Лига Грустных

Трикси и Гильда решают создать неправительственную правозащитную организацию "Лига Грустных, Безрадостных и Депрессивных", чтобы отомстить своим неунывающим обидчицам — Твайлайт и ее подругам.

Твайлайт Спаркл Пинки Пай Гильда Трикси, Великая и Могучая Другие пони ОС - пони

В Эквестрии богов нет!

Рассказ о том как главный герой потерял память, но в странном месте и при неизвестных обстоятельствах. Кто он такой и что его ждёт? Это ему только предстоит узнать...

Другие пони ОС - пони

Каминг-аут Спайка

Вернувшись домой из командировки, Твайлайт обнаружила, что Спайк целуется с Рамблом, жеребчиком-пегасом. У дракона не остаётся иного выбора, кроме как рассказать Твайлайт о том, чего та никак не могла ожидать от своего братишки. Он — гей. ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: ВОЗГОРАЕТ - НЕ ЧИТАЙ!

Твайлайт Спаркл Спайк

Блик

Телепортация. Лучший способ преодолевать расстояния… До тех пор, пока не слишком о нём задумываешься.

Твайлайт Спаркл

Время для дракона

В один прекрасный день,Твайлайт Спаркл, копаясь в своей библиотеке, находит старинную книгу,где рассказывается о мире, где когда-то давно правили драконы и о драконьей магии.Твайлайт спешит известить об этой находке принцессу Селестию и та отправляет всю Великую Шестерку в экспедицию,дабы подробней узнать об этом виде магии.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Другие пони

Истоки зла

Все мы знаем великих героев, вроде Селестии, и великих злодеев, вроде Сомбры. Но, какими они были в детстве и что сделало их такими, какие они есть?

Принцесса Селестия Принцесса Луна Дискорд Кризалис Король Сомбра

Непоколебимая решимость

И вот, герой нашел меч, а найдя великолепное, прекрасное, самое совершенное оружие всех времен, он отправился странствовать по земле, к повсеместному ужасу аликорнов и гармоничных существ. Так начались приключения прекрасного, совершенного меча и его чудаковатого щенка кенсая. — Заткнись, Лайми, и перестань вещать! И Шедо начала спорить с рассказчиком, к ужасу самого рассказчика. Грязная игра, Шедо, грязная игра. Спорить с рассказчиком во время повествования — дурной тон. — Заткнись! Э… эй, подожди! Шедо! Мы попали в мир Видверс. — Лайми, некоторые вещи, которые ты говоришь, очень тревожны.

Принцесса Селестия Другие пони

Маленькая история о Эгоистичном человеке и доброй пони.

Типичный рассказ про попаденца.Так я думал сначала пока писал это.Но!Дав чуток себе воображения,я понял что пишу бред,не читайте эту фуфуньку)

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Зекора Другие пони ОС - пони Человеки Кризалис

Твоё отражение

Однажды утром в бутике Карусель появилось зеркало. Старое и покрытое пылью, на которой кто-то вывел загадочное послание: ОСВОБОДИ МЕНЯ

Твайлайт Спаркл Рэрити

Неугасимое и пылкое солнце

Принцесса Селестия проводит ночь со своим любовником.

Принцесса Селестия Человеки

Автор рисунка: Noben

Повелители Жизни

Глава 23

Глава, в которой "призрак замка" показывает свое истинное лицо

– Солома?! Лето только успело закончиться, Зок, повсюду пока растет сочная зеленая трава! Скажи мне, зачем ты привез нам солому?

Темно-сиреневый пегас с недовольной физиономией перевалился через бока тележки и порылся копытом в сухой траве. Она еще сохраняла зеленый цвет, но влаги в ней почти не осталось. Такой массой нельзя было полакомиться, только набить желудок. Зока, казалось, возмущение Танде совершенно не тронуло: он спокойно снял с себя хомут, вставил камешки под колеса, чтобы тележка стояла прочно и никуда не укатилась, после чего, прихватив с собой серп, потопал к замку.

– Не привозил я соломы, – ответил он.

– Да? А это тогда что – полная тележка сухофруктов? – не унимался кольт и побежал следом за земнопони, – Зок, смотри, вон там впереди, под горой – зеленая травка, которую можно есть и получать от этого удовольствие. Удовольствие, Зок! Хоть и немного, ибо это даже не капуста.

