Автор рисунка: Noben
Врата Умбра

Зебра

Обычные занятия обычного искателя приключений — раздобыть что-нибудь для продажи, получить за это деньги, жить припеваючи. Разумеется, всё это без лишнего риска для своего здоровья. Но что делать, если ты встретишь такого приключенца на своём пути?

“Полосатые такие странные: вечно вытворяют какие-то непотребства, но и от них бывает прок”.

Вечер. Солнце уже наполовину скрылось за горизонтом, превратив небо вокруг себя в красно-оранжевое море, по которому плывут облака. На дороге, пролегающей через лес, расположился постоялый двор, к нему приблизились две пони. Подойдя ко входу, они поглядели на вывеску. Там было написано: “Таверна “Дурное знамение”” и изображена расколотая пополам перевёрнутая подкова.

– Ну и названьице. – заметила одна из спутниц. Это была оранжевая пони с гривой цвета соломы, закованная в железные латы. На боку у неё болтался внушающего вида полуторный меч.

– Какое значение имеет название, главное, что это таверна! – ответила ей голубая пегаска, облачённая в кожаную броню, кое-где залатанную. Её седельные сумки были битком набиты разным добром, впрочем, как и сумки её напарницы. – Давай, ЭйДжей, я уже целую вечность не пила сидра!

– Ох, те лишь бы бухнуть, Рэйнбоу, – вздохнула ЭпплДжэк, заходя внутрь. Дэш последовала за ней.

Внутри всё было типично для таверны: стойка, за которой стоял хозяин, пара десятков столиков, большая часть из которых была занята, бочки с вином, сидром и прочими напитками, расставленные вдоль стен.

– ЭйДжей, найди свободное место, я пока пойду сниму комнату и куплю сидра. Тебе, кстати, взять? – Рэйнбоу обратилась к своей спутнице.

– Не стоит. – ЭпплДжэк покачала головой, после чего осмотрела зал – несколько свободных столов стояло в разных частях зала. ЭйДжей выбрала тот, что стоял в углу. Подойдя к нему, она скинула свои сумки, а ножны с мечом приставила к стене. Через минуту к ней подошла Дэш и присела рядом, предварительно также разгрузившись.

Обстановка в таверне располагала к отдыху: задорная музыка, лившаяся из лютни единорога-музыканта, под которую несколько завсегдатаев таверны напевали простенькую песню, тихий гул от множества голосов, редкие крики.

Рэйнбоу умиротворённо потягивала сидр, ЭпплДжэк же с кислой миной смотрела на это. Наконец, она решила завести разговор.

– Слухай, яблочко, напомни-ка мне, какого сена я пошла с тобой? – голос ЭпплДжэк временами заглушался криками, доносившимися из-за соседнего столика.

– Ну, те напомнить все моменты, когда я спасала твою шкуру? – Рэйнбоу неспешно попивала сидр, никак не реагируя на ворчание своей спутницы.

– И всё-таки, эта вылазка в руины была плохой идеей, – продолжала ворчать светлогривая пони.


Солнечный день. Одиноко стоящий дуб возвышался на маленьком холмике возле дороги. В тени его огромной кроны отдыхала ЭпплДжэк. Она потянулась и посмотрела на дорогу – по ней неслась Рэйнбоу. ЭйДжей поднялась и одела перемётные сумки с ножнами. Наконец, Рэйнбоу достигла дерева.

– Ну, узнала чё-нить интересное? – спросила ЭпплДжэк, поправляя ножны с огромным мечом. Хотя его вес и показался бы внушительным для любой пони, ЭпплДжэк никак это не беспокоило: она просто не могла привыкнуть к этому огромному куску железа, что висел у неё на боку.

– Ага, местные рассказали, что рядом в лесу есть какие-то руины. Они около них часто ходят и никого ни разу не видали. – Дэш перевела дыхание и продолжила. – Думаю, это будет очень просто.

– Тогда показывай дорогу. – ЭпплДжэк одарила её лёгкой улыбкой, и они двинулись.

Дойдя до опушки, Рэйнбоу свернула с дороги и повела за собой ЭйДжей. Путь к руинам был хорошо виден по вытоптанной тропинке в лесу, и Дэш даже не требовалось искать дорогу, поэтому пони с фермы решила завести разговор.

– Слухай, яблочко, а как твои раны-та?

– Да, всё отлично. На плече уже всё зажило, да и бок больше не ноет. С крылом тоже всё в порядке, – она демонстративно расправила оба крыла.

– На те прям как на собаке всё заживает, – задумчиво прокомментировала ЭпплДжэк и внимательно посмотрела на свою спутницу.

– Эй-эй, ты чего на меня вылупилась-то? – Рэйнбоу даже увеличила дистанцию, чтобы быть подальше от такого странного взгляда.

– Да, я тута припомнила, что быстрая ре-не-ге... ре-га-не... Тьфу! В общем, когда раны быстро заживают, эт признак того, чё перед тобой пони-оборотень.

– Что? Пони-оборотень? Ты вообще знаешь, откуда берутся все эти байки? – теперь настал черёд Дэш странно смотреть на свою напарницу. – Да это бредни зебр и бизонов, чтоб пугать ими своих детишек. – “Да, про Хирсина и его прихвостней тебе лучше не знать”.

