Автор рисунка: MurDareik
Приоритеты Врата

Старый клинок

Новый день, новые проблемы. Добраться до незнакомого места? Половина беды. Как тебя встретят там, если ты несёшь дурные вести. Вот в чём проблема. Однако даже там, где тебя не ждут, можно найти тех, кто готов тебе помочь.

“Со временем всё оружие ржавеет. Лишь клинок мастера остаётся острым, как в первый день своей жизни”

Утро нового дня выдалось прохладным. Туман застилал всё видимое пространство, оставляя взору лишь малую часть всей картины мира.

Рэйнбоу стояла на перекрёстке, рассматривая столб с указателями. К нему было прибито четыре доски, указывающие направление к ближайшим городам. Две из них указывали на дорогу, по которой только прошла пегаска, и сообщали о том, что по ней можно прийти в Бруму и Чейдинхол. Третий указатель говорил о том, что если идти прямо по дороге, то вскоре можно прийти в Имперский город. Наконец, последний знак указывал на дорогу к Корролу, которая отходила от главной и вела направо на холмы, покрытые лесом.

— Значит направо, — она накинула капюшон, оправила плащ, проверила, чтобы остатки кандалов не были заметны под бронёй, и двинулась по дороге. — Надеюсь, к ночи успею добраться до города.

Дорога к Корролу пролегала через Великий Лес, раскинувшийся в преддверии Коловианского нагорья, у подножия которого и располагался город. Лес производил неизгладимое впечатление на путников своими вековыми деревьями и прекрасными цветами, растущими в их тени. К сожалению, утренний туман скрывал эту прекрасную картину от глаз Рэйнбоу, поэтому она шла, совершенно не представляя всей красоты этого места.

Время неспешно шло своим чередом. Наступил полдень, но туман даже не думал рассеиваться, всё так же ограничивая обзор. Рэйнбоу начала задумываться об этом.

“Хмм, сколько иду, а туман всё стоит. Может, деревья мешают ему разойтись?” — думала пегаска над этим странным явлением природы.

Меж тем, от долгого пути Дэш начала уставать. Давала о себе знать и рана на левом плече, из-за которой она не могла проскакать весь путь до города. Решив устроить привал, Рэйнбоу сошла на обочину и устроилась около большого куста. Он прикрывал её со стороны дороги, одновременно позволяя наблюдать за ней. Дэш присела и достала ту еду, что осталась после бандитов. Провианта было предательски мало: пара яблок, морковь да две бутылки, в которых плескался сидр отвратного качества. Решив как можно сильнее экономить, Рэйнбоу взяла яблоко и откупорила бутылку, из которой понесло перебродившим сидром.

“Блин. Ладно, это лучше, чем ничего”. — решила она, приступая к трапезе.

В это время со стороны дороги послышался цокот копыт. Рэйнбоу отвлеклась от яблока и начала наблюдать за дорогой. Вскоре в тумане, со стороны предполагаемого города, показалась фигура пони. Когда она проходила мимо куста, около которого устроилась Дэш, стало возможным её разглядеть. Фигура принадлежала жеребцу, облачённому в стальную броню с характерной символикой. Вспомнив, где она уже видела такие доспехи, пегаска поняла — по дороге шёл имперский легионер.

“Хмм, может спросить у него — правильно ли я двигаю?” — подумала Рэйнбоу и тут же чертыхнулась. — “Не, хоть это и не бандит, но мне с лихвой хватило прошлого знакомства. Пускай лучше топает вперёд, может, мародёров повстречает”. — она ехидно улыбнулась, провожая взглядом солдата. — “Кстати, если он идёт мне навстречу, значит впереди всё чисто и никаких разбойников тут нет. Ох уж эти слухи”.

Дэш вернулась к еде. Съев яблоко, она сперва поворотила нос от сидра, но в конечном итоге всё же сделала пару глотков. Затем, она положила початую бутылку к остальному провианту и легла немного покемарить.

Примерно через полчаса она поднялась, поправила плащ, проверила седельные сумки и двинулась дальше по дороге.


