S03E05
Умбра Представление

Покровы

Что, если выполнив сложное задание всё, что ты получишь пара пустых слов и новое поручение? А вернувшись к тем, кого ты считал если не своей семьёй, то хотя бы близкими тебе, уже пытаются перегрызть друг другу глотки — не потеряешь ли ты после этого веру в других?

“Есть вещи, которые лучше не знать, ибо знание о них способно полностью изменить мир вокруг тебя”

– Ну, как-то так мы и оказались здеся, – подвела итог своему рассказу ЭпплДжэк. Она поёрзала на подстилке, поудобнее пристраивая сломанную ногу. – Слухай, сахарок, а эт штука серьёзно будет на моей ноге три недели?

– Эмм... Ну, да. Но это в лучшем случае...

– В лучшем случае? – ЭйДжей расширившимися от удивления глазами посмотрела на Флаттершай. – Эх... Вот же ж... – она перевела взгляд на выход из палатки. – Интересно, как она там...

– А... ты... волнуешься за неё?

– Ну естессно! Эта глупышка любит выделываться, и ни к чему хорошему это не приводит. – ЭпплДжэк вздохнула. – К тому же, она уже столько раз спасала меня... Что я пред ней и за всю жизнь не расплачусь... Поэтому меньшее, что я могу сделать... Эт помочь ей всем, чем смогу... – она заснула.

Флаттершай несколько минут сидела, пристально смотря на уснувшую пони. Затем, собравшись с мыслями, она закрыла глаза и сосредоточилась. Вокруг сломанной ноги ЭпплДжэк появилось слабое сияние, которое постепенно превратилось в облако магии, аккуратно обволакивающее повреждённую конечность. По лицу пегасочки пробежали капли пота.

– Так, этих сюда! – крикнул кто-то возле входа в палатку. Через мгновение, в палатку зашли пятеро потрёпанных пони и закованный в доспехи единорог. – В общем, располагайтесь пока зд... Это ещё что за?


Ошарашенные пони уставились на гордо стоявшую Рэйнбоу, с крупа до гривы покрытую кровью. Наконец, старый пегас заговорил.

– Снова ты?

– А, что? – она повернулась к нему. Остальные участники разговора недоуменно переводили взгляд со старика на Дэш и обратно. – Погоди, Блэк Лайт?

– Он самый, – протянул Старый Клинок. – А ты что тут забыла?

– Стоп-стоп-стоп, – в разговор вмешался синегривый жеребец. – Грандмастер, кто это?

– Пф, а то ты сам не видишь, – ухмыльнулся Блэк Лайт. – Погляди повнимательнее, да припомни кое-что, Соарин.

– Неужто... Заключённая!?

– Минутку, эта она? – серебряный пегас вступил в разговор. – Какого чёрта!?

– Сам бы хотел узнать, Сильвер... – старый пегас пристально смотрел на Рэйнбоу. – Итак, что ты здесь делаешь?

– А по мне не видно, да? – огрызнулась Дэш.

– Эй-эй-эй, бравые защитники Империи, вы её знаете? – кобыла-капитан наконец смогла собрать свои мысли вместе и задать вопрос.

– Типа того, – в один голос ответили Рэйнбоу и Блэк.

– Тогда вы мне, может быть, ответите, какого хера тут творится!?

– Ага, с радостью. Только сначала... Соарин, Сильвер, быстро к тем пони, что эта дура вытащила из портала! – сталь гремела в голосе чёрного пегаса. – Осмотрите каждого. Приметы я вам дал. Выполнять!

– Есть! – два Клинка тут же полетели к толпе, мявшейся в поле.

– Чё? А, чёрт! Плэйт! – Капитан крикнула стоящему неподалёку стражнику. – А ну быстро бери всех наших и скачи к выжившим!

– Понял вас! – единорог повернулся, чтобы собрать остальных стражников.

– А теперь, господа, расскажите-ка мне, что за херня здесь происходит? – старая кобыла пристально смотрела то на Блэк Лайта, то на Рэйнбоу Дэш.

– И что тебе рассказывать? – скривилась Дэш. – У вас здесь открылся портал в один из планов дэйдра, я пошла и закрыла его. Всё.

– Прямо как на ферме, – вставил Старый Клинок.

– Ага... погоди, чё? Откуда ты...

