Автор рисунка: Noben
Приоритеты

Знакомство с городом

Начало. Одинокий путник ступает в Имперский город, где его ожидают что-то, что навсегда изменит его жизнь.

“Осматривать красивое место лучше со всех сторон. Не только слева, справа, сзади и спереди, а также сверху и снизу. Подумай о том, чтобы изучить его изнутри”

“Чёрт! И как я только могла так встрять!?” — про себя восклицала голубая пегаска, на всех парах удирая от двух стражников торгового квартала.

— Стой, преступное отродье! — крикнул скакавший первым жеребец с тёмно-серой шерстью и серебристой гривой, облачённый в стандартные доспехи Имперского легиона.

Второй стражник был единорогом с тёмно-зелёной шерстью, и во время преследования старался поразить пегаску магией. Однако преследуемая ловко уклонялась от всех его заклинаний, в результате чего они лишь зря рассекали воздух.

Наконец, один из переулков вывел погоню на главную улицу, пересекавшую весь Торговый квартал с востока на запад. Осознав, куда она попала, пегаска прибавила в скорости и устремилась к стене, разделявшей все районы Имперского города. В месте, где Главная улица встречалась со стеной, были расположены массивные врата — к ним-то и направилась погоня.

“Давай, ещё немного, и я окажусь в другом квартале!” — мысленно подбадривала себя преследуемая — “Уж там-то я от них оторвусь”.

Когда до врат оставалось каких-то 20 метров, воздух перед ними завибрировал, покрылся несколькими зелёными трещинами и с негромким хлопком и зелёной вспышкой разорвался, представив глазам удивлённой пегаски того самого единорога, что гнался за ней.

— Неужели ты и впрямь думала, что мы дадим тебе возможность сбежать в другой квартал? — послышался сзади голос запыхавшегося от долгой погони стражника. В его тоне легко можно было уловить удовольствие от того факта, что они поймали пегаску в ловушку.

— Да уж, ты нас порядком утомила, — сказал единорог. — Теперь обычным штрафом ты от нас не отделаешься — придётся тебе немного поработать, — ехидно прищурившись, добавил он.

“Чёрт! Думай, Дэш, думай!” — кричала про себя голубая пегаска, ошалело озираясь по сторонам в поисках возможного пути к отступлению. Самым очевидным решением было расправить крылья и улететь, но боль от ожога и подпалённые перья левого крыла так не думали. Оставалась ещё пара вариантов: первый — рвануть на одного из стражников и сбить того с ног или сдаться и попытаться уладить всё по-хорошему. Быстро посмотрев сначала на единорога, затем на земного пони, первый вариант сразу отпал — двое закованных в сталь здоровых жеребца и пегаска в лёгкой кожаной одёжке и плаще — шансов сбить кого-нибудь из них с ног не было. “Так, теперь второй вариант”, — пролетело у неё в голове, — “Ага, конечно: эти сволочи скорее отужинают в компании с драконом, чем решат отпустить меня”, — закончила свои мысли Дэш.

— Время на размышления закончилось. — Самоуверенно заявил серый пони и начал приближаться к ней.

“Во имя грёбаных Девяти, надо что-то придумать, иначе мне придётся оставшуюся ночь провести под этими двумя похотливыми уродами!” — заключила она.

Внимательно оглядев своё левое крыло, Дэш поняла, что шансы улететь всё-таки есть — ожог был небольшим и перья пострадали незначительно. Расправив крылья, она попыталась взлететь — боль иглой прошила повреждённое крыло. Ещё один взмах — новая порция боли, от которой пегаска зажмурилась. Новый взмах — боль слегка ослабла и начала притупляться. Дэш открыла глаза и поняла, что всё-таки сумела подняться в воздух и сейчас постепенно набирала высоту.

“Отлично, теперь главное — не потерять равновесие”.

Взмахнув крыльями ещё пару раз — боль притупилась достаточно сильно, чтобы перестать быть невыносимой, пегаска развернулась в сторону стражника-земного пони и полетела, стараясь не опускаться слишком низко.

— Чтоб тебя, дрянь! — послышались ругательства тёмно-серого пони. — Гринхант, я думал что ты, чёртов однорогий остолоп, попал так, чтобы она не смогла взлететь! — Стражник переходил на крик, — где, мать твою за ногу, “Эта сучка теперь не полетает”, а?

— Успокойся, Шарп, сейчас я посажу её на землю. — После этих слов рог единорога начал светиться, от него посыпали искры.

“Зашибись!”

— Чтоб вас! — не выдержав, прокричала пегаска, набирая высоту и отдаляясь от стражников. Крыло болело, но перспектива быть сбитой явно не входила в планы Дэш.

Первый огненный шар пролетел под ней, оставив дымящийся шлейф.

“Отлично, теперь я просто тренировочная мишень для единорога-пироманта”, — подумала она, и тут же следующий огненный шар пролетел в опасной близости от её радужного хвоста, едва не подпалив его. — “Азура, посади этих гавнюков на рог! А заодно и себя”, — про себя выругалась Дэш и посмотрела вниз, где земной пони-стражник мчался за ней по земле, а единорог выпускал огненные шары один за другим. Следующий сгусток пламени был на подходе. Увернувшись от него, пегаска свернула в сторону центра Имперского города надеясь пропасть из вида стражника-единорога. Но не прошло и нескольких секунд после её манёвра, как очередной магический снаряд, пролетев справа, задел крыло и опалил часть перьев.

“Вашу ж мать!” — беззвучно выругалась Дэш и постаралась как можно чаще менять траекторию, чтобы избежать новых попаданий. Она приближалась все ближе и ближе к центру города, как вдруг один из огненных шаров попал точно по левому крылу, отчего перья начали гореть.

— Отлично! — Закричал с земли преследовавший её стражник. — Лучше спускайся сейчас, пока не превратилась в пегасье жаркое.

— Покрутись на рогу у своего товарища! — Из последних сил выкрикнула Дэш, стараясь сбить пламя в полёте. Получалось у неё не слишком хорошо, но, в итоге, она всё-таки сделала это. Наконец, поняв, что так она просто упадёт без сил через пару минут, Рэйнбоу начала снижаться. Боль от ожогов огромной волной пронеслась сквозь тело. Сознание помутилось, Дэш потеряла контроль над своим телом и, едва коснувшись копытами земли, кубарем покатилась по улице.

“Отличное знакомство с городом”, — подумала она прежде, чем потерять сознание.


— Имперский город в лучах заходящего солнца просто офигенен! — Сказал одинокий странник в плаще, стоя перед огромным мостом, ведущим в столицу Сиродиила. — Интересно, каков он за этими стенами. — С этими словами путник пошёл ко входу в город.

Идя по мосту, странник любовался открывавшимся видом на озеро Румар, простиравшееся под опорами моста, а также на величественные горы Джерол, возвышавшиеся на севере. Пасторальный пейзаж был ещё прекраснее в лучах заходящего солнца, когда его лучи пробивались над зубчатыми стенами города, создавая причудливую игру света и тени на волнах озера.

Проходя через ворота, странник скинул с себя капюшон, открывая себя взору прохожих, спешащих в таверны или не спеша бредущих домой. Путник оказался путницей, молодой красивой путницей с голубой шёрсткой и непослушной гривой цвета радуги. Осмотревшись вокруг себя, она сразу же приметила вывеску отеля “Тайбер Септим” — двухэтажного здания, стоящего на площади. Решив, что сначала надо найти место для ночлега, а затем удовлетворить своё любопытство, голубая пони двинулась ко входу в отель. Войдя в гостиницу, путница обомлела от роскошной мебели и дорогих ковров, расставленных и расстеленных в главном зале. После непродолжительного осмотра главного зала, она подошла к стойке, за которой стояла пожилая земная пони в красивом тёмном платье.