– Ну, мож и так, – согласилась ЭпплДжэк. – Клыков у тебя нету, – она поймала хмурый взгляд Рэйнбоу и продолжила. – Да, а ты слышала, о чём болтали те торговцы?

– Какие торговцы? Те, которых мы встретили на дороге вчера? – Уверенный кивок ЭйДжей. – Неа, не обратила внимания. А о чём они толковали?

– Один из них утверждал, чё императора убили! А другой божился, чё всё враньё эт, распространяемое всякими фанатиками твоих дыйдра. А первый клялся, да показывал какой-то лист, в котором, по его словам, было чёрным по белому написано о том, чё императора убили, и охрана не смогла его спасти. Такие дела. – ЭпплДжэк посмотрела на Рэйнбоу. – Ты-та чё об этом думаешь?

– Да, хрень это всё. Императора охраняют так, что к нему и близко не подойти, какое там убийство. – Дэш спокойно ответила заученную фразу. Она почти каждый вечер думала о том, что говорить, когда участь императора вскроется и все разговоры будут только об этом. – “Надеюсь, это было достаточно убедительно”.

– Как-та слишком спокойно ты отреагировала... Хотя, думаю, ты права: брехня эт.

“Фух... Пронесло”.

Поплутав по тропе ещё с пару минут, они вышли к руинам, которые разыскивали.

– Так, мы пришли, – заявила Рэйнбоу. Она с ЭпплДжэк стояла возле поднимавшегося из-под земли развалившегося строения причудливой формы. Стреловидные арки, белый камень стен, высокие тонкие колонны – такими открывались руины глазам двух пони. – Что-то входа не видать. Гляну с воздуха, где можно залезть внутрь.

– Лады, я тогда тута обожду.

Дэш расправила крылья и взмыла в небо, затем, сделав круг над руинами, снизилась и влетела в пролом. Через минуту она показалась из него:

– ЭйДжей, давай сюда, здесь, походу, есть проход, – крикнула она своей напарнице.

Глянув наверх, ЭпплДжэк начала осторожно подниматься по развалившейся кладке. Пару раз опора под её копытами начинала ходить ходуном, отчего ей приходилось возвращаться назад. Наконец, она добралась до места, где ждала её Рэйнбоу.

– Блин, ЭйДжей, почему так долго? Я тут чуть не заснула, – она демонстративно зевнула.

– Знаешь, у мя нету пары здоровых крыльев, чтоб взлететь, – парировала ЭпплДжэк.

Рэйнбоу нарочно посмотрела на спину своей напарнице, чтобы убедиться в этом. Поймав косой взгляд фермерши, Дэш ухмыльнулась:

– Ладно-ладно, твоя правда. Давай, зажигай факел, – ЭпплДжэк быстро всё сделала. – Готова? Тогда пошли.

Продвижение вглубь руин было спокойным. Высокие коридоры, перемежающиеся с лестницами, по углам были завалены выпавшими из стен камнями. В некоторых местах кладка была полностью сломана, а на её месте произрастали необычные кристаллы, излучавшие слабый бирюзовый цвет. Несколько раз путь ветвился, но весь выбор сводился к продолжению хода и небольшому помещению, в котором ничего не было.

В конце очередной лестницы двух пони поджидала дверь. Осторожно приблизившись, Рэйнбоу попробовала открыть её – та была заперта. Тогда она внимательно осмотрела дверь и замок. Она была сделана из металла, прутья переплетались между собой, создавая причудливый узор, и таким образом напоминали решётку. Между ними можно было рассмотреть темноту обширного зала. Замок же, хоть и выглядел старым и потрёпанным, на деле оказался крепким и прекрасно выполняющим свои функции.

– Похоже, придётся поработать по старинке, – Дэш достала из сумки свёрток и вынула из него пару отмычек. – ЭйДжей, дай-ка мне свою крагу.

– За кфоим феном?

– Блин, просто дай и всё, хорошо? – ЭпплДжэк сняла левую крагу и передала Рэйнбоу. Та незамедлительно одела её и вставила обе отмычки в зазор между копытом и металлом. – А теперь смотри и учись.

Замок оказался хорошим: первая отмычка сломалась уже на второй попытке, а вторая продержалась всего три. Но этого было достаточно: Дэш догадалась, как вскрыть эту дверь, и с помощью третьей отмычки с первого раза открыла замок.

– Вот так вот! – торжествующе заявила пегаска. – Знаешь, крагу, я, пожалуй, пока себе оставлю. Мало ли, может ещё замки впереди попадутся. А теперь пошли.

Зал, куда они попали, был действительно обширным. Потолок было невозможно разглядеть в темноте, белые стены были испещрены множеством узоров, на высоких колоннах покоились причудливые светящиеся камни, слабо освещавшие помещение. В центре же находилось углубление, заполненное водой.

– Нфу и мефтечко, – присвистнула фермерша. Она переводила взгляд с одной стены на другую, рассматривая причудливые изображения. А взгляд Дэш сразу остановился на светящихся камнях.

– ЭйДжей, вытащи-ка из моих сумок все вещи и положи к себе, – увидев немой вопрос в глазах своей спутницы, она пояснила. – Я слетаю, возьму те камни, – она ткнула копытом наверх.

