Автор рисунка: aJVL
Покровы Встречи

Представление

Встречи со старыми знакомыми, хорошими или не очень, всегда начинаются с дежурных фраз. Эти фразы и задают тон будущей беседе. Однако что, если один желает просто покрасоваться, а другого интересует лишь удовлетворение своих егоцентричных желаний?

“Какой дурак сказал, что жизнь – игра?”

В просторном зале, в центре которого высились два трона, собралось множество народа. Самые обычные пони – жители города пришли сюда, чтобы в очередной раз встретиться со своей графиней, дабы рассказать ей о своих бедах и попросить помощи.

Графиня была крайне молода, настолько молода, что по решению Совета Старейшин к ней был приставлен личный советник, который на деле исполнял роль регента. Однако юная графиня не желала оставаться без дела, поэтому каждый день принимала у себя в замке всех желающих, хотя и вела подобные встречи в компании своего “надсмотрщика”.

Разговоры о её старшей сестре, правившей городом раньше и бесследно пропавшей несколько лет назад, до сих пор ходили среди жителей. Многие вспоминали былые времена с радостью, кто-то печалился о случившемся тогда, но все признавали, что с исчезновением графини жизнь в городе резко изменилась.

Ныне город было трудно узнать: некогда красивые каменные дома с черепичными крышами обветшали и стали казаться заброшенными, на мощёных улицах кое-где появились провалы, а в порту до сих пор стояли обугленные остатки нескольких складов. Но всё это не отменяло того, что город оставался крупным портом, который ежедневно принимал в своих доках множество кораблей из других провинций.

В зал из коридора, ведущего во внутренние покои замка, вышло пятеро стражников. Увидев это, собравшиеся пони сразу же смолкли. Шедший во главе стражи единорог остановился и, усиливая магией свой голос, объявил.

– Правительница графства Анвил и достопочтенная госпожа нашего города, графиня Свити Бэлль!


Солнце заливало своим светом поле, простиравшееся до горизонта. Единственным, что нарушало первозданную красоту равнины, была дорога, пересекавшая этот тихий край. Дорога эта была единственной, соединяющей Золотой Берег с Имперским городом, поэтому встретить на ней торговцев или простых путников было обычным делом. Однако в это утро тракт был пуст. Но не было пусто поле, а точнее обочина дороги, на которой расположились три пони.

Рэйнбоу перевернулась с одного бока на другой и медленно раскрыла глаза. Рядом с ней сидела Флаттершай.

– Эмм... Доброе утро.

– Ага, – Дэш протяжно зевнула. – Ты спала-то хоть? – короткий кивок. – Ну ладно. Эй, ЭйДжей. – Рэйнбоу окликнула свернувшуюся неподалёку пони. – Ты там ещё дрыхнешь?

– Нет, – без явного желания продолжать разговор ответила ЭпплДжэк.

– Эй, может повернёшься к нам?

– Нет, – всё так же отвечала земная пони.

– Чёрт, ну и вот что с этим делать? – Дэш посмотрела на Флаттершай, но та лишь отвела взгляд и ничего не сказала. – Всё с вами понятно.

Решив не тратить время понапрасну, Рэйнбоу встала и направилась к сумкам, что были аккуратно сложены вместе. Порывшись в них, она извлекла несколько яблок, моркови да пару бутылок. Ловко управившись со всем этим, она оставила часть продуктов возле ЭпплДжэк и вернулась на своё место.

– Так, это тебе, – голубая пегаска поставила на траву бутылку с водой и пару морковок и взглянула на Шай. Та осторожно подошла и поглядела на еду.

– С... спасибо.

– Давай, ешь. Нам ещё сегодня целый день шляться, – Дэш уже успев съесть одно яблоко, отпила из бутылки. – Хм... Кстати, а куда мы пойдём-то... С такой-то поклажей... – она поглядела на ЭйДжей, которая даже не повернулась в сторону завтрака. – Эй, ты там тоже ешь давай. – затем вновь обернулась к Флаттершай. – Ну, есть идеи?

– Эм... Может... Имперский город?

– Имперский город? Не-не-не, не пойдёт, – сразу запротестовала Рэйнбоу. – Ничего хорошего мы там не найдём. К тому же, до него добираться по меньшей мере день.

– Но только там мы сможем как следует позаботиться о её ноге, – вдруг серьёзно ответила Шай. – И о твоих ранах тоже.