— Чем могу помочь? — Вежливо спросила стоящая за стойкой пони.

— Я ищу место для ночлега, — сказала путница.

— Ну что же, тогда ты пришла точно по адресу, — заявила хозяйка отеля, — отель “Тайбер Септим” — лучший отель во всём Сиродииле! — в её голосе слышалось некоторое хвастовство.

— Звучит здорово. И сколько стоит кровать?

— Стоимость ночи в отеле “Тайбер Септим” составляет 40 золотых, — ответила земная пони, оценивающе глядя на гостя.

— Сколько золотых!? — путница слегка удивилась столь высокой ценой за какую-то кровать. — Может, мы сумеем договориться? — спросила она, мило улыбаясь собеседнице.

— Никаких торгов! Сорок золотых и точка! — Резко ответила та. — Если тебе не по карману ночь в лучшем отеле Сиродиила, то тебе нечего тут делать!

— Хорошо, тогда может подскажете, где здесь можно переночевать так, чтобы не разориться? — решила слегка поддеть хозяйку отеля голубая пони.

— Я ничего не знаю о дешёвых пивнушках, в которых собирается всякий сброд! — с вызовом ответила та.

— Отлично, спасибо за информацию! — любезно ответила странница и направилась к выходу, ловя озлобленные взгляды пожилой хозяйки отеля.

Начинало смеркаться. Решив поскорее покончить с местом для ночлега, путница двинулась по главной улице, проходившей через все кварталы и делающей круг по всему городу. Она везде искала глазами вывески таверн или гостиниц, но ничего не находила. Прохожих пони становилось всё меньше.

“Блин, здесь что, нет ни одной таверны, где можно поспать?” — восклицала про себя голубая пони, проходя под воротами, ведущими в следующий квартал. — “Значит, здесь даже кварталы отделены друг от друга стенами. И нафига это надо?”

Выйдя на следующий перекрёсток, она осмотрелась. Этот район выглядел не так вычурно, как предыдущий.

“Надеюсь, здесь я найду место, чтобы поспать”.

После ещё пары минут поисков, ей наконец-то улыбнулась удача — небольшая таверна под названием “Сытый жеребец” разместилась на одном из перекрёстков района, привлекая прохожих музыкой и шумом, доносившимися из её стен. Зайдя внутрь, путница сразу обратилась к стоящему за стойкой хозяину отеля — крепкому земному пони в простой одежде:

— Столько стоит кровать на ночь? — сразу спросила она.

— Десятка, — быстро ответил ей хозяин.

— Держи, — сказав это, голубая пони вытащила из седельной сумки небольшой мешочек и отсчитала десять монет.

— Твоя комната вторая справа. Она вон там, — он указал на коридор, отходящий от главного зала вглубь таверны.

Теперь пришло время для небольшой экскурсии. Путница сразу же пошла к выходу, даже не заглянув в снятую комнату. На улицы Имперского города опустилась ночь. Прохожих почти не осталось, лишь редкие пони нарушали тишину засыпающего города.

“Ну, время, конечно, не самое лучшее для прогулки, но, по крайней мере, никто не будет приставать с милостыней”, — подумала она про себя, выходя на улицу.

Ночью столица Сиродиила была не менее прекрасна, чем днём. Высокие здания отбрасывали величественные тени, луна отражалась на мраморных колоннах, защитные стены возносились над городом, представляя взгляду бесконечное звёздное небо — всё это открывалось взору одинокой фигуры, проходящей по улицам ночного города.

Проходя через очередные врата, голубая пони поняла, что попала в Торговый квартал — обилие вывесок над дверьми, лотки, пустые в это время дня — всё это говорило о том, какая бурная торговля велась здесь в течение дня. Внезапно слух путницы уловил жалобный стон, доносящийся из переулка между домами. Решив проверить, что происходит в подворотне, она свернула в неё и осторожно направилась в сторону доносившихся стонов. Постепенно её слух начал различать новые звуки — тихий лязг доспехов, короткие смешки, грубый голос, время от времени произносящий разные непристойности. Ситуация начинала дурно пахнуть.

За углом дома, в небольшом закутке с чахлым кустиком и колодцем стояли трое — болезненного вида пожилой пони и два закованных в броню жеребца.

— Эй, старикан, мы же говорили тебе, чтобы тебя тут больше не было? — напирал на того земной пони с тёмно-серой гривой.

— Хоть с вас, бедняков, и нельзя взять хоть что-то ценное, — продолжал второй — единорог тёмно-зелёной масти, — но мы всегда можем использовать тебя для некоторых занятий. — По морде единорога поползла ухмылка.

— Амммм, нооооо... — бедняк силился ответить что-то, но всё, на что его хватало — это невнятные стоны.

— Да ты не волнуйся, — тёмно-серый жеребец снова начал напирать, — мы тебя не будем сильно калечить.

— Конечно нет, нам ведь не нужны неприятности. Кроме того, новая мишень нам бы очень пригодилась для тренировок. — Закончил единорог.

— Может тогда потренируетесь со мной? — новый голос вклинился в разговор.

Оба закованных в латы жеребца обернулись в сторону нового действующего лица, в то время как пони-бедняк был даже не в состоянии унять свои трясущиеся копыта.

— Оу, кажется, у нас появился кто-то, способный поддерживать беседу. — Начал единорог.

— И в чем же ты хочешь потренироваться? — Спросил его компаньон, скользя взглядом по голубой пони.

— В вышибании из вас дури! — с вызовом ответила та.

— Ох, как страшно! — Саркастически скривился земной пони. — Кажется, кто-то очень хочет получить штраф за оскорбления.

— Штраф? — путница непонимающе уставилась на него.

Дрожавший всё это время пожилой пони сглотнул, собрал все свои силы и тихо сказал:

— Это стражники.

— Уважаемый, вашего мнения никто не спрашивал, — сказал земной пони-стражник и что есть силы лягнул бедняка в бок. Тот, пролетев несколько метров, ударился о колодец и тихо сполз по его стенке. В следующее же мгновение тёмно-серый жеребец также оторвался от поверхности.

— Какого!? — единственное, что успел он произнести прежде, чем отправиться на встречу с землёй. Причина подобного спикировала прямо на единорога — радужногривая пони расправила свои крылья из-под плаща и сейчас кружила над ошарашенными стражниками.

— Ничего себе, так ты ещё и пегас, — успел заметить единорог, прежде чем уклониться. — Думаю, у меня тоже есть, чем тебя удивить.

Сказав это, стражник напрягся. Его рог заискрился, и из него вылетел сгусток огня. Не ожидавшая подобного пегаска попыталась уклониться, но места в подворотне было слишком мало, поэтому пламя сумело задеть её, подпалив левое крыло. Острая боль от ожога нахлынула на неё, но она сумела побороть её и совершила уверенную посадку напротив стражника.

— Ох, чёрт, это было больно. — Сказал поднимающийся с земли стражник. — Ну теперь кое-кто точно проштрафился.

“Вот чёрт, надо валить!” — единственная мысль заняла всё сознание Дэш.


