Автор рисунка: Devinian
Знакомство с городом Старый клинок

Приоритеты

Чем живёт Рэйнбоу, как она смотрит на мир вокруг себя, и с чем она сталкивается. Один ничем не примечательный день из жизни искательницы приключений.

“У каждого в жизни есть то, ради чего он живёт”

“Чёрт! И что мне делать? Тащить побрякушку императора самому главному шпиону Тамриэля? Да он меня, небось, сразу же прирежет, как увидит, что я принесла ему. А если забить на это всё? Нет, тоже не вариант, у этих ребят наверняка глаза и уши в каждой подворотне, поэтому они меня даже из-под земли достанут. Аргх, радужные перспективы, ничего не скажешь”, — все эти мысли проплывали в голове у Рэйнбоу, пока она неспешно шла по дороге. Справа от неё на острове раскинулся Имперский город, который ещё недавно оказался настолько гостеприимен, что обеспечил её ночлегом и массой незабываемых моментов.

Меж тем, начало смеркаться. Солнце неспешно опускалось за горизонт, и всё пространство вокруг стало окрашиваться в красные тона. Надо было думать о ночлеге. Но вокруг, как назло, не было ничего, где можно было бы скоротать ночь и восстановить силы. А вот они-то Рэйнбоу были очень кстати.

Когда солнце уже скрылось за горизонтом, превратив окружающий мир в океан синих тонов, Дэш начала задумываться о том, чтобы заночевать прямо под открытым небом, как вдруг, она заметила отблеск костра, пробивающийся сквозь небольшую рощу, удобно примостившуюся на краю дороги.

“Ну что ж, лучше, чем ничего”, — заметила радужногривая пегаска.

Роща, хоть и располагалась возле дороги, оказалась довольно обширной, поэтому к костру Рэйнбоу шла минут пять, немного петляя между деревьями. Не доходя до костра, она заметила, что тот располагается возле каких-то руин. Однако понять, чем это раньше было, оказалось проблематично из-за ночи, опустившейся на Сиродиил. Наконец, она вышла на поляну, где был разведён огонь, но возле него никого не было. Покружив вокруг костровища, голубая пегаска отметила, что пони тут определённо были, причём недавно. Не зная, кто же всё-таки разжёг костёр, она решила спрятаться в кусты, которые дугой огораживали поляну от леса и упирались в руины. Устроившись поудобнее, Дэш стала выжидать.

Из руин послышались голоса:

— Да говарю те, у этих абарванцев не была ничё ценного, нафига их была трогать?

— Слышь, заткнись, а! Сцапали их и сцапали, главный решит, что с ними делать.

Фигуры двух пони не спеша вышли из руин и подошли к костру. Оба являлись земными пони, одетыми в грубо сшитую кожаную броню. На боках у них болтались ножны с разным оружием. По разговору и одежде было ясно, что они являлись грабителями, использующими это место в качестве базы.

“Как всегда, просто отличный выбор”, — вздохнула прятавшаяся в кустах пони.

Решив выждать немного, чтобы улучить момент для отхода, Рэйнбоу продолжила наблюдать. Через несколько минут ещё один грабитель появился из руин и сел возле костра. Их разговор мало интересовал Дэш, ей нужно было тихо уйти отсюда и найти место для отдыха. Но все же краем уха она слушала разговор, и фраза, произнесённая новоприбывшим бандитом, оборвала её размышления:

— Так, мне надо отлить. И не вздумай трогать мою жратву, пока меня нет! — последовало несколько грубых шуточек в ответ, грабитель двинулся к кустам.

“Отлично, а вот и шанс для того, чтобы слинять”, — решила Рэйнбоу.

Как только бандит зашёл в кусты, голубая пегаска начала осторожно выбираться из зарослей. Она старалась не шуметь слишком сильно, всё-таки двигаться бесшумно в кустах было невозможно.

— Ох, хорошо-то как! — голос, полный блаженства, послышался из зарослей. Внезапно, из куста выпрыгнул заяц. — Так-с, а чо это тут у нас? Эй, народ, кажись, я нам ужин нашёл! — радостный возглас пролетел над поляной.

