Автор рисунка: BonesWolbach

Селестия мерно взмахивала крыльями, изучая холмы под ней. На этой забытой всеми пустоши Кризалис назначила ей встречу. Все покрывали песок и глина, среди которых иногда попадались изогнутые деревья. Ей попалась одна небольшая речушка, но все же это была пустыня – пылающее над головой солнце не давало в этом усомниться. Следов цивилизации не было на целые мили. Сотни миль, если быть точным. Единственное, что стоило упоминания – длинная цепь гор на горизонте.

Неудивительно, что Кризалис выбрала это место, чтобы спрятаться.

Принцесса Солнца оглянулась на двух сопровождавших ее гвардейцев-пегасов. От жары они потели, но продолжали стоически терпеть и изучали местность внизу, выискивая угрозы. Селестия перешла с полета на простое парение: «Спасибо вам обоим, что сопроводили меня сюда. Будьте настороже – Кризалис уже один раз предала наше доверие».

— Да, принцесса, — кивнули и ответили оба гвардейца.

Троица приземлилась среди пустынных кустарников. Несколько ящерок убежало от них, но, в целом, было тихо.

Ее гвардейцы очень старались выглядеть спокойно и профессионально, но Селестия могла видеть в них легкое напряжение. Они боялись – что и ожидалось от любого разумного существа, выступающего против врага, вроде Кризалис. Если она решится атаковать – у них не было шансов на победу. Им небывало повезет, если они смогут хотя бы досадить ей.

Селестия могла привести с собой несколько легионов, но знала, что численность роли не сыграет. Они лишь станут для Кризалис дополнительным источником пищи. Кроме того, Кризалис прислала письмо с мольбами о возможности сдаться и показать готовность к перерождению. Появление во главе армии не было бы правильным ответом.

И вот Селестия стояла среди кустов и грязи лишь с двумя гвардейцами, вновь ставя на то, что старый враг может стать новым другом. «Кризалис», позвала она. «Я прибыла, как ты и просила. Позволь мне быть первой, кто примет тебя, как новую гражданку Эквестрии».

— Лишь гражданку? – раздался вокруг них голос, идущий одновременно отовсюду и ниоткуда. – Это действительно та честь, которую заслуживает королева?

Это не были речи кающегося злодея. Селестия не была удивлена. «А какой же чести ты ожидала?», спросила она. «Я уверена, что мы сможем дать тебе то, что ты заслуживаешь». Вроде будущего в виде каменного украшения сада.

Вспышка света – и Кризалис предсталет перед группой. Зеленое сияние окружает ее болезненной аурой – настолько сильной, что растения вокруг нее начинают увядать. «Королева заслуживает почтения», ответила Кризалис, демонстрируя улыбкой острые зубы. «Например, когда низшие кланяются в ее присутствии».

Определенно не похоже на кающегося злодея. «Почтение пред титулом нужно заслужить или оно бессмысленно. Не согласна?»

— Тогда позволь мне заслужить его, — ухмыльнулась Кризалис и ее глаза начали сиять. – На колени.

Слова ударили по Селестии и гвардейцам, как материальные. Под их тяжестью оба гвардейца пали на землю. Даже у Селестии задрожали ноги.

— Думаю, я останусь стоять, — ответила она так спокойно, как могла. Любая демонстрация слабости будет смертельной ошибкой. – Похоже, ты хорошо питалась. Это кто-то, кого я знаю? – Кризалис никогда не могла упустить возможность поболтать, и любая информация о жертвах могла быть полезной, когда она отправится им на помощь.

— Целый город твоих драгоценных маленьких пони в дне полета отсюда, — Кризалис посмотрела на нее, а потом гнев впитался в ее обычную самодовольную усмешку.

Селестия не знала ничего о местных городах. Она сделала себе в памяти пометку отыскать его в компании целой армии спасателей, как закончит тут.