Свет еле пробивался через узкое окошко, перекрытое железными прутьями. Небольшой прямоугольник света падал на распластавшуюся по полу пегаску, одетую в рваньё и скованную кандалами.

— Оохххх, — она пришла в себя, затем огляделась, — кажется, я в тюрьме.

Картины прошедших событий начали всплывать в её сознании. Она попыталась вспомнить, что произошло после падения. Внезапное воспоминание вырвало её из попыток что-нибудь вспомнить. Голубая пони прислушалась к ощущениям своего тела и осмотрела его. Крылья были небрежно перевязаны бинтами и при каждом движении напоминали об ожогах. По всему телу чувствовались ушибы и ссадины, полученные во время встречи с землёй. И всё.

— По крайней мере, эти двое ничего со мной не сделали. — Заключила она.

— Кого я слышу? Кажется, наша спящая красавица наконец очнулась? — из-за двери послышался чей-то голос.

Дэш неуверенно встала и подошла к двери, чтобы найти говорящего. Сделать это оказалось легко — в камере напротив на подстилке из сена лежал пегас светло-коричневого окраса.

— Ты ещё кто такой? — спросила она у него.

— Ну, звать меня Ривет, — ответил он. — А тебя как кличут?

— Я Рэйнбоу Дэш, — сказала пегаска. — Подожди, а к чему все эти формальности?

— Сама ж начала, а теперь ещё спрашивает зачем, — светло-коричневый пегас не спеша поднялся. — Лучше расскажи мне, что такая цыпа забыла в этой яме?

— Ну... В общем, у меня возникли некоторые разногласия со стражниками.

— Пффф, ага, как же, разногласия. Небось заступилась за какого-нить обездоленного неудачника и вот результат, — язвительно заявил он.

— Э? Ты что, умеешь читать мысли? — на лице Дэш читалось недоумение.

— Ага, как же. Да таких как ты сюда каждый месяц сажают, — Ривет ухмыльнулся. — Но, так как ты пегаска, да ещё и огого какая, то ты тута задержишься на более длительный срок.

— Что!? Что ты имеешь в виду?

— Да не строй тут из себя невинную кобылку. — Светло-коричневый пегас махнул копытом. — Тута не любят всяких выскочек, — он слегка прищурился, — а ещё сильнее не любят пегасов. К тому же, те двое, что приволокли тебя, бурно обсуждали, кто же из них будет первым.

“Ага, теперь понятно, почему со мной все “в порядке”. Эти гады решили дождаться, когда я очнусь”.

— Подожди, ты сказал, что здесь не любят пегасов. Выходит, ты очутился здесь именно поэтому?

— Ой, да не смеши меня. Я здесь заправлял слишком многими вещами, чтобы эти “блюстители порядка” имели бы выгоду с моей поимки. Я здесь по своей воле, — в голосе Ривета чувствовалось хвастовство.

Рэйнбоу уставилась на своего собеседника с немым вопросом.

— У меня были веские причины, чтоб залечь на дно. А хорошие связи помогли пристроить свой круп здесь. — Он бросил взгляд на Дэш и улыбка медленно поплыла по его морде. — Кстати, о связях. Я уверен, что ты очень сильно хочешь выйти отсюда до того момента, как вернуться эти двое. Я могу договориться с тюремщиком, и он выпустит тебя.

— Серьёзно!? — глаза пегаски расширились. — Вот уж не думала, что зде...

— Притормози, детка. Кто сказал, что я сделаю это бесплатно?

— Эй, я не настолько наивна, чтобы ожидать подобного, — Рэйнбоу попыталась максимально скрыть своё разочарование. — Ну и сколько ты хочешь?

— Ха, золото меня не волнует, — заявил Ривет. — Но у тебя есть кое-что, что может удовлетворить меня.

— Что ты имее... Твою мать! Да чтоб тобой дракон закусил, озабоченный ублюдок! — голубая пегаска сильно разозлилась от осознания того, чем он предлагал ей платить.

— Ну, всяко лучше сделать это добровольно, чем, хе-хе, ну, ты и так поняла. — В конце коридора послышались голоса и тяжёлые шаги облачённых в броню пони. — О, ты слышишь? Кажется, твои друзья возвращаются. Желаю удачно провести время! — С этими словами пегас светло-коричневой масти подошёл к своей лежанке и улёгся поудобнее.

— Да пошёл ты! — резко ответила ему Дэш, лихорадочно перебирая возможные варианты развития событий.

Звуки шагов становились ближе. Слова стали различимы. Кто-то из идущих сказал:

— Но мы не можем просто оставить всё и прийти сюда!

— Послушай, сейчас у нас есть возможность сделать это незаметно и другой такой шанс нам вряд ли перепадёт. — Ответили ему взволнованным голосом.

Голубая пегаска прислушалась. Голоса не принадлежали вчерашним стражникам, кроме того их владельцы явно были чем-то обеспокоены. Дэш попыталась увидеть говоривших, но своды входа в камеру мешали ей что-либо увидеть и представляли вниманию лишь малую часть тюремного коридора. Не в силах понять, о чем говорят идущие по коридору пони, Рэйнбоу продолжала смотреть в том направлении, откуда доносились голоса. Наконец, первый из говоривших появился в поле её зрения. Это был пегас с белой шерстью и тёмно-синей гривой, одетый в необычную броню. За ним показались ещё трое пони. Двое из них также были пегасами, одетыми в странную броню: кобыла с огненной гривой и жеребец с серебряной шерстью. Но третий оказался единорогом, и одет был иначе. Всё, что можно было сказать о нем по его внешнему виду — этот пожилой единорог был явно не самым последним пони в Имперском городе.

— Так, кажется, мы пришли, — сказал синегривый пегас, — но почему тогда здесь есть заключённые?

— Может ты ошибся, когда вёл нас сюда? — спросил замыкавший пегас. В его голосе ясно чувствовалась издёвка.

— Мы не могли ошибиться, — резко ответила огненногривая пони, делая ударение на первом слове. — Вероятно, тюремщики перепутали всё к чертям, вот и посадили сюда преступников.

— Тогда нам надо просто перевести их в другие камеры и всё, капитан! — заявил белый пегас.

— Не получится. Для этого потребуются тюремщики, а мы не можем привлекать к себе лишнего внимания, — ответила капитан.

— И что же тогда мы будем делать? — не унимался её подчинённый.

Огненногривая кобыла вздохнула:

— Придётся открыть ход и дать ей возможность пройти через него, — она повернулась к заключённой. — Слушай сюда, девочка. Похоже, у тебя сегодня счастливый день. Так сложилось, что тебя кинули в камеру, где располагается наш секретный ход. И мы позволим тебе воспользоваться им, но только при условии, что ты будешь хорошей кобылкой и не будешь путаться под копытами, усекла? — она пристально смотрела на Рэйнбоу Дэш.

“Что!? Что тут вообще происходит!? Какие-то пегасы в странной броне заявляются в тюрьму, говорят, что в моей камере есть тайный ход, и они дадут мне им воспользоваться? Да вы издеваетесь! Шеогорат, если это опять твои шутки, то тебе следует найти другую жертву для своих розыгрышей! В любом случае, придётся согласиться, потому что возиться со мной они не будут”. — Вихрь мыслей носился в голове у Дэш.

Короткий кивок.

— Хорошо. Соарин, открывай дверь. Ваше Величество, прошу, будьте аккуратны, проход, что мы откроем, не использовался уже около двадцати лет.

