Автор рисунка: Stinkehund

– Спасибо, Кейденс. Часы и вправду красивые. Но… это нормально, что они так громко ходят?

Твайлайт прислушалась. Стук был громче, чем у обычных часов. Ещё немного и он бы мог стать третьим собеседником.

– Никогда не прислушивалась. Может механизм повредился, ему лет двести. Эти часы были и у меня. Луна просила передать их после коронации. Хотя почему она не сделала это сама…

– Потому что не каждый день можно сбежать от обязательств. Не волнуйся, наверняка я получу письмо и извинениями, обклеенное сверху донизу марками.

– Надеюсь она не исчерпает годовой запас марок в Эквестрии. В любом случае, я знаю одного хорошего часовщика. Попрошу его заглянуть к тебе. Но, как по мне, громкий стук – изюминка часов. Я бы не стала её убирать.

– Просто… будет отвлекать.

– Понимаю. Но постарайся не обращать внимание какое-то время. Теперь извини, нужно заскочить с Шайнингом на ещё одну выставку современного искусства. Не скучай.

Принцессы обнялись и Кейденс вышла из кабинета Твайлайт.

Твайлайт взглянула на часы. Они были из красного дерева, высокие. Своими строгими угловатыми формами, прямоугольником, резко переходящим в сплюснутые основания, часы напоминали колонну. При том эта колонна казалась недавно возведённой и, несмотря на двухсотлетнее существование, могла простоять ещё очень долго. Маятник равномерно раскачивался со стуком.

Твайлайт села в мягкое кресло перед столом и немного поёрзала. Ткань была мягкая, набивка нежная. С кресла ей открывался вид на весь кабинет, освещаемый панорамным окном позади. Просторная комната. Часы стояли слева, чуть дальше камин, а напротив него диванчик и пара кресел со столиком. Но смещённая влево мебель не мешала войти и сесть напротив Твайлайт в ещё одно кресло. Три книжных шкафа с книгами и бумагами, на полках которых не задерживалась пыль.

Не рассчитывая на посетителей, Твайлайт достала левитацией из стола книгу, бросила последний взгляд на свой кабинет и начала погружение в мир Дэринг Ду.

«Солнцем Зебрики, словно накова…»

ТУК

«…льня железо, раскаляла песок. Дэ…»

ТУК

«…ринг Ду чувствовала жар песка ле…»

ТУК

Твайлайт отложила книгу, достала из нижнего ящика стола аптечку. Взяла немного ваты и засунула в уши. После взяла книгу и продолжила читать.

«Дэринг ду чувствовала жар песка…»

ТУК

Кабинет осветила фиолетовая вспышка, из которой выпали два ватных клубочка, и через секунду Твайлайт сидела в замковом саду. Редко пение птиц смешивалось с журчание фонтана, но ничего не могло отвлечь Твайлайт от чтения.

Только через час к ней пришёл стражник и сообщил о прибытии часовых дел мастера. Решив размять ноги, Твайлайт прошла до тронного зала. Издали она увидела низкого, даже в сравнении со средними пони, старичка единорога. Бежевая шёрстка потускнела от времени, волосы утратили свой цвет и поседели. Его ноги и торс – тонкие и слабые, но вся их резвость словно перешла в маленькие глазки, что за круглыми очками скакали от одного витража к другому. На метке были часовая стрелка, направленная прямо вверх, и минутная, в пяти минутах от часовой. Твайлайт всегда было интересно – стрелки на метках с часами показывают время до полуночи или после? Но ни одна книга или статья не давали на это ответ. Увидев принцессу рядом, старичок поклонился и сказал:

– Клок Ворм, ваша светлость, – сказал он слегка невнятно. –  Принцесса Кейденс сказала, что у вас проблема с старинными часами. Могу я взглянуть?

– Конечно. Пройдёмте.

Твайлайт проводила его. Подходя к двери кабинета Клок остановился и начал прислушиваться.

– Мои уши меня не подводят?

Войдя в кабинет, он сразу подошёл к часам и уставился на них. Провёл по ним копытом, постучал в такт их шагу и немного посмеялся.