— Знаешь лучший способ вытянуть любовь из пони? – ухмылка королевы стала хищной. – Питаться одним из них, а остальных заставлять смотреть. Их любовь становится такой сильной, когда их друзья и родственники страдают у них на глазах. – Кризалис облизнула губы. – И потому они оказываются много вкуснее, когда поглощаешь их позже.

Гвардейцы сумели встать, смотря на королеву убийственными взглядами. Они были слишком дисциплинированными, чтобы говорить или оставить позицию, но Селестия видела, как напряглись все мышцы их тел – и незамутненную ненависть, полыхающую в их глазах. Она знала, что они оба с радостью нападут на Кризалис прямо сейчас – даже зная, что та победит их обоих.

Селестия развернула крылья и коснулась плеч каждого гвардейца. «Возвращайтесь на военный аванпост как можно быстрее», сказала она. «Я скоро к вам присоединюсь».

— Но принцесса, — отозвался один из них. – Мы не можем…

— Летите, — твердо ответила она. – Со мной все будет в порядке.

Гвардейцы неуверенно переглянулись, но поклонились.

— Как прикажете, Ваше Величество.

— Будьте осторожны, принцесса.

Они взвились в небо, быстро маша крыльями.

— Что ты задумала? – спросила, нахмурившись, Кризалис, молча наблюдавшая всю ситуацию.

— Совершенно очевидно, что ты не собираешься меняться, — сказала Селестия. – Это письмо было способом оторвать меня от союзников. Я подумала, что пора переходить к делу.

— По собственной воле заходя в мою ловушку? Или ты отослала гвардейцев, чтобы молить о пощаде, пока никто не слышит?

— Едва ли, — рассмеялась Селестия, покачав головой. – Нет, я вошла в ловушку потому, что ты наконец перемудрила себя.

— Что ты этим имеешь ввиду, о мудрейшая и могучая? – нахмурилась Кризалис.

— Я веду к тому, что у тебя сейчас на выбор есть два варианта. Ты можешь сдаться и пойти со мной добровольно, — Селестия закрыла глаза и втянула немного энергии Солнца. Мало до незначительности, но вполне достаточно, чтобы растения вокруг нее вспыхнули. – Или я уведу тебя силой.

— О, да неужто? – Кризалис отозвалась так, будто ругала жеребенка. – Ты думаешь, что меня можно запугать угрозами? Я гораздо могущественнее, чем была, когда победила тебя в Кантерлоте.

— Я знаю, — Селестия улыбнулась не обычной своей ласковой улыбкой. Сейчас это было ближе к хищной ухмылке Кризалис, но с нотками чего-то, похожего на голод. – И я с радостью воздам тебе за это.

— Как пожелаешь, — встала пошире Кризалис. – Может, твоя сестра будет мудрее и сдастся, когда я швырну к ее копытам твою иссохшую тушу.

— Ну давай, рискни, — улыбка Селестии стала еще шире. Она кинула взгляд на отступающих гвардейцев. Они были еще слишком близко. Придется потерпеть немного дольше. Этот взгляд служил двум целям – давая, в том числе, Кризалис кажущуюся явной возможность атаковать.

И Кризалис ее не разочаровала. Она рванула вперед, покрыв расстояние между ними одним прыжком. Это стало бы для Селестии неожиданностью, если бы она не следила краем глаза.

Она взмахнула крыльями вперед и назад, породив сильный, как ураган, поток ветра, который оттолкнул и ее и Кризалис в сторону. Рывок же сделал королеве хуже. Она пролетела мимо Селестии и пропахала носом землю, пока не была остановлена изогнутым деревом.

— Ты за это заплатишь, — поднялась она, выплевывая землю и древесину.

Селестия промолчала и снова развернула крылья.

Болезненная аура, окружающая Кризалис, собралась вокруг ее рога. Селестия едва успела сотворить щит, когда в нее полетело боевое заклинание. Или, точнее, когда заклинание поразило все перед Кризалис, включая и Селестию. Это был не столько луч разрушительной энергии, сколько приливная волна, уничтожающая и растворяющая все.