“СТОП, ЧТО!? Ваше Величество!? Император Тамриэля собственной персоной!? Нет, да вы точно издеваетесь! Ааррггххх, кто-нибудь укусите меня, да посильнее”, — радужногривая пони впала в полнейшую прострацию. Она с безразличием наблюдала, как белый пегас открыл дверь её камеры и подошёл к ней.

— Просто подожди, пока мы пройдём и сможешь двинуться за нами, — его слова долетали до Рэйнбоу Дэш словно она сидела в колодце. Она бы так и просидела, смотря на то, как капитан стражи нажимает на камень, открывающий проход из тюрьмы, стена со скрежетом сдвигается, открывая взору чёрную пасть секретного прохода, а затем, разрезая паутину у себя на пути, она исчезает в его темноте. Если бы не случилась ещё более невероятная вещь.

— Послушай, я знаю тебя, — глубокий старческий голос моментально вырвал Дэш из ступора.

— Эээ...

— Я видел тебя во сне, что являлся ко мне бесчисленное количество раз, — продолжал император. — Я уверен, что моя встреча с тобой была предначертана нам Девятью.

— Ваше Величество, Вы снова вспоминаете свои сны? — из провала тайного хода донёсся голос кобылицы.

— Моя судьба известна мне, — в глазах старого единорога читалась лишь печаль. — Но ты только в начале своего пути, тебе открыты многие дороги, и только тебе решать, куда идти.

— Ваше Величество, прошу, пойдёмте. Оставаться здесь слишком долго небезопасно, — стражник с серебряной шерстью жестом предложил императору последовать за капитаном и сам пошёл за ней.

— Ну, не знаю, что там видит в своих снах Его Высочество, но то, что он сказал — дорогого стоит, — Соарин подмигнул совсем потерявшейся голубой пони и проскочил в провал тайного хода.

Ещё несколько минут Рэйнбоу Дэш сидела на полу, пытаясь собрать воедино жалкие ошмётки, оставшиеся от её сознания. Голоса из прохода начали смолкать. Наконец, решив, что вопросами судьбы и пророчеств можно озаботиться позже, она встала, подошла к стене и:

— Эй, Ривет, или как там тебя, желаю отлично провести время в тюряге! — сказав это достаточно громко, чтобы её услышал пони из камеры напротив, она шагнула в неизвестность.


— Капитан Спитфайр, может нам следует зажечь факел? — осведомился идущий за ней серебристый пегас.

— Ага, но у меня только огниво в сумке валяется. Где ты планируешь достать сам факел?

— Вообще-то, на входе в туннель как раз валялся один затушенный.

— Ну, что ж, тогда сходи да принеси его, Сильвер Лайн, — сталь в голосе капитана перемешалась с лёгкой издёвкой.

— У меня есть идея получше, — ухмылка пробежала по его лицу. — Эй, заключённая! Я знаю, ты меня слышишь. Можешь не отвечать. Просто принеси факел, что валяется у входа в тоннель, — каждую фразу он произносил слегка повысив голос с небольшими паузами между ними — так, чтобы все они были понятны.

— Ага, отличная идея сообщить всем о том, что мы находимся здесь, — едко заметила Спитфайр.

— Да ладно вам, капитан. Этими тоннелями не пользовались уже черт знает сколько. Тут никого нет, — пегас попытался обнадёжить капитана.

Соарин, замыкавший группу, вдруг почувствовал лёгкий толчок в бок. Он обернулся. Сзади него с факелом в зубах стояла Рэйнбоу Дэш.

— Хе-хе, ну спасибо за услугу, — сказал он, забирая у неё факел и кладя в седельную сумку. — Кэп, факел у меня!

— Давай тащи его сюда, — послышался спереди голос капитана.

Соарин бесшумно взлетел, перелетел через императора и Сильвер Лайна и опустился подле капитана. Достав факел из сумки, он подождал, пока Спитфайр достанет огниво и выбьет искру. Но факел не зажёгся. Она попробовала ещё один раз. Снова ничего.

— Может, он уже выгорел? — сказала она, попробовав зажечь факел снова. В конце концов, огонь появился. — Ну наконец-то, а теперь …

Капитан оборвала фразу на полуслове. Не понимая, что произошло, Соарин вопросительно уставился на неё. Пламя факела медленно разгоралось.

— Твою мать... — сказала Спитфайр, после чего упала. Сзади упавшей пони в свете разгорающегося факела проявилась фигура в тёмно-красном балахоне. Она левитировала ужасного вида меч, с которого стекала кровь.

— Капитан! — Заорал белый пегас. Он кинул факел на землю, в результате чего огонь ослаб и почти потух. — Сильвер, охраняй императора! — С этими словами он выхватил из ножен слегка изогнутый меч и ринулся на убийцу. Тот явно не был подготовлен к открытому бою — первым же ударом пегас рассёк шею убийцы, и он упал замертво.

В повисшей тишине было слышно лишь учащённое дыхание Соарина. Он вложил меч в ножны и подошёл к истекавшей кровью огненногривой пегаске. К нему тут же устремился Сильвер Лайн. Император оставался на месте.

— Уроды! Как они узнали о тайном ходе? Он же не отмечен ни на одной схеме, и знаем о нём только мы! — негодовал серебряный пегас.

— Успокойся. Простым сотрясанием воздуха делу не поможешь, — успокоил разбушевавшегося товарища Соарин. — Лучше притащи факел, я не могу осмотреть капитана.

— Позвольте я помогу, — раздался глубокий старческий голос. Рог императора слегка засветился и перед ним появилась небольшая сфера света. Несмотря на свои размеры, она освещала практически весь зал, куда вёл тайный проход.

Внезапно появившийся источник света вынудил ещё одного убийцу, прятавшегося в тени, напасть. На этот раз со стороны прохода к тюрьме. Он также был облачен в странную тёмно-красную робу и держал перед собой странный меч. Обернувшийся к императору Соарин заметил убийцу:

— Ваше Величество, сзади!

Рэйнбоу и император обернулись — на них бесшумно скакал пони в робе. Из-за того, что Дэш стояла позади императора, убийца выбрал своей целью именно её.

“Прилетели”, — успела подумать про себя голубая пегаска, уворачиваясь от удара. У неё это едва вышло, так как кандалы сковывали её движения. Уклонившись от удара, она запуталась в цепях и упала. Убийца замахнулся для последнего удара. Дэш выставила скованные цепью передние ноги и инстинктивно зажмурилась. Послышался лязг металла. Меч с силой ударил по цепи и начал тянуть её вниз. Рэйнбоу сопротивлялась, но меч неумолимо приближался к её горлу. Внезапно давление прекратилось. Меч, не поддерживаемый более магией, отлетел к стене. Дэш открыла глаза: над ней стоял белый пегас с мечом в зубах, по которому стекала кровь, а сбоку от него валялось мёртвое тело очередного убийцы.

Тяжело дыша, Рэйнбоу встала и посмотрела на своего спасителя взглядом, полным благодарности — слова застряли у неё в горле. Тишину нарушил голос второго охранника:

— Хвала Талосу, капитан жива.

— Попробуй перевязать её рану, чтобы остановить кровотечение, — сказал Соарин.

— С радостью, только где я возьму тебе бинты? — резко ответил Сильвер Лайн.

— Используй одежду этих, — он ткнул на остывающие трупы, — она им уже не нужна.

— Ладно-ладно, сейчас сделаю.

— Н-но... кто.. они? — Рэйнбоу наконец выдавила из себя слова, стараясь прийти в норму.