– Прекрасные часы. Помню их ещё, когда они стояли у принцессы Луны. Совсем не поменялись. А потом у принцессы Кейденс. Отлично выдержали перевозку. И я вас уверяю – в них нет никакой магии. Отличная древесина, лак, покрывающий её, великолепный, сделан по старым забытым рецептам. Только взгляните. Ни царапины!

– Вы их настолько хорошо знаете?

– Ну, в моей профессии если хочешь стать мастером своего дела, то нужно знать больше, чем просто механизм часов. Ох, а механизм какой! Я помню, как впервые их открыл. Даже разбирать боялся.

– Да, насчёт этого. Понимаете, он слишком громко идут. Можно это исправить?

– Ох, время идёт. Помню, как принцесса Кейденс, а затем и принцесса Луна просили меня о том же.

– И вы их не починили?

– Нет, но только потому что они сами об этом попросили. Вам это покажется странным, но они по своему полюбили их ход. Да и я сам его полюбил. Да чего там, сам иногда слышу его перед сном или просто гуляя. Тук-тук, тук-тук. Чудесный звук. Принцесса, у вас нет шахмат? Я бы сыграл с вами, а заодно бы и про часы рассказал.

Заинтересованная Твайлайт достала левитацией с полки книжного шкафа сложенную, немного шуршащую внутри, шахматную доску. Твайлайт разложила доску на своём столе и расставила шахматы. Первый ход был за Клоком.

– Времён изготовления этих часов я не застал, но спросил принцессу Селестию о них. Мы тогда тоже играли в шахматы. И она мне рассказала как их получила. От сегодняшнего дня это двести пятьдесят четыре года назад. Был праздник солнцестояния и несколько приближённых принцессы решили сделать ей подарок – входившие в моду напольные часы. Они обратились к талантливому мастеру. Для него было честью сделать часы самой принцессе, и он в тот же вечер принялся за работу. И работал всю неделю. Ни с кем не общался, а за едой отправлял своего помощника, который и слова не скажет. И вот он закончил эти часы, настроил, проверил – идут. На следующий день приходит к своим с часами заказчикам и не успевает с ними даже обмолвиться, как они его к принцессе тащат. Притащили, начинают представлять его и часы. Но беда! Мастер их с трудом слышит. И тут понимает, что часы он слышал нормально, но отступать уже некуда. Заводит, часы идут. Он молчит, приближённые молчат, а принцесса помолчала и, это он точно слышал, сказала:

– Наконец увидела такие часы. А они громче карманных, но мне нравятся.

Тогда же это была новинка. Только для высшего света. И что самое интересное, часы поставили в покои принцессе, а сама она ещё год не видела ни у кого напольных маятниковых часов. Уж когда она поняла, что её часы идут громче обычных, то вызвала того мастера и он ей рассказал всё. И главное принцесса не захотела исправлять часы. Как она сказала, этому есть две причины. Первая – мастер не совершал ошибок ни до этих часов, ни после. То есть таких часов ни у кого нет и не будет. Вторая – их громкость ей понравилась. Как она сказала мне, каждый должен научиться слушать эти часы. Привыкнуть к их стуку, полюбить его. Позже она передала эти часы принцессе Кейденс, а та принцессе Луне. Им я тоже рассказывал эту историю. И тоже за шахматами, как мне когда-то рассказала её принцесса Селестия.

Фигуры поредели за время рассказа. Пока Клок говорил, они с Твайлайт ходили. Твайлайт хватало несколько секунд на ход, но Клок часто задумывался.

– Теперь я понимаю – Кейденс и Луна не хотели менять что-то в такой вещи. Селестия права. Таких часов больше нигде нет, – сказал Твайлайт, делая очередной ход.

– Думаю не в этом дело. Но это я оставлю на вас, принцесса. А пока что вам мат.

Твайлайт посмотрела на доску внимательнее и захотела стукнуть себя вторым изданием «Шахмат для чайников».

– Я зайду к вам ещё раз завтра. Кто знает? Может вы передумаете. А там и ещё сыграем.

– Вы очень хорошо и уверенно играете. Можете дать совет не-совсем-новичку?

– Спасибо, принцесса. Я бы сказал тоже о вас, но, боюсь, я не умею играть и не могу оценить ваши навыки или дать совет. Сейчас мне просто повезло. Не стоит меня провожать. Я помню где спуститься. До свидания.

