Автор рисунка: Devinian
Зебра Покровы

Умбра

Силы, которые ты получил однажды, могут сыграть с тобой злую шутку в будущем. Используй их с осторожностью, иначе велик риск потерять голову от вседозволенности, что идёт рука об руку с мощью.

“Убивай... или будь убитым... Чтобы ты ни выбрал... я могу помочь тебе..."

Обрывки слов долетали откуда-то издалека:

– Заноси её... здесь... аккуратно... сними эту часть... да... стащи... пластины... ох... мне... достань...

Сознание покидало ЭпплДжэк. Она погружалась в пучины забытья...


На ферме стоял ранний вечер. Солнце клонилось к горизонту, скрывающемуся за бесконечными кронами деревьев Великого леса. Небо было нежно-розового цвета, с вкраплениями оранжевого, редкие облака проплывали по нему. Под деревьями, что отбрасывали длинные тени на землю, не покладая копыт работали пони: они стряхивали яблоки, собирали их в корзины, из корзин высыпали в телеги и отвозили собранные плоды на ферму.

ЭпплДжэк трудилась в поте лица – это была уже пятидесятая яблоня, с которой она стряхивала урожай. Привычным движением она ударила по стволу дерева задними копытами – дерево задрожало и с веток посыпались наливные плоды. Утерев пот, оранжевая пони крикнула:

– Братец! Давай сюда, я тута уже!

Жеребец красной масти прошёл мимо неё, таща за собой доверху набитую телегу.

– ЭйДжей, погоди мальца. Фриттер и Дамплинг только закончили собирать яблоки с дерева в начале ряда, а ты уже в середине яблони шатаешь, – он кивнул на маленькую кобылку, лежавшую на траве. – Вон, глянь, даж ЭпплБлум выбилась из сил. Сходи с ней, попей воды, а мы пока соберём оставшееся.

– Мак, ну ё-моё, чё вы так долго-та? – укоризненно произнесла ЭпплДжэк. Затем она огляделась: вокруг ближайших десяти деревьев в траве валялись яблоки, а члены семьи Эппл и впрямь были лишь в начале ряда. – Эх, ну ладно, так и быть, сделаю перерыв. Только вы поскорее – вечереет уж.

– Агась, – ответил удаляющийся жеребец.

ЭпплДжэк двинулась к дремавшей кобылке. Подойдя вплотную, она потрясла ЭпплБлум:

– Эхэй, подъём, соня! Яблоки сами себя не соберут!

ЭпплБлум подняла голову и медленно раскрыла слипшиеся глаза:

– А? Ещё пять минутоок... – и снова завалилась в траву.

– Глупая кобылка, – Светлогривая пони укоризненно покачала головой. – Говорила же сделать днём перерыв. Теперь дрыхнет тут без задних ног, – она вздохнула. – Эх, чтож поделать. Надо бы тя домой отнести.

ЭпплДжэк осторожно схватила свою сестру за загривок и перенесла на спину. Удостоверившись, что та крепко держится и не планирует просыпаться, она не спеша двинулась в сторону построек.

Двигаясь по дороге, ЭйДжей любовалась садами, раскинувшимися по обе стороны от неё. Со многих деревьев плоды уже были сбиты и собраны, а остатки собирали в корзины жеребята и кобылки, не упускавшие момента, чтобы поиграть. Улыбнувшись увиденному, она дошла до поворота, ведущего к главному дому и амбару. С неба донеслись раскаты грома.

“Чёй-то гром прокатился. С минуту назад же небо чистым было”. – продумала про себя ЭпплДжэк поднимая взгляд. Солнце всё так же висело над верхушками деревьев, раскрашивая небо. Однако теперь оно было не розовым, а красным, почти кровавым. Да и облака были такого же цвета, с угольно-чёрными вкраплениями. – “Ого, чё-то новенькое”.

Свернув, она увидела тележку – ту самую, что вёз Большой Мак. Она стояла на месте, а жеребца нигде не было видно.

– А эт ещё чё такое? – зеленоглазая пони подошла к тележке, чтобы осмотреть её. Она поравнялась с тележкой и ужаснулась: Биг Мак лежал перед тележкой в луже своей крови, разрубленный пополам. Глаза ЭпплДжэк расширились, в уголках появились слёзы. – Ч-чтто ппроизошло?

Появившийся из ниоткуда огромный топор рассёк воздух перед её мордочкой. Инстинктивно отпрыгнув назад, она оказалась под ударом другой секиры, которая начисто срезала её длинный хвост соломенного цвета.

– Д-да чё т-тута происходит!? – ЭпплДжэк бешено озиралась вокруг, стараясь подавить страх и панику, нахлынувшие на неё. Блеснувшая молния ударила в дерево, которое тут же загорелось. В то же мгновение охваченными пламенем оказались все деревья в садах. Раскаты грома и звуки потрескивающих в огне деревьев создавали устрашающую мелодию.

ЭпплДжэк рванулась назад к саду. Пробежав большую часть пути к тому месту, где они собирали яблоки, она остановилась: на дороге, истекая кровью, лежала Эппл Фриттер, а над ней бесновались два ужасных существа – скампа. Каким-то неведомым образом ЭйДжей знала, как называют этих чудищ.

