откуда у неё вообще взялось оружие.

– А теперь пошли внутрь, раз уж пришли, – пегаска направилась к порталу, ведущему в башню, ЭпплДжэк двинулась следом за ней.

Внутреннее убранство башни почти ничем не отличалось от внешнего: чёрный камень стен, выступающие в разных местах шипы. Но было и важное отличие – огромный столб пламени, бивший вверх из озера лавы, расположенный в центре башни. Своим светом он не столько освещал, сколько ослеплял. Из-за этого внутри казалось очень темно.

– Конфкияблоки, ну и мефтечко, – прокомментировала ЭпплДжэк. Она отвернулась, стараясь не смотреть на столб огня. Вдруг, с верхних этажей башни донеслись крики. – Эпплблум! – ЭпплДжэк сорвалась с места, но тут же остановилась – она не знала, как подняться наверх.

– Эй, фермерша. – Рэйнбоу указала на незаметный на фоне стены проём. Обе пони поскакали к нему.

Внутри было светло, несмотря на отсутствие явных источников света. Проход уводил наверх, слегка изгибаясь вправо. Быстро преодолевая расстояние, ЭпплДжэк первой оказалась в узком высоком зале. Пройдя почти до середины, она остановилась – рядом с ней, прислонившись к стене, лежало тело жеребца красной масти, разрубленное пополам.

– Б-биг М-мак... – выдавила из себя ЭпплДжэк.

Раздавшийся сзади крик донёсся до неё:

– Ложись!

Не понимая, зачем это нужно, ЭпплДжэк обернулась назад. Именно это и спасло ей жизнь – огромная секира вылетела из стены и, скрежеща старым механизмом, пронеслась через зал. Она чисто срезала хвост зеленоглазой пони у основания и скрылась в стене, над тем самым местом, где лежало тело жеребца. К ЭпплДжэк подбежала уже запыхавшаяся Рэйнбоу.

– Твою мать! Мне тебя что, каждый раз спасать? – кричала на оранжевую пони Дэш, тяжело дыша. – Своих мозгов нет?

ЭйДжей лишь молча смотрела на гневавшуюся пегаску округлившимися глазами. В этот момент в её голове смешалось всё: потеря ещё одного члена семьи, нахождение на волоске от гибели мгновение назад, ярость на тех, кто за этим стоит. Наконец, новый крик, приглушённый стенами зала, долетел до её ушей. ЭпплДжэк уже собиралась рвануться вперёд, но тут закричала Рэйнбоу:

– А ну стоять, дура! Хочешь разделить его участь!? – она грозно посмотрела на отвернувшуюся пони с фермы. – Валяй!

ЭпплДжэк была настроена серьёзно. Она сделала первый шаг, как вдруг секира вылетела вновь. На этот раз оранжевая пони была готова – она быстро отскочила назад, а затем, как только лезвие прошло дальше, рванулась вперёд и скрылась в боковом проходе.

– Чёрт! Упрямая дура... – вздохнула пегаска. Выждав немного времени, она также прошла ловушку и последовала за ЭпплДжэк.

Проход вёл на широкий балкон, поднимающийся по спирали наверх. И где-то через один пролёт наверх слышался стук копыт. Рэйнбоу пустилась вперёд. Наверху её ожидала оживлённая битва. Двое дремор наседали на пони с фермы. Она отбивалась как могла и даже сумела хорошенько огреть одного из врагов, отчего тот оступился и упал вниз с балкона. Однако второй дремора воспользовался этим и рубанул ЭпплДжэк по правой ноге. Та потеряла равновесие и упала на пол. Когда же чёрный жеребец изготовился для последнего удара, перед ним появилась голубая пегаска и блокировала удар. Отклонив его меч, Дэш перехватила свой меч остриём вперёд и воткнула его меж пластин брони – дремора упал. Подскочив, к своей спутнице, Рэйнбоу открыла свою сумку и достала бинты:

– Чёрт тебя дери, фермерша! Ты вконец сдохнуть захотела? – Дэш пыталась перевязать рану, но её познаний в этом едва хватало. Наконец, кое-как закрепив повязку, она достала пузырёк и дала его ЭпплДжэк. – Пей.

Зеленоглазая пони послушно осушила склянку и неуверенно поднялась на ноги. Сделав несколько шагов, она более-менее привыкла к боли в ноге и освоилась с перевязью. Сверху снова донеслись крики. ЭпплДжэк уже собиралась вновь рвануться вперёд, но путь ей перегородила Рэйнбоу:

– Я. Пойду. Первой, – с расстановкой проговорила она. Затем развернулась и так чтобы, не напрягать больное плечо поскакала наверх. Беспокоиться о том, что её спутница выкажет недовольство скоростью, не приходилось – у неё теперь также были раны на ногах.

Через три полных пролёта балкон заканчивался под кроваво-красным куполом, в который упирался столп пламени. На небольшой площадке, которой заканчивался подъём, был проход внутрь. Рэйнбоу и ЭпплДжэк, не мешкая, двинулись по нему. Коридор вывел их в на крышу башни: красный купол под ногами, кровавое небо над головой, чёрные стены, на которых располагались странные механизмы. В центре крыши из купола бил столб огня, в котором висел странный камень. Но не это привлекло внимание оказавшихся здесь двух пони – на огромных шипах висели клетки. Некоторые из клеток были пусты, в других остались лишь обгоревшие останки, в третьих же были заточены пони. Быстро обведя взглядом клетки, ЭпплДжэк заметила маленькую кобылку.

– Эпплблум!