– Было приятно с вами поговорить. До свидания.

Твайлайт начала собирать шахматы в доску. Клок уже открыл дверь и переступил порог, но встал в проёме.

– А впрочем я могу дать подсказку, – сказал он и развернулся к Твайлайт. – Когда-то и я играл как вы, а потом мне открыли глаза: в шахматах всегда один исход. Независимо от того, кто выиграет, игра закончится. Так что постарайтесь не спешить и проведите это время с удовольствием.

И Клок ушёл, аккуратно закрыв за собой дверь. Твайлайт собрала шахматы и посмотрела на часы. Через час ей опускать солнце, так что она взяла книгу о Дэринг с собой в покои. Твайлайт улавливала каждую деталь книги, каждое слово и его оттенок, но в голове так и не появилась прежняя картина жаркой пустыни. После часа чтения она отложила книгу, и с балкона проводила солнце за горизонт. Через несколько секунд бледный свет луны отражался от крыш и окон Кантерлота. Лёгши в кровать, Твайлайт попыталась заснуть, но ещё долго она ворочалась и прикрывала уши подушками, будто слыша стук через этажи и стены.

Во сне её ноги и голова были прикованы ремнями к креслу, магия не работала. Брыкаясь и пытаясь хотя бы высвободить голову, чтобы достать зубами остальные ремни, она всё больше чувствовала свою беспомощность. Перестав пытаться, Твайлайт осмотрелась. Чёрно-белая плитка уходила в темноту, пространство вокруг Твайлайт было освещено, но источника света не было. Никаких звуков, кроме дыхания Твайлайт. Затаив его, она прислушалась.

Где-то вдали звучал глухой стук. Он становился громче и вскоре из темноты появились напольные часы высотой с дом. Они беззвучно скользили навстречу Твайлайт. Их ход становился всё громче, в ушах начинало звенеть, затем стул задрожал. Твайлайт вертела головой, стараясь не слышать их. От их хода содрогалась теперь сама Твайлайт, плитка трескалась от каждого удара маятника. Они перестали скользить в нескольких метрах от Твайлайт, но продолжили свой неумолимый ход. Собрав силы, Твайлайт подалась вперёд. Ремни порвались и она проснулась.

Тёмные покои встретили Твайлайт, она посмотрела на будильник. Осветить тьму ей нужно только через десять минут. Умыв потное лицо и почистив зубы, она подняла солнце. Снаружи было холодно, солнце едва находило отверстия в покрывале из облаков. Со стороны надвигалась туча.

Уже в тронном зале Твайлайт получали письма, первое было от Селестии. В нём говорилось, что она с Луной приезжает в Кантерлот. «В полночь скончался наш старый друг Клок Ворм. Ты с ним, наверное, ещё не познакомилась. Погребение в восемь на рассветном кладбище, мы заглянем к тебе после всего». Остальные письма Твайлайт читала в карете. Из интересного оставалось письмо от Кейденс, в котором она описала проблему с документами в Кристальной Империи и сообщила о своём срочном отъезде. По крыше забарабанил дождь.

Твайлайт ходила с зонтиком по узким дорожками мимо склепов, памятников, простых старых и новых мраморных надгробий. Процессия была в дальней части кладбища. Десяток пожилых пони в строгих одеждах стояли по обе стороны ямы и смотрели, как в неё опускают гроб. Среди них выделялись Луна и Селестия – высокие, без одежды и регалий. Никто кроме них не заметил Твайлайт. Пока шла к Селестии, она заметила несколько венков о надгробия, среди которых венок от Кейденс.

Твайлайт встала рядом с Селестией я взглянула на уходящий вниз гроб. Из красной древесины, покрытый лаком и блестящий после дождя. Он аккуратно коснулся дна и все по очереди бросили небольшую кучку земли магией или копытом. Так сделала и Твайлайт. Затем от противоположной кучи пони отделились два усатых единорога и начали закапывать. Дождь перестал идти, но Твайлайт всё ещё держала магией зонтик. О него стучали одинокие капли, падающие с веток дерева. Это был единственный звук, помимо стука лопат о горки земли.