— Харош, давай лави его, да тащи сюда! — от костра донеслись одобрения.

— Щас всё будет! Так, а ну, посиди-ка чутка... — жеребец попытался схватить зайца, но тот прыгнул в сторону и пустился наутёк. — А ну стой, засранец!

За всем этим действом наблюдала Рэйнбоу.

“Нет-нет-нет, не сюда, ушастый урод, не сюда!” — заяц пронёсся между копыт притаившейся пони — “Ну спасибо”.

— Этот кусок мяса побежал сюда, — бандит приближался к Рэйнбоу. — Блять, да куда он убежал?

Дэш быстро осмотрелась. Лес представлял собой плохое укрытие: кустов в нем почти не было, а деревья были тонкими — за такими не спрячешься. Но были ещё и руины. Полуразрушенные строения, заросшие кустарником, давали много возможностей для того, чтобы спрятаться. Но факт того, что другие бандиты могли находиться внутри, ломал все перспективы.

“Похоже, по-другому никак”, — про себя вздохнула пегаска и начала быстро продвигаться внутрь.

Тем временем, разбойник обшаривал кусты в поисках своего сбежавшего ужина. Он был так сильно увлечён этим занятием, что не слышал перемещения Рэйнбоу к руинам.

— Да ебать, где эта мелкая сука? — негодовал охотник-неудачник.

Пока он в ярости ломал кустарник, Дэш удалось выбраться к руинам. Посчитав, что оставаться снаружи небезопасно, она решила укрыться внутри одного из зданий — большой накренившейся башни, возвышавшейся над руинами.

Внутри ничего не было видно, но зажигать факел было опрометчиво, поэтому Рэйнбоу решила посидеть несколько минут, пока глаза не привыкнут к темноте. Постепенно, начали вырисовываться первые детали обстановки: сломанная мебель, кучи мусора, сваленные в углах, какая-то большая открытая клетка у стены и проход глубже в руины.

Ну, оставаться здесь — не самая лучшая идея, поэтому придётся идти дальше”, — решила пегаска.

Проходя мимо клетки, она почувствовала острую вонь от испражнений, устилавших пол этой маленькой тюрьмы. Очевидно, внутри держали какого-то бедолагу, причём недавно. Поразмышляв над этим, Рэйнбоу двинулась дальше. Проход вёл в обширный коридор, от которого в нескольких местах имелись ответвления. Она осторожно пробиралась по главному коридору, заглядывая в боковые. Все они кончались небольшими помещениями, ныне захламлёнными разнообразным мусором. Не имея ни малейшего желания копаться в нём, Дэш двигалась дальше.

После очередного ответвления коридор поворачивал направо, где переходил в широкую лестницу, ведущую вниз. Конца её не было видно, поэтому казалось, что лестница уходит в бесконечность. Рэйнбоу начала спускаться. Осторожно ступая по лестнице, так, чтобы не оступиться в темноте, она дошла до основания, возле которого кто-то сидел.

“Чёрт, это ещё кто?” — она остановилась, всматриваясь в фигуру.

Фигура явно принадлежала пони, но что-то в ней было неправильно. Подкрепляла это предположение ужасная вонь, распространившаяся по коридору. Она напоминала тот ужасный запах из клетки, но в ней также ощущался смрад от гниющего мяса.

Подозрения стали закрадываться в сознание голубой пегаски, когда она почувствовала весь букет ароматов. Шестерёнки в её голове пришли в движение:

“Обойти это у меня не получится — коридор хоть широкий, но даже в такой темноте просматривается от стены до стены. Хотя... Разве они могут видеть? Хмм... Нет, лучше не рисковать и ударить первой. Хорошо, что оно сидит спиной к лестнице”, — рассуждения завершились, пришла пора действовать.

Бесшумно достав меч из ножен, она медленно подошла к фигуре, тихо бряцая остатками цепей. Вблизи стали заметны отличия: во многих местах шерсть вылезла, обнажив кожу, в некоторых местах не было и её, а также значительных кусков плоти, от гривы осталось несколько пучков, правое ухо отсутствовало. Перед Рэйнбоу сидел мертвец.