Завидев ЭпплДжэк, скампы кинулись к ней, истошно вопя. Она была готова к драке, но внезапное осознание одной важной вещи пронеслось у неё в голове – ЭпплБлум всё ещё дремала у неё на спине! В это мгновение скампы достигли её. Первый ударил по плечу, оставив три глубоких раны на плече – ЭпплДжэк лишь отступила назад. Второй же, быстро заскочив ей на спину, схватил ЭпплБлум и понёсся прочь. Та, проснувшись, завопила.

– Сестрёнка!

– Ах ты сука! Стой! – ЭйДжей уже повернулась к похитителю, но первое чудище ещё раз ударило по ноге, на этот раз так, что она потеряла равновесие и упала. Воспользовавшись этим, скамп начал наносить ей множество ударов своими острыми когтями. Закончив украшать тело ЭпплДжэк, он посмотрел на неё, злобно шипя, и побежал за своим приятелем, откуда продолжал нестись плач кобылки:

– Сестё-ё-ёнка...

– Сраные уро-оды, – Светлогривая пони попыталась встать, но рухнула обратно наземь. Она попыталась снова, но вновь потерпела неудачу. Сделав ещё несколько безрезультатных попыток, она начала ползти, оставляя за собой кровавый след.

“Ублюдки! Биг Маг... Эппл Фриттер... Остальные... Не прощу! Ни за что не прощу! Всех поубиваю! А сейчас...” – она начала задыхаться. – “Сейчас надо...” – дыхание прерывалось всё чаще и чаще, по телу прошёл озноб. – “Надо спасти...” – ЭпплДжэк вновь выкинула вперёд копыто, но подтянуться уже не могла: силы покинули её. – “СПАСТИ ЭППЛБЛУМ!”.

Вдруг над собой она услышала хлопанье крыльев – пред ней приземлился внушительного вида пегас, вычурно одетый. На его голове красовалась странная маска с изогнутыми рогами.

– О-о-о-о, кажется кому-то нужна моя по-о-омо-о-ощь. – нараспев, с нотками превосходства в голосе сказал пегас. Его голос был похож на старческий, но его вид совершенно этому не соответствовал.

– Т-ты ещ-щё кт-то такой? – выдавила из себя ЭйДжей.

– Позвольте представиться: Клави... Хотя-я-я-я... Имена сейчас ни к чему, – было слышно, как он хищно улыбнулся под своей маской. – Ита-а-ак, смертная, тебе нужна моя по-омо-ощь? – заговорщицки произнёс статный пегас.

– Какая на хер помощь? – из последних сил спросила фермерша.

– Месть! Помощь в мести! – глазницы маски вспыхнули. ЭпплДжэк, истощённая до конца, потеряла сознание.


Рэйнбоу пристально следила за тем, как желтая пегасочка аккуратно накладывала бинты на левую ногу ЭпплДжэк, к которой были приложены ножны от старого меча Дэш. Наконец, закончив с перевязкой, она отошла и присела рядом с Рэйнбоу.

– Эй, Флаттершай, так? – начала Дэш разговор. Скромный кивок подтвердил её правоту. – Эмм, спасибо тебе за помощь, в общем.

Рэйнбоу не очень уверенно чувствовала себя в этой ситуации: её напарница валяется рядом без сознания со сломанной ногой, незнакомая пегаска, которую они встретили с час назад, заботливо обработала и перевязала перелом, она сейчас сидит в палатке, которую разбили почти что под стенами города, в котором раскрылись Врата в Мёртвые земли. Всё это выбило её из колеи и теперь она даже не знала, что сказать. Но мягкий голос Флаттершай разгонял все тревоги:

– Право слово не стоит благодарности... наверное, – она слегка покраснела. Её уже очень давно никто не хвалил. – Помочь нуждающимся – это меньшее, что я могу сделать.

– Нуждающимся, ну да. – Хмыкнула Рэйнбоу, возвращая в голос уверенность, и осмотрела свою собеседницу. – Самой бы помощь не помешала бы, – она указала на грязь и кровавые следы на шёрстке и одежде Флаттершай. – Кстати, хоть кровь на тебе есть, ран я что-то не вижу. Да если бы и были, то ты бы их сразу перевязала бы, с твоими-то навыками, – она пристально поглядела ей в глаза.

Флаттершай занервничала: она не знала, что ответить и, главное, как, поэтому всё, что она смогла вымолвить было неразличимым набором писков. Дэш догадалась, не стоит слишком рьяно расспрашивать свою новую знакомую.

“Очевидно, у неё есть некоторые проблемы при общении с другими пони”. – отметила про себя Рэйнбоу. – “Расспросы можно будет провести и чуть позже. Сейчас стоит побеспокоиться об ЭйДжей”.

– Эмм, извини, – сконфузилась Дэш. – Как она? – она кивнула на лежавшую на подстилке ЭпплДжэк.

Почувствовав, что тема разговора вернулась в более привычное для неё русло, Флаттершай смогла нормально ответить:

– Перелом не очень серьёзный, но даже с таким ей придётся провести в постели не меньше трёх недель, – она посмотрела на лежащую без сознания пони. – Но меня удивило, как она смогла ходить так долго со сломанной ногой.