Дэш смотрела в глаза Флаттершай, которая впервые так настойчиво стояла на своём. Что-то странное было в этом взгляде: он как будто гипнотизировал, заставляя подчиняться воле своей хозяйки. Рэйнбоу уже почти согласилась с походом в Имперский город, как вдруг Шай быстро отвела взгляд. Не понимая, что произошло, голубая пегаска помотала головой, чтобы придти в себя.

– Блин, что это сейчас было... Ладно, если у нас нет других идей, куда держать путь, то двинем в Город, – нехотя согласилась Дэш. – И да, никаких ран у меня нет, поэтому можешь не беспокоиться.

– Н-но твой вид... – глядя на неё исподлобья, неуверенно начала Флаттершай.

– А что мой вид? – Рэйнбоу осмотрела себя. – А, чёрт. Мда... И грива? Блин. – она быстро оглядела всю свою броню. – Ну, помыться мне явно не помешает. Хотя тоже можно сказать и о тебе. – Дэш указала на одежду желтой пегаски, на которой были пятна крови и грязи. – Так, давай, ешь скорее, я пока поговорю с кое с кем.

Сказав это, она поднялась и подошла к ЭпплДжэк, которая всё так же лежала, отвернувшись в другую сторону. Еда стояла рядом с ней нетронутой.

– ЭйДжей, ты вообще собираешься заниматься хоть чем-нибудь, кроме нихренанеделанья, а? Мы скоро снова двинемся, поэтому тебе надо перекусить на дорогу.

– Никуда я не пойду, – пробурчала ЭппДжэк.

– Это ещё что значит? – возмутилась Дэш.

– Я с вами никуда не пойду, – так же пробурчала земная пони.

– Эй! – начала заводиться Рэйнбоу, но тут же передумала. Вместо этого она наклонилась над ЭйДжей и полушёпотом продолжила. – Естественно ты никуда не пойдёшь, у тебя ж ведь сломана нога. В таком состоянии вообще никуда не денешься.

– Я всегда могу вернуться в палаточный лагерь! Он недалеко, поэтому и доковылять, и доползти смогу! – огрызнулась ЭпплДжэк.

– Неужели? А мне кажется, что они с радостью отправят тебя на дыбу, как только ты там появишься. Или ты забыла, что кричали те ополоумевшие оборванцы? – полушёпотом, с ехидной усмешкой отвечала пегаска.

– Аргх... Чтоб тебя Девять покарали! – окончательно разозлилась оранжевая пони. – но затем, поняв всю безвыходность ситуации, смирилась и принялась за еду.

Довольная полученным результатом, Рэйнбоу обернулась к Флаттершай, которая уже заканчивала трапезу.

– Скоро мы двинемся, поэтому тебе стоит проверить состояние её ноги. – зелёные глаза, в которых вновь вспыхнула злость, тут же уставились на кроваво-радужную гриву. – А я проконтролирую, чтобы у тебя не возникло при этом осложнений.


– Мистер Чардж, подайте, пожалуйста, мне книгу “16 аккордов безумия”, шестой том. Она на шестой полке шкафа, что стоит позади меня. В тёмно-коричневом кожаном переплёте. – не отрываясь от чтения, проговорил Эмберкайнд.

Монохром, развалившийся за столом, оторвал морду от копыт, поднялся и пошёл к шкафу, о котором говорил единорог. Шестая полка располагалась парой метров выше головы Мохохрома, поэтому он расправил крылья и взлетел к нужному месту. Пробежав взглядом по полке, он приметил две книги, подходящие по описанию. Вытащив их, он слегка удивился – обе они носили название “16 аккордов безумия”.

– Эм-м, а какой там том тебе нужен был? – недоуменно спросил Чардж.

– Шестой, – всё так же погружённый в книгу, отвечал хозяин библиотеки.

– Так, а здесь только девятый и двенадцатый. Ты меня не разыгрываешь? – недовольно пробурчал пегас.

– Он там, просто поищите повнимательней, пожалуйста.

– Да нет здесь его, – твёрдо заявил Чардж. – Глаза пока при мне, чтоб найти нужную книгу.

– Нет? Быть того не может! – Эмберкайнд спохватился и подбежал к стеллажу. – Так, позвольте. – Книги, объятые магическим полем, вылетели из копыт Монохрома и подплыли к единорогу. – Хмм... Быть может, она в другом месте?

Все книги в шкафу вылетели со своих мест, отчего Чарджу пришлось отлететь, чтобы не получить книгой по лицу или другой части тела.