Задержав дыхание, чтобы не чувствовать смрада, идущего от него, она приготовилась к атаке. Удар — меч насквозь прошёл через горло зомби. Рывок вперёд, звук разрываемой гнилой плоти и связок, и в горле мертвеца появилась огромная рваная рана.

Сделав три шага вперёд, Дэш развернулась к ожившему трупу. Внезапное нападение его лишь разозлило, однако не в силах издать хоть что-то из своего разорванного горла, он молча двинулся к атаковавшей, волоча задние ноги.

“О да, эта штука даже от такого не умирает, зашибись”, — констатировала Рэйнбоу.

Однако размышлять было некогда, поэтому она сосредоточилась на схватке. Уклонившись от укуса, Дэш ударила по горлу в то же место. Лезвие впилось в разлагающуюся плоть с противным звуком и углубило разрез, из которого на Рэйнбоу вылились остатки крови мертвеца. Пегаска отскочила на несколько метров в сторону, отряхиваясь от смердящей жижи. Она сильно устала за весь день, поэтому нужно было решать всё быстро. Собравшись с силами, она рванулась вперёд. Зомби был столь же медлителен, сколь и живуч, поэтому к моменту новой атаки успел лишь поднять голову и развернуться в сторону Рэйнбоу. Это было очень кстати для неё, и она со всей силы ударила в рану на шее, стараясь разрубить позвоночник. Сталь столкнулась с костью, послышался хруст, клинок вышел с другой стороны. Голова мертвеца упала на пол, обезглавленное тело последовало за ним.

— Блин, надеюсь, таких ребят здесь больше нет, — выдохнула Дэш, стряхивая гниль с меча. В это время труп снова начал шевелиться, стараясь встать. — Чёрт, да вы шутите! — от безысходности Рэйнбоу со всей силой, что у неё осталась, вогнала меч в тело, которое тут же перестало дёргаться. — Эээ... Что? — она быстро вытащила меч и отбежала от трупа, ожидая продолжения, но мертвец наконец-то обрёл покой навсегда.


— Эй, Найт Уолк, слышь, а обязательно было поднимать того обделавшегося засранца, что мы держали в клетке? — сказал здоровый земной пони с красной гривой и шкурой цвета слоновой кости, медленно прогуливаясь по залу в свете нескольких факелов.

— Кхм-кхм, — прочистил горло черногривый единорог, уткнувшийся в книгу, — Уважаемый, давайте вы не будете лезть в мои эксперименты, а просто продолжите выполнять условия нашего соглашения, — в его голосе слышалась надменность.

— Но ёб твою мать, от этого куска дерьма за версту несёт! Мало было того говна, что он наложил в клетке, теперь ещё на лестнице будет вонять! — не унимался бандит.

— Кхм-кхм, высказывать свои претензии мне бесполезно. Как-никак, это ваши пони переломали ему задние ноги, — не отрываясь от чтения проговорил он. — Кроме того, такой интересный объект для изучения просто нельзя было выбросить в лес, поэтому я провёл несколько экспериментов над телом. И, как результат, у меня появился вечно бодрствующий охранник, — с гордостью в голосе заявил Найт Уолк.

— Скорее вечно воняющий, — пони с красной гривой скорчил гримасу отвращения. — Ладно, проехали. Слухай, мои ребята тут кой-кого поймали, — с этими словами он потянул за цепь, обмотанную вокруг его ноги, и из тени вышли трое скованных земных пони с заткнутыми ртами. — Принимай товар для своих некромантских штучек.

— О, вижу, твои подчинённые хорошо поработали, — единорог оторвался от чтения и подошёл к пленникам. — Ммм, они в нормальном физическом состоянии, неужели твои ребята были с ними вежливы? — слегка ухмыльнулся некромант.

— Ага, очень смешно. У этих оборванцев ничего с собой не было, да и сопротивляться они не стали. Поэтому их никто сильно не бил, — ответил главарь бандитов. — Кстати об этом. Из-за того, что карманы у них были пустыми, я требую за них денег. Да, и за того засранца тоже.