– Деточка, за свою жизнь я повидал достаточно, чтобы начать понимать связь между событиями. И уж два и два сложить могу, – прервал её чёрный пегас. – Ты закрыла те врата на ферме и теперь здесь сделала то же самое.

– Ага, очень классная история, – капитанша закатила глаза. – А теперь расскажите уж, какого чёрта эта херовина появилась здесь и на какой-то там ферме?

– Тебе это знать не положено, – коротко ответил Блэк.

– Что!? Эй, слышь, ты, доблестный защитник Императора, вы снова заварили какую-то кашу? – пожилая кобыла уже почти вышла из себя. – Четыре года назад чуть война с драконами не началась, сейчас эта херня, и снова вы! – её взгляд мог насквозь прожечь Старого Клинка, если б был на это способен. – Везёт вам ещё, что под императором ходите, пернатые уроды, иначе б мы вас давно выкинули.

В этот момент Соарин и Сильвер Лайн вернулись, неся за собой какого-то единорога в потрёпанном балахоне. Блэк Лайт тут же переключил своё внимание на них, игнорируя ругающуюся стражницу.

– Это он?

– Да, Грандмастер, – заверил его синегривый Клинок.

– Хорошо. Полетели отсюда.

– Что!? Вы вконец охуели? – капитан уже впала в ярость. – У меня здесь город, который был разрушен какими-то уродами по вашей вине, а вы умываете копыта!?

– Эм... Что происходит? – попытался подать голос единорог.

– Потом объясню, – Блэк Лайт коротко кивнул ему. Затем, бросив быстрый взгляд на пожилую кобылу, ответил и ей. – Мы своё дело сделали. Дальше твоя работа.

– ЧТО!? СВОЁ ДЕЛО!? – бесновалась капитан, пока три пегаса, неся потрёпанного единорога, удалялись от баррикад. – ДА ВЫ НИ ХЕРА НЕ СДЕЛАЛИ ДАЖЕ!

За спиной у кобылы послышался топот множества копыт – стражники наконец организовали выбравшихся из врат пони и довели их до укреплений. Вперёд выступил белогривый единорог.

– Капитан, мы их привели. Какие будут указания?

– Аргх, сраные Клинки... – она глубоко вздохнула и повернулась к толпе. – Веди их вниз, к палаточному лагерю. Размести их там, оставь Кьюринг Шилда с ними, а сам возвращайся сюда, у нас ещё работа в городе.

– Вас понял! – единорог тут же начал выполнять приказ – выжившие неорганизованно поплелись вниз по серпантину.

– А теперь, – капитан обернулась к Рэйнбоу, всё это время молча наблюдавшей за всем происходившем. – Давай поговорим о тебе, – она ещё раз смерила её взглядом. – Мне плевать, что ты сделала там, но то, что этой херовины больше нет – хорошая новость. Мне также плевать, что за дела у тебя с этими бравыми защитниками, но знакомство с ними до добра не доведёт, попомни моё слово.

– Это, конечно, круто, но что насчёт денег? – перебила её Рэйнбоу.

– А денег нет, – спокойно ответила старая кобыла. – Хочешь свою долю – давай за нами зачищать город.

– Эй, мы так не договаривались! – запротестовала Дэш.

– А о чём мы вообще договаривались, деточка? – вяло съязвила капитан. – Я плачу любому, кто способен держать оружие. Когда и сколько платить – я не говорила.

– Чтоб тебя, да я закрыла этот портал!

– Спасибо тебе на этом, но за тупое геройство никто переплачивать не будет. Получишь столько же, сколько и остальные по окончании зачистки.

– Да иди ты! – Рэйнбоу расправила крылья и полетела к подножию склона.

– Сраные пегасы, – сплюнула пожилая кобыла. – Вечно от них одни проблемы.


По старым, заросшим паутиной и покрытым пылью, камням широкого тёмного коридора беззвучно ступала тень. Она быстро двигалась, не обращая внимания на кромешную темноту, окружавшую её, а также на тех, кто покоился в ней. Казалось, что это было не живое существо, а воплотившийся мрак, скользящий по заброшенным помещениям. После пары минут движения, тень остановилась и прислушалась – спереди раздался скрип костей. Отойдя к стене, чтобы не встретиться с охранниками этого места, она продолжила движение.

Наконец, коридор закончился небольшой дверью, которая вела в неизвестность. Аккуратно вскрыв замок, тень проскользнула в обширный зал, уставленный шкафами, манекенами, сундуками и прочей меблировкой. Возле правой стены, за большим столом, уставленным едой, сидел жеребец с тёмно-русой гривой. Тень медленно двинулась к хозяину убежища. Но не пройдя и двух метров, её тут же обнаружили.