— Сраные фанатики, пытающиеся убить императора, — гневно воскликнул Сильвер, снимая балахон с первого убийцы.

— А почему они пытаются убить императора? — дыхание приходило в норму.

— Сами хотели бы узнать, — тихо ответил белый пегас. — В любом случае, нам надо двигаться. Сильвер, ты закончил?

— Эмм, вообще-то у меня тут возникла проблемка... — в его голосе чувствовалась неуверенность.

— В чём дело? Забыл как накладывать бинты? — сказав это, Соарин повернулся к серебристому пегасу.

— Не смешно. Они ведь левитировали своё оружие, так? — сказал Сильвер Лайн, скорее утверждая, чем задавая вопрос. — Вот только они не единороги, они — обычные земные пони.

— И что в этом такого? — спросил синегривый пегас. — У всех пони есть способности к использованию магии.

— Это верно, но мы-то с тобой можем еле-еле держать меч в воздухе, не говоря уже о том, чтобы сражаться с его помощью, — уверенно сказал Сильвер.

— Так, давай подумаем об этом потом, сначала позаботься о капитане! — твёрдо сказал Соарин, хотя в его голосе было слышно волнение по поводу сказанного его товарищем. — Ох, чёрт, а ведь мы надеялись спокойно пройти этим ходом. Ваше Величество, мне искренне жаль, что Вам пришлось лицезреть всё это.

— Единственной, перед кем ты должен извиниться, является она, — император медленно посмотрел на Рэйнбоу.

— Эмм, да ладно вам, вы ж меня из тюрьмы вытащили... — неуверенно начала Дэш.

— И при этом заставили тебя стать ещё одной мишенью для убийц, — Соарин сконфузился. — В общем...

— Эй, не хочу прерывать вас, но я уже перевязал рану капитана, — вклинился Сильвер Лайн в разговор. — Нужно двигаться.

— Да, ты прав. — Белый пегас вернул себе самообладание. — Капитана понесу я, ты будешь охранять Императора, — он обернулся к Дэш. — Извини, но дальше мы пойдём без тебя. Я знаю, это звучит глупо, но так ты сможешь проскользнуть мимо этих фанатиков, ведь их главная цель — мы. Сейчас я попробую снять твои кандалы, — с этими словами он достал связку ключей и начал подбирать ключ к замку. Ни один не подошёл. — Чёрт, тогда, дай-ка я разрублю цепи, что ли. — Он выхватил меч и резко ударил по цепи, вылетели искры. — Крепкая зараза. Можешь натянуть её?

Рэйнбоу присела на круп и натянула цепь между передними копытами. Резкий удар. Сломанные звенья со звоном покатились по полу. Спустя минуту все четыре цепи были сломаны. Перед тем как уйти, Соарин дал Дэш короткий меч. После этого он взвалил на себя капитана и, двинулся к проходу, ведущему в лабиринт коридоров и залов, за ним последовал император, последним шёл серебристый пегас.

— Просто идеальный побег из тюрьмы, — сказала голубая пони, когда лучи сферы исчезли в темноте коридора.

Она подобрала оставшийся на полу факел и начала осматривать помещение. Конечно, факел не давал столько света, как магическая сфера, но это было всё равно лучше, чем оставаться без света вовсе. Оглядев зал, Дэш нашла ещё один проход в углу. Подойдя поближе, она поняла, что воспользоваться им не получится — ход был завален, поэтому она вернулась в центр зала и начала осматриваться дальше. Наконец, её внимание привлекла кладка на высоте трёх метров на одной из стен. Приглядевшись получше, она поняла, что заставило её обратить внимание на это место: несколько камней было выбито из кладки и она просела в этих местах. Выбитые камни валялись на полу зала, определённо выбитые из стены с другой стороны. Очевидно, за стеной был ход. Теперь нужно было его открыть. Рэйнбоу стянула бинты и расправила крылья. Боль накатила волной, но нужно было терпеть, ведь это была великолепная возможность выбраться отсюда не встречаясь с новыми фанатиками. Оторвавшись от земли, она медленно подлетела к просевшей кладке и попробовала открыть проход — кладка не поддалась. Она толкнула сильнее — никакого эффекта.

“Похоже, придётся таранить эту стену”, — заключила Дэш.

Отлетев метров на пять от стены, она собралась с силами. Встреча со стеной обещала стать очень тёплой, но другого выбора у неё не было. Она рванулась вперёд. От сильного удара повреждённая кладка просела, позволяя голубой пегаске влететь в небольшую пещеру. Сообразив, что дело сделано, Рэйнбоу быстро приземлилась и осмотрелась: небольшая пещерка, явно кем-то вырытая. Следы рытья давно стёрлись и в углах выросли пещерные грибы, но по форме пещеры было видно, что кто-то большой и настырный прокопал этот ход когда-то.

“Зато теперь у меня появился новый путь”, — заметила она.

Дэш поправила ножны меча, перехватила факел поудобнее и двинулась вглубь. Пещера не представляла из себя ничего необычного: камни, подземные растения, редкие лужицы, копошащиеся кое-где насекомые.

В очередной раз повернув за угол, пегаска увидела пони. Мёртвого пони. Она осторожно подошла и осмотрела его. Иссохшие останки говорили о том, что умер он давно, а так же о том, что его убили — голова мертвеца была превращена в кашу, остатки которой застыли на стенах пещеры. Но вот что странно: седельные сумки, оружие и одежда были на месте. Не понимая, зачем кому-то убивать этого бедолагу, не обчистив потом его карманы, Рэйнбоу сама решила осмотреть запасы в его сумках, а заодно и взять их себе. Внутри лежали факел, огниво, пара пузырьков с настойками, судя по виду и запаху лечебными, и небольшой свёрток. Развернув его, пони обнаружила десяток отмычек — крайне полезных вещиц в долгих странствиях. Сложив всё это в сумки, она пристроила их на себя — сидели как влитые — и решила осмотреть оружие и броню незадачливого искателя приключений. Однако все они были непригодны — железный меч заржавел в луже, а у брони рассохлись кожаные ремни, и теперь она представляла собой несколько никак не скреплённых между собой пластин.

Закончив осмотр, Дэш двинулась дальше, постоянно проверяя путь перед собой — если здесь был убитый, то, возможно, должен быть и убийца. Только сейчас она услышала, как сильно гремят остатки цепей на кандалах. Она попыталась вскрыть замки с помощью отмычек, что нашла. После трёх сломанных отмычек она бросила это дело.

“Здорово, значит каждый в этой проклятой пещере будет знать о моём приближении”.

Она двинулась дальше. Никаких признаков жизни она не замечала, но вскоре стали попадаться странные кучки камней высотой до колена. Было совершенно непонятно, кто и зачем решил сложить эти миниатюрные пирамиды. Решив не заморачиваться об этом, она продолжила движение.