– А мы и без удовольствия, потерпим, – усмехнулся синий пони, – И солому я с собой не привозил, потому что это сено.

– Ага, то же самое.

– То же, а вот и не то же. Всякая трава может стать сеном, а соломой только культурная, и то, после того лишь как из неё все зернышки вынут.

– Ладно-ладно, ты деревня тебе лучше знать, но проблемы это не решает. Почему оно сухое?

Пегас взял в зубы факел и, обогнав собеседника, пошел впереди, освещая мрачную лестницу в небо.

– Сухое оно только потому, что я его скосил и высушил, прежде чем сюда везти.

– Фот-Фот, нафига ты это фтелал? – кое-как спросил пегас.

– О, Брат. Так ты ни разу траву не возил, я погляжу.

– Фосил, не фосил какая рафница! Тьфу, дурацкий факел, я к твоему сведению траву и не ел ни разу до того как к ведьме пришел.

– Ну, так привези, – пожал плечами кольт, – тележки то у нас две. Будет тебе наука.

– Хм, а ведь это мысль. Спорим, что я всего за пару-тройку дней привезу вам телегу нормальной вкусной и съедобной травы!

– Дело хозяйское.

– И если я выиграю то… – Танде ненадолго задумался, – Ты будешь выдавать мне двойную порцию всего, что ты у нас тут приготовишь! Идет? Завтра же и выхожу.

Земнопони добродушно улыбнулся, и они стукнулись копытами, заключив пари. Ступени тем временем привели их к жутким каменным истуканам, один из которых потерял свой рубиновый глаз и теперь выглядел еще более сердитым, чем раньше. Пройдя через арку, они оказались во внутреннем помещении замка, где пегас воткнул факел в предназначенное для него кольцо на стене и снова повернулся к своему спутнику:

– Мы тут немного сменили место обитания, сейчас я тебя туда отведу, а заодно покажу, что означают метки на стенах.

Зок кивнул, и хотел было что-то спросить, как вдруг до них донесся душераздирающий крик. Исходил он явно из подземелий. Оба кольта встрепенулись.

– Не наши ли это кобылицы попали в беду?

– Что? А, нет, конечно, – спокойно ответил пегас, – Это призрак орет. Мы с Маннтеком и Делфином уже не раз его слышали. То топает, то бубнит.

– Призрак?

– Ну, или мутант, не знаю. Ты его не застал, а мы уже второй день этого негодяя слышим… раньше он, правда, так не горланил. А за Виолстар и остальных кобыл не волнуйся, они вместе куда-то в лабораторию пошли.

– Хм. Странное место… – задумчиво пробормотал Зок и пошел за пегасом к остальным пони. Через некоторое время крик прозвучал вновь. Идущие попытались не обращать на него внимания, несмотря на то, что от этого вопля кровь стыла в жилах.

«Вот сейчас оно схватит меня, подтянет к себе и примется за трапезу, – дрожа всем телом, думала единорожка, – интересно, насколько будет больно и как скоро всё закончится? А потом целая вечность в той унылой пустоте… Может кто-нибудь все-таки придет и спасет меня?»

– Помогите-е-е!!! – изо всех сил завопила она.

Голос еще долго гулял по пустым коридорам покинутой цитадели, но никто так и не пришел на призыв о помощи. Чудовище замерло. Кентаврина хотела открыть глаза и посмотреть, как близко оно уже подошло, но страх того, что она откроет их и увидит монстра прямо перед собой, заставил её воздержаться от этого поступка. Тем временем рядом вновь что-то зашуршало.

– Чего она разоралась? – вдруг вполне нормальным голосом произнесло чудовище.

– Не знаю. Может одичала? – сделало предположение второе чудовище… или вторая голова первого, голос у которой был гораздо ниже. – Мало ли что Ария тут вытворяет со своими учениками. Мне сказали готовиться к худшему.

Распластавшаяся на полу лазурная пони уже начала что-то подозревать, тем более что легкая контузия, которую она получила при падении, почти закончилась, как собственно и паника. Пересилив себя, она приоткрыла один глаз. Ядовито-зеленая сфера продолжала висеть у входа в зал, искажая тени и придавая миру мрачноватый антураж. Нечто застыло в некотором отдалении от неё и, судя по всему, вовсе не собиралось жрать её или утаскивать куда-то вглубь подземелий, оно просто смотрело на свою беззащитную жертву и ждало. Но вот передние ноги пошли вперед и, отделившись от основной массы, направились к ней, носа поняшки коснулся приятный аромат духов. Когда первая половина жителя подземелий оказалась совсем рядом, она зажгла свой рог, осветив и свое лицо и саму Кентаврину.