– Стоп, а как ты узнала... А точно, ты ж пока сидела в кустах, слышала весь разговор. – вздохнула Рэйнбоу. – Да, эта фермерша настолько упряма, что только на одном этом можно деньги делать. – Флаттершай слегка улыбнулась.

Тут объект их обсуждения пошевелился – ЭпплДжэк начала приходить в себя. Она отрыла глаза: на неё уставились две пары радостных глаз, и попыталась встать, но шина на левой ноге помешала ей это сделать. К ней тут же метнулась Флаттершай.

– Ой, прошу, не надо двигаться. Так ты только сильнее навредишь своей ноге.

– Ох, конскияблоки. Кстати, а чё эт за место, и чё эт у меня на ноге? – ЭпплДжэк перекатилась на спину и задрала перебинтованную ногу вверх.

– Ой, не надо так делать, пожалуйста, бинты могут ослабнуть, – продолжала хлопотать Флаттершай. К ЭйДжей подошла Рэйнбоу.

– Блин, упрямая фермерша! – она слабо стукнула копытом ей по лбу. – Какого чёрта ты не сказала об этом раньше?

– Сказала о чём? – недоуменно спросила ЭпплДжэк.

– О том, что у тебя нога сломана, дура! – беззлобно прикрикнула на неё Дэш.

– Да я-то почём знала? Ну болела нога и болела, с кем не бывает.

– Ну так сказала бы, что нога болит. Я хоть и не лекарь, но перелом-то выявить смогу!

– И чё б мы делали посреди пути, если узнали, чё я ногу сломала? – упрямствовала фермерша.

Флаттершай улыбнулась, наблюдая за этой небольшой перепалкой. Увидев это, Рэйнбоу вздохнула.

– Вот о чём я и говорила, – она перевела взгляд с ЭпплДжэк на жёлтую пегасочку. – Сколько, ты там говорила, она проваляется на койке?

– Эмм, ну, если не применять специальной магии, то минимум три недели, – неуверенно начала Флаттершай.

– Что!?

– Лежать! – Дэш пригвоздила копытами попытавшуюся встать фермершу.

– А как же город! Там же этот, как его там... Портал! А также эти ублюдки... – злобно проговорила ЭпплДжэк, отчего Флаттершай испугалась и спряталась за Дэш.

– Мне по боку, что там в городе! Ты остаёшься здесь, – Рэйнбоу была непреклонна.

– Нет! Я должна пойти туда! – не унималась зеленоглазая пони. – Там же сейчас происходит тож самое, чё и на моей ферме! – её глаза сузились. – Ни за что не прощу их. Пойду и поубиваю! Всех! До одного!

– Ты.Остаёшся.Здесь. – отрезала Дэш.

– Но мы не можем остаться здесь!

– Кто сказал, что я тоже останусь?

– Погоди, ты чё, собралась туда одна!? – изумилась ЭпплДжэк. – Ещё ж два два дня назад тя туда силком было не затащить.

– Ну, я пересмотрела свои взгляды на этот счёт, – увильнула от ответа Рэйнбоу. – Да и к тому же, если я останусь здесь, то ты нас задолбаешь своими просьбами, – она повернулась с дрожащей у неё за спиной пегасочке. – Эй, Флаттершай, что с тобой?

– Эмм, н-н-ничего, в-в-всё хорошо, – она постаралась унять дрожь в голосе.

– Сможешь присмотреть за этой неугомонной дурой?

– Д-да, конечно.

– Хорошо, тогда следи за ней хорошо, а не то она пойдёт за мной, – она изобразила хищный оскал. – Если не справишься – освежую заживо.

Флаттершай побледнела и забилась в угол, невнятно попискивая.

– Эй-эй, успокойся, я ж несерьёзно, – Рэйнбоу подошла к ней и виновато посмотрела на неё. – Эмм, извини, что напугала. Давай, вставай, – она протянула ей копыто. Когда Флаттершай встала, она развернулась к выходу из палатки. – Так, ну ладно, я пойду.

– Рэйнбоу! – окликнула её ЭпплДжэк.

– Ну чего тебе, горе-напарница? – ухмыльнулась Дэш.

– Ты эт, береги ся там. А то не дай...

– Да что со мной может случиться! – перебила её Рэйнбоу. – Ты что, забыла с кем путешествуешь? Я – Рэйнбоу Дэш! Лучшая искательница приключений и самый быстрый пегас по эту сторону Красной Горы!

– Да-да, как можно такое забыть. – пробормотала ЭйДжей. – Но я серьёзно тебе говорю: бере... – фраза осталась незаконченной, так как радужногривой пегаски в палатке уже не было.

– Конскияблоки, ну и кто тута горе-напарница?


– Эй, ты кто такой? – плохо сымитированный писклявый голос разнёсся по комнате.

– А, что, я? – наигранно удивился кто-то баритоном.

– Да, ты! Ты кто такой, мы тя спрашиваем! – низкий, похожий на рокот бас, раскатился по комнате. Однако он был также крайне плохо передан.

– Да, вы знаете, уважаемые, я обычный искатель приключений. Просто мимокрокодил, как говорится, хе-хе.

– Чё? Ты чё мелешь, зебра? Жить надоело? – рокотал бас.

– Э-э-э... Зебра? – недоуменно повторил баритон.