Очередной поворот пещеры вывел её в просторный зал с ямой в центре. Это место было несомненно обжито — на краю ямы горел большой костёр, а чуть поодаль располагалась нечто, напоминающее хижину. Рэйнбоу затаилась. Она не собиралась влезать в неприятности, если можно было избежать их. Внезапно из ямы вылетел ком земли, затем другой. Кто бы ни был хозяином этой пещеры, он сейчас находился в яме. Значит, можно было попытаться пробраться мимо него незамеченным, пока он занят. Оставалось лишь найти другой выход из пещеры. После беглого осмотра Дэш нашла его глазами — он располагался с другой стороны ямы в противоположной стене. Собравшись с мыслями, Рэйнбоу начала медленно продвигаться к выходу, стараясь держаться как можно дальше от костра. Осторожно проходя между кучками камней, Дэш мягко ступала по земле, благодаря чему звона цепей было почти не слышно. Она медленно двигалась в сторону выхода, когда из ямы перестали доноситься звуки рытья и над краем ямы показалась морда пса. Рэйнбоу остановилась как вкопанная. Он неспешно вылез из ямы и подошёл к костру. Удивительно, но он не замечал Дэш, что кралась через пещеру. У костра пёс присел отдохнуть. В свете языков пламени стало возможным рассмотреть его. Передвигался он на задних лапах, стоя на которых он был в два раза выше радужногривой пегаски. Его шерсть, вероятно, была серого цвета, но копание в грязи сделали её коричневой. Единственным, что носил этот пёс из одежды была небольшая куртка, явно не его размера.

“Кажись это пещерный пёс. Ну, для меня это хорошо — со зрением у них всё плохо”, — обдумала увиденное Рэйнбоу. Она начала движение к выходу. Пройдя ещё пару метров она услышала рык за спиной — он её заметил. — “Или нет”.

Поняв, что план пробраться по-тихому провалился, голубая пони приготовилась к бою. Пёс вскочил и устремился вперёд. Несмотря на свои габариты, двигался он очень проворно, и всего за несколько секунд достиг своей цели, сразу же ударив передней лапой наотмашь. Но Рэйнбоу была готова к атаке и легко увернулась от удара, проскочив под лапой. Зажав меч покрепче в зубах, она воткнула клинок в брюхо пса и распорола его. Пёс упал на колени и судорожно схватился за живот, после чего грузно упал лицом в землю.

— Не такой уж ты и страшный, — заключила Дэш.

Обитатель пещеры был убит, поэтому можно было больше не прятаться. Рэйнбоу подобрала факел и спокойно пошла к выходу. Но вдруг остановилась и задумалась:

“Если эта псина устроила тут себе логово, значит, где-то здесь должно быть свалено всё то барахло, что он нарыл”. — Она поглядела на труп, под которым расплывалась кровавая лужа. — “Ему оно всё равно уже не понадобится, поэтому заберу-ка я его себе”.

С этими мыслями она подошла к костру. Кроме нескольких костей и кучки сгнивших овощей возле него она ничего не нашла, поэтому решила осмотреть грубо сколоченную хижину. Внутри в беспорядке валялись вещи. Ну как вещи — обычные камни. Рядом со входом под огромной кучей небольших камней проступали стенки железного сундука. По многочисленным следам от когтей и небольшим вмятинам можно было судить о том, что пёс неоднократно пытался вскрыть его, но безрезультатно. Рэйнбоу скинула с сундука камни и достала отмычки.

— Так, ну давай попробуем.

Она взяла в зубы отмычку и наклонилась к замку. Хоть это и было неудобно — замок располагался слишком близко к земле — Дэш попыталась вскрыть его. Итогом стала сломанная отмычка.

-Чёрт! Так не получится. Как же быть-то? — она задумалась, затем посмотрела на свои кандалы. Мысль моментально появилась в её голове.

Уже через полминуты замок был взломан и то, что лежало внутри сундука, предстало глазам пегаски. В сундуке в беспорядке валялись самые разные вещи: три небольших свёртка, пара свитков, черепки какой-то вазы, потрёпанная книга и странного вида ожерелье. Дэш вытащила из зазора между левым копытом и остатками кандалов отмычку, положила к остальным и принялась осматривать найденное. В свёртках лежали алхимические ингредиенты, Рэйнбоу отложила их в сторону, как и осколки посуды — этот хлам был ей не нужен. Свитки и книгу она затолкала в свою сумку — “как выберемся, можно будет толкнуть их какому-нибудь магу”, — и внимательно рассмотрела ожерелье. Оно было сделано из серебра и выполнено в виде ветви с листьями. Что-то странное ощущалось при взгляде на это ожерелье, но оно не было зачаровано. Решив оставить его себе, Дэш взяла один из свёртков с ингредиентами, высыпала их и положила туда ожерелье. Закончив с находками, она вышла из пещеры.

Следующие минут десять Рэйнбоу спокойно шла по тоннелям, не находя ничего интересного. Отметить можно было лишь то, что количество кучек камней становилось всё меньше и меньше по мере отдаления от пещеры. Постепенно стали попадаться корни, свисающие с потолка — признак приближения поверхности.

“Хорошо”, — подумала пегаска — “Выход близко”.

Но у Провидения были на это другие соображения. Как только Дэш опустила переднее копыто на землю, та просела, увлекая пегаску за собой. Она была совершенно не готова к такому, поэтому её попытки расправить крылья и взлететь только добавили ей неприятных ощущений при столкновении с землёй.

— Оооххх, блять! — сказала она, поднимаясь с пола и отряхиваясь. Боль от ушибов и ссадин теперь чувствовалась по всему телу. — Такими темпами я копыта отброшу раньше, чем выберусь отсюда.

Рэйнбоу осмотрелась. При падении факел потух, отчего нельзя было определить, куда она попала. Но знакомое ощущение гладкого камня под копытами говорило о том, что она провалилась в один из залов лабиринта, куда ушли император с охраной. Она начала доставать из сумки огниво и новый факел, чтобы не искать в темноте потухший. Внезапно, рядом послышался тихий стук копыт по полу. Дэш не раздумывая выхватила меч и приготовилась. Звук шагов становился ближе. Через несколько секунд, когда её глаза слегка привыкли к темноте, она смогла разглядеть силуэт пони, медленно идущего в её сторону. Когда он приблизился на расстояние пары метров, Рэйнбоу бросилась в атаку. Подскочив к противнику, она полоснула его по горлу, а затем вонзила меч в правое плечо и, двигаясь вперёд, распорола тому весь бок. Пробежав пару метров, она развернулась к неизвестному — тот, получив смертельную рану, упал наземь и тяжело дышал, исходя кровью.

Внезапно, сзади на пегаску обрушился удар. Он был настолько неожиданным, что Рэйнбоу выронила меч и рухнула на пол. Придя в себя, она обернулась: сзади неё другая фигура пони левитировала булаву, с которой стекала её кровь. Превозмогая боль, Дэш схватила в зубы меч и бросилась на врага. Он попытался уклониться и контратаковать, но в итоге остался валяться с перерезанным горлом на полу. В темноте бледно засветился меч ещё одного убийцы.

— Да блять, сколько же вас тут?! — в сердцах крикнула Рэйнбоу, готовясь к новой схватке.

Меч рванулся к голубой пони. Она почти увернулась, но ушибы и ссадины, полученные за прошедшие двадцать четыре часа, дали о себе знать, поэтому меч убийцы оставил глубокую рану на её левом плече. От боли у неё потемнело в глазах. Она запнулась и упала. Меч медленно плыл в её сторону, а с другой стороны приближался левитировавший его фанатик.

“Да, это был классный побег из тюрьмы”, — подвела итог своей жизни пегаска.

— Ваше Величество, вы в порядке? — из прохода в дальней стене выбежали два знакомых пегаса в странной броне. Над ними плыла сфера света. От неожиданно появившегося источника света фанатик на мгновение зажмурился. Рэйнбоу собрала остатки сил, вскочила и бросилась на него. Когда убийца открыл глаза, он в последний раз за свою жизнь увидел пони. В следующую секунду меч вонзился в его горло. Бой был окончен.