– Нет, её действительно нет. Куда же она могла подеваться... – задумался Эмбер. – А, должно быть, её взяла мисс Спаркл. В таком случае всё встаёт на свои места. Мистер Чардж, не могли бы вы сходить к нашему замечательному специалисту по артефактам за книгой?

– Всё лучше, чем торчать здесь, – вздохнул пегас. – Она у себя в гильдии?

– Да, разумеется. В это время она, скорее всего, работает в главном здании. Поэтому найти её не составит для вас проблем, – добродушно улыбнулся Эмберкайнд.

– Понял, сейчас сгоняю, – с этими словами Чардж приземлился и побрёл к двери.

За порогом дежурил Даск Скролл. Он бросил на пегаса недовольный взгляд. Заметив это, Монохром усмехнулся.

– Всё ещё дуешься, что приложил тебя тогда в тренировке? Не парься, с каждым случается, хе-хе.

– Издеваешься? Да ты жульничал! Небось какой-нибудь грязный пегасий приёмчик применил. Или, – тут Даск прищурился, – может быть зебринский?

– Ага, конечно, – пропустил мимо ушей подколку Чардж. – Ладно, мне тут сгонять надо кой-куда, давай, охраняй нашего библиотекаря.

Получив вдогонку ещё несколько неудачных подколок и шуточек, Монохром дошёл по коридору до лестницы и начал спускаться, когда ближняя к спуску дверь отворилась и из неё выглянула маленькая кобылка. Завидев пегаса, она радостно завопила.

– Монохром! Монохром!

– Эй-эй, вы только поглядите, кто показался, – улыбнулся Чардж. – Малышка, тебе надо отдыхать, так что иди-ка ты в постель.

– Не-е-ет! Мне нужно найти свою сестрёнку и остальных! – запротестовала Эпплблум.

– Вот уж чего. Пока не поправишься и думать забудь о походах. – Отрезал Монохром. Но, увидев погрустневшую мордашку кобылки, смягчился. – Слушай, как только я вырвусь отсюда, то непременно разузнаю всё, что только можно, о твоей семье. Хорошо?

– Угу! – обрадовалась Эпплблум.

– А теперь давай, иди отдыхай.

Удостоверившись, что кобылка вернётся к себе в комнату, Чардж продолжил спуск с лестницы. Спустившись на первый этаж, он уже в который раз удивился всем тем редкостям, что стояли в витринах и стеллажах вдоль стен. Однако ему не терпелось выбраться на улицу, поэтому он, не мешкая, направился к выходу.

Площадь Талоса была полна пони, что шли по своим делам. При виде всей этой толпы Монохром слегка расстроился, однако возможность побывать где-то, кроме дома Эмберкайнда, уже была достаточным поводом, чтобы приободриться. Поэтому, поправив свои пустые перемётные сумки, Монохром двинулся сквозь толпу, размышляя о своём нынешнем положении.

“Да, устроился я, конечно, неплохо. Мягкая койка, крыша над головой, еда в изобилии, куча золота. Отлично же. Но этот Эмберкайнд... Чёрт, я ж говорил ему, что знаю, где ещё один кусок находится, так нет же: “Необходимо как следует проверить всю информацию, чтобы вам не пришлось летать понапрасну”. Аргх... Блин, ну как так можно! Торчи тут теперь с ним, книги подноси. Хорошо хоть, что с этими его охранниками можно время от времени потренироваться. Хотя они, конечно, не...” – закончить размышления пегас не успел. Причиной тому послужило то, что он столкнулся с кем-то, остановившимся посреди улицы.

– Эй!


По глади воды ходила рябь. В небе высоко стояло солнце, редкие облака медленно плелись на восток. На песчаном берегу, в виду высоких стен Имперского города, расположились на отдых двое скитальцев.

– Хороша водичка! – Дэш вышла из воды, оставляя на берегу мокрый след. – Эй, Флаттершай, ты уже почистила свою одежду?

Сидевшая на берегу пегаска слегка зарделась.

– П-пока н-нет.

– Это ещё почему? – недоуменно спросила Рэйнбоу.

– М-мне кажется, что она не настолько грязная, ч-чтобы её стирать. – как могла упиралась Шай.

– А мне кажется, что кто-то слишком много стесняется. – Дэш пулей метнулась к Флаттершай и столкнула её в воду.

Подняв фонтан брызг при падении, жёлтая пегаска быстро вынырнула на поверхность и беззлобно посмотрела на Рэйнбоу сквозь свою розовую гриву, расплывавшуюся по водной глади.