Ночь опускалась на Великий Лес. Последние лучи заходящего солнца уже скрылись за горизонтом, открывая взору прекраснейшее звёздное время. Всё живое готовилось ко сну. Однако для некоторых с закатом жизнь только начиналась.

На обширной просеке, занимавшей несколько холмов, удобно расположилась ферма и прилегающие к ней сады и огороды. Возле входа стояло несколько пони, освещая пространство вокруг себя факелами.

— Даж не надейтесь! — резко ответила оранжевая пони с гривой соломенного цвета. — Для вас у мя мест нету!

— О, да неужели? А мне показалось, что у вас в доме достаточно места, чтобы мы смогли остановиться на ночлег, — противно улыбаясь, мягко начал фиолетовый единорог в плаще.

— Да я б вам даж в амбаре дрыхнуть не позволила б! — не унималась земная пони.

— Ну что же ты так, мы ведь обычные скитальцы, которым нужен кров для ночлега, — продолжал единорог. Его товарищи — два жеребца и две кобылы еле скрыли свои смешки.

— Ага, как жеж. Не пытайся обвести меня вокруг копыта, я знаю, кто вы и чё вам надо...

— Да, не думай, что моя сестрёнка такая глупая! — из-за оранжевой пони выпрыгнула маленькая кобылка с красным бантом на гриве.

— Ой, какая милая у тебя сестрёнка, — всё также ласково сказал единорог. — Будет очень неприятно, если с ней что-нибудь случится, не так ли? — он посмотрел на кобылку, которую тут же окружили четверо “путников”.

— Эй, копыта прочь от моей сестры! — земная пони попыталась защитить её, но один из пони тут же выхватил меч и приставил его к горлу кобылки.

— Надеюсь, теперь мы сможем договори... — Лезвие упёрлось в горло единорога. — Э, добрый вечер.

— Фкаши фвоим пони, фтоб атвалили, — проговорила фигура в плаще, держащая меч в зубах.

— Хорошо-хорошо. Ребята, вы всё слышали.

— Э, слышали что? — непонимающе произнёс один из бандитов.

Лезвие сильнее надавило на горло единорога.

— Отпустите сестрёнку и отойдите от неё, — проговорил он как можно более ласково.

Четверо “путников” послушно пропустили кобылку к её сестре и отошли. Фигура, державшая меч, быстрым движением убрала меч и толкнула единорога на середину дороги.

— А теперь поищите-ка место для ночлега в другом месте.

— А тебе не кажется, что ты сделала ошибку? — улыбка поплыла по морде единорога, когда его спутники достали оружие.

— Ага, размечтался. Я никогда не ошибаюсь! Эй, фермерша, лови! — с этими словами неизвестная пони в плаще кинула ей ножны с коротким мечом.

Со стороны фермы послышались крики и стук копыт.

— Эй, сеструха, что происходит? — здоровый жеребец красной масти скакал впереди, за ним следовали ещё несколько пони.

— Эх, вот ведь незадача. Похоже, нам и впрямь придётся переночевать в другом месте. Пойдёмте поищем, где можно хорошо выспаться, — единорог повернулся к своим товарищам, и они двинулись по дороге.

Группа пони, скачущих от фермы, добралась до ворот. Они окружили двух пони, освещая пространство факелами.

— ЭйДжей, что случилось? — жеребец посмотрел сначала на оранжевую пони, держащую в зубах меч, затем на фигуру в плаще. — А эт кто?

— Братик! — кобылка выпрыгнула из-за плаща незнакомки и бросилась на красного жеребца. Тот попытался остановить её, но в итоге лишь задел соседних пони. Началась небольшая свалка.

— Фух, даж не знаю, как тя благодарить! — пони с соломенной гривой обратилась к фигуре в плаще.

— Амбар.

— Что амбар?

— Дай мне переночевать в амбаре.