— Чёрт, эти уроды и сюда добрались! — голос, принадлежавший Сильвер Лайну, приближался к Дэш.

— Этот... был последним, — сказала она и упала на пол.

— Ваше Величество? — в голосе второго охранника появилась паника.

“Стоп, здесь был император? И где же тогда?” — Дэш подняла голову и огляделась.

Белый пегас стоял возле императора, который лежал в луже собственной крови. Не понимая, откуда у неё силы, Рэйнбоу встала и захромала к нему.

“Блин, и как я его не заметила...” — её мысль оборвалась, как только она посмотрела на старого единорога. Правый бок императора от плеча до бедра был распорот, а на шее виднелся небольшой порез. — “Н-н-нет...”

Единорог зашёлся кашлем.

— В-ваше В-величество... — на глазах голубой пони появились слёзы.

— Не печалься, дитя моё, я знал свою судьбу, — он снова закашлял. — Поэтому спокойно принимаю её. Но твоя судьба в твоих копытах, — его голос становился тише. — И я попрошу тебя выполнить мою последнюю просьбу... — Рэйнбоу лишь коротко кивнула. — Возьми мой амулет, — светящееся облако обволокло золотой амулет на шее императора; он медленно поплыл к голубой пони. — Найди Блэк Лайта и покажи ему этот амулет, — он перешёл на шёпот. — Он поймёт... что надо делать... а теперь... я отдохну.

Магия вокруг амулета рассеялась, он упал на пол. Сфера света бесшумно лопнула.

— Ваше Величество! — белый пегас начал кричать. — Ваше Величество! Сильвер! Сделай что-нибудь!

— Твою мать, Соарин! — серебряногривый пегас уже склонился над императором — Я попытаюсь, но я, блять, не всемо...

Остаток фразы Дэш уже не услышала. Она отключилась.


Знакомые голоса пробивались через забытье.

— Ээххххххх, мы бесполезны... Не спасли ни императора, ни его сыновей... мы бесполезны... — голос был пропитан отчаянием.

— Сильвер, послушай...

— Что тебя слушать-то? И так всё понятно...

— Послушай сюда, я говорю. — В голосе прорезалась сталь. — Император отдал ей свой амулет, это странно. Но что ещё более странно — он назвал имя Грандмастера. Возможно, Грандмастер что-то знает.

— И что он знает? Наверняка император сказал это для того, чтобы дать нам несуществующую надежду. — Безысходность просто сочилась из голоса.

— Аргх, чёрт! Послушай сюда, чёртов кусок раскисшего дерьма! — говорящий почти срывался на крик. — Собери остатки своей скудной решимости и начинай заниматься тем, чем должен!

— Ээххх, ладно, я сейчас что-нибудь придумаю... но толку-то... Кстати, как она вообще тут оказалась?


“Боль. Ощущение боли по всему телу. Как же это отвратительно. Ладно, если я чувствую своё тело и боль, значит я ещё жива. А если я ещё жива, значит, я смогу выполнить обещание. Так, стоп, обещание? Какое ещё обещание? Ох, б...”

— ЯТЬ!

Рэйнбоу Дэш резко открыла глаза и закричала. На неё сразу же уставились две пары глаз.

— О, очнулась наконец, — сказал белый пегас с облегчением.

— Эх, если бы не только она очнулась... — тяжело вздохнул его товарищ. Синегривый пегас бросил на него злобный взгляд.

Рэйнбоу быстро огляделась. На пятачке света, что давал факел, находились пятеро. Она сразу устремила взор на пожилого единорога, неподвижно лежащего на полу, затем на стоящего рядом с ней пегаса. Тот медленно покачал головой.

— Эээ...

— Соарин.

— Соарин... мне... жаль...

— Не надо извиняться, ты не виновата... Это наша вина, что мы не смогли защитить императора.

“Погодите-погодите. Он только что сказал, что я не виновата? То есть они думают, что императора убила не я? Ну, это объясняет, почему я ещё жива, хоть и не совсем”, — мысли лихорадочно вертелись в голове голубой пони. Она осмотрела себя — на левом плече красовалась большая перевязь из лоскутов тёмно-красного цвета, а правое крыло было странно перебинтовано теми же лоскутами, и рядом с ним ощущалось что-то металлическое.

— Да, Сильвер Лайн оказал тебе первую помощь, поэтому о ранах не волнуйся, — Соарин понял, о чём думала Рэйнбоу. — Конечно, у нас нет лечебных настоек, но это позволит тебе пока что не беспокоиться о своём здоровье.

Упоминание о настойках напомнило Рэйнбоу о своих запасах. Она оглянулась — возле неё были аккуратно сложены её вещи. Дэш встала и заглянула в одну из сумок. Достав оттуда две склянки, она сразу же осушила одну, после чего подошла к серебристому пегасу.

— Эмм, спасибо, Сильвер Лайн, — Дэш протянула ему вторую склянку. Он сидел возле огненногривой пегаски. — Это ваш капитан?

— Да, капитан Спитфайр. Хоть она и без сознания, но, по крайней мере, всё ещё жива, — ответил белый пегас.

— Да уж, если бы некоторые пони здесь тоже были живы... — голос Сильвер Лайна был глухим и безэмоциональным.

Повисла неловкая тишина. Рэйнбоу решила прервать её.

— Император говорил про амулет и кого-то, по имени Блэк Лайт, — начала она издалека. — Я не знаю никого с таким именем, может вам оно знакомо?

— Ну, дело в том, что Блэк Лайт — наш Грандмастер.

— Грандмастер? — Дэш подняла бровь.

— В общем, да. Мы – орден Клинков. Мы тайная охрана императора, — тут Соарин запнулся, — и выполняем все его поручения и задания. В общем, мы доверенные пони императора, которые следят за всем, что происходит в Империи. А Блэк Лайт — наш Грандмастер, самый близкий Клинок к императору. Раньше он постоянно сопровождал императора, фактически, являлся его негласным советником, но несколько лет назад он отошёл от дел и удалился в уединённое аббатство.

— Ясно, но как мне найти его?

— Давай я покажу тебе на карте, — белый пегас вытащил из седельной сумки карту и развернул её. — Смотри, вот это Коррол. К нему ведёт Чёрная дорога, — он провёл копытом по чёрной линии, соединяющей Имперский город и Коррол и уходящую дальше. — И вот здесь, — он ткнул в конец дороги, находящийся недалеко от города, — и располагается аббатство, в котором живёт наш Грандмастер, — он свернул карту и протянул её пегаске, — Я думаю, она тебе пригодится больше, чем нам.

— Спасибо, — она убрала карту в свою сумку — А что с амулетом? И, кстати, где он?

— Понимаешь, этот амулет — реликвия, что позволяет императору поддерживать порядок в империи. Это вещь настолько ценна, что за неё можно требовать целую провинцию. Но проблема в том, что она бесполезна без законного императора. И сейчас как раз такой случай, — он пристально посмотрел в глаза Рэйнбоу — Но слова императора говорят о том, что наш Грандмастер знает что-то крайне важное об этом. Я слышал, что он просил тебя о доставке амулета, но ты можешь отказаться — всё-таки это не твоя обязанность.

— Нет, я выполню обещание, что дала ему, — Дэш резко ответила, надеясь не вызвать подозрений.