Кризалис не шутила, когда сказала, что стала сильнее с тех пор, как они сражались в Кантерлоте. Щит Селестии едва держался – а та знала, что на него обрушилась лишь часть заклинания. Она прищурилась и влила в щит еще больше магии.

— Еще не достаточно? – прокричала Кризалис сквозь рев магии. – Сдавайся, и мне будет достаточно всего лишь выбить тебе зубы.

Селестия не удостоила эти слова ответом. Лишь укрепила щит.

Поток магии неожиданно прекратился, показав самодовольно ухмыляющуюся Кризалис, стоящую на противоположном конце траншеи, выжженной в земле. «А лучше не сдавайся. Так интереснее». Она взмахнула головой и выпустила тонкий луч энергии.

И щит разбился. Не было даже сопротивления – луч просто прошел через ее защиту, как камень сквозь стекло. Магическая отдача ударила в лоб, из-за чего ее голова дернулась, а сама принцесса застонала.

И она почувствовала боль в боку. Она чувствовалась от груди до бедер, будто кто-то воткнул в нее нож и протащил по всей длине тела.

Что-то обрушилось на нее – еще одна волна зеленой энергии. У Селестии не было времени сотворить щит, и море обжигающей энергии отбросило ее назад — и продолжало толкать, пока не ударило о что-то твердое. Удар выбил из легких весь воздух, а за шипением магии послышался треск камня.

Сквозь боль Селестия отметила, что вновь недооценила Кризалис. Такая магическая мощь переводила королеву подменышей в совсем другую лигу — по сравнению с тем, какой она была в прошлом. Селестия сжала зубы, пока заклинание продолжало на нее давить, ломая ребра и выдирая шерсть.

Магическое давление неожиданно прекратилось, и перед ней возникла темная фигура с рогом наперевес.

Селестия увернулась в последний момент, оттолкнувшись всеми четырьмя ногами, и Кризалис влетела в гору, к которой недавно была прижата принцесса. Или в то, что от нее осталось после атаки Кризалис. Селестия отметила иронию того, что Кризалис сотворила каменную стену лишь для того, чтобы влететь в нее лицом. Принцесса телепортировалась на безопасное расстояние, влила магию в рог и выпустила ее.

Яркий луч света вырвался из рога и обрушился на Кризалис, вбивая ее еще сильнее в разрушенную гору. Селестия стояла, нахмурившись от концентрации и выдавая все больше магии, пока подножие горы не развалилось окончательно, и половина ее обрушилась.

Никакими словами нельзя было описать этих звуков – да и звуков там не было. Это было больше похоже на силу, которая схватила Селестию и начала трепать, как тряпичную куклу. Даже земля тряслась, как вода, когда звуки разрушения заполняли все вокруг.

Но Селестия не была настолько глупой, чтобы считать, что это убьет ее оппонента. Потому она раскрыла крылья и подготовила еще один щит.

Из-под горы обломков вырвалась зеленая вспышка, расшвыривая землю и камни. «Я с радостью заставлю тебя молить о пощаде», сказала Кризалис, вылезая из сотворенного ей кратера. Она вся была покрыта каменной пылью, но, в общем и целом, невредима. На ее хитине не было даже царапины. Она повернулась к Селестии и злобно улыбнулась: «Стоит завязывать с играми». Ее рог засиял вновь.

Селестия не знала, чего стоит ждать, но вряд ли хорошего – а боль вдоль бока напоминала, что магию Кризалис недооценивать не стоит. Как только появился щит, она отпрыгнула в сторону.

Ей повезло, что она сделала обе вещи одновременно, потому что Кризалис исчезла в зеленой вспышке и появилась над местом, где Селестия стояла секунду назад. Копыта королевы ударили в землю с такой силой, что в воздух поднялись десятки камней и обрушились дождем на истерзанное поле боя.

Меньше, чем через секунду обрушилась очередная зелёная волна – еще сильнее, чем прежде. Селестия чувствовала, как ее отпихивает назад, пока щит трескается от напора.