– Да, ты – зебра! – пискляво повторил кто-то. Воздух со свистом рассекли девять кинжалов. – Ах ты пиз...

– Эй, ты, ёбаная зебра! Какого х... – Ещё девять кинжалов воткнулось в дверь, где ровной линией уже торчала первая девятка.

– Хе-хе-хе, да, вот так-то так! – пробормотал Монохром Чардж, разминая крылья.

Сзади него на кровати кто-то зашевелился. Послышался звук скидываемого одеяла и тихие вздохи.

– О, малышка! Ты очнулась! – белый пегас сразу оказался у постели.

– Эмм... Что п-произошло... – тихо произнесла она.

– Ууу, похоже тут всё серьёзно, – задумавшись, Чардж продолжил. – Так, думаю, я не смогу ответить тебе на этот вопрос, – он слегка запнулся. – Но я уверен, что у тебя полно других. В общем, начнём с основных: меня зовут Монохром Чардж. Сейчас мы находимся в Имперском городе. Я нашёл тебя вчера на дороге, всю израненную и без сознания. Здесь же я нашёл лекаря, что... – в дверь постучали. – О, подожди немного, я посмотрю кто там.

Монохром направился к двери. Раскрыв её, он увидел на пороге грифину и единорога. Они оба были облачены в доспехи и вооружены. Удивлённый странным гостям, Чардж расправил крылья.

– Пфф, тот маг не гнал, когда сказал что эт была зебра с крыльями, – прыснул единорог.

В голубых глазах Чаржда тут же пробежала красная искра. Он хлопнул крыльями друг об друга, после чего метательные ножи сами покинули дверь и вернулись в ремни на крыльях.

– Чёрт, Даск Скролл, кто тебе разрешал раскрывать пасть? – грифина пихнула своего компаньона в бок. – Я извиняюсь за манеры этого варвара.

– Кто бы говорил, – пробормотал единорог, после чего получил ещё один удар.

Чардж успокоился и сложил свои крылья.

– Итак, чем обязан?

– Мы здесь по поручению от господина Эмберкайнда. – начала грифина. – Как ему стало известно, вы недавно появились в городе с одной интересной вещицей, которую попытались продать торговцам. Конечно же, эти скупердяи даже не догадываются, что же было у них перед носом...

– Так, это конечно, круто, что вы знаете о моих действиях в городе. Но давайте к делу. Что вам нужно? – серьёзным тоном спросил Монохром.

– Мы хотим купить Камень.


Рэйнбоу поднималась по серпантину, ведущему к городу. Повсюду на обочинах валялись оставленные телеги, груженные самыми разными вещами. Возле некоторых из них уже копошились подозрительного вида пони. Они бросали злобные взгляды на проходящую мимо пегаску. Очевидно, таким образом пытаясь уберечь своё “честно заработанное” добро. Но не это сейчас волновало Дэш.

“Смеерть... Я чую смеерть... Давай же... Идём туда...”

– Ага-ага, конечно. Будто сама не знаю, что там будет, – вслух отвечала Рэйнбоу таинственному шёпоту. – Ты вообще кем будешь-то, кусок железа?

“Уммбра... Когда-то был Уммброй... Пока однажды...”

– Вообще-то, я спросила только про то, кто ты, – Дэш сразу показала, кто здесь хозяин. – Короче, я так понимаю, ты хочешь душ. Тогда что получу с этого я?

“Силу... Я дам тебе свою силу...”

– Пфф, и всё? Да я тогда тебя могу сразу же выкинуть. Особенно учитывая, что стало с прошлым владельцем, – она припомнила обезумевшего бизона.

“Он был слишшком слаб... Но тыы... Тыы иная...”

– Естественно я иная! – самоуверенно заявила Рэйнбоу. – В общем, давай так, кусок железа: я оставляю тебя и рублю тобой всяких неудачников, а ты даёшь мне свою силу, но без подвохов, типа захватов сознания и прочее, иначе быстро окажешься в ближайшем озере. Усёк?

“Дда...”

– Ну хоть схватываешь ты быстро.

Тем временем, она добралась до вершины холма, на котором располагался город. Здесь телег уже не было – все они были использованы для создания баррикад между спуском вниз и дорогой к воротам города, которые ныне представляли собой огромный пульсирующий портал. Пространство между вратами и заграждениями было сплошь усыпано тушками мёртвых скампов, но кое-где лежали и тела пони, а также пары дремор. За укрытиями находились стражники города: около десятка потрёпанных пони в латах. Рядом с ними крутилось ещё десятка два подозрительных личностей: типичные головорезы, наёмники, рубаки и прочий сброд, готовый убить любого, лишь бы заплатили. Среди всего этого разношёрстного отряда выделялась старая кобылица в броне стражника, которая раздавала приказы. К ней-то и направилась Рэйнбоу.

– Второй отряд, готовьтесь, они скоро снова появятся! – рявкнула кобыла.

– Эй! – Дэш окликнула пожилую стражницу.