После минуты приготовлений, Рэйнбоу взлетела и направилась к вершинам колонн. Подлетев к первой, она осторожно взяла камень – тот оказался тёплым. Аккуратно положив его в сумку, Дэш направилась к следующему. Снизу послышался звук движения каменных плит.

– Рэинфбоу! – донёсся голос ЭпплДжэк.

– В чём дело? – она как раз убирала второй камень.

– Фута чёто проифходит. Фтены как бутта дфижутса.

– А, да не парься об этом. Просто какие-то старые механизмы, вот и всё, – Дэш была полностью поглощена сбором светящихся камней, поэтому почти никак не реагировала на беспокойство ЭйДжей.

Меж тем, звук не прекращался. Обеспокоенная пони решила проверить, что же всё-таки происходит, и направилась к источнику звука, пристально вглядываясь в темноту. Рэйнбоу же продолжала набивать сумку. Подойдя к стене, ЭпплДжэк заметила, что нескольких плит нет, а на их месте зияют чернотой проходы. Посветив факелом в первый из них, она тут же отшатнулась: внутри стоял скелет пони. На белых, как снег, костях играли блики от огня; глазницы были пусты, но скелет тут же устремил свой отсутствующий взгляд на нарушительницу его покоя.

– Конфкиябфлоки! – ЭпплДжэк рванулась прочь от скелета, ища взглядом Дэш. – Рэнфбоу!

– Ну чё на этот раз? – она посмотрела вниз. – Чёрт! Ну какого хрена! – и тут же направилась на выручку своей спутнице.

Приземлившись, она выхватила меч и изготовилась к обороне, ЭпплДжэк сделала то же самое, бросив факел в сторону врага. Свет от пламени отразился на костях по крайней мере двух десятков скелетов. Они атаковали скопом, но взмах меча ЭпплДжэк умерил пыл семерых скелетов, раскидав их кости в разных направлениях. Рэйнбоу тоже не отставала: она, легко уворачиваясь от атак, разрубала хребты и шеи, оставив валяться вокруг себя части шести скелетов. Остальные были также быстро перебиты. Дэш и ЭйДжей перевели дух.

– Ну ничё фе, – ЭпплДжэк убрала меч и пошла за факелом. – Лехче лёхкого, да?

– Да ладна те, эти ребята не опасны, если только... – Рэйнбоу не успела договорить, её догадки подтвердились: разбитые на отдельные кости скелеты начали собираться заново. – Чёрт! Надо валить отсюда. Давай к выходу, – она рванулась к двери, через которую они попали сюда. Но не нашла её на прежнем месте – вместо неё была каменная плита. – Чёрт! ЭйДжей, видишь ещё какие-нибудь двери?

– В той фтене паявились профоды, из каторых пафезли эти мертфяки, – светлогривая пони вновь выхватила свой меч и по одному раскидывала поднимающиеся скелеты.

– Давай туда! – Дэш взлетела и направилась в сторону указанной стены. У прохода она оказалась раньше, чем ЭпплДжэк, поэтому прикрыла её от ещё двух поднявшихся скелетонов. – Ф этфот! – она ткнула копытом во второй проём слева из пяти. В его глубине мерцал тусклый свет.

Как только они пробежали внутрь, каменная плита за ними начала подниматься, но нескольким мертвецам всё же удалось проскочить за ними. Однако не это сейчас занимало бегущих пони: из проёмов в стенах вылетели огромные подвесные секиры. Двигались они асинхронно, из-за чего проследить их перемещение было невозможно.

Проскочив первые три секиры, Дэш и ЭйДжей услышали за собой смачный хруст костей – один из преследователей продемонстрировал, на что способен огромный топор. Однако расслабляться было рано – впереди было ещё не менее пяти смертоносных препятствий. Благодаря своей скорости и ловкости Рэйнбоу смогла миновать их всех, а вот ЭпплДжэк повезло чуть меньше: пару раз лезвие высекало искры из её брони, но она успевала в последний момент упасть на пол. А один раз, не рассчитав время, фермерша и вовсе была сбита с ног, но доспехи выдержали удар, сохранив жизнь своей хозяйке.

Наконец, коридор смерти остался позади, и спутницы вылетели в прямоугольный зал, освещаемый такими же светящимися камнями. Сзади них раздавался хруст и треск ломаемых костей – мертвецы хоть и не умирали от сокрушительных ударов, но вставая каждый раз заново, снова знакомились к неумолимым движением стальных секир. ЭпплДжэк и Рэйнбоу тяжело дышали, восстанавливая дыхания.

– Чёрт, ну и руины, – заметила пегаска.

– Очень просто, ага? – поддела её пони с фермы.

– Всякое бывает, – одной фразой Дэш закончила все подколки. – Отдохнула? Тогда двинули дальше.

Продвигаясь дальше с большей осторожностью, они внимательно осматривались по сторонам. Рэйнбоу смотрела за правой стороной, а ЭпплДжэк осматривала левую, но, споткнувшись обо что-то, посмотрела себе под копыта.

– Яблочко.

– Что такое? – сделав ещё шаг, Дэш остановилась.

– А чё эт за дырки в полу? – поинтересовалась фермерша.

– Какие ещё дырки? Ох, еб... – конец фразы пропал, также как и пол в зале, вместе с двумя пони. Лишь через несколько секунд над провалом показалась Рэйнбоу, держащая ЭпплДжэк.