– Не думала, что ты знаешь Клока, – сказала Селестия в карете.

– Мы только вчера познакомились. Он смотрел на мои новые часы.

– Уж не те ли это часы, что имеют необычайно громкий ход? – спросила Луна.

– Хотела бы я взглянуть на них ещё раз, – сказала Селестия.

– Они самые, – сказала Твайлайт, – так может вы вдвоём останетесь ненадолго? Я вам и часы покажу.

Когда они приехали во дворец Луна ушла отдохнуть в свои, уже бывшие, покои. Твайлайт же проводила Селестию в свой кабинет. Та сказала, что ей понравилась обстановка в кабинете. Затем она подошла к часам и легонько провела по ним копытом.

– Будто вечные. Мне кажется они меня переживут. А что конкретно Клок в них смотрел?

– У них очень громкий ход. Он должен был ещё раз зайти сегодня…

– Что ж, я знаю ещё нескольких мастеров. Уверена, они смогут наладить механизм, – сказала Селестия после небольшого молчания.

– Знаете, я тут подумала. Может… и не надо ничего исправлять. Часы старые, что-то может сломаться. А ведь главное, что они идут.

Селестия мягко улыбнулась.

– Как пожелаешь. Пойду газеты почитаю.

Селестия уже шла к двери, как Твайлайт её окликнула:

– Постойте, принцесса. То есть… – она магией достала шахматную доску, – не сыграете со мной?

Селестия посмотрела на доску, потом на Твайлайт.

– Странно, не помню, чтобы мы с тобой играли. Хорошо, но чур мои чёрные. Надоело ходить первой.

– Против вас, наверное, мало кто играет, – сказала Твайлайт, пока расставляла свои фигуры.

– Это правда. Боятся, что я выучила все комбинации. Но если честно, я не запоминаю ходы. Шахматы бы наскучили очень быстро. Так что у моей верной ученицы все шансы превзойти меня и тут.

– Наверное, у вас есть ещё одна верная ученица, потому что я научилась играть совсем недавно. Да и так ли я хочу обыграть своего учителя? Может я хочу приятно провести то время, что у нас есть, – сказал Твайлайт и сделала первый ход.

И под стук часов они ещё долго играли, шутили, сплетничали и просто вспоминали прошлое.

Комментарии (7)

0

Это хорошо, но всё-таки мне рассказ лично не очень зашёл, потому — четыре звезды.

Хеллфайр Файр
Хеллфайр Файр
#1
+2

Спокойствие. Посуда, будто только что поставленная в столовой и ждущая хозяина с гостями. Здание, будто замороженное тем, кто не желал перемен настолько, что даже время оказось бессильно отвергнуть его решение. Часы, тикающие в гостиной. И седой старик с пенсне, будто мирно прикорнувший в мягком кресле.

И только тикают часы.

Пять звёзд.

Alternative15
#2
+1

Умиротворённость. Тихий, неспешный день, и покой комнаты, нарушаемый только громкими часами. Когда читаешь сей фанфик, ты попадаешь туда. Садишься в креслице, делаешь ход шахматной фигурой, и тихонько дышишь, стараясь попадать в ритм с тиканьем.
Пусть время будет неумолимо уходить, ту его часть, что мы мирно проведём с кем-то, навсегда запечатлеется в памяти.
Безусловно, высшая оценка.

Roberto
Roberto
#3
Комментарий удалён пользователем
+1

У меня тоже есть часы. И тоже громкие. Много лет уже никто их не заводит...
стояли по обе ямы — видимо, пропущено слово (стороны?)

Fogel
Fogel
#5
0

Спасибо, исправил.

Melinum
#6
0

Я в детстве любил заводить часы с боем... Бой был двойной — второй — мне по голове, ибо они мешали всем спать, и их выносили на кухню, пока не кончится завод, а завод был на две недели)). Сейчас на работе есть специальная "щёлкалка" от грызунов. Первые несколько дней она меня бесила, а теперь замечаю её только когда случайно цепляю ногой.
Хотя немного странно, что карманные часы у Селестии появились раньше напольных.

Artur
#7
Авторизуйтесь для отправки комментария.