– Шэдоумиэр, что тебе понадобилось у меня дома? – не отвлекаясь от еды, проговорил жеребец.

– Люсьен, тебя не провести... – тень вышла в круг света, превращаясь в статного жеребца вороной масти. Его чёрная, как смоль, грива длинными прядями ниспадала с шеи и легко покачивалась, отчего казалась живой.

– Ну, ты же знаешь, что это бесполезно, – усмехнулся хозяин, допивая вино. – Итак, что привело тебя сюда? Разве я не приказал тебе находиться в Убежище? – он глянул на гостя, недвижно стоявшего посреди комнаты.

– Меня заинтересовала та пони, что пришла накануне к нам... – начал Шэдоумиэр.

– А-а-а, ты про Пинкамину Диану Пай? – улыбка расплылась на морде Люсьена. Он поставил бокал и встал из-за стола. – Не правда ли она прелесть? Скажи, сколько раз она угрожала Кшатру тем, что выпотрошит его, а из остатков сделает украшения?

– Ни разу, – слегка недоуменно ответил жеребец-тень. – Даже не знаю теперь, чему больше удивляться: её поведению или тому, что ты только что о ней сказал...

– Ни разу? – изумился Лашанс. – Что это значит?

– А что это может значить? Когда мы впустили её, после правильного ответа на вопрос, она тут же начала ко всем приставать с предложениями потанцевать и прочими глупостями. А на любые попытки выяснить, что с ней такое, лишь несла какую-то чушь про веселье, тебя да какого-то незнакомца. – спокойно рассказал Шэдоумиэр.

– Так, ты сказал, что она говорила про “какого-то незнакомца”, – схватился за зацепку Люсьен. – Поподробнее можешь рассказать?

– Из её бесконечной болтовни практически ничего не было понятно... Ни кто он, ни цвета шерсти или гривы, ни имени мы не узнали. Единственное, что она упомянула, так это то, что у него были небольшие рога, – чёрный жеребец многозначительно посмотрел на хозяина убежища. – Все, конечно, посмеялись.

– Но ты-то догадался, кто это был, – не смотря на гостя, Лашанс направился к стеллажу с книгами. – Кстати, а где Диана сейчас?

– Кшатру удалось спровадить её на задание... То самое задание...

– Ох, Кшатр, неужели он думает, что сможет так жестоко издеваться над всеми новичками. – Вздохнул Люсьен. – Ну, я думаю, он будет удивлён, когда узнает о смерти жертвы.

– Стой, ты говоришь, что она сможет убить его? – выпучил свои красные глаза Шэдоумиэр.

– Ах, мой дорогой Шэйд, ты недооцениваешь Диану. – Лашанс взял из шкафа широкий фолиант и пошёл к читальному столу. Раскрыв его, он начал медленно листать страницы. – Ну, раз они сделали свой ход, то и мы не должны сидеть сложа копыта.

– И что же мы предпримем?

– Для начала, тебе предстоит устранить одного предателя...


– Чёртова старуха! Я тут, понимаете, лезу в самое пекло, закрываю портал в Мёртвые земли, спасаю кучу пони, а она вся такая: “За тупое геройство никто переплачивать не будет”. – Рэйнбоу что есть силы лягнула пустую телегу, что стояла на обочине. – Ну и подавись ты своими деньгами, уродина! – крикнула она, в надежде, что её услышит именно капитан.

“Т-ты можешь отомстить ей з-за обиду...”

– Тебя вообще никто не спрашивал! – выплеснула свою злость Дэш. Затем, слегка успокоившись, продолжила. – Ну и что ты предлагаешь-то?

“Убей её...”

– Что!?

“Д-да, убей её... Тогда я смогу пожрать её душу...”

– Железяка, если ты ещё хоть раз заикнёшься об этом, то я сразу же выкину тебя. Усёк? – как можно более угрожающе произнесла Рэйнбоу.

“Х-хорошо... Я понял...”

– Так-то лучше.

После такого странного разговора она молча двинулась к палаткам. Возле них уже вовсю копошились освобождённые из врат пони: многие просто сидели возле палаток, наиболее пострадавшие, должно быть, лежали внутри, кто-то бегал между сидящими, пытаясь оказать какую-никакую первую помощь. Но больше всего, среди всего этого импровизированного лагеря беженцев, привлекала внимание толпа, сгрудившаяся возле входа в одну из палаток, из которой постоянно доносились крики и брань.