Полутьма амбара скрывала в себе мотыги, плуги и прочий сельхозинвентарь, примостившийся у стены. Возле одной из стен ровными рядами стояли стога сена. Большая дверь с тихим скрипом растворилась, в амбар зашла оранжевая пони:

— Э-хе-хей! Доброго утречка! — она шире распахнула дверь, чтобы свет проник внутрь. На одном из стогов она заметила свернувшуюся фигуру и подошла к ней. — Давай, подымайся, уже утро! — она осторожно потормошила спящего пони. — Давай, встава... Ох тыж, конскияблоки!!!

— Э, фто? — проснувшаяся пони протяжно зевнула, поднимаясь. — В чём дело?

— Что с твоей гривой? — фермерша смотрела на неё округлившимися от удивления глазами.

— А что с ней? — пони в плаще потрогала её и убедилась, что та на месте. — По-моему, она в порядке.

— В порядке? Да тыж выглядишь как будто вольт-яблок объелась! — не унималась оранжевая пони.

— Чего объелась? — недоумение просквозило в её голосе.

— Вольт-яблок! Это такие яблоки, что вырастают только раз в году! Для того, чтобы их собрать на...

— Так, хватит. — Странница резко прервала пони с фермы. — Что не так с моей гривой?

— Она радужная!

— И что не так? — недоумения в голосе стало только больше.

— Но ведь она радужная!

— Вообще-то, моя грива такого цвета ещё с рождения, — с серьёзной миной на лице и лёгкой издёвкой в голосе проговорила Рэйнбоу.

— Серьёзно!? Никогда не видела ничего подобного! Вот жеж, чего только на миру не придумают! — искренне удивилась оранжевая пони.

— Эй!

— А да, звиняй, понесло меня чёт. Давай, пойдём в дом. Раз уж ты помогла нам вчера с теми негодяями, то меньшее, чё мы можем сделать для тя эт накормить! — она потянула Дэш за собой из амбара.

За стенами амбара стояло утро: свежий воздух, холодная роса в траве, мелодичное пение птиц. Всё это создавало чарующее ощущение сказки, раскинувшейся вокруг.

— Кстати, мя звать Эпплджэк! А тя как? — фермерша улыбнулась радужногривой пони.

— Рэйнбоу Дэш — искательница приключений... — здесь Рэйнбоу прикусила язык, вспоминая про пегасов и отношение к ним. — Лучшая искательница приключений по эту сторону Красной Горы!

— Огого! Да ты даж вон где бывала. Вот эт дела, — удивлённо говорила Эпплджэк, ведя свою спутницу через ферму к главному дому. — Ну, у нас тута, конешн, не Моравинд, но тож милое местечко. — Она кивнула в сторону садов и огородов. — У нас здеся ферма. Овощи, фрукты растим. Но главное эт конешн яблоки, — она с гордостью в голосе показала на обширные яблоневые рощи.

Рэйнбоу же приметила кое-что другое. Примостившись к стене амбара, под одним из небольших навесов разместилась кузнечная печь, возле которой лежали разнообразные инструменты. Мысль мгновенно появилась в голове голубой пони.

— Слушай, а кто у вас здесь за кузнеца? — издалека начала Дэш.

— Э? А, ну, в основном я кую, если над чё-нить для фермы, ну, там, рало починить, подкову кому сделать. А чё нужна-то? — слегка неуверенно спросила Эпплджэк.

— Ну, есть тут у меня одна проблемка, и, думаю, ты можешь мне с ней помочь.


— Так-с, и как тя так угораздило-та? — голос пропадал за шумом кузнечных мехов, раздувающих угли.

— Я бы предпочла опустить это. — Рэйнбоу постаралась перевести разговор на другую тему. Её передние копыта лежали на наковальне. Кожаные краги были сняты, обнажая кандалы со сломанными цепями.

— Ну, не хошь, как хошь. — по-простецки ответила Эпплджэк, вынимая из печи раскалившиеся клещи. — Тфак, фа фиди тифо и не фёргайфя. — Она закусила одну ручку клещей и осторожно вставила его в зазор между половинками кандалов, а затем с силой надавила на другую ручку, так что раскалённый металл вмиг разрезал рамок. — Феф, фя, дафай фтафой. — Через полминуты оба передних копыта Дэш были свободны от оков.