— Отрадно видеть такую решимость, — Соарин слегка улыбнулся — Было бы неплохо, если бы кое-кто поучился у тебя этому, — сказал он в сторону, затем открыл сумку и достал из неё амулет императора. — Держи, вверяю его сохранность в твои копыта.

Рэйнбоу осторожно взяла амулет, положила в сумку и продолжила разговор.

— Хорошо, теперь я знаю куда идти и что делать. Пора двигаться, — пегаска сделала один шаг и остановилась. — Эмм, а как выбраться из этого лабиринта? — она неловко посмотрела на Соарина.

— Через канализацию, — коротко ответил тот.

— Канализацию?

— Ну да, самую обычную канализацию. Мы же под Имперским городом — тут тьма подземных тоннелей, секретных ходов и канализационных стоков. И последние непременно выведут тебя на поверхность.

— Хорошо, тогда где мне найти спуск в канализацию?

— Эмм, по-моему, проход, что начинается в той стене ведёт ко входу. — Белый пегас ткнул в темноту, где был еле различим провал тоннеля.

— По-моему? Не очень-то уверенно ты говоришь, — лёгкие сомнения закрались в голос Рэйнбоу Дэш.

— Ну, вообще-то, только капитан досконально знает все эти ходы. Нам лишь предоставляли планы, поэтому я не слишком хорошо знаю это место.

— Здорово, то есть сейчас я пойду не пойми куда и встречу не пойми что.

— Да ладно тебе. Здесь лабиринт уже кончается, поэтому найти спуск не сложно, и, судя по тому, как ты уделала этих двоих, постоять за себя ты можешь, — Соарин снова запнулся.

— Эмм... мне правда очень жаль...

— Нет-нет, твоей вины здесь нет. Это наша вина, что не уберегли императора, — он склонил голову. — Кстати, а как ты сюда попала-то? — он резко сменил тему.

Рэйнбоу кивнула на потолок. Соарин посмотрел вверх, после чего непонимающе уставился на неё. Последовал фэйсхуф.

— Грохнулась я сверху, когда шла по пещере. Оказалось, что она пролегала как раз над этим самым лабиринтом, — пояснила Дэш.

— Вот оно что, а то Сильвер удивлялся, откуда у тебя столько ушибов и сломанное крыло, — белый пегас слегка улыбнулся.

— П-подожди, сломанное крыло? Какого хрена? И что тогда у меня за фигня к крылу примотана? — Рэйнбоу ошеломлённо переводила взгляд с Соарина на Сильвер Лайна, затем на крыло и обратно на белого пегаса.

— Да, ты сломала крыло. Как — я не знаю. И знать не хочу. Это радостное бельмо как обычно выдвинуло свою тупую теорию. На крыло я наложил шину, чтобы ты им не двигала и чтобы кости могли срастись. Всё, — внезапно выпалил серебряный пегас. — А теперь заканчивайте свою болтовню. Тебе двигать ещё надо. Точка.

— Эмм... Спасибо, — голубая пегаска слегка опешила от такого. — Тогда я пойду, — она повернулась к стене, где должен был быть тоннель ко входу в канализацию. — Кстати, а вы что собираетесь делать?

— Не твоё д..

— Мы пока останемся здесь и подождём, пока капитан не придёт в себя. Дальше видно будет, — спокойно сказал белый пегас.

— Ясно, — она подошла к горящему факелу, достала из сумки свой и зажгла его. — Тогда удачи вам, я пойду, — она улыбнулась белому пегасу и пошла к выходу из зала.

Когда она нашла нужный тоннель и вошла в него, сзади послышались звуки разгорающегося спора между двумя Клинками, смысл которого Рэйнбоу уже не могла уловить. Она искала спуск в канализацию. Поплутав в коридорах, через некоторое время Дэш нашла, наконец, колодец, который, вероятно, вёл именно туда. Сдвинув крышку, она начала спуск. Внизу её ожидала вонь и сырость.

“Ну, типичная канализация”, — заметила она.

В свете факела были видны сливные трубы, из которых неспешно лилась мутная жижа. В углах стоков скопилось большое количество мусора. Рэйнбоу двинулась по течению сточных вод. По пути ей встречались обломки коробок и бочек, снесённые течением к краям стоков. В нескольких сухих ответвлениях она заметила следы чьего-то пребывания, но оно сводилось к нескольким обглоданным костям или засохшим экскрементам, поэтому ничего интересного там не было. Пару раз ей даже встретились канализационные крысы — здоровые, толстые и противные, со злобными красными глазами-бусинками. Но те быстро убегали в темноту, как только оказывались в свете факела. Наконец, впереди забрезжил свет.

“Блин, неужели я наконец-то выбралась?” — Рэйнбоу приободрилась и пошла быстрее, раскидывая брызги вонючей воды вокруг. Через несколько десятков метров она упёрлась в запертую решётку. — “Спасибо, что рассказали о закрытой решётке на выходе”, — мысленно поблагодарила она белого пегаса. — “Ладно, сейчас я её открою”.

Она достала из сумки отмычку и вставила её в щель между кандалами и копытом. После нескольких попыток раздался щелчок, и решётка растворилась, открывая проход на свободу.

Оставшееся до выхода расстояние пегаска проскакала на пределе своих сил. Ей в глаза ударил яркий свет солнца. Она выбралась.

Примечание

Выдержка из книги: “Обитатели Сиродиила” Том 3
Полный трактат о всех жителях имперской провинции, разумных и не очень

Автор: Нэйтчершайн

Глава 2, страница 15

Одними из самых интересных существ, населяющих наш прекрасный край, можно смело назвать псов. И нет, я не буду сейчас описывать самых обычных собак, населяющих города и деревни. В этой главе речь пойдёт о так называемых псах — разумных существах, живущих вдали от цивилизации.

Интересным в них является абсолютно всё: их классификация и происхождение, культура и язык, поведение и привычки.

Для начала стоит заметить, что, несмотря на свою разумность — псы понимают наш язык, разговаривают на нём и даже имеют собственный — они остаются вне нашего мира, так как предпочитают селиться в труднодоступных пещерах. Это делает крайне сложным их изучение, которое, однако, продолжается, благодаря стараниям опытных исследователей. Но вернёмся к теме. На данный момент нам известно два вида псов: алмазные и каменные. Главное их отличие заключается в тех, скажем так, объектах, что они пытаются найти. Если алмазные псы стараются отыскать драгоценные камни, которые после складируют или используют в качестве украшений, то каменные псы собирают самые обычные камни и создают из них самые разнообразные вещи. Самыми распространёнными являются небольшие кучки камней правильной пирамидальной формы, в высоту не достигающие метра. Также встречаются разнообразные изображения, выложенные из камней. Назначение всего этого остаётся до сих пор неясным. Главной причиной для этого является крайняя агрессивность каменных псов. В отличие от своих алмазных собратьев, они крайне враждебно относятся ко всем, кто приближается к их владениям, и очень неохотно идут на контакт.

Из их физических особенностей стоит отметить, что ходить они предпочитают на задних лапах, используя передние для рытья или сражений. Средний рост каменного пса, стоящего на задних лапах, достигает полутора метров. По силе они не уступят даже буйволу и способны ударом проломить череп. Поэтому главный совет, что можно дать искателям приключений, решившим исследовать пещеры: при первом признаке обитания псов постараться как можно скорее покинуть эту пещеру — так будет лучше для вашей же жизни.

А теперь перейдём к описанию их поведения и привычек...”