– Хорошенько там помойся, – сдерживая смех, крикнула Дэш. – А не то, снова искупаешься.

За всем этим наблюдала ЭпплДжэк, прислонившаяся к большому валуну, торчавшему на берегу. Удостоверившись, что Флаттершай принялась чистить одежду, Рэйнбоу направилась в сторону отдыхавшей земной пони.

– Всё ещё не хочешь разговаривать? – поинтересовалась Дэш, приблизившись к ЭпплДжэк. Ответом ей послужил хмурый взгляд зелёных глаз. – Ну и хрен с тобой, я лишь пришла сказать тебе пару вещей.

Рэйнбоу взлетела на верхушку камня, под которым отдыхала ЭйДжей, и уселась, повернувшись в направлении видневшихся на противоположном берегу стен.

– Не знаю, что ты там себе вбила в голову, но она, – взор Дэш устремился на Флаттершай, сидящую в воде и чистящую свою одежду. – никоим образом не причастна к тому, что произошло у тебя на ферме. Просто подумай: вот она, которая постоянно запинается, когда говорит. Которая сразу определила, что у тебя перелом и помогла тебе, даже не зная, кто ты. Которая даже попыталась использовать свои чёртовы способности, чтобы вылечить тебя, вот она, по-твоему, способна сделать то, что произошло?

Рэйнбоу замолчала, молчала и ЭпплДжэк. Одна высказала всё, что думала, у другой не было ничего, что можно было бы сказать. Это молчание продолжалось бы ещё очень долго, если бы Флаттершай не закончила чистку одежды и шёрстки и не вышла бы на берег. Завидев это, Дэш спланировала со своего насеста и порысила к Шай.

Вид у жёлтой пегасочки был тот ещё: вся одёжка была мокрой, но зато теперь на ней не осталось сильно выделяющихся кровавых пятен, а длинная розовая грива и хвост беспорядочно спадали на землю и оставляли за собой влажный след на песке.

– Вижу, ты хорошо помылась. – ухмыльнулась Рэйнбоу. Флаттершай в ответ лишь слегка укоряюще посмотрела на виновницу твоего нынешнего состояния. – Ладно, пойдём к нашей неразговорчивой поклаже.

Подойдя к ЭпплДжэк, они расположились на солнышке, чтобы поскорее обсохнуть. Никто не пытался завести разговор, поэтому все три путешественницы так и просидели в тишине. Наконец, Дэш вскочила с песка, отряхиваясь.

– Так, пора двигать, – она оглядела своих спутниц. – Флаттершай, помоги ЭйДжей залезть.

Шай неуверенно посмотрела на ЭпплДжэк, но всё-таки подошла к ней и помогла удобно устроиться на спине Рэйнбоу. При этом она отметила, что земная пони, ранее буквально через силу принимающую помощь с её стороны, на этот раз спокойно отнеслась к её поддержке, а её глаза вместо злости излучали что-то, похожее на грусть вперемежку с раскаянием. Но думать об этом было некогда, ведь Дэш, нагруженная под завязку, уже двинулась к дороге, поэтому Флаттершай поспешила за ней.

Через пару часов пред ними уже высился грандиозный мост, ведущий к Имперскому городу. Не задерживаясь, чтобы разглядеть всю красоту этого места, Рэйнбоу двинулась к вратам города. Флаттершай также не проявляла излишней заинтересованности в величественной постройке, по которой они сейчас шли, а вот ЭпплДжэк явно была поражена всем, что видела вокруг себя.

Никто из них так и не проронил ни слова со времени остановки, поэтому и сейчас желания завести разговор ни у кого не возникало. Однако ЭйДжей, собрав, что скопилось у неё на душе, неуверенно начала.

– Эй... Флаттершай.

– ЭйДжей! – предчувствуя не самое лучшее развитие этого разговора, тут же одёрнула её Дэш.

– Яблочко, помолчи немнога, мне над кое-чё сказать, – Как можно более вежливо попросила ЭпплДжэк. – Флаттершай.

– Эмм... Д-да? – начала беспокоиться Шай.

– Мне... Мне... Мне жаль, что я тогда наговорила тебе и ударила. – Рэйнбоу и Флаттершай тут же остановились и уставились на раскаивавшуюся ЭпплДжэк. Немного оторопев от такой реакции, она, тем не менее, продолжила. – Я... Я не знаю, чё на мя нашло тогда, но мне правда стыдно. Вся та забота и помощь, что ты оказала мне... Это лучше, чем слова оправдания. А я... я вела себя как... я вела себя ужасно. Мне правда очень-очень жаль и я не знаю, как ещё это сказать...