— Да, так гораздо лучше, — сказала она, потирая места, где раньше были кандалы. Шерсть в тех местах потемнела от грязи и ржавчины, а кожа слегка воспалилась от постоянного натирания. — А теперь задние, пожалуйста.

— Тфак, фекунду. — оранжевая пони положила клещи обратно в печь, затем посмотрела на Рэйнбоу. — Хм, не получится, — заключила она.

— Что!?

— Я не смогу хорошенько попасть в замки, если ты будешь просто стоять на земле, — пояснила Эпплджэк.

— И что ты предлагаешь?

— Ляг на наковальню, — просто ответила она.

— Лад... Что!? Эй, я тебе не кусок металла, чтоб валяться на наковальне! — вспылила Рэйнбоу.

— Так, слухай, яблочко, па-моему, эт те нада снять кое-чё, не? — фермерша слегка понизила голос, добавив в него немного стали.

— Эээ, чёрт, ладно, только давай быстро! — с показной неохотой голубая пегаска забралась на наковальню.

— Так-та лучше! — Эпплджэк достала вновь раскалившиеся клещи и подошла к левой задней ноге. — А фы бы не могла фнять фвой плащ? Он фильно мефает.

Вопрос оранжевой пони молнией пролетел через сознание Рэйнбоу:

“Чёрт, вот ведь! Нельзя ни в коем случае снимать плащ, иначе она узнает, что я пегас. Блин, что делать, что делать?”

— Нет, не могла. Но закатать его могу, — она приподняла полу, открывая свои задние ноги и круп, но не более того.

— Афлична. Щащ фсё буэт! — с этими словами Эпплджэк принялась за работу. Через несколько мгновений третья часть оков упала на землю. — Теферь ефё одын. — С этими словами она начала обходить наковальню и вдруг остановилась.

— Эй, фермерша, в чём дело? — Дэш обернулась к фермерше. — Ты чего там застряла?

— Эээ, нифего, фя фделаю. — Оранжевая пони слегка покраснела, но после некоторого замешательства подошла к правой ноге и разобралась с последней частью кандалов.

— Отлично! — как только ощущение металла, стягивающее ногу, исчезло, Рэйнбоу вскочила и принялась аккуратно массировать задние ноги. — Спасибо тебе, Эпплджэк! — радостно заявила радужногривая пегаска.

— Да ладна, чё уж там. Кстати, ты, часом, не в город двигаешь? — спросила оранжевая пони.

— Ну, почти, мне нужно в аббатство, — ответила Дэш.

— Ну чтож, тогда давай я провожу тя до города, раз уж такое дело, — улыбнулась Эпплджэк.


Рэйнбоу спокойно шла по дороге в сопровождении Эпплджэк. Тумана не было, солнце сквозь обширные кроны деревьев заливало своим светом землю. Дорога лениво петляла по лесу, уходя всё дальше от фермы. Наконец, Дэш решила завести разговор.

— Слушай, а зачем тебе в город-то понадобилось? — начала она. — Ты ж ведь не просто так со мной гуляешь?

— Ты о чём ваще? — немного обиженно ответила пони с фермы. — У мя на ферме дел невпроворот, а я тута буду по лесу гулять со всякими пони! Конечно в городе у мя дела!

— Оу, и что ж за дела-то? Напиться в таверне? — Рэйнбоу решила слегка подколоть свою попутчицу.

— Рассказать стражникам про одну беглую заключённую! — с напускной серьёзностью ответила Эпплджэк.

— !? — пегаска остановилась как вкопанная, её глаза расширились, а челюсть отвисла.

Оранжевая пони обернулась к ней. Увидев выражение мордочки Рэйнбоу, она рассмеялась:

— Пфф а-ха-ха-ха-ха... Ой, не могу... Видела б ты ся щас... а-ха-ха-ха... Пффф... — Эпплджэк заливалась смехом. — Пфф а-ха-ха-ха-а... Шутканула я, шутканула... пфффф... Ой, давно я так не смеялась.