— Уважаемый, к сожалению, я не могу сделать этого сейчас, потому что мои исследования ещё не завершены, — с напускной печалью в голосе сказал единорог. — Но, похоже, с этими тремя подопытными я смогу завершить их в течение недели. И после этого я оплачу вашу работу.

— Слышь, мы так не договаривались! — заржал жеребец — Ты сам сказал, что будешь платить за каждого пойманного, причём сразу. И где, нахрен, это?

— Прошу, Боунз, успокойтесь. Как только я всё сделаю, я обещаю, что оплачу ваши труды, — как можно более ласково сказал некромант. — А за первого я заплачу вдвойне.

— Ну, неплохо. — Боунз бросил взгляд на пленников. — Но тогда и за этих ты тоже дашь двойную цену.

— Что ж, тогда по копытам, — единорог фальшиво улыбнулся. — Желаю приятного отдыха, а я пока займусь работой.

После этих слов некромант соединил цепи от кандалов с креплениями в полу, оправил свой балахон и начал копаться в книгах. Красногривый пони понаблюдал за ним около минуты, после чего развернулся и не спеша двинулся к массивной приоткрытой двери, что вела в широкий коридор. За его спиной единорог начал что-то невнятно бубнить, постоянно перелистывая книгу.

— Фу, блять, этот мертвяк что, сюда приполз чтоль? — выругался Боунз, как только вышел из зала. — Где этот мешок дерьма? — он огляделся по сторонам. — Надо было взять с собой сраный факел.

В этот момент из закоулка между приоткрытой дверью и стеной выскользнула фигура. Она аккуратно подошла к пони, стараясь не издавать звуков, однако цепи на её копытах слегка гремели при ударах об пол. Но, похоже, что ругавшийся жеребец был более обеспокоен запахом в коридоре, чем шумом за его спиной.

— Блять, надо сказать этому сраному некроманту, чтоб сделал что-нить с этим мертвяком, — он развернулся и уткнулся точно в фигуру пони — АААААА, БЛЯТЬ! Ёбаный мертвяк! — он попытался отскочить назад, но клинок уже вспорол ему глотку. Захлёбываясь в собственной крови, он рухнул наземь.

— Ну, надеюсь, у этого любителя мертвечины есть чем поживиться.


— Ох, какой же он всё-таки надоедливый. Вы бы знали, сколько ругательств он обычно употребляет при разговоре, просто уши вянут. Ну, ничего. Как только я закончу эксперимент, можно будет избавиться от него и его подчинённых. Из них, кстати, получатся отличные образцы для исследований. Ммм, как здорово: и денег не надо будет отдавать, и бесплатный материал получу. — Некромант вёл одностороннюю беседу с пленниками. — Но знаете, марать копыта это ужасно. Хорошо, что есть те, кто сможет выполнить за тебя всю грязную работу. — Кривая улыбка пересекла его морду. — Вот вы как раз и станете моими верными помощниками.

Некромант пролевитировал к себе другую книгу и стал её перелистывать. Затем, остановившись на какой-то странице, поднял со стола перо с листом и начал что-то выписывать. Его занятию помешал один из пленников, начавший греметь цепями.

— Ну что ты, что ты. Хотя при ритуале я и препарирую тебя живьём, но зато потом ты никогда не будешь ощущать боль, — не оборачиваясь к заключённым проговорил единорог.

К первому пони присоединились остальные, создавая невыносимую какофонию гремящих цепей. Усугубляло положение акустика зала, которая многократно усиливала все звуки.

— Ребята, давайте вы успокоитесь, иначе мне придётся сломать вам пару костей. — Найт Уолк оторвал взгляд от книги и посмотрел на пленников. — Серьёзно, вы меня сейчас разозлите, — пару раз резко вдохнув, он продолжил — Хмм, а почему здесь вдруг запахло моим охранником? Я вроде заставил его сидеть перед лестницей. — Ааа, Боунз, только не говори мне что ты...

— Не угадал, — резкий голос прервал его.

