Автор рисунка: Siansaar

Warhoof 40000

“Мы не титаны и не герои — мы солдаты. Мы не умираем, а лишь уходим в ад на перегруппировку”

Длинный сырой коридор, больше похожий на пещеру, простилался вдаль, заканчиваясь металлической дверью, которую можно было открыть лишь с противоположной стороны. По склизким стенам этого тоннеля бегали тэнги – омерзительные шестилапые представители местной фауны, один укус которых мог моментально отправить в варп душу даже самого здорового и сильного жеребца. А отсутствие какого-либо освящения в этом террариуме совершенно не способствовало обнаружению этих ядовитых гадов.

 — Парни, как думаете, сколько раз один тэнг должен укусить космодесантника, чтобы тот копыта склеил? – Провожая убегающее членистоногое лучом фонарного света, спросил Страйкер – боец отряда штурмовиков, который в составе шести солдат продвигался по рыхлой земле.

— Ты, что не слышал, что консервные банки не снимают своих святых доспехов даже во сне? Как тебе тэнг его прокусит? – С усмешкой отозвался Блейк — заряжающий из расчёта тяжёлого болтера, который сейчас тащил на себе два рюкзака, набитых боеприпасами для этого универсального оружия.

— Стоп, стоп! – Встрял в разговор идущий рядом единорог, а затем опустил свою лазерную винтовку – хелган. То был Картер – прикрывающий тяжеловооруженного отряда. – Ты не путай, доспехов не снимают сёстры битвы, а не космодесант.

— Хаоситы тоже предпочитают не сбрасывать панцирь. Один чёрт, их броня уже к ним приросла, — добавил Страйкер.

— Так, заткнитесь! – Рявкнул женский голос. – Ежели вам так интересно, как устроены астартес, то сообщаю, что их далеко не каждый тиранид свалит своим ядом, а вот на ваш счёт меня терзают смутные сомнения! Поэтому, если вы не хотите распрощаться с жизнью, корчась от боли в медицинском отсеке, то настоятельно рекомендую следить за тэнгами!

— Простите сэр, такого больше не повторится, — смиренно и в один голос ответили разговорчивые бойцы.

— Распустила вас на свою голову, теперь у меня в отряде не элитные штурмовики, а кучка сентиментальных салаг. Надо мной уже даже комиссар Тандерблейд смеётся, который к слову, уже давно угостил бы вас из своего болт -пистолета за такие разговорчики.

Лейтенант Александра редко выходила из себя и кричала на подчинённых, что шло в разрез политике командования почти любого офицера Импониума. За её излишнюю мягкость ей много раз делали выговоры и даже грозили разжалованием, но высокие показатели каждого солдата, который прошёл курс обучения под её командованием, заставляли начальство закрывать глаза на её нестандартные методы управления.

«Неважно как, но она делает из солдат профессионалов, поэтому отстаньте от лейтенанта и не мешайте ей работать» — Однажды поставил точку в спорах, на тему «нужны ли нам такие штурмовики?» сам комиссар Яррик – величайший герой Импониума, прибывший на эту планету с инспекцией. С тех пор, никто уже не решался кричать во всеуслышание о том, что от Александры нужно избавиться.

Впрочем, даже когда лейтенант срывалась, у неё плохо получалось кричать на подчинённых. Её голос был недостаточно суровым и брутальным, а характер был и вовсе добрым. Поэтому, даже после подобных выпадов, атмосфера непринуждённости в отряде никуда не исчезала.

Отряд продолжил движение в тишине, не забывая следить за маленькими ядовитыми мерзавцами и вскоре оказался у бронированной двери, которая сильно контрастировала с сырой пещерой, по которой двигались штурмовики.

Прямо по центру двери, раскинув свои мохнатые лапы широко в стороны, сидел тэнг. Этот экземпляр по своему размеру был чуть больше копыта и выделялся тигриной окраской своего хитинистого тела.

Заметив гостей, существо глянуло по сторонам своими многочисленными глазами, но убегать не собиралось, поэтому тут же было пришпилено к двери штыком хелгана.

— Пошёл прочь, — нахмурив брови, сказала Александра и стряхнула со штыка истекающее зелёной кровью тельце. От взмахов оружием из магического свечения, которым оно и удерживалось, создалась красная сверкающая аура, осветившая лицо Александры.