— Не смешно, — коротко ответила голубая пони, проходя мимо смеющейся фермерши.

— Ага, — ответила ЭйДжей, утирая слёзы. — Ладна, если честна, то мне нада в гильдию бойцов, чтоб парочка их ребят охраняла ферму.

— Гильдия? Хмм... — Дэш слегка задумалась. — Но мне показалось, что вас на ферме живёт около двадцати пони. Зачем такой толпе охранники?

— Глупая, ты чё, забыла вчерашнее? — пони с фермы укоризненно посмотрела на Рэйнбоу. — Эти негодяи заявятся снова и наверняка не с извинениями.

— Ну, если подумать об этом с такой стороны... — радужногривая пегаска медленно протянула, чтобы придумать окончание фразы.

Меж тем, они вышли на опушку леса. Ряды деревьев поредели, открывая взору город, обнесённый высокой крепостной стеной. Вдоль неё тянулась лента дороги, один конец которой исчезал за городом с другой стороны, другой вёл на север, а третий стелился под копыта двум путницам.

— А вот и город! — радостно воскликнула Эпплджэк.

— Я так понимаю, что дорога, уходящая за город, ведёт к аббатству? — решила уточнить Дэш.

— Ага, тама если повернуть, то можна будет увидать его, — ответила оранжевая пони.

Постепенно они подошли к массивным воротам, ведущим в город.

— Ну вот, мы и пришли. — с лёгкой грустью сказала Эпплджэк.

— Ага, спасибо тебе за кров и всё остальное, фермерша, — улыбнулась ей Рэйнбоу. — Я, пожалуй, пойду, — она развернулась и пошла по дороге, ведущей к аббатству.

— Если обратна пойдёшь по Чёрной дороге — заходи — буду рада! — крикнула ей вслед ЭйДжей.

— Непременно!

Эпплджэк немного посмотрела вслед удаляющейся радужногривой пони и прошла сквозь ворота внутрь города.

Рэйнбоу спокойно шла по дороге. Она перебирала всё случившееся с ней за последний день и мысленно улыбалась, понимая, насколько ей повезло — умудриться бесплатно избавиться от кандалов, да ещё и не привлекая лишнего внимания.

“Внимание одной фермерши не в счёт”. — завершила она свои размышления.

Тем временем, Дэш дошла до края стены. За ней в отдалении виднелся целый комплекс построек, сгруппировавшихся вокруг высокой часовни. Дома образовывали вокруг часовни подобие крепостного вала, отделяя аббатство от остального мира. Располагалось же всё это у подножия горного хребта, поднимавшегося огромной стеной вдали.

“А эти ребята неплохо устроились”. — заметила Рэйнбоу про себя и продолжила свой путь.

Дорога вела через небольшие холмы, поросшие редкими кустарниками и дикими цветами. Хотя пейзаж и был красив, но своим однообразием навевал скуку, поэтому голубая пегаска сосредоточилась на мыслях о будущей встрече с Блэк Лайтом.

“Так, надо придумать, что ему сказать. Не завалиться же с криками об убийстве императора. Для начала, что там говорил сам император? Эээ, кажется, нужно показать Блэк Лайту амулет и он всё поймёт. Кажется, так. Хмм, надеюсь, он действительно всё поймёт. А если нет? Если ему что-нибудь взбрендит и он кинется на меня? Блин, и во что я опять влипла?” — мысли плавно перетекали из одной в другую, всё дальше отдаляясь от начальной темы.

Меж тем, погрузившись в размышления, Рэйнбоу и не заметила, как дошла до ворот аббатства. Они располагались в одном из домов, образуя небольшую арку, впрочем, достаточную для того, чтобы сквозь неё прошла телега. Дэш постучалась в ворота. Ничего не произошло. Она постучала ещё раз. Снова ничего.

“Они там что, уснули все?” — про себя возмутилась радужная пегаска, снова постучав в ворота.