— Э? — всё, что успел сказать некромант перед смертью. Через мгновение он уже валялся на полу в луже собственной крови.

— Блин, неужели от меня действительно так стрёмно воняет, а? — обратилась убийца к пленникам, осматривая свою радужную гриву. Один из них коротко кивнул. — Круто, ничего не скажешь, — она вздохнула — Эх, ладно. Думаю, вы не откажетесь помочь мне в одном дельце, не так ли?


— А потом я сказал ему “Сокруши ЭТО!” и отрубил ему голову нахрен! — один из грабителей, сидевших у костра, изобразил рассказанную им сцену под аккомпанемент смеха и ругательств.

Трое бандитов, вольготно устроившись у костра, спокойно болтали, перемежая разговоры с трапезой. Они совершенно не беспокоились о том, что свет от их костра, а также громкие разговоры могут привлечь внимание посторонних пони.

Меж тем, ночь вступила в свои права. Всё за пределами круга света, испускаемого костром, превратилось в сплошную черноту, в которой с трудом проглядывались очертания леса и руин.

— Эй, слышьте, а главный чёта опаздывает. Где он там, а? — спросил один из мародёров.

— Да, ладна тебе, ты чё, не знаешь его? Он любит торчать там в руинах допоздна, — ответил ему другой.

Из руин послышался странно громкий стук копыт по камню.

— О, вспомнишь говно — вот и оно! — сальная шутка третьего грабителя вызвала дикий смех у его товарищей.

Из руин осторожно вышла фигура пони. И начала медленно приближаться к костру.

— Эй, главный, ты чего там так долго-та? — первый бандит повернул морду к руинам, чтобы поприветствовать главаря. Но вместо него он увидел невзрачного жеребца с коричневатой шерстью и серой гривой. — Чё за херня? Ты кто такой? — насторожился тот, другие грабители повернулись к новоприбывшему.

Увидев реакцию сидевших за костром мародёров, жеребец развернулся и поскакал обратно в руины. Бандиты разом вскочили.

— Слыште, мы ж этого ушлёпка сегодня повязали с парочкой его друзей! — заявил третий бандит.

— Ага, точняк. Наверн, слинял, пока главный там хернёй страдал, — высказался второй.

— Кароче, я за ним. Поймаю — отведу к главному, — выкрикнул первый грабитель, направляясь в руины.

— Давай, тока не возись с ним долго! — крикнул ему вдогонку третий мародёр.

Он с оставшимся бандитом уселся обратно к костру и принялся строить догадки, как скованный пони смог сбежать. Внезапно, их разговор был прерван ужасным криком, донёсшимся из руин.

— Какого хера!?

— Слышь, походу это был...

— Да я, блять, уж понял, кто это был... — резко ответил грабитель — Надо двигать туда.

Они поскакали к руинам. Среди развалин никого не было, поэтому они, недолго думая, двинулись внутрь башни. В комнате, где располагалась клетка, на полу валялся мёртвый бандит — его голова была превращена в кровавое месиво доской с кучей гвоздей, что валялась неподалёку.

— Твою ма-ать...

— Бл...

Второй бандит не успел продолжить свою фразу — сзади его кто-то сильно толкнул. Та же участь постигла и его товарища. Не ожидавшие атаки сзади, они неуверенно сделали несколько шагов вперёд и упали рядом с мёртвым грабителем. В тот же момент на них набросилось трое пони, вооружённых досками с гвоздями. Полностью дезориентированные и непонимающие, что происходит, бандиты, однако, сумели быстро выхватить оружие и отогнать от себя нападавших. Но те сразу же атаковали вновь, причём выбрав для себя целью только одного из грабителей. Второй же, не понимая, почему его товарищу досталось всё внимание, бросился ему на выручку. Но не успел он сделать и шага в его сторону, как перед ним появилась голубая пони с радужной гривой и одним ударом оборвала его жизнь.

В этот момент последнему из оставшихся в живых бандиту было глубоко наплевать на смерть своего приятеля. Многочисленные раны уже появились на его теле, а после того, как ему сломали переднюю ногу ударом доски, он и вовсе перестал сопротивляться.