– Эй. Ты зачем от нас убегала? – спокойно спросила вполне обыкновенная оливковая единорожка и протянула ей копытце, помогая встать.

Поняшка с некоторым недоверием приняла помощь, поднялась на ноги и деловито отряхнула запылившуюся попону. Увидеть здесь представителей Эквестрианской расы было не менее странно, но все-таки гораздо приятнее, чем восьмилапого мутанта. Главное сейчас было не потерять своего достоинства.

– Хотела и убегала, – кобылка быстро стряхнула навернувшиеся на глаза после пережитого слезки и шмыгнула носом. – А вы вообще кто такая?

– Я? Никто, просто Лайт Ли. А вот он – гостья показала на своего спутника, копающегося в одном из вещевых мешков, который он видимо и волочил по земле совсем недавно – Светило науки, а также смотритель, посланный самой принцессой Селестией. Его имя – Берий.

«Берий, Берий… где-то я уже слышала это имя…» – мозг Кентаврины бешено заработал. Удивительно неблагозвучное сочетание букв.

– Цель нашего визита – воскрешенная из мертвых бывшая первая ученица принцессы Селестии – Ария. Не знаешь такую? Нас прислали приглядывать за ней, пока идет исследование.

– Арию? Конечно знаю, – убежденно закивала единорожка.

«Может я вспомню его, если рассмотрю получше» – подумала лазурная пони и, вытянув шею, заглянула за плечо собеседницы. Земнопони, светло-карий, в коротком черном жилете, каштановая кучерявая грива… Определенно что-то знакомое.

– Слава Богиням! – облегченно вздохнула Лайт Ли. – Ты не поверишь, но мы уже второй день бродим по этим проклятым катакомбам и не можем никого найти, как впрочем и выбраться отсюда. Если бы не ты, мы, наверное, так и умерли бы с голоду в этом каменном лабиринте. Ладно, веди нас к экс-первой ученице. Что-то мне не хочется здесь больше задерживаться.

– Ли, попробуйте смазать её нос этой мазью, она от ушибов. Я прихватил её с собой на всякий… – Берий подошел к кобылицам и, глянув на Кентаврину, вдруг остановился, – Мисс, я мог вас где-то видеть?

«Хм, а ведь если сделать ему бороденку покороче, и одеть очки, то получится…» – додумав мысль до конца единорожка вновь закричала.

– Ты чего здесь делаешь!?

– Я?! Тот же самый вопрос я хотел бы задать и вам, голубушка, – нахмурился смотритель, – И, кстати, этикет в наше время, требует обращаться друг к другу на «вы».

– К ТЕБЕ я буду обращаться только на «ТЫ», потому что большего ТЫ не заслуживаешь?

– Ха-ха-ха и это говорит доктору исторических наук недообразованное существо! Прекрасно, ничего не скажешь.

– Это не я недообразованная, это вы преподавать не умеете.

– Не умею преподавать?! Для таких как вы, безмозглых, созданы школы моделей. Почему вы не отправились туда, где вам самое место?

– Потому что я колдунья и мое «самое место» было в академии! Тебе, безрогий, тоже, между прочим, стоило бы выращивать картошку в каком-нибудь селе, а не переться в Кентерлот.

Пока пони обменивались любезностями, спутница Берия оценивающим взглядом посмотрела на ссорящихся:

– Я так полагаю, вы знакомы?

– К великому для меня сожалению – да – тут же ответил земной, – Лайт Ли, позвольте представить вам Кентаврину – самую темную и бестолковую кобылицу столицы. Честно сказать, я потрясен тому, что увидел её здесь. Никогда бы не подумал, что лич будет набирать себе в группу столь безнадежный материал.

– Ах, так?! Да я лучшая её ученица! – гневно свела брови единорожка.

– Нет, стойте! Ничего не говорите, – наигранно расхохотался историк, – Вы и так уже опустили вашу Арию ниже уровня моря. Если вы её лучшая ученица, то я даже боюсь представить кто же там остальные.