А потом что-то обрушилось сверху, разбивая щит и ударяя по спине с такой силой, что не выдержали ноги.

— Сюрприз, — сказала Кризалис.

Селестия подняла голову и увидела, как над ней с самодовольной ухмылкой стоит королева подменышей, упираясь обеими копытами ей в плечи. Но это все, что она успела увидеть, потому что Кризалис подняла копыто и ударила по голове, вбивая лицо Селестии в каменистую землю.

Нечто вытянуло одно ее крыло. «Пожалуй, начну с этого», пропела Кризалис. Потом были хруст и агония.

Спина Селестии изогнулась, зрение затуманилось, а из глотки вырывался первобытный рев боли.

— Одно вывихнутое крыло.

Снова боль, но кричать она уже не могла. В легких не было воздуха.

— Второе вывихнутое крыло.

Нечто ударило ее в бок, переворачивая на спину и сминая крылья. Зрение Селестии все еще было затуманено. И она не видела, как Кризалис села ей на живот и прижала передние ноги к земле магией.

— Давай посмотрим. Стоит ли мне сломать твой рог? Выбить зубы? Выдавить глаза? У меня такой выбор…

Селестия моргнула, чтобы прочистить взгляд. За плечом Кризалис она увидела две точки на расстоянии. Ее гвардейцы. Они, наконец, улетели достаточно далеко.

Несмотря на боль, на лице принцессы появилась улыбка, и она призвала силу Солнца. Из ее тела хлынул жар такой силы, что воздух задрожал, а растения вокруг вспыхнули. Изменились даже ее грива и хвост, превратившись в сгустки живого пламени.

— И это все, на что ты способна? – фыркнув, спросила Кризалис. – Ты не забыла, что подменыши почти полностью имунны к жару? Немного пламени – это мелочи. – Она подняла копыто и ударила Селестию по лицу.

Это ей не повредило. Фактически, принцесса ничего не почувствовала.

— Я всегда знала, что у тебя толстый череп, — моргнув, отвела копыто Кризалис.

— Ты действительно не понимаешь, не так ли? – Селестия не могла не рассмеяться.

— Что не понимаю? – засветила рог королева. – Что ты сейчас умрешь?

Огонь и магия вырвались из тела Селестии, отбрасывая Кризалис в воздух. Принцесса перевернулась и поднялась. Она моргнула, когда крылья встали на свои места, а рана на боку затянулась. Принцесса для пробы вытянула крылья. Боли не было, и все, казалось, было в норме.

Парящая Кризалис ощерилась и выдала очередной магический луч.

Вокруг Селестии появился щит, с легкостью принимая на себя атаку. Принцесса втянула еще энергии Солнца – больше, чем она позволяла себе уже многие столетия. Ее золотые украшения растаяли и стекли с тела в расплавленный камень, который начал появляться под ее копытами. По всей пустыне вспыхивали пожары, затягивая небо черным дымом.

Селестия улыбнулась, чувствуя поток магии в венах. Несмотря на жару, по спине побежали мурашки, и улыбка превратилась в смех. Она была такой живой! Такое чувство, что ее телу требовалось смеяться, чтобы использовать всю ту необоримую мощь, переполняющую ее.

Очередная атака. Селестия позволила ей омыть себя – не была повреждена даже ее пламенная грива.

— К-как? – выдохнула Кризалис. – Как ты вдруг стала такой могущественной?

— Ты не поняла того, — ответила Селестия. – Что я всегда была такой могущественной. – Она засветила рог, и над Кризалис появился щит, прихлопнувший ее к земле, как огромную муху.

Кризалис шлепнулась в полурасплавленный камень вокруг Селестии, и начала закапываться, пока не исчезла совсем.

Селестия отпрыгнула назад и топнула, выпустив в землю магию земных пони. Она развела передние ноги и разорвала землю, сотворив глубокую трещину. Кризалис лежала внизу, покрытая расплавленным камнем. Жар она перенесла удивительно хорошо – сохранились даже ее грива и хвост.