— Эй, садисты, прекратите! — Рэйнбоу резко крикнула. Освобождённые пони прекратили избиения. — Он хотя бы жив ещё? — ответом ей послужил кашель с кровью, принадлежавший бандиту. Дэш подошла к нему. — Слушай, приятель, скажи-ка, а где вы храните всё своё добро?

— Отсоси — потом проси, — резко ответил ей покалеченный грабитель и плюнул ей в лицо кровью.

— Чёрт, гадость. — Рэйнбоу вытерла кровь. — Ну, как знаешь, — она поднялась и повернулась к своим помощникам. — Ну, тогда он ваш.

— Э, чё? Не-не-не, не надаааа... — его голос утонул в звуках новых ударов, но вскоре прорвался сквозь них. — Я скажу, я скажу! — удары прекратились.

— Молодец, с этого и надо было начинать. Итак, где же ваше барахлишко?

— С другой стороны руин есть ход наверх, прикрытый несколькими ветками. На верхней площадке стоит сундук, но он заперт, а ключ у главного, — послушно рассказал бандит.

— Ну, ключ уже у меня, — пегаска хлопнула здоровым крылом по сумке.

— Что? Значит, ты и главного грохнула?

— Ага. Но ты не парься, скоро ты с ним увидишься.


Полдень. Солнце заливало всю полянку перед руинами ярким светом, от которого можно было укрыться лишь в тени деревьев. Возле потухшего костра сидели четверо: Рэйнбоу Дэш и трое освобождённых ею пони. Пегаска потянулась на грубой подстилке, открыла глаза и оглянулась вокруг.

— Эх, хорошо-то как! — протянула она, затем села и обратилась к оставшимся пони. — Ладно, давайте-ка познакомимся. Собстнно, кем будете?

— Мы... — начал серогривый жеребец, бывший вчера приманкой.

— Мы — паломники, — его перебил жилистый земной пони, с чёрной гривой. — Мы направлялись из Чейдинхола в Коррол. Нас, конечно, предупреждали, что на Чёрной дороге орудует шайка бандитов, но что они ошиваются здесь, да ещё и в компании некроманта... — он притих. — В любом случае, спасибо, что спасли нас, эээ...

— Рэйнбоу Дэш — искательница приключений и лучший пегас по эту сторону Красной горы! — с гордостью произнесла она.

— Мисс Дэш, мы благодарны вам за наше спасение. Даже не представляю, что с нами произошло бы, если б не ваше появление. Мы...

— Ну, превратились бы в живых мертвецов, как тот, что был на лестнице, — слегка подтрунила над ним Рэйнбоу.

— Эмм, да, действительно так. Так или иначе, мы действительно крайне рады, что вы оказались здесь и сумели спасти нас.

— Да так, пустяки, — пегаска махнула копытом, вспоминая как она оказалась в таком положении. — Но мне не даёт покоя одна вещь.

— И какая же? — в разговор вклинился третий паломник — небольшая кобылка кремового цвета с бледно-салатовой гривой.

— Главарь бандитов говорил, что у вас с собой не было практически ничего ценного...

— Да, это так, в нашем путешествии вера в Девятерых заменяет все радости жизни, — кротко заявил черногривый жеребец.

— Мне не интересно, что и чем вам там эти Девять заменяют. Проблема в том, что вам нечем со мной расплатиться, — мысли Дэш наконец показались на свет.

— Э, простите, расплатиться? — разговорчивый жеребец неуверенно уставился на неё.

— Ну да. Неужели вы думаете, что мне доставляет удовольствие рисковать своей шкурой за спасибо? И да, не надо приплетать сюда ваших Девятерых — мне от них ни жарко, ни холодно, — резко закончила Рэйнбоу.

Трое паломников переглянулись между собой и начали что-то очень тихо обсуждать. Но они так и успели принять какого бы то ни было решения.

— Эх, ладно. Если сможете ответить мне на пару вопросов, то я, так уж и быть, не стану с вас требовать денег. Информация, как-никак, важная штука, — немножко смягчилась Дэш.