– Эт место мне нравится всё меньше и меньше, – прокомментировала ЭйДжей, когда Дэш поставила её на участок пола, который не собирался исчезать под копытами.

Но деваться было некуда – пути назад не существовало, поэтому спутницы двинулись вперёд. Зал кончался небольшим коридором, в конце которого виднелась маленькая комнатка. Внимательно осмотрев коридор на наличие ловушек и, не обнаружив ничего, Дэш первой оказалась в комнате. В её центре стоял постамент, на котором лежал камень средних размеров, чем-то отдалённо напоминавший голову. Камень ничего не создавал: ни сияния, ни гудения, ничего. Но пегаска буквально кожей чувствовала исходящую от него мощь.

– Да, игра определённо стоила свеч.


– Да ладно тебе, отлично прогулялись: места новые повидали, – она похлопала левым крылом по набитым седельным сумкам. – Добром разжились.

– Но мы ж чуть копыта не отбросили в том месте! – воскликнула ЭпплДжэк.

– Ну, издержки работы искателя приключений, – пегаска пожала плечами.

– Ничё се, издержки, – вздохнула оранжевая пони.

Где-то в другом углу зала завязалась драка. Набившиеся в таверну пони, увидев новое развлечение, устремились к нему.

– Всё отлично, мы на деньги с продажи этого барахлишка сможем обновить себе снаряжение, а то это уже никуда не годится. – сказала Рэйнбоу, допивая сидр. – Эх, хороший сидр. Но твой всё равно на двадцать процентов круче.

– На двадцать чего? – непонимающе уставилась на голубую пегаску ЭпплДжэк.

– Забей, – отмахнулась Дэш. – Пойду ещё налью.

Рэйнбоу встала и пошла к стойке. Многие столики сейчас пустовали – большая часть посетителей сейчас наблюдала за дракой, однако один пони всё-таки остался сидеть на месте, уткнувшись головой в копыта. Ну, как пони, – чёрно-белая в полоску грива говорила о том, что это была зебра. Проходя мимо, Дэш тихо хмыкнула:

– Хм, зебра. Чудные они всё-таки.

Внезапно зебра подняла голову и расправила крылья!

– Эй! Кто только что назвал меня зеброй? – Баритон, принадлежавший липовой зебре, набирал силу. – Я вам щас покажу, кто тут полосатый! – Он развернулся и упёрся взглядом в Рэйнбоу. Ухмылка тут же появилась на его морде. – Пфф, радужная пони.

– И? Тебе что-то не нравится? – Дэш слегка передёрнуло от подобной реакции.

– Пффф, радужная пони, да ещё и говорящая! А я думал, вы только в сказках бываете.

– А я думала, что у зебр не бывает крыльев, – поддела в ответ Рэйнбоу.

– Слышь, ты, радужка, я не зебра, я пегас! Самый, что ни на есть настоящий! – ухмылка моментально исчезла с лица жеребца.

– Да неужели? А по-моему, ты зебра, которой приделали крылья.

А теперь он был зол: на секунду его глаза блеснули красным, а белые крылья расправились за спиной.

– Слушай сюда, радужка. Повторяю в последний раз – я пегас. Ещё вопросы? – с расстановкой проговорил жеребец.

– Ты зебрас или пегобра? – невинно поинтересовалась Дэш.

Внезапно, новый голос вмешался в разговор:

– Эй, яблочко, чё ты тама так долга? – ЭпплДжэк подошла к двум пегасам.

– ЭйДжей, погоди, у меня тут кое-что интересное.

– Яблочко? ЭйДжей? Ммм, твоя подружка? А-а-а, теперь я, кажется, всё-ё-ё понял, – медленно протянул белый пегас. Его глаза прищурились, ухмылка расплылась по морде. – Жеребчиха.

А вот теперь зла была уже Рэйнбоу.

– А ну-ка повтори.

– Же-реб-чи-ха. – с расстановкой произнёс пегас.

– Ты, зебра с крыльями...

– Жеребчиха!

– Зебра с крыльями!

Эта словесная перебранка уже почти добралась до апогея, но вдруг крик из подвала, где располагались комнаты для путников, заставил всех в таверне отвлечься от своих дел:

– ТРУП! УБИЙСТВО! УБИЙСТВО! – разлеталось по залу.

Новое, неожиданное событие сразу приковало к себе всеобщее внимание. Толпа возле драки рассосалась, оставив драчунов разбираться между собой в полном одиночестве. Но вскоре и они устремились посмотреть, что же произошло. Всё это моментально разрядило обстановку между двумя пегасами – они лишь бросили друг на друга злобные взгляды и разошлись: жеребец с чёрно-белой гривой уселся обратно за стол, а Рэйнбоу пошла к стойке купить ещё сидра. Вернувшись с полной кружкой к себе за столик, её встретил хмурый взгляд ЭпплДжэк:

– Ну и чё эт ща было?

– Да он первый начал! – ещё не отошедшая от перепалки пегаска снова начала заводиться. – Сказал, что радужногривых пегасов не существует, а потом ещё и жеребчихой обозвал! Я ему перья бы повыдёргивала.

– Да? А я слышала, что эт ты начала первой обзывать его зеброй, яблочко.