Еще один телепорт – и Селестия внизу. Ее усиленные ноги подхватили Кризалис и вбили в каменную стенку, уже плавящуюся от жара ее тела.

Королева охнула от боли, а в глазах появился страх.

— Я чувствую себя так, будто живу в мире, сделанном из папиросной бумаги, — Селестии было уже не до жалости. Ее губы изогнулись в усмешке. – Я никогда не могу потерять контроль над собой, никогда не могу использовать свою истинную силу, даже на секунду, иначе всё вокруг меня сгорит. Все вокруг меня сгорят. – Она дала Кризалис апперкот, запуская ее сквозь стену трещины прямо в небо.

Селестия оттолкнулась, круша под собой камень и сокращая дистанцию до врага.

— Всю мою жизнь я видела врагов, вроде тебя, которые нападают на пони, которые доверили мне свою безопасность! — Она выдала еще один апперкот, и со звуком преодоления звукового барьера отправила Кризалис еще выше.

— Всю мою жизнь мне приходилось избегать сражений с ними, потому что в процессе я могу разрушить много больше, чем они! – магией пегасов Селестия породила бурю много сильнее любого урагана. Дым внизу был втянут в черные облака, затягивающие все морем пепла и пыли.

В непроглядной темноте Кризалис было едва видно. Отблеск ее голубоватой гривы и хвоста показал Селестии, где королева. Та падала на землю.

Селестия не знала, почему ее противница не летит, и ей было все равно. Ураган породил молнию, которую мало кто мог бы себе представить. Пустыню залил ослепительный свет и воздух сотрясся от оглушительного грома.

Кризалис умудрилась поставить щит, который защитил ее от большей части атаки, но он же и не дал ей заметить, как Селестия телепортировалась над ней. Магическая вспышка отправила Кризалис на большой скорости сквозь ближайшую гору, расшвыривая камни, землю и горящие растения.

Селестия вновь телепортировалась, бесконтрольно смеясь над зрелищем того, как ее противница катится по земле и останавливается у ее копыт.

— Я не могу использовать мою силу, чтобы не уничтожить все на мили вокруг, но теперь, — она засмеялась еще сильнее. – Ты позвала меня туда, где на мили вокруг нет ничего! – Она схватила гриву королевы магией и подняла так, чтобы посмотреть ей в глаза. – Наконец, наконец, я могу встать и защитить моих подданных моей истинной силой. – Принцесса втянула еще мощи Солнца. Столько, что начал трескаться и гореть даже хитин Кризалис. – Наконец я могу перестать сдерживаться!

— П-п-пожалуйста, — простонала Кризалис, стараясь прикрыт лицо дрожащей ногой. Ее хитин покрывали трещины и дыры, из которых сочился вонючий дым. Селестия знала, что это испаряется кровь.

— И мне с тобой даже не было интересно, — Селестия вздохнула и уронила Кризалис в текущий камень под собой. Принцесса замолчала и на секунду посмотрела на разгромленную пустыню.

Небо было полностью черным – затянутым в смесь черных туч и пепла, в которой иногда мерцали молнии. Над землей выл сухой, обжигающий ветер, несущий с собой стальной запах электричества. Земле было еще хуже – ее покрывала текущая лава, расколотые камни и почерневшие остовы деревьев и кустов. Небольшие речки расплавленного камня текли в трещину, которую она создала. Может это был просто угол обзора, но Селестии она показалась окровавленным ртом, раскрытым в беззвучном крике.

Наконец она посмотрела на Кризалис. Королева подменышей была мертва или близка к тому. Большая часть ее тела исчезла в озере лавы, а хитин ее груди и передних ног был потрескавшимся, расколотым или отсутствовал вообще. Грива и хвост обгорели до неузнаваемости. Кончик рога был обломан. Челюсть была явно сломана, а зубы – поломаны или отсутствовали. Три ноги изогнулись под неестественными углами, а ободранные остатки крыльев слабо бились над лавой, в которую она погружалась. Целы остались лишь глаза, из уголков которых поднимался пар.