Вынырнув из темноты, перед всеми предстал грубый визор, расположенный на месте правого глаза лейтенанта. Этот «подарок», который ей вживили в голову после потери в бою своего родного глаза, всегда первым бросался в глаза.

Второй глаз, которому посчастливилось остаться целым, был тёмно-синего цвета и любил бегать из стороны в сторону, разглядывая всё подряд. На поле боя важна каждая мелочь.

Шерсть Александры имела серо-голубой цвет со слабым зеленоватым оттенком, и довольно гармонично выглядела с камуфлированным доспехом штурмовиков.

— Ладно бойцы, это ваша последняя тренировка, выпускной экзамен, если угодно. В этот раз на вас будет смотреть множество офицеров, поэтому постарайтесь не подвести меня, — надевая шлем, сказала Александра. Мгновением позже, её лицо скрыл респиратор и бронированное стекло тонированных очков, а из верхней пластины шлема вынырнул рог лейтенанта. – Проверьте снаряжение в последний раз и приготовьтесь к бою, — добавила она. На этот раз голос командира гвардейцы услышали уже у себя в ушах, через переговорные устройства.

Александра дождалась пока все её подчинённые проверят, всё ли готово к бою и три раза стукнула копытом по металлической двери. Когда с другой стороны послышался звук открывания замков, она снова обратилась к отряду – Ну, покажем им отвагу кадианцев!

Вскоре, дверь со скрипом отворилась и в тоннель, по которому прибыли штурмовики ворвался ослепительный свет. Солдаты выключили фонари и шагнули вперёд, за своим командиром.

Отряд оказался на арене, окружённой металлическими стенами, которые выполняли функцию трибун. За ними расположились офицеры и комиссары, готовые оценить степень подготовки солдат. Грядущую битву им предстояло лицезреть через амбразуры и перископы. Кто из высокопоставленных кадров решится подставлять свою ценную голову под пули или, чего ещё похуже из списка того, чем враг любил поливать имперских гвардейцев?

Шагая по песку, которым была завалена арена, отряд Александры вышел в её центр.

— Блейк, Рейчел – развёртывание, — скомандовала командир. Болтливый Блейк и сдержанная сержант Рейчел, принялись устанавливать на сошки тяжёлый болтер. Александра не видела лица Рейчел, но точно знала, что она сильно зла.

Рейчел была пегасом, но в одном из боёв потеряла крыло. Вместо того чтобы дать ей механический заменитель и вернуть в боевой корпус пегасов, командование вручило ей тяжеленный пулемёт и приказало таскать его на горбу до самой смерти. Теперь, каждый раз, когда ей приказывали вести огонь из груза, приковавшего её к земле, она проклинала весь мир и могла заехать по лицу копытом за любую неосторожную фразу в свой адрес. И, в общем-то, её можно было понять.

Пока Блейк и Рейчел окапывались, Александра оглядела арену. Это место никогда не менялось. Тот же зыбкий песок под ногами, те же ржавые ворота в стенах, из которых на испытуемых посылали врагов и тот же рядовой Вилиус, стоявшей на стене возле пульта управления решётками.

— Ну привет, Александра! Что же, начинаем? Эти совсем свеженькие, всего пару дней назад поймали! Они уже все клетки сгрызли, пока вас ждали! – Радостно заявил навечно застрявший в звании рядового Вилиус и поднёс копыто к пульту.

Александра сразу же поняла, о ком идёт речь. В этот раз её отряду предстояло сражаться с тиранидами – ужасными тварями, совершенно чуждыми всему живому населяющему галактику. Этим жукоподобным существам не было числа, а их огромные флоты-ульи опустошали целые планеты, поглощая на своём пути любую органику и оставляя за собой лишь пустоту.

Понятное дело, что ответа лейтенанта никто не собирался ждать и сразу же после того, как Вилиус закончил свою неуместную речь, все три решётки пришли в движение, открывая изголодавшимся хищникам путь к добыче.

— Рейчел, Блейк – вы держите правый проход, быстро разворачивайте болтер! Картер – ты вместе со Страйкером держишь центральные ворота. Свеллоу, ты и я будем работать по левому флангу. Огонь по усмотрению, — раздала приказы Александра и прицелилась из своего хелгана.