– Не было ничего такого, ты что? – попыталась отвертеться Дэш. В это время в таверну зашли ещё несколько пони, одетых в просторные накидки. Быстро оглядев зал, они двинулись к столику, за которым сидели Рэйнбоу и ЭпплДжэк. – И вообще, хватит об этом, дай сидра попить. – Она уже приложила губы к кружке, но увидев подошедших, поставила её на стол. – О, какие пони! Давно не виделись, паломники!

Черногривый жеребец вежливо поклонился и начал.

– Рады вас видеть в полном здравии, Мисс Дэш. Мы хотели бы сказать спасибо за то, что спасли нас тогда из копыт некромантов.

– Ага-ага, спасибо в карман не положишь. Лучше расскажи, что интересного узнали во время своего паломничества? – Рэйнбоу в очередной раз помешали глотнуть сидра.

– Вообще-то, мы здесь по другому делу, – загадочно ответил паломник. – Мы пришли сказать спасибо за то, что позаботились об Императоре, но теперь вам предстоит отправиться следом за ним.

Глаза Дэш округлились от последней фразы: “ЧТО!? КАКОГО ХЕРА!?”.

Но время для разговоров прошло. Из-под плащей паломников вылетело оружие и устремилось к пегаске, но она быстро пришла в себя и увернулась от летящих мечей. Выхватив из ножен свой клинок, она кинулась вперёд. Первым под удар попал серогривый жеребец. Он бросился на Рэйнбоу, опрокинув столик, но это его не спасло – Дэш увернулась от перевёрнутого стола и перерезала “паломнику” горло. ЭпплДжэк тоже не сидела без дела: схватив свой меч, она насела на кремовую кобылку. Та была явно половчее своего незадачливого компаньона и умело уворачивалась от атак, временами сама делая выпады.

“Ага, значит остался один”. – подумала Рэйнбоу и кинулась на черногривого пони. Тот уже приготовился к защите, но она ему не понадобилась – во время своего рывка Дэш угодила в разлившийся по полу сидр и, поскользнувшись, полетела носом вперёд прямо под копыта своего врага. – “Шеогорат, чтоб тебя дракон поимел, падла”. – таковы были последние мысли голубой пегаски, смотрящей на своего убийцу. Тот уже направил меч в её направлении, но уже через мгновение в нём торчало девять кинжалов. Сумев лишь повернуться в сторону, откуда прилетела его смерть, он упал замертво. Секундой позже послышался ещё один глухой удар – тело кремовой кобылки, разрубленное наискось, грохнулось на пол.

– Эй, жеребчиха, за тобой должок, – знакомый баритон донёсся до ушей Рэйнбоу.

– Чёрт, уж лучше б я сдохла...


– Ээххх, давненько я не пил сидра! – белый пегас ударил пустой кружкой по столу, довольно ухмыляясь.

– Так как тя звать? – поинтересовалась у него ЭпплДжэк.

– Монохром Чардж – бродяга себе на уме, искатель приключений на свой круп и самый меткий метатель всего, что можно метать, в Тамриэле! – деловито ответил он.

– Хм, кого-то ты мне определённо напоминаешь... – улыбнулась ЭйДжей, глядя на Рэйнбоу – та лишь кинула в ответ злобный взгляд и отвернулась. ЭпплДжэк вернулась к расспросам Монохрома, а Дэш изо всех сил старалась не слушать их разговора, сосредоточившись на своих мыслях.

“Чёрт! Ну какого хрена это произошло!? Поскользнуться во время броска – зашибись! Но быть спасённой этой зеброй – Аааааррггхх!” – она повернулась и посмотрела на белого жеребца. – ”Теперь ещё сидит тут, ухмыляется, лыбится, да хлебает сидр за мой счёт, полосатая зараза. Кичится тут, видите ли, строит из себя не пойми кого ~ буэ. А внешность: грива полосатая – зебра блин, бородка, повязка на лбу красная, в ушах серьги, одёжка вычурная – чёрт, да он ещё и потаскун ещё тот небось. Блин, ну спасибо тебе, Шеогорат, удружил, дэйдра хренов”.

– Кстати, а как ты тута оказался-та? – продолжала расспрашивать Чарджа ЭпплДжэк.

– Да, обычное дело: путешествую из города в город, зарабатываю чем могу. В последнее время совсем туго было, решил в Кватч двинуть, – тут он сделал паузу, ухмылка с его лица как будто испарилась. – Да слухи тут ходят, что там пиздец какой-то творится, – произнеся это, Монохром тут же спохватился и добавил. – Ну, в смысле, что-то нехорошее.

ЭпплДжэк нахмурилась и придвинулась ближе. Даже надувшаяся Рэйнбоу, услышав о неприятностях, навострила уши. Жеребец продолжал:

– Путешественники, что рядом с Кватчем были, говорят, будто небо над городом кроваво-красное, всё в трещинах. Пони из города толпой валят, а внутрь никого не пускают. Такие дела.

– Кроваво-красное... всё в трещинах... – медленно повторила ЭпплДжэк.

– Эй, ЭйДжей! Только не говори мне, что ты туда намылилась! – голубая пегаска резко вскочила. – Забыла, чем закончилось предыдущее путешествие?

– Рэйнбоу! Како...