Слезы. Некогда могучая завоевательница тихо плакала, слишком израненная, чтобы даже кричать.

Ей следовало радоваться возможности искалечить Кризалис, воздать за все беды, которые она причинила – но радости не было.

Медленно и печально Селестия отозвала мощь Солнца. Ее пульс замедлился. Мурашки прекратились. Исчезло даже пламя гривы и хвоста, сменившись нежными переливами, знакомыми всем пони. Ей было… холодно. Она чувствовала себя не так живо, но лучше контролировала себя.

— Не думаю, что ты сможешь понять, — сказала Селестия, подходя к побеждённой королеве. – Но я позволю победить себя тысячи раз, чтобы защитить моих пони от подобного. – Она указала крылом на причиненные ею разрушения.

Глаза Кризалис медленно сфокусировались на ней. Ее грудь уже скрылась в лаве, и она продолжала погружаться. «П-п-помоги», закашлялась она, слабо вытягивая в сторону Селестии уцелевшую ногу.

— Почему? – проигнорировала ее Селестия. – Бесчисленное множество пони умоляло тебя о том же, но ты им того не дала. Дай мне хоть одну хорошую причину пощадить тебя.

В глазах Кризалис поселился настоящий страх. Она всхлипнула, потом еще раз и еще раз – пока в лаву погружалась уже ее шея. Но не дала ни единой причины пощадить ее жизнь. В глазах королевы Селестия видела, что причин она найти не может.

Лава поднялась до челюсти Кризалис. Она выпустила одну последнюю вспышку магии, едва ли маленький пузырек, а потом откинулась назад, слишком слабая для чего-либо, кроме слез перед погружением в вечность.

Селестия посмотрела на нее сверху вниз. Было легко отвернуться и уйти, решив проблему королевы раз и навсегда. Или она могла разнести голову Кризалис, милосердно добив ее до того, как та погрузится в расплавленный камень. Селестия даже была уверена в том, что сможет посмотреть на себя в зеркало после этого.

Но не сможет посмотреть на своих подданных.

Твайлайт, Рейвен, Кибиц и многие другие. Даже те два гвардейца, имен которых она до сих пор не знала. Ни один из них не дал бы Кризалис погибнуть так. Они были бы в ужасе, если бы узнали, что кто-то может пойти на такое.

Селестия побежденно вздохнула и засветила рог. Магия охватила Кризалис, осторожно поднимая ее в воздух.

Звук рыданий изменился, из обреченного став облегченным, возможно даже благодарным.

— Не пойми неправильно, — сказала тихо Селестия, пройдя мимо пленницы, не смотря на нее. – Это не я тебя спасла, а мои подданные. Те подданные, на которых ты нападала раз за разом. – Она наконец обернулась к Кризалис и выражение ее лица смягчилось. – Постоянная готовность прощать иногда кажется глупой, но без этого они не были бы пони, которых я люблю. – Селестия покачала головой. – Может, когда-нибудь это тронет и твое сердце.

Потом она взлетела и понесла Кризалис за собой в сторону военного аванпоста вдалеке.

Комментарии (27)

+2

Великолепно.

Хеллфайр Файр #1
+2

Согласен. Селестия очень хорошо выписана. Не пойму только одного — зачем она вообще тогда брала гвардейцев, если они оказались лишь помехой?
И ещё — странно, что в таком случае у Кантерлота нет системы защиты в виде автоматического заброса врагов в эту самую пустыню, чтобы Селестия могла спокойно появляться следом и быстро решать все проблемы^^

Бёрнинг Брайт #2
0

Не пойму только одного — зачем она вообще тогда брала гвардейцев, если они оказались лишь помехой?

Так все же не абы кто, а целая принцесса. Эскорт статусом положен, даже если толку от него ноль.

А телепортатора нет потому, что пустыня быстро бы в негодность пришла от таких фокусов.

Кайт Ши #4
0

Иллюзию бы навела, для форсу:-)

Эм... А кому она нужна? Если там всё равно никого нет?