Наконец, засов с другой стороны заскрипел, сдвигаясь, и ворота слегка раскрылись. В просвете показалась голова пожилого земного пони. Он медленно осмотрел прибывшую и произнёс:

— Что привело тебя в наше аббатство?

— Ну, я ищу одного пегаса по имени Блэк Лайт. Мне сказали, что он живёт здесь, — ответила Рэйнбоу.

Пожилой пони нахмурился. Он ещё раз внимательно осмотрел Дэш и продолжил:

— Эх, заходи, я провожу тебя к нему.

После этих слов монах исчез за воротами и те раскрылись шире, позволяя Рэйнбоу пройти в аббатство. Внутри её взору предстал небольшой внутренний двор с возвышающейся по центру часовней. Двор был покрыт травой, которую пересекали мощёные камнем дорожки. По ним медленно прогуливались несколько пони в рясах.

— Сюда, пожалуйста, — позвал пегаску пожилой пони. Они двинулись по краю двора, в тени нависавших зданий. — Мы не очень любим, когда гости заходят в наше аббатство, но история с Блэк Лайтом особенна, — начал монах. — После своего появления здесь несколько лет назад он ни разу не вышел из своей комнаты, хотя к нему время от времени наведываются пони, похожие на тебя, — он поймал непонимающий взгляд Рэйнбоу и пояснил. — Мне известно, кем был Блэк Лайт раньше, поэтому я знаю, кто его посетители. Именно поэтому я вынужден разрешать вам заходить в наше аббатство, хотя это и не принято. — Они подошли к крайней двери одного из домов. — Он живёт здесь, — затем пожилой монах постучался.

Тихий голос из-за двери произнёс:

— Аббат Сэинтхуф? Что случилось?

— Блэк Лайт, к тебе гостья, — ответил пожилой аббат.

За дверью послышался стук копыт, после чего дверь отворилась. На пороге стоял чёрный как смоль пегас в возрасте, одетый в обычную монашескую одежду. Он быстро окинул взглядом гостью.

— Заходи, — он посторонился, пропуская Рэйнбоу внутрь. — Спасибо, аббат, — коротко сказал он, закрывая дверь.

Комната за дверью оказалась небольшой каморкой с маленьким окном под потолком. Одну стену полностью занимал шкаф, возле другой расположилась кровать. Под окном стоял алтарь.

“Блин, ну и место. А я ожидала чего-то посолиднее для главного шпиона Империи”. — подумала голубая пегаска.

— Ну, с чем пожаловала? — начал Блэк Лайт.

— Эмм... В общем... Ну... тут такое дело... — неуверенно начала Дэш.

— Эх, наберут бестолочей в качестве новобранцев, которые даже нормально сказать не могут, — вздохнул чёрный пегас, разминая крылья.

— Эй! Я тебе не новобранец! И тем более не бестолочь! — резко огрызнулась Рэйнбоу.

— О, посмотрите-ка, как мы заговорили. — Старый Клинок вялым тоном продолжил разговор. — И кто же ты тогда, если не секрет? Может, уже до капитана дослужилась?

— Я не новобранец, я не капитан, я даже не Клинок, — продолжала заводиться Дэш.

— Подожди, что ты сказала? — Блэк Лайт тут же помрачнел. — Тогда откуда тебе известно про меня? — он тут же встал в стойку, готовый к атаке.

— Эй, эй, потише. — Рэйнбоу поняла, что неправильно начала разговор, и попыталась разрядить обстановку. — Мне сказали о тебе другие Клинки.

— Имена? — не изменяя положения, сказал чёрный пегас.

— Соарин, Сильвер Лайн и... эээ... Спитфайр.

— Ладно, верю. — Старый Клинок расслабился. — Впервые встречаю пегаса, который приходит ко мне по делу, не являясь при этом Клинком.

“Стоп, что!? Какого!? Как он узнал? Я ведь не спалилась? Что с моим плащом?” — Рэйнбоу начала лихорадочно осматривать себя.