Дэш заинтересовалась, что же там происходит, поэтому первым делом решила проверить, что же происходит, а затем уже разыскать своих спутниц. Проходя мимо уцелевших, она ловила на себе косые взгляды, встречные старались уйти с её пути. Дойдя до столпотворения, она попыталась протиснуться внутрь. Завидев, кто находится рядом с ней, толпа тут же начала расступаться, пропуская Рэйнбоу в палатку. Решив повременить с выяснением причины подобной реакции, она зашла внутрь.

Её взору предстала ситуация, которую она совершенно не ожидала: группа пони в лохмотьях, во главе которых стояли два единорога в доспехах стражников, один с белой гривой, а другой с розовой. Все они окружили Флаттершай, которая, сжавшись, сидела возле ЭпплДжэк, пытавшуюся здоровой ногой огородить её.

– Ведьма! – донеслось от одного из оборванцев.

– Успокойтесь, – начал белогривый единорог. – Мы сейчас всё выясним.

– Да что тут выяснять! Эта пегасиха использовала магию! – возразил второй стражник. – Давай быстро повяжем её, а потом будем уже выяснять, что к чему.

– Чего её вязать, сразу прикончите эту ведьму! А заодно и ту, что с ней! – снова выкрикнул кто-то из толпы.

– Да! Нечего с эти пегасами якшаться! – поддержал кто-то агрессию. – Мало того, что они устроили с Империей до этого, так эти выскочки и сейчас не унимаются!

– Поубивать их, да и дело с концом!

– Да! Эт ведь один из них чуть не развязал войну с драконами! А ведь отдуваться пришлось бы нам!

Толпа начала напирать, охваченная яростью и негодованием. Её кое-как пытались сдержать два стражника, но у них мало что получалось. Не теряя времени, Рэйнбоу бросилась в кучу, стараясь пробиться к окружённым. Растолкав одних и проскочив мимо других, она очутилась возле единорогов. Развернувшись к толпе, она крикнула:

– Если кто хоть копытом тронет их – лично изрублю в капусту!

Наседавшие пони разом остановились, повисла тишина. Затем по толпе стали ходить перешёптывания. Воспользовавшись заминкой, Дэш обратилась к стражникам.

– Что за хрень тут творится?

– Да это же та, кто закрыла ту хреновину, – удивился розовогривый единорог. – Вот уж не думал, что ты придёшь сюда.

– Шилд, помолчи, – перебил его второй стражник. – Как тебе известно, нас назначили ответственными за размещение уцелевших здесь. Но когда мы пришли сюда, то увидели это.

– Что это?

– Вот, эм-м, она, – белогривый единорог указал на Флаттершай. – использовала магию.

– Брехня эт всё! – встряла ЭпплДжэк. – Всё, чё она делала, эт перевязывала мою ногу!

– Мы всё видели!

– Да! Эта ведьма использовала магию! – толпа снова начинала негодовать.

– Твою налево, Плэйт! Давай уже решать! – Шилд недобро поглядывал на Флаттершай.

– Да что тут решать – убить её! – забесновались оборванцы.

– И эту, в кровищи тоже! – вдруг вылетело из толпы.

– Да! Она тоже ведьма! Вы видели, что она сделала там? – подхватил кто-то угрозы. – Да никто на свете не смог бы убить столько врагов в одиночку!

Заводилы сделали своё дело – толпа вновь начала волноваться. Но на этот раз уже стражники начали кричать.

– А ну стоять! – попытался остановить толпу белогривый стражник.

– Кто сдвинется хоть на шаг – отправится в тюрьму! – вторил ему Кьюринг Шилд.

– Нет никакой тюрьмы! Она разрушена! – не унимались уцелевшие.

– Тюрьма есть! И никто не отменял законов! Любой, кто попытается приблизиться – будет арестован!

– Вы, – пока Шилд был занят сдерживанием толпы, Плэйт обратился к Рэйнбоу и остальным. – Вам стоит уйти, пока они вконец не обезумели.

– Чё? С какого перепугу? – возмутилась ЭпплДжэк.

– ЭйДжей, он прав. – Дэш оглядела свою напарницу. – Флаттершай, помоги закинуть её мне на спину. И ты тоже столбом не стой. – обратилась она к единорогу.