На несколько долгих мгновений повисла такая угнетающая тишина, что ЭйДжей уже начала беспокоиться, правильно ли она всё сказала. Но в это мгновение её в бок толкнула Рэйнбоу, повернувшая голову.

– Чёрт, ну наконец-то ты поняла, что к чему, – она улыбнулась и посмотрела на Флаттершай. – Есть что ответить?

– Всё х-хорошо, я не злюсь на тебя. Я догадывалась, какая реакция последует, когда кто-то узнает обо всём. – Шай зажмурилась и отвернулась, чтобы не видеть ЭпплДжэк, которая прошла через ужасные события из-за группы пони, в которой она состояла.

Но как только она попыталась отстраниться, её обняла ЭйДжей здоровой ногой и прижала к себе.

– Я чувствую ся ужасно из-за своего поведения, а от того, чё ты сказала, мне становится ещё противнее. Поэтому, пожалста, прости мя.

– В-всё х-хорошо, правда. – Флаттершай никогда ещё не чувствовала себя настолько счастливой: кто-то искренне извинялся перед ней. От этого слёзы начали литься из уголков её глаз.

– ЭйДжей, ну вот что ты наделала! – шутя укоряла её Рэйнбоу, за что получила слабый удар в бок. – Ладно, я рада, что вы наконец-то примирились. А теперь давайте в город, я с утра ничего не ела.

После этого они дошли до конца моста и вошли в главные ворота Имперского города. На улицах было полно пони, однако Дэш и Флаттершай не приходилось пробираться через всю эту толпу – завидев их, пони отступали с их пути и косились им вслед. Если Рэйнбоу просто не обращала на это внимания, то Шай сильно нервничала из-за каждого косого взгляда и старалась держаться поближе к своим новым спутницам. Выйдя на центральную площадь Талос-Плаза, Дэш остановилась, осматриваясь.

– Флаттершай, есть на примете место, куда можно податься? – поинтересовалась Рэйнбоу.

– Ну... я знаю, где живёт лекарь, что может помочь, но оставить нас у себя он не сможет. – извиняющееся ответила Шай.

– Чёрт. Ладно, тогда двинем в одну таверну. Я уверена, что хозяину пофиг, кто останавливае... – в этот момент кто-то врезался в Дэш. – Эй, смотри, куда прёшь!

– Проклятье, прошу проще... – знакомый баритон так и не успел закончить извинения.

– Зебра!

– Жеребчиха!


Посреди Талос-Плазы образовалась толпа, обступившая что-то. Заинтересованные тем, что же произошло, к этому кругу подходили всё новые и новые пони.

– Что происходит-то? – поинтересовалась подошедшая к толпе единорожка.

– Да там два пегаса цапаются! – выкрикнул кто-то из толпы.

– Пегаса? Ничего себе, не часто их встретишь в городе. Дай-ка глянуть. – единорожка протиснулась в толпу, стараясь пробиться к центру.

– Там только один пегас. Второй на самом деле зебра, – другой голос из толпы возразил первому.

– Ты совсем из ума выжил!? Ты когда в последний раз видел у зебр крылья?

– Да я зебр вообще не видел ни разу, мне лишь рассказывали, что у них полосатая грива. И этот вот как раз подходит под описание.

– У зебр нет крыльев, деревенщина.

– Эй, кого ты там назвал деревенщиной? Ты сам, небось, не видел ни разу в жизни зебр!

Подобные выкрики были слышны со всех концов этого сборища, которое собралось поглазеть на битву двух сильно выделяющихся из толпы пегасов.


– Ты какого чёрта тут делаешь, зебра? – Дэш явно не была рада подобной встрече.

– Яблочко! – ЭпплДжэк попыталась вмешаться в начинающуюся пикировку.

– ЭйДжей, а теперь помолчи-ка ты. Мне надо кое-что узнать. – Рэйнбоу тут же заткнула свою спутницу.

Флаттершай, которая не понимала, что происходит, оставалось лишь смотреть за этим. Однако начавшие собираться вокруг них пони начинали её беспокоить, поэтому она лишь подступила ближе к Дэш, чувствуя себя рядом с ней чуточку увереннее.

– О, вижу, ты завела себе вторую подружку, жеребчиха, – усмехнулся Монохром, игнорируя вопрос. – Они там тебя ещё не ревнуют, а?