— Командир, какие патроны заряжать, магические, или обычные? – Окрикнул лейтенанта Блейк, когда болетр уже был направлен в образовавшийся проход.

— Обычные, нечего на мелочь дорогой боезапас тратить! – Отозвалась Александра.

Долго ждать противника не пришлось, — спустя всего пару секунд после того, как тиранидам дали свободу, они уже неслись на всех парах к середине арены, выпрыгивая из темноты камер, где их содержали.

Виляя хвостами и выставив вперёд лапы с косообразными когтями на концах, на встречу смерти бежали десятки хормогаунтов – самых жалких представителей армии тиранидов, которых разум роя тратил, как патроны. Впрочем, даже их не стоило недооценивать. Особенно если ты простой гвардеец.

Как гром среди ясного неба раздались звуки выстрелов тяжёлого болтера. Александра посмотрела в сторону и увидела, как тираниды один за другим разлетаются на куски, забрызгивая своими внутренностями поверхность арены. «Шутки с тяжёлым болтером плохи» — пронеслось в голове лейтенанта и, успокоившись за правый фланг, она вскинула лазерную винтовку и начала методично отстреливать врагов точными выстрелами в головы.

Совсем скоро слева от ушей Александры застрекотали болтеры подвешенные к бокам Страйкера, а секундой позже к ним присоединился хелган Картера. Конечно же, их огневая мощь не могла поспорить с веским словом тяжёлого болтера, в гашетку которого вжалась Рейчел, но то, что от их огня хормогаунтам было несладко, было очевидно.

— Свеллоу, готовь огнемёты! – Крикнула Александра, когда поток тиранидов уже приблизился к ним на опасную дистанцию.

— Сжигаем мусор! – Злостно процедил рядовой и выпустил из трубок висящих по бокам своего тела струю жидкости, которая тут же воспламенилась от контакта с воздухом и создала между гвардейцами и тиранидами стену огня.

Тианиды попавшие в огненный котёл завопили изо всех сил и упали на землю, объятые языками пламени. Свеллоу поблагодарил конструктора, снабдившего экипировку штурмовиков респираторами, а то от едкого запаха запечённых тиранидов можно было с ума сойти.

— Давай ещё залп! – Продолжая вести огонь из хелгана, приказала Александра. Огнемётчик не промедлил и ещё одна порция тиранидов начала превращаться в золу, в отчаянии размахивая своими лапами.

Несмотря на то, что рядовой Свеллоу не переставал щедро поливать прометиумом рвущихся напролом хормогаунтов, некоторые из них смогли миновать участи быть начисто сожжёнными священным имперским огнём и неслись на Александру разинув пасти.

Как раз на такой случай, на правой ноге у лейтенанта было надето силовое копыто – мощное рукопашное оружие с встроенным энергетическим генератором, которое увеличивает силу хозяина в несколько раз и способно расщепить на молекулы даже танковую броню.

Мгновенно закинув за спину лазерную винтовку, Александра замахнулась копытом, и длинная голова хормогаунта встретилась с легированной сталью, окружённой силовым полем.

Череп хормогаунта разлетелся на мелкие ошмётки, забрызгав кровью всё снаряжение Александры. Мысленно не покидая боевого пространства ни на секунду, лейтенант ударила другого тиранида по брюху, подсадила на силовое копыто, и, повалив на землю, буквально размазала по земле, как назойливую букашку.

Под аккомпанемент громкого хруста внешних скелетов тиранидов, Александра разобралась с ещё двумя хормогаунтами. Как бы эти твари не старались разорвать лейтенанта в клочья, им было суждено лишь облить доспех командира штурмовиков своими внутренностями.

Когда последний хищник был нейтрализован, Александра позволила себе отвлечься и оценить ситуацию. В висках стучало, сердце выпрыгивало из груди, а нога с силовым копытом уже начала болеть от сильных нагрузок.

От столь сильного напряжения в глазу Александры помутнело, но её верный кибернетический имплантат, как всегда, не подвёл и выдал лейтенанту чёткую картину происходящего.

Свеллоу перестал купать тиранидов в языках пламени и выдвинул из чехла на копыте пило-меч. Этим стандартным оружием рукопашного боя, он ловко и увлечённо разрезал наступающих хормогаунтов на лоскуты. Враги каждый раз щедро окатывали его фонтанами густой крови, превратив его броню в сверкающее на солнце красное полотно.