— Хехехе, расслабься, ты ничем себя не выдала. — Блэк Лайт улыбнулся. — Взгляд профессионала, ничего более, — улыбка моментально исчезла. — Так что за дело?

Рэйнбоу порылась в сумке, достала свёрток и протянула его Старому Клинку. Тот положил его на пол и развернул.

— И что? — коротко спросил чёрный пегас.

— Э, что!? Как что!? Амулет! — Дэш оторопела от подобного.

— Я вижу, что амулет. Какой из двух? — вновь вводящий в ступор вопрос.

— Какой из двух? Ты что, совсем слепой? — пегаска снова начала выходить из себя. — Амулет императора!

— Ясно. Значит, это случилось. Надеюсь, это было быстро, — его голос почти затих. — Не знаю, как он оказался у тебя, но это явно его прихоть, — пегас повернулся к шкафу, прикидывая что-то. — В любом случае, спасибо за доставку, можешь быть свободна.

— ? — немой вопрос отпечатался на лице Рэйнбоу.

— Да, дальше за дело возьмёмся мы, поэтому помощь со стороны нам не нужна, — пояснил Старый Клинок. — И не вздумай сболтнуть чего лишнего, иначе пожалеешь, — он угрожающе сдвинул брови. — А теперь забирай свой свёрток и иди на все четыре стороны.

Радужная пони быстро спрятала кулёк в сумку и вышла.

— И что же ты в ней увидел? — тихо спросил Блэк Лайт сам у себя.


“Блин, ну и старикан! Хорошо хоть легко отделалась: передала амулет, да иди, куда глаза глядят. Эх, если бы всё в жизни было так легко”. — мысли медленно текли в сознании Рэйнбоу, не спеша попивающей отличный сидр в таверне. Она допивала очередную кружку.

— Эй, трактирщик, готовь новую! — крикнула Дэш облокотившемуся на стойку пони в рабочем фартуке.

— Ага, ща всё будет! — он весело откликнулся.

В таверне было оживлённо. Почти за каждым столом сидели, выпивали и разговаривали пони — местные жители, коротавшее вечернее время за кружечкой чего погорячее. Слухи, сплетни, небылицы всё это можно было подслушать из разговоров. Голубая пегаска прекрасно понимала это, и поэтому вполуха слушала всё, что говорили сидящие за соседними столиками пони.

— Прикинь, я сегодня при торге с Крэйгом умудрился продать ему свой хлам за тридцать золотых! — “Да, этот вертопрах, что мнит себя торговцем, ничего не смыслит в покупке. Зато продаёт втридорога, чёртов грифон”.

— Эй, путница, принимай заказ! — кружка проскользила по стойке к Рэйнбоу. Та взяла её и сделала большой глоток.

— Эй, а ты слышал, что из подвала Баритона по ночам доносится какой-то рёв? — “Так, это не то. Хотя...”

— Псс, слухай. Мне тут брат, что в замке поваром служит, передал, что у графини украли нечто ценное и теперь она места себе не находит. Говорит, дескать, скоро она всю стражу заставит искать украденное. — “Ммм, а вот это интересно. Можно будет завтра попытать счастья с аудиенцией у этой графини. Может, подряжусь в сыщики”.

Ещё один большой глоток.

— Читал последний номер “Вороного курьера”? Там пишут, что на императора опять было покушение. В этот раз им удалось пробраться в покои императора, но их тут же порешили. — “Похоже, настоящие “последние” новости пока не распространились дальше нескольких пони”.

— Да брехня всё это! Как ты мог видеть скампов в лесу?

— Видел, как пить дать, видел! Трёх за раз, причём магов рядом с ними не было! — “Скампы? Здесь? Странно, что они тут делают”.

Ещё один глоток и в кружке не осталось сидра.

— Эх, чертовски хороший сидр. — Дэш довольно улыбнулась. — Эй, трактирщик! Сколько с меня?

— За 6 кружек 12 золотых, — владелец прошёлся вдоль стойки к голубой пони.