– Седьмая ученица принцессы Селестии у неё остальные, – победоносно воскликнула Кентаврина, – Ну что, съел?

– Разве она не шестая? – уточнила Лайт Ли.

– Ой, да брось. Неужели ты удивлена тому, что она НЕ умеет считать. Твайлайт, Рози, Макклен, НайтТифони, Андатра, Виолстар – конечно же, в этом ряду семь имен, не так ли, Кентаврина!

– Я умею считать! И еще…и… – Кентаврина старательно пыталась подобрать слова пообиднее, но ничего путного в голову не приходило. – Удачно тебе сгнить в этом подземелье, безрогий!

*пуф*

Мгновение спустя Кентаврина оказалась одна. В соседнем коридоре. Осталось только замести следы и быстренько убежать подальше от этих типов. А потом сказать, что это все-таки монстр, чтобы ни Маннтек ни Танде не тратили больше время на их поиски, а лучше, чтобы вообще замуровали половину проходов. «Будешь знать, как надо мной смеяться. Уверена, отправляясь на тот свет, ты еще не раз вспомнишь обо мне и проклянешь свой мерзкий язык» – мысленно ликовала маленькая леди. Тем более что это было не так уж далеко от истины – для единорожки Берий, как и большинство других преподавателей академии, вполне могли быть причислены к монстрам.

Едва она сделала шаг вперед, как перед лицом её появилась Лайт Ли:

– Эй, ты чего удумала? – строго спросила оливковая пони.

– Я? Эм… вот это.

Едва закончив фразу, единорожка телепортировалась еще дальше, но буквально через секунду настырная преследовательница вновь оказалась рядом с ней. Третий прыжок, также не помог скрыться.

– Лучше остановись, – предупредила её Ли, – я старше тебя и гораздо лучше владею заклинаниями и если ты не выведешь нас отсюда сама, то я заставлю тебя это сделать силой, чего бы мне очень не хотелось.

– Только попробуй, – зло ответила Кентаврина, – ведьма тебя за это наизнанку вывернет.

– В любом случае ты не можешь так просто бросить нас.

– Еще как могу, потому что я не хочу, чтобы в моей жизни вновь появлялся этот магог. У меня только все налаживаться стало! Неужели принцессе некого было поставить на место надзирателя?!

– Её величество никого не назначает просто так. Берий вполне заслуженно является лучшим историком нашего времени, несмотря на то, что он, как ты нелестно о нем выразилась – безрогий, и именно поэтому она выбрала его. Его познаниям позавидовал бы любой единорог.

– Меня не волнуют его познания. Все равно он осёл!

– Да, у него сложный характер, но тебе просто стоит подружиться с ним, добиться его расположения.

– О, я представляю себе как ты добилась его расположения, ассистентка Ли, – фыркнула Кентаврина.

– Ты хоть иногда следишь за тем, что соскальзывает с твоего языка? – не изменившись в лице, спросила оливковая единорожка. – У меня вообще-то есть семья, как и у него. А уважения профессора я добилась своей грамотностью и умением быстро записывать все его слова.

– Ну, допустим, что я это и имела в виду, – криво усмехнулась пони.

– Лайт Ли?! – донесся до них голос Берия, – Вы где?! Ваша сфера затухла, а без неё тут ничего не видно. Неужели вы хотите развить во мне клаустрофобию и боязнь темноты, пользуясь случаем?

Обе кобылицы обернулись на звук. Ли улыбнулась уголком рта и покачала головой. Напряжение, вызванное неудачной репликой Кентаврины, немного спало.

– Ладно, пойдем, я отведу вас к Арии.

Кентаврина махнула копытцем, и они неспешно направились в обратном направлении, освещая коридор нежно-голубым сиянием.

– Может, расскажешь мне, за что ты так ненавидишь Берия? – негромко поинтересовалась единорожка.

– Он и сам тебе всё расскажет. Во всех подробностях.

– А как же мнение другой стороны? Ни одно событие не должно описываться, основываясь на позиции кого-то одного. Иначе получится история Эквестрии… Ну, ты вряд ли поймешь эту шутку.