Из-за подобных пошлых колкостей ЭпплДжэк и Шай зарделись, однако Дэш это лишь сильнее разозлило.

– Слушай, ты, зебра с крыльями, если ты сейчас не ответишь, то я тебя в капусту покрошу!

– Эх, ну ладно-ладно, не заводись только слишком сильно. – Вздохнул Чардж. – Как видишь, я нахожусь пред тобой, а это значит, что в данный момент я остановился в этом городе.

– Небось на те деньги, что выручил с украденных у нас вещей, – выложила свои догадки Рэйнбоу.

– Яблоч...

– Ага, так и есть, – сразу же признался Монохром. – А ты быстро смекнула, что к чему, жеребчиха.

Подобное заявление повергло в шок Дэш и ЭпплДжэк. Уж чего они никак не могли ожидать, так это настолько прямого ответа. Но если ЭйДжей просто оторопела от такого, то Рэйнбоу же это дало ещё один повод для своего следующего поступка.

– Слезай, – тихо сказала Дэш.

– А, чё? – не понимая, что от неё хотят переспросила ЭпплДжэк.

– Слезай, говорю. Флаттершай, помоги ей.

Увидев заминку со стороны Рэйнбоу, Монохром не упустил момента оглядеть тот небольшой кружок зевак, что остановились, чтобы поглазеть на них.

– Эй, жеребчиха, а ты в курсе, что у нас уже есть публика? – Чардж повернулся к Дэш как раз в тот момент, когда она кинулась на него. В последнее мгновение он каким-то чудом сумел увернуться, после чего отскочил в сторону, принимая боевую стойку. – Неужто драться тут удумала?

– Я выбью из тебя всё дерьмо, что есть. А заодно и о моих деньгах не забуду. – оскалилась Рэйнбоу.

– В таком случае попробуй, – ухмыльнулся Монохром.

Дэш устремилась в атаку: подскочив к противнику, она попыталась ударить его задними копытами, но Чардж спокойно уклонился от атаки. Однако он не рассчитал расстояния для отступления, из-за чего Рэйнбоу смогла достать своей следующей атакой. Для того, чтобы избежать и её, он взмыл в воздух.

– А вот это ты сделал зря, чёртова зебра. – крикнула Дэш, взлетая вслед за оппонентом.

Два сражающихся в воздухе пегаса начали привлекать внимание всё большего и большего количества пони, однако Рэйнбоу было не до этого. Всё, чего ей хотелось, так это надавать этому зазнавшемуся полосатому засранцу по шее. Монохром же наоборот был рад тому, что их небольшое представление привлекает столько зевак.

Сам же воздушный бой был крайне стремительным, однако зевакам удавалось рассмотреть отдельные моменты: Монохром постоянно уворачивался или блокировал атаки Дэш, не пытаясь активно атаковать. Однако постоянные уклонения давались ему с некоторым усилием, так как в воздухе Рэйнбоу была проворнее его. Наконец, Чардж атаковал: блокировав очередной выпад, он ударил передней ногой по спине Дэш. Удар был точно рассчитан и Рэйнбоу спланировала на землю, не в состоянии держаться в воздухе. За ней последовал и Чардж.

– Да, это было весело. – перевёл дух пегас и огляделся. – О, какая толпа собралась. Эй, жеребчиха, гляди, сколько пони тут столпилось.

В этот момент Дэш вытащила из ножен Умбру. Зеваки вокруг загудели сильнее прежнего.

– Эй-эй, ты что, собираешься меня этим атаковать? – нахмурился Монохром. – Ты серьёзно? – Умбра просвистела в сантиметрах от лица Чарджа – рефлексы пегаса не дали осечки. – Ну хорошо, ты сама напросилась.

Схватка разгорелась с новой силой. На этот раз Монохрому приходилось лишь уворачиваться от смертоносного лезвия меча, что давалось ему с трудом – Умбра улучшала способности Рэйнбоу. Но теперь и сам он не бездействовал, постоянно пытаясь контратаковать, однако обострившиеся рефлексы Дэш позволяли ей спокойно избегать всех его атак. Смертельный танец становился всё более захватывающим.

В этот момент из толпы раздались грозные крики стражников:

– Что это за сборище? А ну разойдитесь! – кто-то невнятно разъяснил, что происходит. – Что? Драка? Пегасы!?

– Чёртовы мешки с перьями! Так, а ну разойтись!

Услышав это, Монохром тут же постарался рассказать об этом своему противнику.