— Ну, достойная цена за такой сидр, — голубая пони достала кошель с золотом и отсчитала 12 монет. — Держи. Кстати, а яблоки для сидра ты покупаешь с фермы, что на Чёрной дороге стоит? — решила поинтересоваться Рэйнбоу.

— Да я там сам сидр покупаю, какие яблоки! — весело ухмыльнулся трактирщик.

— Однако ж. Ладно, спасибо за выпивку! — Дэш попрощалась с хозяином трактира и пошла к выходу.

На улице был поздний вечер. Горожане уже разошлись по домам, лишь стражники отбивали копытами ритм по брусчатке, патрулируя улицы. Рэйнбоу двинулась к площади, на которой стоял отель, где она сняла комнату. После удачной торговли в её сумке весело бряцал увесистый мешочек золота, поэтому она позволила себе удовольствие провести эту ночь в удобной мягкой кровати.

Выйдя на площадь, пегаска услышала шум оживлённого спора. Она огляделась по сторонам — возле городских ворот знакомая оранжевая пони бранилась с одним из стражников.

“Ну, легка на помине”. — подумала про себя Рэйнбоу и решила узнать, что же понадобилось фермерше в городе поздним вечером.

— Да говорю ж те, у нас на ферме появились какие-то мелкие уроды, которые тут же начали всё ломать! Ладна с этим, их наёмники быстра раскидали, но потом прям пасреди сада появились какие-та огромные врата! И из них полезло ещё больше этих уродов! — почти переходя на крик говорила пони с фермы.

— Тогда что тебе от меня надо? — стражник отвечал совершенно спокойно.

— Мне нужна помощь! Чтоб выгнать этих этих гадов с фермы да закрыть ту штуку! — не унималась пони с соломенной гривой.

— Охрана мест за территорией города не входит в наши обязанности, — буднично сказал стражник. — Тебе стоит обратиться в гильдию магов или бойцов.

— Да щас ночь на дворе! Они закрыты! — Эпплджэк уже кричала в полный голос.

— Эй, фермерша, что случилось? — к разговору присоединилась Рэйнбоу.

— О! Путница! — Эпплджэк набросилась на Дэш. — Выручай!

— Ладно-ладно. В чём дело-то? — пегаска аккуратно отступила от наседающей пони.

— У нас на ферме беда! Мне нужна помощь! — она умоляюще посмотрела на пегаску.

— А как же твои наёмники из гильдии? — поинтересовалась Дэш.

— Их всего двое и они не справляются!

— Эх, ладна. Давай, помогу, — вздохнув, ответила Рэйнбоу. — “Не упускать же возможность слегка подзаработать”.

— Слава Девяти! Поскакали скорее. — Эпплджэк сразу рванулась к выходу.

Стараясь не отставать от пони с фермы, Рэйнбоу поскакала за ней следом. Как только они вышли из ворот города, то увидели зарево пожара, поднимающееся из леса.

— Эй, фермерша, разве не там стоит твоя ферма? — Дэш указала копытом в сторону зарева.

— Конскияблоки, да чё происходит-та? — она ахнула, остановившись.

Примечание

Письмо Скаю Косадесу

Скай, поступило новое задание от императора.

Тот пони, что принёс тебе этот пакет, является заключённым, что прибыл на Ввандерфелл несколько дней назад. Его освободили по указу его величества. И да, я не знаю, какого хрена. Один чёрт знает, что творится в голове у императора. В любом случае, вместе с моим письмом в пакете должно лежать послание от императора. Я его не читал, поэтому ничего не знаю. Думаю, там сказано, как поступить с посланником.

Кстати, Скай, в скором времени я предполагаю уйти с места грандмастера, и ты являешься одним из кандидатов на моё место. Надеюсь, император не учудит снова что-нибудь, иначе мне вновь придётся всё это расхлёбывать. Эх, знал бы ты, чем я только не занимался, будучи во главе ордена.

Ладно, на этом всё. Через месяц жди новое письмо. И да, завязывал бы ты с лунным сахаром, а то загнёшься раньше времени.

Блэк Лайт