Быстро устроив ЭпплДжэк на спине Рэйнбоу, они приготовились уходить.

– Эй, вы! – как можно громче крикнула Дэш. – Если вам так не нравится наша компания, то мы уйдём, – она начала не спеша идти к выходу, толпа сама расступалась перед ней. Флаттершай следовала за ней по пятам, стараясь держаться как можно ближе. – Если хоть кто-нибудь попробует пойти за нами – пеняйте на себя.

Оказавшись снаружи, они двинулись прочь от палаток, постоянно слыша перешёптывания за спиной и ловя косые взгляды на себе. Но вскоре лагерь беженцев закончился и они смогли расслабиться.

– Чёрт, ЭйДжей, ну ты и тяжеленная.


Тусклый свет от свеч слабо освещал большую комнату, уставленную высокими книжными шкафами. В центре стоял пюпитр, вокруг которого поднимались стопки книг. В комнате никого не было.

В следующее мгновение дверь распахнулась, в неё вошла фиолетовая единорожка, левитировавшая странный камень и книгу в чёрном переплёте. Подойдя к стойке, она осторожно положила камень на одну из стопок, а книгу раскрыла и принялась перелистывать.

– Так, “Принцы Даэдра и их Планы”... Нет... “Влияние Планов на Нирн”... Не то... “Аэдра и их культы”... Нет... А, вот оно – “Создание Нирна”... – Твайлайт нашла то, что интересовало её и погрузилась в чтение. Через несколько минут она раздражённо захлопнула книгу. – Нет! Это всё не то! Проклятье! Бесполезная книга!

Она охватила книгу своей магией и небрежно кинула в сторону шкафов. Фолиант ударился о полку и полетел на пол, однако так и не коснулся его – тёмно-фиолетовое нечто разверзлось под падающей книгой и поглотило её. Заметив это, единорожка обратилась к месту, где появилась Бездна.

– Хермеус! – обиженно крикнула она.

– Мои книги не заслуживают подобного отношения, – казалось, голос шёл отовсюду, но его источником явно была Бездна.

– В них нет абсолютно ничего! Никакой информации, нужной мне!

– Я дал тебе то, что ты искала, – безразлично ответил Хермеус. – Знать более, чем написано в той книге – запрещено для смертных.

– Я и так знаю всё, что там написано! – не унималась Твайлайт. – Мне нужны знания, что ты хранишь у себя в Апокрифе.

– Это запретные знания. Никому не позволено прикасаться к ним. Даже тебе.

– А что, если у меня есть достойная плата за пользование твоей библиотекой? – слегка прищурилась единорожка.

– Таких вещей не существует, – без тени сомнения ответил голос.

– Неужели? – наигранно удивилась Твайлайт. – А что насчёт этого? – она обволокла странный камень и демонстративно пролевитировала его через всю комнату. Ответом ей была тишина. – Ну, что думаешь? – Хермеус молчал. Казалось, он ушёл. – Эй! Ты ещё здесь?

Внезапно, на месте двери появился портал, похожий на Бездну, что ранее поглотила чёрный фолиант. Тёмно-фиолетовые потоки в портале переплетались друг с другом, образуя бесконечную спираль, уносившуюся в неизвестность.

– Заходи, у меня есть кое-какие книги для тебя, – всё также спокойно ответил голос.


– Эй, яблочко, может, уже поставишь меня на землю, а? – поинтересовалась ЭпплДжэк, в очередной раз ёрзая на спине у Рэйнбоу.

– Может, ты уже наконец угомонишься, и дашь мне спокойно тебя нести? – Дэш устало посмотрела на свою ношу и продолжила перебирать копытами.

– Эмм... мне кажется... что лучше и впрямь остановиться, чтобы передохнуть... – попыталась вступить в разговор Флаттершай.

– Вот-вот! Мы, ну, то есть вы, и так идёте уж несколько часов без отдыху, поэтому над сделать привал, – поддержала идею ЭйДжей.

– Аргх... – попыталась запротестовать Рэйнбоу, но усталость в ногах её уже просто замучила. – Ладно, можно и остановиться.

– Молодец, – улыбнулась ЭпплДжэк. – Хорошо хоть иногда ты слушаешь советы других.