Кобылка подняла голову и уставилась заплаканными глазами на свою сестру:

– Сестрёнка! – слёзы снова начали литься из её глаз. – Они... они... отправили туда Голд и Ред Делишеса, а ещё Эппл Дамплин и Рэд Галу...

– Куда туда?

В этот момент одна из клеток по цепи двинулась в сторону пламени. Заточенный внутри неё пегас тщетно пытался вырваться и просил о пощаде – как только клетка погрузилась в огонь, все его слова слились в один протяжный вопль, полный боли и страдания.

Две потрёпанные пони с ужасом наблюдали за этим. Наконец, они, не говоря ни слова, бросились к огромным рычагам, управлявшим клетками. В это время из другого прохода на крышу вывалило около десятка дремор, закованных в броню. Увидев, что происходит, дэйдра бросились в атаку.

– Чёрт! Фермерша, займись, рычагами, я их остановлю! – крикнула Рэйнбоу, скача навстречу врагу. Начался последний бой. Дэш увернулась от удара первого дреморы, обошла его и быстро всадила меч меж пластин. Затем, парировала удар второго и снесла тому половину головы. Третий и четвёртый навалились вдвоём – один атаковал в лоб, размахивая огромным мечом, а второй обошёл слева. Не в силах защищаться с двух сторон одновременно, Рэйнбоу атаковала сама. Выбрав целью обошедшего её дремору, она рванулась к нему, но первый дэйдра дотянулся своим мечом до неё, оставив рану на правом бедре. Из-за этого Дэш потеряла равновесие и упала прямо перед противником. Однако вместо него над пегаской склонилась ЭпплДжэк.

– Дафай, фстафай. – она протянула копыто. Рэйнбоу быстро поднялась и приготовилась к продолжению боя.

Теперь дреморы накинулись всей толпой. Четверо атаковали Дэш, остальные занялись ЭпплДжэк. Из-за численного перевеса дреморы теснили пони к столбу пламени. Те отбивались изо всех сил: Рэйнбоу смогла уложить ещё одного, но и сама получила пару новых ран, ЭпплДжэк также убила одного даэдру.

– Надо профыфаться! – крикнула Дэш, парируя очередной удар.

– Но как?

– Фа мной! – с этими словами пегаска устремилась вперёд. Этот неожиданный ход слегка дезориентировал врагов, поэтому она смогла прикончить ещё одного противника. Но и только – один из дремор ударом выбил меч из зубов Рэйнбоу, а второй полоснул по боку, оставив глубокую рану. Дэш упала.

– Рэйнбоу!

Дэш оставалась в сознании и прекрасно понимала, что это конец. Краем глаза она заметила, что её меч угодил точно в камень, висящий в столпе огня, и расколол его.

Мгновение ничего не происходило. Затем языки пламени из столба стали вырываться из общего потока, купол под копытами накренился. Внезапно, всё вокруг начало трястись.

– Фто происфодит? – только и смогла вымолвить ЭпплДжэк.

– Сестрёнка! – голос маленькой кобылки пробился сквозь нарастающий шум.

– Эпплблум!

Пламя из столба поглотило троих дэйдра, моментально испепелив их.

– Сестрёнка! Мне страшноо! – это были последние слова, которые услышали Рэйнбоу Дэш и ЭпплДжэк. В следующее мгновение весь мир вокруг них поглотила белая вспышка.


– Эй, фермерша, ты там долго? – из-за угла амбара донёсся голос голубой пегаски.

– Фя, пофоди ефё минуту, – крикнула в ответ светлогривая пони. Она воткнула полуторный меч в основании небольшой могилки. Рядом находилось ещё два десятка таких же небольших холмиков. ЭпплДжэк отошла немного назад, затем бросила последний взгляд на могилы.

– Простите... – слёзы начали катиться из её глаз. – Простите, что не смогла спасти вас.

За углом послышался неуверенный стук копыт.

– Эй, фермерша, долго ты ещё соби... – слово так и осталось недоговорённым. Рэйнбоу посчитала лучшим тихо вернуться за угол.

Через десять минут к ней наконец вышла ЭпплДжэк. Она понуро опустила голову, а в уголках глаз всё ещё стояли слёзы. Она подошла и присела рядом с голубой пегаской.

Так они просидели ещё несколько минут. Наконец, пони с фермы заговорила:

– Пойдём.

– Фермерша... – начала было Рэйнбоу.

– Просто ЭпплДжэк.

– Эппл... Эппл... Не, давай лучше ЭйДжей. – предложила Дэш. От этого у оранжевой пони вновь полились слёзы. – Эй, эй, эй! Что такое? Я что-то не так сказала? – забеспокоилась пегаска.

– Нет, всё хорошо. Прост так мя называли в семье, – сказала она, утирая слёзы.

– Эхх... Ладно... Эппл...Джэк... Ты уверена?

– Да, я уверена, – тихо ответила она.

– Ну что ж, тогда пойдём, – с этими словами Рэйнбоу аккуратно поднялась – к уже имеющимся ранам на левом плече и сломанному крылу, её правый бок и бедро были перевязаны, поэтому она старалась их не беспокоить – и посмотрела на ЭпплДжэк.

– Да, пойдём, Рэйнбоу. – она тоже поднялась, и они медленно двинулись прочь от фермы, проходя мимо расколовшихся остатков портала, чёрных стволов деревьев и сгоревших построек. Всё время, пока они шли через сады, никто не проронил ни слова. Выйдя за ворота, Дэш кивнула в сторону города и ЭпплДжэк последовала за ней. Пройдя в молчании ещё несколько минут, Рэйнбоу всё-таки не выдержала.

– Эй, фер... ЭйДжей, а что это за красные ленты?

– Эх, эт долгая история... Ну, думаю, я те щас расскажу...