– Слушай сюда! Мне хватило предыдущего раза, чтобы понять, что в Мёртвых землях делать нечего! Если хочешь снова туда отправиться – валяй, но без меня! – горячилась Дэш.

– О, гляжу у вас тут семейное, хе-хе, – с такой же беззаботной улыбкой, как и раньше, сказал Монохром. – Тогда не буду вам мешать! – он поднялся. – И да, Жеребчиха, за тобой всё ещё должок.

– Да? Тогда что тебе надо, зебра с крыльями? – резко ответила Рэйнбоу.

– Зебра!? – Улыбка моментально исчезла, в глазах мелькнули красные искры. Но он сдержался и вновь улыбнулся. – Ничего. Пока. Потом сочтёмся.

– Никаких потом! Я не хочу быть должником какой-то зебры! Давай, что ты хочешь: золото, оружие или... – Дэш замялась, – ещё что-то...

– Хе-хе, глупая. Я же сказал: ничего не надо. Мне не нужны деньги, с оружием у меня всё в порядке, да и такую плату я никогда не приму, поэтому остынь и занимайся своими семейными делами. – Чардж развернулся и поскакал к выходу. – Адью!

– Чёртова зебра! – было слышно, как Рэйнбоу скрежетала зубами. – Я спать.

– А как же выпивка? – ЭпплДжэк непонимающе уставилась на Дэш.

– Деньги в моей сумке, поройся, найдёшь, – кинула пегаска, удаляясь к спуску в подвал.

– Эх, Рэйнбоу. – Фермерша подошла к поклаже и стала водружать её на себя. – “Хм, Рэйнбоу – Монохром, интересно, ничё не скажешь. Ладна, думаю, к утру она отойдёт”.


– ЭйДжей, дай-ка мне тот камень, что мы достали из руин, – голубая пегаска сидела на кровати, роясь в своих сумках.

– Ты про тот странный булыжник-та? А разве он не в твоей сумке? – поинтересовалась ЭпплДжэк. Она в этот момент осматривала обрубок от своего хвоста, подвязанный лентой.

– У меня его нет, значит он у тебя, – заявила Рэйнбоу.

– Нету у мя в сумках твоего булыжника, тока еда да склянки с зельями, чё ты мне отдала.

– Что? Нет камня? Где он тогда может... Стоп! Ты сказала, что у тебя в сумках только провизия и зелья? – серьёзно спросила Дэш.

– Ну да, а чё там ещё можт оказаться? Ты ж сама отдала мне всё из своих сумок, чтоб напихать в них добро их руин: украшения тама всякие, камни твои светящиеся, булыжник этот странный.

– Черт... нас обворовали... – медленно протянула Рэйнбоу.

– Погоди, как обворовали? Дверь ж была закрыта – к нам никто не мог зайти.

– Значит, это произошло раньше. Хммм... – Дэш закрыла глаза и принялась вспоминать события прошлого вечера. – Зебра!

– Что зебра? – переспросила ЭпплДжэк.

– Эта чёртова зебра нас обокрала! Вот падла! – Рэйнбоу вскочила и принялась лихорадочно летать по комнате. – Ааааа! Полосатая скотина! Пусть теперь только появится – я ему все перья повыдёргиваю и заставлю съесть!

ЭпплДжэк резко схватила Дэш за хвост.

– А ну стоять! – злобный взгляд впился в оранжевую пони. – Успокойся, яблочко. С чего ты взяла, что Монохром нас обокрал? Он же спас твой круп вчера. Зачем ему это?

– Да ты сама вспомни: когда мы заходили в таверну, сумки были полные, а сейчас у меня половины вещей нет. – Рэйнбоу заводилась всё больше и больше. – И вообще, то, что он спас мою шкуру, ещё ни о чём не говорит! Может, эта падла просто подлизаться решила, а затем умыкнула всё наше добро!

– Рэйнбоу, Монохром же спас тебя! Да и ничего за это не потребовал. Он просто не мог этого сделать, – попыталась успокоить свою подругу ЭпплДжэк.

– Монохром то, Монохром сё... Смотрю, тебе эта зебра приглянулась! – Рэйнбоу горячилась всё больше и больше. – Я уверенна, что это сделал он! И если ты думаешь иначе, то иди ты к чёрту! – После этих слов она вылетела из комнаты.

– Конскияблоки, похоже, это надолго... – вздохнула оставшаяся в одиночестве ЭпплДжэк.


Над дорогой летел пегас с чёрно-белой гривой. Он выдерживал лёгкий темп, однако, его с трудом бы догнал скачущий по земле пони. На его боках громоздились две плотно набитых перемётных сумки. Ухмылка скользила по его лицу.

“Хе-хе, хорошо же вчера всё сложилось. Развлёкся немного, выпил на халяву, добром разжился. Уж извини, Жеребчиха, но за своим добром надо лучше приглядывать, хе-хе”. – Чардж повернул направо, следуя за направлением дороги. – “Да, эти камушки определённо заинтересуют магов, а здоровый так и вообще можно продать какому-нибудь коллекционеру. Да, за это всё я смогу выручить достаточно денег, чтобы жить в Имперском городе несколько месяцев. Зашибись!”

Тут, его внимание привлекло что-то, лежащее на дороге. Монохром приземлился и осторожно подошёл к находке.