Дэш сошла с дороги и осторожно, стараясь не выдать сильную усталость, легла так, чтобы её напарница ничего не задела своей сломанной ногой. Флаттершай помогла ЭйДжей слезть со спины Рэйнбоу и пристроиться рядом на траве. Освободившись от ноши, голубая пегаска завалилась на бок и вытянула ноги.

– Ох, хорошо-то ка-а-а-ак! – протянула она.

Флаттершай возилась с перевязью ЭпплДжэк, та с некоторой обеспокоенностью наблюдала за этим. Рэйнбоу же просто валялась на травке, наслаждаясь отдыхом. Все молчали.

Наконец, ЭйДжей решила нарушить тишину.

– Может, теперь поговорим о том, чё случилось?

– Эт о чём ещё? – не поднимая головы спросила Дэш.

– О том, что случилось в палатке. Сахарок, – Флаттершай передёрнуло. – не желаешь рассказать, что произошло на самом деле?

Н-но ведь н-ничего не п-произошло... – неуверенно ответила жёлтая пегасочка.

– Эх, слухай, те пони, как бы сильно они не любили вас, пегасов, не стали б беспричинно кидаться на тебя. – ЭпплДжэк постаралась говорить как можно мягче. – Так что же там случилось?

Ну... я... действительно... использовала магию... – после этих слов вновь повисла тишина.

– Эй, эй, сахарок, ты ж шутишь, да? – попыталась придти в себя ЭйДжей. – Эт ж невозможно для тебя пользоваться этими магическими выкрутасами-то.

– Погодите-ка. – Дэш села и уставилась на Флаттершай. – Я тут знаю пони, которые, не являясь единорогами, спокойно занимались левитацией. Ты – одна из них?

Ответа не последовала – Флаттершай лишь опустила голову и отвела взгляд.

– Ты говоришь о тех ребятах, что напали на нас тогда в таверне? – припомнив прошедшее, спросила ЭпплДжэк.

– О них самых. И эти ребята точно многое знают обо всём произошедшем. В том числе и о Вратах. – Рэйнбоу пристально посмотрела на Шай. – Рассказывай.

ммм... я... д-действительно м-могу использ-зовать м-магию и... я-я с-состояла в г-группе...

– Ты что? Ты – одна из тех психов, чё напали на нас ни с того, ни с сего? – Флаттершай неуверенно кивнула. – И ты знаешь, чё эт за штуковины появились у мя на ферме да в этом городе? – ещё один кивок. – Ах ты!... – ЭпплДжэк попыталась схватить сжавшуюся пегаску, но лишь размашисто загребла воздух здоровой ногой и упала наземь, охнув. Флаттершай начала медленно пятиться от неё, но голос Дэш на корню прервал её попытки.

– А ну стоять! – она посмотрела в глаза ЭйДжей, в которых пылала злоба, затем повернулась к приникшей к земле Шай. – Ты сказала, что ты состояла. Что это значит?

– К-когда я узнала, чем на самом деле з-занимается группа, я т-тут ж-же сбежала от них.

– И когда это произошло? – продолжала задавать вопросы Рэйнбоу.

Г-где-то н-неделю назад...

– А как ты оказалась в тех кустах?

Й-я п-подслушала р-разговор н-нескольких прохожих и у-узнала о т-том, что с-случилось в т-том г-городе. Н-но м-мне б-было с-страшно идти н-наверх...

Дэш вздохнула.

– Всё с тобой ясно. ЭйДжей, ты там как?

– Буду в порядке, как только выбью дурь из неё! – сквозь зубы ответила ЭпплДжэк, пытаясь встать.

– Н-нет, пожалуйста, не вставай, это навредит твоей ноге! – Флаттершай подскочила к раненой и попыталась остановить её, но лишь получила копытом наотмашь по лицу.

– Уйди от меня, дрянь! – сильнее разозлилась ЭйДжей. – Сама разберусь, чё делать!

– А ну прекрати, дура! – Рэйнбоу вступилась за Шай. – Ты вообще думаешь, что говоришь? Она ж тебе помощь оказала, приглядывала за тобой, считай, жизнь тебе спасла, а ты так себя ведёшь!?

– Эта мразь причастна к тому, что случилось с моей семьёй! – вскричала земнопони.

– Она не виновата! Она понятия не имела, чем они занимались! Это же фанатики! Они вербуют таких, как она, а затем промывают им мозги! И ей ещё повезло, что она узнала обо всём, прежде, чем стать тупым сектантом! – повысила голос Дэш.