Центр тоже погряз в рукопашной схватке, но борьба Кратера и Страйкера с зубастыми тварями больше походила на истребление останков вражеских сил, даже не смотря на то, что очередная порция тиранидского мяса покинула загон и спешила присоединиться к кровавой схватке.

Правый флаг продолжал держать тиранидов на расстоянии, расстреливая их чуть ли не прямо в загоне. Тяжёлые и размеренные выстрелы болтера превратились в фоновой шум, стали являться чем-то самим собой разумеющимся. Выстрел – труп, выстрел – труп…

Однако, всё было совсем не так хорошо, как могло показаться: боеприпасы для тяжёлого болтера подходили к концу, а ведь ещё нужно было оставить особые заряды для гвоздя программы – тиранидских воинов.

Воины – страшные создания. Они достигают четырёх с половиной метров в высоту, вооружены самым смертоносным оружием, которое только могут унести на своих грубых и склизких плечах, а своими алмазными когтями они могут совершенно спокойно разорвать напополам даже космодесантника. Именно эти существа и являются основной пехотой роя: они умны, проворны, а главное – наделены псионической способностью передавать своим низшим собратьям волю Тирана улья – могущественного полководца, который ведёт своих солдат в бой во славу роя. Даже в случае потери командира воины способны достаточно умело распоряжаться существами обделёнными разумом, не позволяя их животным инстинктам взять над ними верх.

Александра убедилась, что пока всё идёт по плану, мысленно поблагодарила Селестию за то, что все её бойцы живы и снова вступила в бой.

Хормогаунты продолжали выскакивать из чёрного дыма, который создавали их обуглившиеся товарищи и старались взять Свеллоу числом. Рядовой держался, как мог, но превосходящие силы противника начали его одолевать.

Когда ревущая цепь пило-меча врезалась в длинный коготь хормогаунта и заглохла, в дело вступила Александра. Желающие воспользоваться беззащитностью рядового тираниды уже выстроились в очередь, готовые растерзать штурмовика. Свеллоу нужно было срочно спасать.

Быстрыми ударами Александра расправилась с несколькими хормогаунтами, совершенно не ожидавшими атаки сзади. Окровавленные тела разлетелись в стороны, сражённые невероятной мощью силового копыта, даже не поцарапав брони Свеллоу.

Оборвав чтение молитвы за упокой своей души, рядовой приложил блокировавшего его хормогаунта копытом по морде и выдернул пило-меч из его плоти. Остальную работу сделала лейтенант. Встав на задние ноги, Александра ударила отпрянувшего от Свеллоу тиранида сверху и прижала к песчаной поверхности арены, превратив его голову в кровавое месиво.

— Жри землю! – Со злостью выговорила Александра и глянула на спасённого рядового. Свеллоу уже успел реабилитироваться и снова начал извергать пламя на врагов, создавая всё новые и новые костры из груд тиранидской плоти.

Лейтенант достала из-за спины хелган и резко метнулась вправо, чтобы навсегда избавится от стены чёрного дыма, закрывшего обзор. К её облегчению, силы тиранидов на левом фланге почти полностью иссякли. От волны, бегущей в бой на всех парах, осталась лишь парочка хормогаунтов, которые неуверенно перебирали своими лапами по песку. Александре осталось лишь поднять хелган на уровень глаз и добить оставшихся тварей. Несколько точных выстрелов, несколько лазерных вспышек, несколько тирандиских трупов – на левом фланге чисто.

— По центру проблемы! – Прошипел в ушах голос Старйкера.

Александра перевела взгляд на солдат подавших сигнал и увидела не утешающую картину: поток хормогаунтов которым выпала судьба наступать по центральному направлению превысил все допустимые нормы. Твари напирали с невероятным остервенением и отчаянием, заставляя Страйкера и Картера то расчехлять пило-мечи, то снова активировать в шлемах авто наводку для стрелкового оружия.

— Рейчел, быстро разворачивай болтер и давай залп по центру! Свеллоу, за мной! – Распорядилась Александра и метнулась к окопавшимся пулемётчикам, чтобы прикрыть их от единичных тиранидов, которых они не успели раскромсать из болтера.

— А ну мордой в песок! – Крикнула Рейчел и спустила с цепи тяжёлый болтер.