Бёрнинг Брайт #7
0

Эдак пустынь не напасешься.

А еще может быть, что стража не настолько бесполезна, как кажется. Или что принцессе удавалось отпинать врагов без масштабных разрушений.

Кайт Ши #9
0

del

Кайт Ши #3
+1

Неужели принцессы услышали мои молитвы, и фанфикшен снова начал трепыхаться? А то я уж думал, что мы его теряем...
Не позавидуешь Селестии — все время так осторожничать.

DarkKnight #5
+2

Не знаю, умер или ожил, но мне просто нравится переводить. Сам писать никогда не умел, но вот переводы всегда удавались хорошо.

Кайт Ши #6
+2

Действительно, переводы удались. Да и оригиналы хорошие выбраны =)

mrgypnocat #8
0

У Селестии проблема Супермена.

https://www.youtube.com/watch?v=gQabrSpKcJw

Кайт Ши #11
+2

Ну в принципе, если представить что магия Селестии не особо отличается от не же-Дэйбрикер, то нежелание её драться в полную силу рядом с простыми пони понятно — все сгорит к чертям.
Так что фик вполне ложится в мой хэдканон относительно Селестии.

Comnislasher #12
+1

А какой он у вас? Поделитесь, пожалуйста.

Кайт Ши #13
+2

Ну в плане "боевки" она мне поставлялась как некто, у кого в распоряжении, цитирую Стелларис, "cataclysmic power of star" — вещь отлично подходящая для массового геноцида и превращения стран в озера расплавленного стекла, но малоподходящая для чего то меньшего. Что она предпочитает недобрать силы и получить "по.башке" нежели переборщить и сжечь город-другой. Ну собственно классический "картонный мир". Ну или как тут сказано — бумажный. Причём бумага пропитана бензином :).

Comnislasher #14
+1

*представлялась. Лягать эту автокоррекцию.

Comnislasher #15
+2

Селестия задумчиво, немного грустно посмотрела на окружающий пейзаж. — Ты никогда не задумывалась, как образовалась эта пустыня?
Да, экшон определенно вышел славный. Еще хотя бы капельку драмы добавить с было бы как по мне супер. Хотя Селестия изображена тут будто упивается своей силой (и может показаться что калечить Кризалис ей тоже по каефу), словно ей не хватает глотка свежего воздуха, и вот он, момент, когда можно крылья то расправить и отдаться чувствам. Как по мне, слишком много было акцентировано внимания на этом, в основном автор сделал это через смех. Вначале это вызывало трепет, но потом быстро надоело, создается впечатление что Селестия не мудрый правитель-полубог с тысячелетним стажем, а скрытый маньяк который только и ждет когда бы вынуть нож, да так чтоб еще и гвардейцы ненароком не увидели. А то может возникнуть политический резонанс в стране (и когнитивный у Твайлайт). Я добавил бы ей сдержаности, составил бы такую модель поведения, что бы четко дать понять Кризалис (и читателям), что для Селестии справляться с такого рода угрозами это рутина. Невольная улыбка или смешок в начале боя, мол вспомнила былые времена, и не стал бы показывать как с безудержным весельем королеве вырывают лапки и крылышки. Наоборот изобразил бы в глазах принцессы легкую печаль от того, что приходиться так поступать с неразумным дитем, которое не понимает всей картины. А от ощущения что Селестия скрытый садист не спасает даже задвинутая в конце печальная и пафосная телега про долг, граждан и отечество. Ну, такое мое виденье.

Kobza #18
+2

Могу попробовать перевести ваш отзыв и кинуть автору.

Кайт Ши #22
0

Ценное предложение, но не утруждайте себя.

Kobza #27
+1

Я думаю её маниакальный смех — что-то вроде желания пробежаться по полю после долгого заключения, наслаждаясь чувством свободы, хочется захватить его побольше,ведь знаешь, что свобода (в случае Селестии) — краткий миг.в который она чувствует себя по-настоящему живой... Врятли это смех маньяка, нашедшего жертву

hoopick #26
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...