– О, новые рекруты, – кобыла оглядела Рэйнбоу с головы до крупа. – Мда, выглядишь ты не слишком... внушающе. Но что есть, то есть, – она устало вздохнула. – Давай быстро: мы здесь пытаемся защитить город, но на деле просто сдерживаем лезущих уродов из этой дыры. Так как мы уже потеряли половину состава, то я плачу любому, кто в состоянии держать оружие и махать им так, чтобы у врага голова слетела с плеч, – Глухой гул пронёсся по полю, а затем со стороны портала раздались истошные крики и вопли. – А вот и новые гости. Приготовиться!

От портала повалила толпа скампов. Истошно вереща, они бежали на баррикады, из-за которых начали вылетать сгустки энергии и редкие стрелы. Когда чудища подобрались вплотную, сидевшие в укрытиях бойцы выпрыгнули на них, завязалась кровавая битва. Разношёрстные защитники города рубили, кололи, разрезали и разрубали скампов с такой яростью, что ошмётки тел несчастных существ разлетались во все стороны. Но пони также несли потери: вот, поливая кровью из располосованного горла землю, упал пегас с бледно-оранжевой гривой, а в другом месте наёмница, закованная в латы, мгновенно лишилась обоих глаз, а после и жизни. Наблюдая за этой битвой, Рэйнбоу тихо спросила:

– Ну, тебе нравится?

“Дда... Но чтобы уталить голод... Убивать должна тты...”

Меж тем, битва подходила к концу. Защитники города добивали ещё дергающихся скампов, а наёмники, как стервятники, растаскивали добро убитых товарищей.

– Так, значит трое... Ну, если новые бойцы будут появляться с той же регулярностью, то скоро мы сможем перейти в наступление, – бормотала себе под нос старая кобылица. – Вот только что делать с этой хреновиной...

– Я займусь ею! – решительно заявила Дэш.

– Деточка, не смешно.

– А я и не пыталась тебя рассмешить, – Рэйнбоу уже перелетела через завалы и теперь неспешно плыла через поле боя в сторону Врат. В её сторону смотрело несколько десятков пар глаз, раскрывшихся от удивления.

– Гляди, ещё одна самоубийца нашлась. Сначала те двое храбрецов, теперь вон ещё одна, – кинул салатовый единорог своему приятелю – земному пони с коричневой гривой.

– Да, подохнет там зазря, а ведь кобылка-то очень даже ничего, – ответил тот.

– Ага, я б с ней покувыркался на досуге, – заржал единорог.


Монохром поднимался по лестнице, ведущей на второй этаж особняка, в сопровождении грифины и единорога. На его боку болталась сумка, чем-то забитая.

Поднявшись, они двинулись по длинному коридору, из которого вело несколько дверей. Чардж постоянно осматривался, то заглядываясь на прекрасные картины, то рассматривая витрины с дорогими побрякушками и какими-то древними камнями.

– Да, а этот ваш господин хорошо живёт, – рассуждал пегас. – Домину себе отгрохал огого, заставил её всякими ценностями на хрен-знает-сколько золотых. Мне б так жить!

Дойдя до конца коридора, они вышли в просторную комнату, полностью уставленную шкафами и стеллажами. Все они были завалены книгами различной степени потрепанности. В центре, за столом сидели два единорога: чёрный жеребец с пепельной гривой в прекрасной мантии и фиолетовая кобылка, облачённая в простую, но красивую робу. Они вели довольно оживлённую беседу:

– И всё-таки, мисс Спаркл, ваши познания в области древних артефактов крайне необходимы для моих изысканий.

– Мне приятно осознавать, что мои знания в этих областях востребованы, мистер Эмберкайнд. Однако мои собственные исследования не позволяют мне заниматься другими делами. Кроме того, – она обвела взглядом книжные шкафы, – ваша коллекция книг является самой обширной в Имперском городе, и я полагаю, что с её помощью вы без труда сможете закончить свою работу.

– О, право слово! Все эти книги не более чем исписанные листы бумаги без пони, что смог бы правильно ими распорядиться. И этим пони, без сомнения, являетесь вы, мисс Спаркл.

Грифина издала приглушенный кашель, чтобы привлечь внимание Эмберкайнда. Тот обернулся и радостно улыбнулся.

– Наконец-то! Грэйндж, Даск Скролл, спасибо вам, что проводили нашего гостя. Можете быть свободны, – грифина и единорог поспешно удалились. Оставшийся один Монохром недоуменно посмотрел им вслед. – А вас, мой дорогой искатель, я попрошу присоединиться к нам.

Чардж подошёл к столу и посмотрел сначала на жеребца, затем на кобылку. Она также стала изучающе разглядывать пегаса.

– Итак, позвольте представиться, – начал единорог. – Эмберкайнд, аристократ, коллекционер, владелец сего скромного жилища.

“Ни фига се, скромного”. – заметил про себя Монохром.

– А это, – чёрный жеребец указал на кобылку. – Твайлайт Спаркл – учёный, член Гильдии Магов и главный специалист по древним артефактам.

“Ну, для книжного червя она очень даже ничего. Хотя единороги не в моём вкусе”. – продолжал рассуждать Чардж. Но заметив, что и от него ожидают представления, спохватился и принял более напыщенный вид.

– Монохром Чардж – бродяга себе на уме, искатель приключений себе на круп и самый меткий метатель всего, что можно метать, в Тамриэле! – сказав это, удостоился легкого смешка от единорожки. – “Да, точно книжный червь”.