Страйкер и Картер шлёпнулись на землю, и над их головами тут же начали со свистом проносится болты, неуклонно находящие цели и разрывающие их на куски.

Непрерывный огонь покосил бегущих тиранидов, как сорную траву, забрызгав ошмётками вжавшихся в землю штурмовиков. Болтер плеснул свежих внутренностей в кровавую ванну, в которой бойцы купались уже десять минут. Их доспехи полностью покрылись соками врагов и теперь были исключительно красного цвета, отчего солдаты больше походили не на сто тридцатый кадианский, а на двести шестидесятый таларанский полк.

— Ну и фарш! – Воскликнул Страйкер, вытирая рукавом стекло шлема.

— Скажи спасибо, что ты не стал фаршем! – Овтетила Александра. – Рейчел, вы с Блейком продолжаете держать центр! Зарядите магические болты и готовьтесь вынести воина! Остальные, бегом ко мне, воин будет не один!

Все солдаты ответили дружным «есть!» и принялись исполнять приказ. Конечно же ни о какой передышки не могло быть и речи: Только солдаты собрались вокруг командира, как тут же из открытой клетки выглянула голова воина, а затем на свет вышел и он сам.

Как только тиранид вылез из темноты, он распрямился во весь рост, а когда наткнулся взглядом на целившийся прямо в него болтер, словно поняв, что доживает последние секунды, раскинул лапы в стороны, задрал голову и издал протяжный рёв.

Болтер начал выстукивать свою дробь, выпуская во врага десятки магических зарядов. Магический болт отличался от простого тем, что нёс внутри себя заклинание, назначение которого могло варьироваться. Это могли быть разрывные заклинания, придающие зарядом сильную пробивную способность, или, к примеру огненные, воспламеняющие цель при контакте на манер знаменитых имперских огнемётов. На этот раз Блейк припас разрывные патроны, поэтому каждый раз, когда заряд достигал цели, он создавал маленький взрыв синеватого цвета, который тут же отрывал от тела воина кусок плоти. Не прошло и десяти секунд, как с воином было покончено и теперь его некогда могущественное тело лежало на земле в разобранном состоянии.

Второй воин не стал дожидаться приглашения. Когда его менее удачливый брат принимал на себя огонь из священного оружия имперской гвардии, он уже вылезал из своего укрытия, наводя на штурмовиков ядо-кристалическую пушку – крайне мощное оружие тиранидов, стреляющие невероятно острыми кристаллообразными зарядами, которые ко всему прочему были покрыты ядом.

Впрочем, воин не успел воспользоваться своей пушкой. Как только он вытащил своё склизкое тело на свет имперский, он был встречен дружным огнём отряда Александры. Получив серьёзные раны, воин заревел, сел на землю и закрыл лицо лапами. В ту же секунду из-за его спины стали выпрыгивать многочисленные хормогаунты, которых он припас как раз на такой случай.

Создав из своих тел живой щит, хормогаунты бежали на штурмовиков, повторяя судьбу своих собратьев. Тираниды не имели ни малейшего шанса добраться до солдат Александры, но это и не было им нужно. Они должны были дать хозяину время зализать раны.

— Болтер на центр сроч… — начала Александра, но прервалась, как только увидела, что происходит за её спиной.

Из левой клетки, которая осталась без присмотра, бежал третий воин. Выставив все свои четыре когтистые лапы вперёд и, виляя длинным хвостом, воин быстро бежал прямо на Блейка с Рейчел, оставляя за собой глубокие следы на песке.

«Третий воин?! Что, чёрт возьми, происходит?! Всю мою грёбанную жизнь их было только два!» — подобные мысли заполнили голову Александры, она тяжело задышала и начала теряться. Воин был совсем близко, ещё пара шагов...

— Блейк, Рейчел, быстро в стороны! – Всё, что успела крикнуть лейтенант своим солдатам.

Воин ворвался в миниатюрную укреп точку гвардейцев и растоптал болтер своими массивными ногами. Рейчел получила удар хвостом в корпус и, прикрикнув, отлетела в сторону от тиранида, а вот второму бойцу повезло гораздо меньше. Бросив на заряжающего взгляд полный ненависти, воин схватил Блейка за голову одной из своих лап и поднял его над землёй.

Завопив от боли, жеребец начал судорожно дрыгать задними ногами, а передними безуспешно пытался достать из чехла пило-меч.