ЭпплДжэк зло смотрела на Рэйнбоу, за которой сжалась Флаттершай. Затем, не проронив ни слова, она улеглась и отвернулась. Дэш протяжно вздохнула и побрела на место, где до этого отдыхала. Устроившись поудобней, она собиралась уже закрыть глаза и заснуть, но увидела, что жёлтая пегасочка стоит рядом с ней, не решаясь что-то сказать.

– В чём дело?

Эмм... в общем... спасибо... тебе... – робко начала Флаттершай.

– Ага... а теперь скажи мне. – Рэйнбоу понизила голос, чтобы ЭйДжей не услышала её. – Ты знаешь, кто я?

Эмм... я-я... н-не понимаю...

– Ты знаешь, что я сделала?

Д-да...


– Эй, чё эт за хрень вообще? – пегас светло-коричневой масти отодвинул от себя миску с едой. – Где моя еда?

– Вот твоя еда, мешок с перьями, – тюремщик плюнул в похлёбку и толкнул её обратно через решётку камеры. – Жри и не возмущайся.

– Слышь, ты, урод! Где моя еда, я тебя спрашиваю!

К камере подошёл второй охранник.

– Ривет, захлопни варежку! Мы тут с тобой сюсюкаться больше не будем, – он лениво поводил закованным в сталь копытом по прутьям решётки. – Если раньше Гринхант с Шарпом тебя покрывали, и ты тут жил припеваючи, то знай, что их с треском выгнали из Легиона, поэтому больше с тобой никто возиться не будет, – он развернулся и пошёл по коридору.

– Вот-вот, поэтому давай, жри свою похлёбку и не вякай тут, – сказал первый тюремщик и поспешил догнать своего напарника. – Слушай, Брик, а когда уже этот проход в той камере закроют? А то что-т мне не по себе от него.

– И ты туда же? – устало удивился Брик. – Как только эти неудачники завершат свои дела там, сразу всё будет прикрыто. В любом случае, забей.

Тюремщики ушли. Ривет и остальные заключённые, сидящие в своих камерах, остались одни.

– Уроды... – пегас пнул миску, отчего та перевернулась и её содержимое разлилось по полу. – Ну ничего, вот выйду я, тогда покажу вам, кто в этом городе главный.

В этот момент из тайного хода в пустующей камере бесшумно вышла фигура в чёрном. Она медленно прошла через камеру и вышла в коридор. Ривет сильно удивился, увидев здесь кого-то, кроме тюремщиков.

– Эй, – он шёпотом позвал неизвестную пони. – Эй, ты кто?

Фигура откинула капюшон и из-под него буквально вылетела кучерявая розовая грива. Она оглядела пегаса и спросила, также шёпотом.

– Я – Пинки Пай. А ты Ривет?

– Он самый, – догадка тут же пронеслась в голове у него. – Погоди, а откуда, чёрт побери, ты знаешь моё имя? И как ты тут очутилась?

– Пффф, глупенький, я пришла, чтобы повеселиться!

Примечание

Вороной курьер

Экстренный выпуск!

Развязка в землях драконов!

Сегодня стало известно, что инцидент, произошедший во время пребывания императора с дипломатическим визитом в королевстве драконов, успешно преодолён.

Как стало известно из источников, приближенных к императору, пять дней назад некто совершил вооружённое нападение на королевский замок драконов, в результате которого было убито два охранника и освобождён опасный преступник. По словам очевидцев, нападавшим оказался пегас! Из-за этого мы оказались на грани войны с драконами, а наиболее воинствующе настроенные жители Королевства даже совершили несколько налётов на наши города. Однако вчера Клинки – личные телохранители императора – доложили, что сумели выследить и ликвидировать нападавшего, а также бежавшего вместе с ним преступника. В доказательство этого они предоставили останки тел убитых.

Благодаря храбрости Клинков кризис удалось преодолеть и избежать этой бессмысленной войны!

*приписка, наскоро выполненная размашистым почерком*

Жители империи! Вы только что прочитали о “героизме” и “отваге” Клинков, но вдумайтесь! Клинки – это те самые пегасы, что в прошлом привели нашу землю в запустение! И преступник был пегасом! Это значит, что он был одним из охраны нашего достопочтенного императора! Эти крылатые рассадники вражды до сих пор пытаются претворить в жизнь свои грязные планы по уничтожению Империи! Так не дадим же им сделать это... *слово обрывается, продолжение отсутствует*