– Прекрасно, мистер Чардж! – Эмберкайнд приятно улыбнулся. – Думаю, вам уже известно, по какой причине вы здесь оказались.

– Ага, вам нужен камень.

– Именно! И я готов за него хорошо вам заплатить! А теперь, прошу вас, покажите нам его! – глаза единого горели от нетерпения. Монохром достал и аккуратно положил странный камень на стол. Оба единорога тут же стали его пристально рассматривать.

– О, да! Это действительно он! Как же давно я искал его! – восклицал Эмберкайнд.

– Подождите-подождите, неужели это – предмет ваших изысканий? – удивлённо спросила Твайлайт.

– Разумеется, мисс Спаркл. Разве я не упоминал, что именно ваши познания в древних артефактах необходимы мне для их завершения?

– Но это же всё меняет! Этот предмет Эры Рассвета! Он просто бесценен! С его помощью не только вы сможете закончить свои изыскания, но и я! – восторгалась Твайлайт Спаркл. – Я решила: я буду работать с вами!

– Чудесно! Тогда прошу, возьмите этот Камень к себе в гильдию. – Твайлайт уставилась на него. На её мордочке читалось удивление и радость. Эмбер поспешил продолжить. – Мне будет приятно, если вы закончите сначала свои труды, чтобы затем с полной отдачей заняться моей проблемой, – он мягко улыбнулся единорожке, затем повернулся к Монохрому. – А теперь давайте поговорим о вашем вознаграждении. Итак, сколько вы хотите, мистер Чардж?

– Пятьдесят тысяч, – коротко ответил тот. Оба единорога раскрыли от удивления рты. – Эй, по-моему, вы упомянули, что этот камень бесценен, неа? Тогда моя цена ещё ничего.

– Но это же жалкая попытка заработать на науке! – возмутилась Твайлайт.

– Мисс Спаркл, прошу, успокойтесь, – Эмберкайнд примиряюще улыбнулся. – И всё-таки, мистер Чардж, мне кажется, что это слишком большая цена за один, пусть и чрезвычайно ценный, артефакт.

“Ну конечно, как только встал вопрос о деньгах так понеслось”. – вздохнул про себя Монохром.

– Неужели я не упомянул, что это плата не только за этот камень? – наигранно ответил пегас. – Я предлагаю вам свои услуги по поиску остальных предметов.

– О.. остальных предметов? – почти задыхаясь, прошептала кобылка.

– Позвольте узнать, откуда вы узнали подобное? – искренне удивился Эмбер.

– Не, по-моему, вы считаете меня тупым идиотом, чьими копытами только и можно, что жар загребать, – картинно надулся Монохром. – Да тут даже идиот догадается, что этот камень является головой от какой-то статуи, которую разнесли на куски. И я, нашедший этот камень, готов найти для вас остальные фрагменты. Ну, что скажете?

С минуту в библиотеке стояла тишина. Наконец, Эмберкайнд заговорил:

– Право слово, нам несказанно повезло, что именно вы, мистер Чардж, нашли этот артефакт. Я с радостью приму ваше предложение, однако, – тут единорог понуро опустил голову. – Боюсь, что в данный момент не могу выплатить всей суммы. Но по мере поисков я непременно выдам ваши честно заработанные деньги в полном объёме.

– Ну, неплохо, – согласился пегас. – Но тогда у меня есть ещё два условия.

– И каких же?

– Для начала, я бы не отказался переехать в ваше “скромное жилище”, – начал Монохром.

– Для меня будет честью разместить вас в моём доме, – улыбнулся Эмбер. – А вторая?

– Знаете, есть здесь маленькая кобылка, которой нужно лечение...


Тягучая мелодия разливалась по залу таверны. На улице был поздний вечер, поэтому в “Чейдинхольском мосту” было не протолкнуться: все столики были заняты, а у стойки стояли завсегдатаи. Однако несмотря на такое скопление, обстановка в таверне была угнетающая – стояла непривычная тишина, редкие перешёптывания быстро угасали, а бард, казалось, и не думал веселить публику.

У стены за столом, стоящем в полутени, сидела розовогривая пони. Она положила голову на стол, отчего её прямая ниспадающая грива беспорядочно разметалась по столешнице. Временами она обводила взглядом зал, подмечая какие-то, только ей известные, детали, а затем снова закрывала глаза. Неожиданно, её размышления кто-то прервал:

– Тут не занято?

Пинкамина открыла глаза и посмотрела на незнакомца: земного жеребца тёмно-красной масти. Его коричневая грива выбивалась из-под капюшона, а походный плащ был перепачкан в грязи. Скинув его, он широко улыбнулся и ещё раз спросил:

– Так тут не занято?

– Занято, – буркнула в ответ Пинкамина. – А теперь проваливай отсюда.

– Да ладно, ты ж тут одна сидишь-грустишь! Это ж неправильно! – жеребец задумчиво оглядел зал. – Так, я сейчас, – и вприпрыжку ускакал к стойке.

“И что это сейчас было? А, какая разница, главное, что он свалил”. – подумала Диана и снова закрыла глаза.

Через минуту заунывная мелодия сменилась задорной песней, которую тут же подхватило несколько выпивох. Обстановка в таверне начала оживляться. Пинкамина открыла один глаз и огляделась – к ней радостно гарцевал недавний нарушитель спокойствия.