— Помогите мне, помогите! – Завизжал Блейк, надрывая голос, но ему уже никто не в силах был помочь. Устав смотреть на брыкающуюся мелочь, тиранид сжал когтистые пальцы и расплющил голову бедолаги. В ушах громко хрустнуло, рация Блейка издала приглушённый писк, а затем его обезглавленное тело упало на песок.

Разобравшись с одним штурмовиком, воин выбрал себе новую цель – Рейчел. Сама она тряслась от страха и отползала в сторону, глядя на воина, у которого от предвкушения даже потекла слюна из пасти.

— Держите центр, а я разберусь с гнидой! – Яростно воскликнула Александра, фыркнула носом и бросилась на тиранида.

Воин уже склонился над Рейчел, чтобы разом заглотить её не прожёвывая, но неожиданно даже для самого себя получил удар пило-мечом по морде. Зарычав от боли и обиды, тиранид сразу же забыл о своём неутихающем голоде и попытался проколоть однокрылую пегаску косообразным когтём.

В самый последний момент, Рейчел успела откатиться в сторону, поэтому удар воина пришёлся не по её телу, а по сухому песку. Зарычав ещё сильнее, воин замахнулся другой лапой и приготовился опустить её на голову штурмовику, чтобы покончить с ней раз и навсегда. Александра не позволила этому случиться, она стремительно обежала тиранида спереди и швырнула свой хелган штыком вперёд прямо ему в грудь, а затем, даже не дав твари опомниться, ударила силовым копытом по его ноге.

Тиранид заревел и повалился на бок. Со злости уже не думая ни о чём, воин начал беспорядочно махать всеми своими лапами, как жук, которого перевернули на спину. Эти судорожные взмахи небыли безрезультатными: тиранид ударил лейтенанта по голове ладонью своей лапы, отчего ту отбросило в сторону.

Воин вынул зубами из груди лазерную винтовку, перекусил её пополам и выбросил половинки куда подальше. Избавившись от «копья» всвоём теле, тиранид перевернулся на живот и, клацая зубами, пополз к Александре.

Когда обезумившая машина убийства уже почти достигла лейтенанта своими острыми, как бритва зубами, на его спину запрыгнула Рейчел и, оттопырив своё единственное крыло в сторону, вонзила ревущую цепь пило-меча в шею воина, создав целый фонтан из густой бардовой крови.

Воин затряс головой в такт движениям пилы у себя в шее, а когда Рейчел выдернула её из вражеской плоти, тиранид обессилел, припал к земле и захрипел. Зверя осталось лишь добить.

От удара по голове, в ушах Александры зазвенело, дышать стало трудно, а всё тело будто пронзили маленькими иголками. Кое-как встав на все четыре ноги, кобылка тряхнула головой, подошла к умирающему тираниду и с криком опустила на него силовое копыто. Больше он не издавал никаких звуков, разве, что вытекающая из его головы кровь вперемешку с кусочками мозга слегка похлюпывала в образовавшейся тишине.

Пока Александра и Рейчел разбирались с воином, у остальных членов отряда была своя война, которую они выиграли не без потерь.

Рядом с тлеющими останками сожжённого воина, лежал Картер. Из его груди торчал кусок кристаллообразной материи зеленоватого цвета, шлем был пробит, а всё тело изувечено.

Чёртов тиранид не ограничился выстрелом из своей пушки, которая росла прямо из его мерзких лап. Для верности он решил добить Картера лапами своих многочисленных хормогаунтов.

Страйкер и Свеллоу сидели рядом с разбитой укреплённой точкой, на которой ещё совсем недавно был расположен тяжёлый болтер. Они сняли свои шлемы и поникли головами, несмотря на победу.

Александра последовала примеру своих солдат и тоже сняла с лица защитный шлем. Слипшаяся от пота грива медного цвета выпала из под снятой брони, а механический глаз блеснул на солнце.

Картер был уже мало чем похож на того, кем он был до смерти. Почти вся шерсть с его лица выпала, глаза потемнели, а тело покрылось язвами. Всё это было результатом действия тиранидского яда. Даже если бы кристаллообразная масса, выпущенная воином лишь поцарапала тело Картера, ему уже вряд ли можно было помочь.