– Так, и что это у нас такое? – подойдя вплотную, он понял, что это. – Вашу ж мать! Эй, ты ещё жива? – он склонился над израненной кобылкой и осмотрел её. Она дышала. – Блин, надо обработать её раны. – Но, поглядев на неё ещё раз, остановился. – Вашу мать! Это слишком сложно! Блин, надо отнести её тому, кто сможет это сделать! – он осторожно поднял малышку и опустил к себе на спину. – Так, хорошо. О, кажется, это тоже твоё, – он поднял красный бант и положил к себе в сумку. – А теперь будет немножко трясти. Надеюсь, ты выдержишь.


ЭпплДжэк вышла из таверны и осмотрелась – Рэйнбоу нигде не было видно. Вздохнув, она медленно двинулась по дороге, смотря по сторонам. Из кроны одного из деревьев торчал радужный хвост. Подойдя к этому дереву, оранжевая пони начала:

– Рэйнбоу, – ответом ей стал лишь шелест кроны.

– Рэйнбоу, – уже напористее позвала ЭпплДжэк. Шелест усилился, из кроны посыпались листья.

– Рэйнбоу! – крик разнёсся по окрестности.

– Чёрт, ну чего тебе надо? – Дэш свесилась с сука, на котором сидела.

– Давай слезай оттудова, да пошли в город. Хоть нас и ограбили, но кое-чё у нас всё-таки осталось, – Как можно более мягко предложила ЭйДжей.

Рэйнбоу спланировала на землю и взяла у ЭпплДжэк свои вещи. Затем, достав карту и быстро определив направление движения, она двинулась по дороге на юг. Пристроившаяся было сбоку пони с фермы была удостоена хмурым взглядом и одной единственной репликой:

– Никаких разговоров.

Вот так в тишине шли они по дороге. ЭпплДжэк время от времени пыталась завести беседу, но Дэш была совершенно против любых разговоров и встречала каждое слово своей напарницы хмурым взглядом, продолжая хранить молчание.

Спустя примерно час у них на пути вырос огромный камень. Он просто лежал посреди дороги, преграждая путь. ЭпплДжэк приблизилась, чтобы осмотреть его поподробнее, а Рэйнбоу осталась в стороне, смотря на него. Но что-то ей не нравилось в этом валуне. И даже не то, что он валялся прямо на пути, что-то другое беспокоило её.

“Так, чёрт побери, что за хрень? Огромный валун, лежащий на дороге. Что он тут делает? Хрен поймёшь. Кто его сюда притащил? Шеогорат его знает. Ладно, блин, давай по-другому. Это огромный коричневый валун, валяющийся на дороге. Стоп, коричневый? Коричневые камни? Какого хрена!? И, погодите, он двигается?” – валун действительно слегка пошевелился, отчего ЭпплДжэк отскочила назад, а Дэш напряглась. – “Чёрт, только не говорите мне, что это...”

– ЭйДжей! – успела выкрикнуть Рэйнбоу перед тем, как валун поднялся, представ в виде огромного бизона с горящими глазами. Издав боевой клич, он бросился в атаку. Первой на его пути оказалась ЭпплДжэк. Но всё, что ей удалось: это на мгновение остановить врага, после чего могучим ударом бизон отправил её в ближайшие кусты.

– Чёртов урод! – выкрикнула Дэш, кидаясь на ревущего врага.

Выхватив меч, она атаковала, но бизон парировал удар своим оружием: чёрным как смоль клинком, терявшимся на фоне его огромной туши. Парировав, он без труда откинул Рэйнбоу назад и атаковал сам. Увернувшись от атаки, она взмыла в небо и атаковала с воздуха, располосовав бок противника. Издав протяжный крик, бизон встал в защитную стойку.

– Фто, не нравитфа, фкотина? – злобно выкрикнула пегаска, вися в воздухе. – А тепферь пора с фобой кончать, – с этими словами она перехватила меч остриём вперёд и спикировала прямо на голову врагу. Меч по самую рукоять вошёл в череп, кровь брызнула Рэйнбоу в лицо. Слегка дёрнувшись, огромная туша поверженного бизона грохнулась на землю.

– Чёрт, ну и подонок, – Дэш выдохнула, утерев кровь. – ЭйДжей! – она направилась к кустам, куда улетела её напарница. – ЭйДжей!

– Охх, конскияблоки, – донеслось из кустов. Через мгновение на дорогу вышла, прихрамывая, помятая ЭпплДжэк. – Ого, ну ты его и уделала.

– Да, пустяки, – бросила Дэш. – Вот только меч теперь не вытащить небось. Так, а что у него было за оружие?

Подойдя к телу, Рэйнбоу подняла чёрный клинок. Длинный меч, с слегка изогнутой гардой, почти не отражал света. Грани клинка едва переливались на свету. Взяв меч, Дэш внезапно замерла.

“Новый хозяин... Старый убит... Убей... Убивай... Души... Мне нужны души... Больше душ... Убивай...”

– Яблочко? С тобой всё в порядке? – спросила ЭпплДжэк, видя странное поведение Рэйнбоу.

– А? Да, всё хорошо, – она положила новый клинок в ножны. – Кстати, ты всё ещё хочешь пойти в Кватч и выяснить, что там происходит?

– А то! – с готовностью ответила ЭйДжей.

– Думаю, мы можем туда прогуляться...