– Эй-ге-гей, а вот и я! – заявил жеребец и поставил на стол две полных кружки. – Это, – он указал на одну из кружек. – Тебе. – Диана смерила взглядом кружку, затем того, кто её принёс и отвернулась. – Эй, давай, не отказывайся! Я ж тут не просто так нахожусь! – не унимался весельчак.

“Что за надоедливый идиот”. – подумала Пинкамина. – “Так, надо от него поскорее избавиться”.

– Если я выпью, то ты от меня отстанешь? – она посмотрела прямо в глаза жеребца, отливавшие красным.

– Неа! – запротестовал тот. – Иначе не будет веселья!

Розовогривая пони уже скрежетала зубами.

– Слушай, ты, надоедливый кусок! Если ты сейчас не отстанешь от меня, то я тебя выпотрошу, а кишки развешаю по этому залу.

– Что за ерунда! – улыбнулся весельчак. – Ну, если ты и впрямь не хочешь веселиться, то я не буду тебя доставать. Но тогда обе эти кружки твои, – затем он развернулся и устремился к гулякам, что уже вовсю горланили возле барда, отбивающему задорный ритм на барабанах.

– Скатертью дорожка, – бросила ему вслед Пинкамина, беря одну из кружек. – Ну, хотя бы бесплатную выпивку оставил.

В кружке оказался самый обычный сидр. Осушив её, она стала наблюдать за таверной, в которой к тому времени уже все веселились – к барду присоединился музыкант с лютней и теперь они на пару создавали прекрасную мелодию. Возле них собрался обширный круг из пони, которые подпевали, выкрикивали слова одобрения или просто танцевали. За редкими, занятыми ныне столиками велись оживлённые беседы, постоянно доносились удары кружек. За стойкой же тот самый жеребец-весельчак на спор пил с одним из завсегдатаев таверны.

“Дааа, ну и херня же здесь происходит”. – Диана потянулась ко второй кружке. – “Было нормальное тихое местечко, никто меня не трогал, всё было хорошо”. – Она сделала большой глоток. – “Но тут неизвестно откуда появляется этот хренов весельчак и начинается: песни, пляски, веселье”. – допив сидр, она посмотрела в сторону стойки. – “Весельеее... Весельее.. Веселье. Нет, ну что за херня! Пойду-ка я отсюда”.

Пинкамина немного неуверенно направилась к выходу. Сидр оказался крепким – её начало развозить. Проходя мимо стойки, её остановил заводила:

– Эй, а куда это мы направились?

– Подальше от всего этого, – пробурчала в ответ Диана.

– Неее, так дело не пойдёт! – жеребец моментально вскочил, таща Пинкамину за собой. – Пошли, потанцуем!

– А ну пусти! Кому говорю, пусти! – пыталась вырваться Диана.

– Неа! Эй, ребят, давай что-нить заводное, для танца! – Кинул он музыкантам. Те, кивнув, тут же резко изменили мелодию. Некоторые слушатели запротестовали, но, послушав новую музыку, тут же пустились в пляс. Жеребец-весельчак начал танцевать, увлекая Пинкамину. – Давай, попробуй! Это же весело!

“А, ну что это за херня!” – думала про себя розовогривая пони, но что-то вдруг начало меняться: ритмичная музыка, танцующие вокруг пони, надоедливый жеребец, всё это слегка поплыло в неё в глазах. Она начала неуверенно повторять движения незамысловатого танца. – “Веселье... Веселье.. Веселье. Веселье! ВЕСЕЛЬЕ!” – Всё тело Пинкамины как будто вспыхнуло, грива встала дыбом и через мгновение из прямой ниспадающей тёмно-малиновой превратилась в кудрявую ярко-розовую, а шёрстка как будто посветлела. Удивлённый жеребец осел на круп.

– Эй, ты чего? Давай, вставай! Ты же пропустишь всё веселье! – подскочила к нему изменившаяся Диана. – Ой, а что у тебя в гриве? Рога? Ухтыухтыухты! Никогда не видела пони с рогами! – но весельчак быстро спохватился и взъерошил свою челку.

– Ты о чём, глупая? Какие рога? Должно быть тебе уже мерещится всякое от сидра! – затем, вскочив, пустился в пляс. – Ну что, потанцуем?


– Чёрт... *вздох* это... *вздох* было... *вздох* круто... – Рэйнбоу тяжело дышала, сидя на земле. Вокруг неё валялось пара десятков трупов скампов. Умбра торчал из черепа чудища, лежавшего у копыт Дэш. – Да, *вздох* а насчёт силы *вздох* ты не гнал.

“Ещщё быы.. Я ддержу своё сллово... А вот тыы...”

– А я что? Я ж только что нарубила столько ушлёпков, что ты визжать от счастья должен!

“Ннееет... Этто не то... Ссовсем не тто...”

– Какого хрена не то!? – удивилась пегаска. – Вот трупы, вот ты, бери да жри себе на здоровье. Что ещё надо-то? – вытащив меч из трупа, Рэйнбоу убрала его в ножны. – Короче, не знаю, что ты тут привередничаешь, но я свою часть сделки выполняю.