– Эй, жеребчиха, тут стражники подоспели, – меч разрезал ткань лёгкой одёжки Чарджа. – Ежели не хочешь, чтоб нас повязали, то надо завязывать. – Умбра срубила несколько прядей с макушки пегаса. – “Проклятье, придётся быстро решать это дело. А теперь будет немного больно”.

В следующее мгновение Монохром позволил Рэйнбоу попасть, подставив свой наплечник. Лезвие как масло прошло через металл, углубившись в плоть пегаса. Не обращая на это внимания, он подался вперёд и что есть силы дал Дэш в грудь, а затем добавил поддых, отчего пегаска сложилась пополам и грохнулась на брусчатку.

– Эй! – Чардж окликнул оторопевших от всего происходящего ЭпплДжэк и Флаттершай. – Если не хотите загреметь в тюрьму, то хватайте свою подружку и дуйте за мной. – Затем, поглядев на них ещё раз, выругался. – Чтоб вас всех!

Подскочив к ним, он присел, чтобы ЭйДжей было удобно забраться на него, а затем помог Флаттершай затащить ей на спину Рэйнбоу, которая, кажется, вырубилась.

– Так, а теперь валим, – скомандовал Монохром и кинулся вперёд. Шай, покачнувшись под весом Дэш, последовала за ним.

В последний момент Чардж вспомнил о мече Рэйнбоу и, сделав небольшую петлю, на скаку подобрал его и влетел в расступившуюся пред ним толпу.

– Фаткнись и молчи, чёртоф куфос шелефа, – едва слышно проговорил Монохром, несясь к дому Эмберкайнда.

– Ты чё-то сказал? – спросила ЭпплДжэк, стараясь удержаться на спине пегаса.

– Мыфли фслуф.


– Пфоклятье, гфёбаная пофязка, – Чардж пытался затянуть перевязь, сделанную из полос своей одежды. – Дафай, куфок.

– Эмм... Может, тебе нужна...

– Нет, фпафибо, – оборвал Монохром Флаттершай на полуслове. Наконец, он кое-как закончил. – Не стоит париться.

Они находились в просторном зале, уставленными стойками с оружием и доспехами. По центру была зона для тренировок, по краям которой стояло несколько мишеней. В углу расположилась простая кровать, на которой сейчас лежали Рэйнбоу и ЭпплДжэк. Первая всё ещё была без сознания, а вторая внимательно следила за всеми действиями белого пегаса.

Заметив на себе её пристальный взгляд, Чардж слегка удивился:

– Что?

– Может, объяснишься, а? – скорее потребовала, чем предложила ЭйДжей.

– В чём? – снова удивился Монохром. – А, ну да, я спёр у вас тот камень и ещё парочку безделушек. Надо было лучше следить за вещами. – Удостоившись хмурого взгляда от ЭпплДжэк, он усмехнулся. – Хоть я и сделал это, но это не значит, что я ничем не отблагодарю вас.

Подобное заявление ввело земную пони в полное замешательство. Сделав небольшую паузу, Чардж продолжил.

– Однако! Поведение вашей подружки поставило нас в немного неприятное положение, – он кивнул сначала на Дэш, а затем на своё забинтованное плечо. – И хрен бы со мной, не впервой, но привлекать внимание стражи... В общем, теперь вы мои должники.

– Эт с какого ещё перепугу!? – возмутилась ЭпплДжэк.

– Хочешь на себе узнать гостеприимство имперской тюрьмы? – легко съязвил Монохром. – Вот я точно не горю желанием. Но ближе к делу: я знаю, как избавиться от взаимных претензий, чтобы каждый остался доволен. Интересует?

Переглянувшись между собой, Флаттершай и ЭйДжей глянули на валявшуюся без сознания Рэйнбоу, но всё-таки кивнули.

– Отлично, тогда я сейчас всё устрою, – с этими словами Чардж вылетел из зала.

Вернувшись буквально через пару минут, он радостно заявил:

– Зашибись! – на пегаса тут же уставились две пары глаз. – Так, сейчас я быстренько объясню, что к чему. – Он взлетел и приземлился на один из манекенов. – Итак, теперь вы работаете на того же единорога, что и я.

– Чё эт значит?

– Эй-эй, потише, я ещё не закончил, – наигранно обиделся Монохром. – В общем, мой наниматель крайне заинтересовался тем камнем, поэтому и предложил мне работу, с целью найти похожие, – тут он слегка выпятил грудь вперёд и напыщенно произнёс. – И я, как добропорядочный пегас, был обязан выдвинуть вас, как ещё одних искателей этих великих артефактов древности!