— Тогда мы с радостью ответим на все твои вопросы, — кремовая пони слегка улыбнулась.

— Отлично. — Рэйнбоу достала из седельной сумки яблоко и откусила от него. — Итак, ребят, вы говорили, что на Чёрной дороге орудует шайка бандитов. Насколько это достоверная информация?

— Эээ... Этот слух нам рассказали в одной из таверн, когда мы совершали переход из Бравила в Чейдинхол. С того момента прошло около десяти дней, — паломница чуть помедлила и продолжила. — Но разве мы не убили тех самых бандитов?

— А разве мы находимся на Чёрной дороге? — передразнила её пегаска. — Тут, если выйти на дорогу, Имперский город видно. — Дэш слегка передёрнуло от воспоминаний. — Так, далее. А есть ли другие пути, ведущие в Коррол? — она снова откусила кусочек яблока.

— Ну, с севера, от Брумы идёт Оранжевая дорога, которая встречается с Чёрной почти под стенами города. Чтобы выйти на неё, придётся свернуть на север на следующем перекрёстке, но такой крюк отнимет несколько дней пути, — изложил информацию черногривый пони.

— Мда, не самая радужная перспектива — увеличить себе путь в несколько раз. — Рэйнбоу призадумалась. — Хорошо, тогда я задам последний вопрос и мы будем в расчёте, — она расправила здоровое крыло так, чтобы всем паломникам было его видно. — Почему здесь не любят пегасов?

— Это... длинная история... — начала паломница. — Она случилась когда-то во времена Второй Эры, поэтому подробности остались лишь на страницах книг. Но с того самого момента в Сиродииле недолюбливают пегасов.

— Так что случилось-то?

— Ну...

— В начале Второй эры власть в Империи взяла верхушка военной организации пегасов, что отвечала за безопасность императорской семьи. После этого началось властвование пегасов в Империи. Оно продлилось четыреста тридцать лет и принесло в империю запустение и разруху. Но с крахом их гнёта всё только ухудшилось, так как в Империи началась гражданская война, продлившаяся четыре века. Она закончилась лишь с появлением Талоса, что вновь объединил Империю и стал императором. Но он пощадил пегасов, что привели империю к такому упадку и превратил их в свою охрану. — Молчавшего доселе жеребца как будто прорвало. — Именно поэтому в умах пони, населяющих Сиродиил, пегасы остаются крайне нежелательными гостями, чьи “заслуги” навеки остались в памяти народа, а наказания за них так и не последовало.

Наступила неловкая тишина. Наконец, кремовая пони попыталась вновь завести разговор:

— Но мы всё равно очень признательны тебе за наше спасение, и нам не важно, что ты пегас, — она улыбнулась.

— Да, нам правда повезло, что ты оказалась в этих руинах и спасла нас, — подключился черногривый паломник.

— Ладно. — Рэйнбоу решила отложить думы на потом. — Собственно, считайте, что мы в расчёте, — она в последний раз откусила от яблока и выкинула огрызок в траву. — Ну, счастливо оставаться.

Дэш поднялась, поправила седельные сумки, забитые барахлом, найденным у некроманта и главаря бандитов, и двинулась к руинам. На шее у неё болтался ключ. Обойдя руины, она приметила развалившуюся кладку дверного проёма, слабо прикрытую кустарником. Аккуратно перебравшись через камни, Рэйнбоу очутилась в круглом помещении. В нём не было абсолютно ничего, кроме лестницы, ведущей наверх. Наверху её ждала ещё одна лестница, а после неё ещё одна. В конце четвёртой лестницы маячил солнечный свет. Поднявшись по ней, Рэйнбоу очутилась на небольшой площадке, с которой открывался отличный вид на руины и прилегающую рощу. В углу примостился большой деревянный сундук. Ключ легко вошёл в замочную скважину и со щелчком открыл замок. Внутри оказался комплект отличной кожаной брони с плащом, несколько мелких драгоценных камней и мешочек, доверху набитый золотыми.

“Игра определённо стоила свеч”, — с ухмылкой подумала Рэйнбоу.