Отряхнувшись, Дэш огляделась. Она находилась посреди выжженной земли, омываемой лавой. Недалеко высилась огромная чёрная башня, из которой бил столб огня. К главной башне примыкало несколько меньших по размерам, от которых в центральную вели каменные мосты. Рэйнбоу принялась обдумывать увиденное.

“Так, по пути к башне я ещё минимум пару раз встречу такие своры. Они, конечно, теперь не проблема, но вот времени я на них порядочно потрачу. Да и внутри меня радушно встретят. К тому же эти пристройки...” – она припомнила свой последний визит в Мёртвые земли. – “Если тогда мы были на крыше башни, то, значит я могу туда просто взлететь!” – Дэш расправила крылья и, взмыв в воздух, устремилась к вершине. – “Десять секунд и я там”.

Поднявшись до уровня крыши – красного купола, из которого било пламя, её тут же встретили восемь дремор, закованных в шипастые доспехи. Но Рэйнбоу была готова к подобному и тут же спикировала на врагов. Первый даэдра мгновенно лишился головы, а стоящий за ним получил огромную рану на весь бок и быстро испустил дух. Развернувшись в воздухе, она увернулась от удара огромным мечом и контрвыпадом насквозь пробила шлем врага. Умбра с лёгкостью проходил через броню, кося врагов налево и направо. Казалось, что косит он не живых противников, а траву в поле.

Оставшиеся дреморы скопом набросились на пегаску. Двое из них, вооруженных цепами, атаковали с боков, а остальные вооружённые мечами устремились в лоб. Дэш уклонилась от удара справа, а цепь в оружии левого разрубила пополам и взмыла вверх, чтобы спикировать на троих даэдра, нёсшихся на неё. Проносясь справа от них, она снесла ноги крайнему врагу, а после резкого манёвра разрубила хребет центральному. Последний же наотмашь ударил своим огромным мечом по пролетавшей над ним пегаской, однако Рэйнбоу моментально среагировала, отделавшись лишь небольшим порезом на левой задней ноге, а затем снесла ему голову, сделав кувырок в воздухе.

Два оставшихся в живых врага уже находились на расстоянии броска. Тот, чей цеп был сломан, успел подобрать с пола увесистый топор, принадлежавший его уже убитому соратнику. Дэш среагировала молниеносно: отразив удар топором, она уклонилась от цепа и рассекла его хозяину горло. Затем, развернувшись, вонзила Умбру в тело последнего оставшегося врага – тот упал как подкошенный.

– Чёрт *вздох* и откуда я узнала, *вздох* что сердце там? – Переведя дыхание, Рэйнбоу оглядела себя: она была с головы до крупа покрыта кровью своих врагов. Грива и хвост свалялись и превратились из радужных в тёмно-красные разных оттенков. Небольшая же рана на ноге почти затянулась. – Да уж, ты определённо начинаешь мне нравиться. – затем схватила Умбру зубами и положила в ножны.

*Ррад старатьсся...*

Сверху раздался звон цепей и негромкие удары копыт о металл. Подняв взгляд, пегаска увидела уже знакомые ей клетки с запертыми в них пони.

– Так, ребята, а вот и помощь!


– Капитан, здесь ещё трое новоприбывших, – белогривый единорог указал на троих пегасов в необычной броне.

– А? – старая кобыла оглядела их. – Чтоб мне провалиться! Клинки! Неужто решили помочь правому делу? – язвительно начала капитан.

– Эх, ну началось, – вздохнул чёрный пегас. Его седая грива выбивалась из под шлема и развевалась на слабом ветру. – Лучше расскажи мне, что здесь происходит?

– Да что тут рассказывать – появилась вон та хрень, из неё повалили всякие уроды, – она обвела копытом поле между баррикадами и Вратами. – Вот такие, только живые. Мы кое-как выбрались из города и укрепились здесь, чтобы сдерживать эту дрянь. Кстати, что-то больно давно их не было, – она повернулась в сторону солдат. – Эй, третий отряд! Приготовьтесь! Они скоро снова появятся!

– Прямо как на ферме рядом с аббатством, – сказал синегривый пегас. – Скажи, а кто-нибудь заходил в эту... этот портал?

– Ну, была пара смельчаков, но это было довольно давно, так что они наверняка уже сдохли там, – начала кобыла. – А, да, недавно какая-то самоуверенная пегасиха тоже туда направилась. – Внезапно, Врата за их спинами начали вибрировать, по полю пронёсся какой-то странный низкий гул. – Всё, разговоры закончились. Приготовиться!

Но вместо очередной волны скампов из портала начали появляться пони – потрёпанные, в лохмотьях, бывших когда-то одеждой, но всё-таки живые. Через несколько секунд вся поверхность портала покрылась трещинами, после чего он с оглушительным хлопком исчез, оставляя после себя лишь остов из чёрного камня.

– Это ещё что за хрень? – удивилась капитан.

Над толпой вышедших их портала пони поднялся пегас красного цвета. Подлетев к заграждениям, стало ясно, что на самом деле это кровь, в несколько слоёв покрывшая шёрстку, гриву и хвост пегаса. Вернее, пегаски. Опустившись рядом с ошарашенной кобылой, она самоуверенно произнесла:

– Я же говорила, что разберусь!