Страйкер навсегда потерял свой облик, улыбку и непринуждённый вид. Черты его лица остались только в памяти бойцов. Ну, и совсем чуть-чуть на лапе мёртвого тиранида. Кому как удобнее воспринимать…

Два мёртвых и изуродованных бойца лежали друг с другом, залитые кровью и лучами утреннего солнца. Выжившие солдаты выстроились вокруг павших товарищей, но старались не смотреть на их останки. Это навевало невероятную тоску. Что бы ни кричали комиссары, офицеры и священники, осознание того, что твой товарищ отдал жизнь за Селестию и Импониум ничуть не помогают пережить утрату. Наверное, в этом плане все были виноваты и грешны. Впрочем, на одном сходились все: этот мир жесток, и чтобы стать сильными, мы должны многим жертвовать.

Зачинщики этой бойни, комиссары и младший офицерский состав, решили долго не оставаться в стороне. Видимо уже оценив по десятибалльной шкале «выпускников» импровизированной академии штурмовиков, они вышли на стены, за которыми отсиживались и, блестя на солнце моноклями, кокардами, имперскими аквилами и золотыми аксельбантами начали изучать взглядами стоявших внизу гвардейцев.

Александра стиснула зубы и ударила силовым копытом по песку, вырвав из его гущи несколько фонтанчиков. Трое выживших штурмовиков глянули на командира, затем переглянулись, но не решились ничего спросить.

Как же Александра была зла. Она ненавидела этих расфуфыренных индюков, которые никогда не гнушались показывать всем свой статус и чин. Почти все молодые — лица чистые, ни единого шрама, а рядом с ними «отцы» — ветераны, чьё лицо усеяно морщинами, рубцами, а конечности заменены механическими протезами.

Что одни, что другие... Никто ни во что не ставит своих солдат, безжалостно посылают их в атаку на верную смерть, а когда поле боя становится завалено телами гвардейцев, холодно говорят – «высылайте следующую волну»

Разница между этими двумя поколениями имперских офицеров заключалась лишь в том, что первые не считались с потерями по причине юношеской жестокости, максимализма и остро развитого ощущения превосходства над другими. Само собой, ведь всё это им вдалбливали в академиях ещё в жеребячестве. Вторые, в свою очередь, смотрели на солдат, как на боеприпасы, которые нужно нещадно тратить по причине того, что отвоевали столько, сколько не живёт целый батальон имперской гвардии. Многие из них проделали путь от простых рядовых, до генералов, поэтому их даже можно было понять. Сложно представить себе пони с настолько железным характером, чтобы не сломаться от десятков лет беспрерывной войны.

Александра ненавидела их, но в то же время прекрасно понимала, что по-другому не может быть. Импониум окружён миллиардами врагов по всей галактике, которые с каждым годом вгрызаются в него всё глубже и глубже. Пони находятся в меньшинстве, поэтому лично перед каждым стоит выбор: стать сильнее, или просто умереть. А доказать свою силу и преданность Селестии можно только на поле брани. «Убивай, или будешь убит» — таков девиз чёрного, как смоль сорок первого тысячелетия. Жалость, как к врагам, так и к своим недопустима...

Респиратор больше не защищал лицо лейтенанта, поэтому в нос ударил целый букет запахов из выпущенных внутренностей, запаха палёного тиранидского мяса и липкой крови, запёкшейся на броне.

Ужасная картина, ужасный запах, ужасный мир – добро пожаловать в сорок первое тысячелетие, где есть только война!

Комментарии (4)

+1

я ни разу не фанат вахи, но посоздалось впечатление, что была проведена автозамена императора на селестию со всеми вытекающими... впрочем, плюсанул

xvc23847
#1
0

была проведена автозамена императора на селестию со всеми вытекающими

так и есть.

0

"болетр" — уж если придумали название, то не надо менять его на ходу
"на встречу смерти" — навстречу слитно
"Старйкера" — за правильностью имён следите
"всвоём теле" — а здесь надо писать раздельно

Всё остальное — замечательно. Это немного "резня ради резни", но и не "Кексики", так что вполне заслуживает положительной оценки.

GHackwrench
#3
0

Походу Селестия постарела бы лет на триста, узнав что творят во имя ее. Мне понравилось, все-таки мало писанины про "пихоту" Империума.

Лоренциано
#4
Авторизуйтесь для отправки комментария.