Ночное небо Тамриэля прекрасно. Огромная луна, бесчисленные россыпи звёзд, соединяющиеся в созвездия, туманности, окрашивающие полуночное небо в разные цвета. Но всё это не интересовало путницу, что устроилась на ночлег в открытом поле. Разведя небольшой костерок, она свернулась калачиком возле него и тихо посапывала, пока рядом трещал огонь. Свет слабо переливался на её розовой шёрстке, а прямая, ниспадающая грива лежала на траве. В следующее мгновение она вскочила и выхватила короткий кинжал:

– Выходи, – произнесла она.

– Не ослабляешь бдительность ни на секунду, – Мелодичный баритон донёсся из темноты. – Талант настоящего убийцы, моя дорогая. – В круг света вступила фигура, облачённая в чёрные одежды: капюшон скрывал лицо, а полы плаща стелились по траве.

– Это ты, – розовая пони убрала кинжал. – Да, я сделала так, как ты просил. Тот старикан в таверне сдох.

– Я знаю это, дорогая, – под капюшоном сверкнула улыбка. – Теперь ты одна из нас. Отправляйся в Чейдинхол, найди там заброшенный дом. Проберись в него и спустись в подвал. В подвале ты найдёшь тоннель, ведущий к двери в наше убежище. Как только ты подойдёшь к ней, тебя спросят. Ответом будет фраза “Кроваво-красный, брат мой!” – на этой высокой ноте фигура закончила свою речь. Она развернулась и пошла прочь.

– Эй! – путница окликнула фигуру в чёрном. – И всё? А где награда?

– Награда будет ждать тебя в убежище, – мягко произнёс голос. – А теперь мне пора, моя дорогая Пинкамина Диана Пай.


– Да, походу Монохром не врал, кода говорил про Кватч, – произнесла ЭпплДжэк, глядя на красное небо, покрытое трещинами.

– Ну, хоть что-то эта зебра умеет делать, кроме воровства, – едко заметила Рэйнбоу. Глянув на свою спутницу, она продолжила. – Пойдём.

Город располагался на высоком холме, одиноко раскинувшемся на равнине. К воротам города вёл серпантин, на обочинах которого были оставлены многочисленные телеги. У основания холма расположился небольшой палаточный городок. Дэш двинулась вперёд, ЭпплДжэк же сделала пару шагов, но остановилась. Увидев это, Рэйнбоу также остановилась и подошла к своей напарнице.

– ЭйДжей, с тобой точно всё хорошо? После той стычки с бизоном ты хромаешь постоянно, да и отдыхать стала гораздо чаще.

– Со мной всё в порядке, яблочко. – ЭпплДжэк слабо улыбнулась. – А теперь пойдём.

Но не успели они двинуться, как ближайшие кусты зашевелились. Дэш и ЭйДжей разом выхватили оружие и приготовились к бою. Но ничего не последовало ни через пять секунд, ни через пятнадцать, ни через минуту. Решив проверить, что же это было, Рэйнбоу осторожно приблизилась к кустам. Осмотрев их, она сказала:

– Вылезай, – в ответ кусты зашевелились, из них послышался невнятный писк. – Вылезай давай, или я этот куст на куски изрублю, вместе с тобой, – пригрозила Дэш.

Через несколько секунд на дорогу робко вышла светло-жёлтая пегасочка, зажмурясь от страха. Она открыла один глаз и посмотрела вокруг. Увидев перед собой Рэйнбоу, она ахнула и осела на круп. Не понимая подобной реакции, Дэш вопросительно посмотрела сначала на неё, а затем на ЭпплДжэк. Та вздохнула и подошла поближе, слегка прихрамывая.

– Эй, сахарок, в чём дело? Неужто убийцу императора увидала пред собой? – мягко начала ЭпплДжэк. От этой реплики глаза жёлтой пегаски округлились ещё сильнее. Правда, не у ней одной – выражение мордочки Рэйнбоу было таким же, но она быстро взяла себя в копыта и успокоилась.

Эмм... Ну... В общем... – неуверенно начала пегасочка.

– Ты лучше скажи нам как тебя зовут, – перебила её Дэш, которой не хотелось затрагивать столь скользкую тему.

– Меня... зовут... Флаттершай...

– Флаттер-как? – переспросила ЭпплДжэк.

– Флаттершай... – повторила пегасочка.

– Приятно познакомиться, Флаттершай! – радостно заявила ЭйДжей. Она оглядела её повнимательнее. – Ух, да ты вся в грязи, да и кровь кое-где видна. Ты, часом, не из Кватча?

– Я? Эмм... ну... в общем...

– И тута кровь, – перебила её ЭпплДжэк. – Ты точно в поряд... Ох, конскияблоки. – она пошатнулась, но устояла на ногах.

– ЭйДжей! – Рэйнбоу подскочила к фермерше.

– Да говорю ж те, со мной всё в поряд... – фраза осталась неоконченной – ЭпплДжэк потеряла сознание и упала, но её вовремя подхватила Дэш и осторожно опустила на землю.

– ЭйДжей! ЭйДжей! – она трясла её, пытаясь привести в чувство. Над оранжевой пони склонилась Флаттершай. Бросив беглый взгляд, она ахнула.

– У неё сломана нога! Мы должны срочно отнести её в город!