Флаттершай и ЭпплДжэк ещё больше запутались во всем происходящим и с отсутствующим взглядом смотрели на Чарджа. Тот, слегка посмеявшись над своей пафосной речью, продолжил.

– В итоге, Эмберкайнд с радостью принял вас на службу. Он выделит вам комнату наверху и предоставит всё необходимое. Также, я договорился с ним об оплате: за все работу вы получите по пять тысяч на круп.

После всего сказанного, Монохром подлетел к сундуку, что стоял возле кровати и начал закидывать из него вещи к себе в сумки.

– Так, а теперь мне надо кой-куда слетать, так что познакомитесь с ним самостоятельно. Он всё время торчит в библиотеке на втором этаже, это последняя комната по коридору, – затянув ремни покрепче, он развернулся к выходу. – Ну, я полетел. Адью!

После его ухода в комнате повисла тишина. ЭпплДжэк не могла определиться, как же всё-таки относиться к этому странному типу, что полчаса назад вырубил Дэш будучи без оружия, получив при этом серьёзную рану. А прямо сейчас он похлопотал о крыше над их головой, работе, еде и вообще вытащил из передряги, которую, фактически, Рэйнбоу и заварила.

Флаттершай же просто не знала, кто этот белый пегас с легкой ухмылкой на лице и странными голубыми глазами. Её мысли судорожно цеплялись за всё то, что произошло с ней за последние несколько дней, но никакого внятного объяснения происходившему дать она не могла, поэтому своё внимание она решила сосредоточить на лежавшей в отключке Дэш. Подойдя к постели, она начала осмотрела её.

– Как она? – спросила сидевшая рядом ЭйДжей.

– С ней всё в порядке, она лишь без сознания, – заверила Шай. – Этот... Он так просто победил её...

– Мда, я тож удивилась, когда увидела всё это. – ЭпплДжэк вздохнула и обвела взглядом зал. – Хотя б у нас теперь есть место, где можно жить.


Тень от парящего в небе пегаса падала на дорогу, ведущую на север. Монохром неспешно летел, рассуждая о произошедшем сегодня.

“Да уж, кто бы мог подумать, что мне ещё раз придётся с ними встретиться. А, не, знаю кто, но о нём лучше не вспоминать. Не буди лихо, пока оно тихо. Так, кажется... Ладно, хорошо, что всё так закончилось: свалил на Жеребчиху и её подружек эти нудные “подай/принеси” просьбы Эмбера, а сам наконец-то могу слетать за новым куском этой статуи. – Чардж крутанулся в воздухе вокруг своей оси, наслаждаясь полётом. – Чёрт, как же это круто! Уверен, что к этому чешуйчатому никто не заглядывал с момента моей последней встречи с ним. Но к чёрту, надо двигать. До его логова путь неблизкий, поэтому я смогу хорошенько размять свои крылья”.


– И вы согласились!? – Негодующий возглас Рэйнбоу разлетелся по всей комнате. – Да вы издеваетесь!

– Яблоч...

– Нет, вы вообще поняли, что сделали? Эта зебра обокрала нас, затем пристроилась за счёт наших вещей, а теперь ещё и решает за нас, что нам делать! – Дэш уже почти вышла из себя.

Флаттершай попятилась от кровати, испугавшись столь бурной реакции на рассказ о том, что произошло. ЭпплДжэк сделала ещё одну попытку возразить.

– Слухай, если б не Монохром, то мы б сейчас сидели в тюрьме, благодаря твоему неугомонному крупу.

Упоминание о тюрьме мгновенно выудило из памяти Рэйнбоу всё произошедшее с ней ранее, однако её ярость была слишком сильна, чтобы исчезнуть от подобного.

– Да мне плевать! Этот чёртов кусок полосатого дерьма сам напросился! На хрен его помощь, сами бы смогли свалить от стражи. И вообще!

– В-вообще ч-что? – непонимающе переспросила Флаттершай.

– Вообще не понимаю, как этой зебре удалось меня победить!

– Аааа, знач тут кто-т прост не любит проигрывать, – заметила ЭйДжей.

Дэш тут же метнула в неё полный ненависти взгляд, после чего встала с постели и, не говоря ни слова, вылетела из зала.

– Конскияблоки... Эт было вполне предсказуемо, – вздохнула ЭпплДжэк.