– Если в общих чертах, то я не люблю, когда мне навязывают то, что мне никак не пригодится в будущем. История как раз относилась к этой категории. А ваш «профессор» свято верил в обратное и считал, что если пони не знает, в каком году грифоны первый раз нарушили договор об альянсе, значит он подземный пёс.

– Хм… – кобылка задумалась, – В целом у тебя правильная точка зрения, но есть ведь и необходимый минимум, который следует знать каждому.

– Кроме меня. Я хотела уделять все свое время только тем наукам, которые мне нравились. За это меня и выгнали.

– Из-за одного предмета? – удивилась Лайт Ли.

– Одного!? – снова донесся голос издалека, – Как бы ни так! У этой леди было шестнадцать несданных дисциплин. Шестнадцать! Каким же наукам, позвольте спросить, она хотела уделять все свое драгоценное внимание? – Ни-ка-ким! Пока верховный маг академии прикрывал её круп, она четыре года маялась дурью, и только благодаря коллективной жалобе преподавателей нам, наконец, удалось навсегда избавить цитадель науки от её варварского присутствия.

– Влезать в чужой разговор – последнее дело! – с укором крикнула ему Кентаврина.

– Профессор, ваше мнение я бы тоже хотела выслушать, но несколько позже…

– А в этом вопросе не может быть нескольких мнений. Она – средоточие лени и хамства, это всем известно. Я даже почему-то уверен, что те двое кольтов, из-за которых нас сюда прислали, погибли не без её вмешательства. Ведь так, Кентаврина?

– Тсс… не обращай на него внимания – шепнула ей на ухо Лайт Ли, прежде чем они повернули в сторону большой комнаты, с каменными опорами – ваш спор в любом случае ни к чему не приведет. Мне ли не знать, каково вести с ним дискуссию.

Единорожка кивнула и в полном молчании они подошли к Берию. Распределив между собой вещевые мешки, надзиратель и его ассистентка потопали следом за молодой проводницей туда, где ведьма уже начала проводить свои эксперименты.

– Ты можешь не быть такой копушей? – сердито спросила Ария, бродя из стороны в сторону по пустой лаборатории. – Ты ведь их уже сто раз чертила. Неужели так сложно сделать то же самое в сто первый?

Многочисленные символы снова еле-еле подсвечивались, окружив кобылицу своим тусклым мерцанием, отчего создавалось ощущение, словно она все еще находится в своем доме, и никакого переселения не было. В центре зала также был установлен активированный портал, в который уходил длинный и прочный канат, исчезая в этом зеленом мареве. В соседней комнате кипела и булькала будущая руническая краска. Откуда-то валил пар. Многочисленные книги и свитки пока еще лежали в аккуратных стопках. Единственное чего здесь не было, и поняшка уже успела пожалеть об этом, это её старый матрац, на который она могла прилечь и отдохнуть в те моменты, когда делать особо ничего не требовалось. Такие как сейчас.

В голове зазвучал голос Виолстар.

«Прости, но раньше на мне не было тяжелой брони, и я могла использовать силу своего рога. Если бы ты предупредила меня заранее, я бы хоть потренировалась».

– Тебя это не оправдывает. Ладно, постарайся хотя бы все сделать правильно, чтобы не пришлось переделывать.

«Я постараюсь. Кстати, руна выглядит иначе, ты уверена, что это именно портал?»

– Абсолютно. Я тысячу лет потратила на то, чтобы её создать – убежденно ответила ведьма, после чего спросила. – Или ты мне не доверяешь?

«Ну, ты часто что-нибудь недоговариваешь, – негромко сказал голос, – Просто эта комбинация больше напоминает мне какое-то торнадо или что-то в этом роде».

– Причем тут торнадо, если в том мире даже легкого ветерка не может быть? – удивилась зеленая пони, разглядывая между делом склянку с неприготовленным зельем. – Короче, ни о чем не думай, просто черти картинку, поняла?

«Хорошо…»

Ведьма поежилась от холода и поплотнее запахнула черную попону. Теплее от этого нежити естественно не стало – мертвое тело давно уже не могло согреться. Но, в отличие от нечувствительной телесной оболочки, душа порой все равно требовала немного тепла.

Дверь медленно отворилась и в лабораторию почти бесшумно проскользнула Кентаврина. Ария сделала вид, что не заметила её и принялась проверять стыки хромированных сегментов портала, все-таки маленькая дезертирша не спросила разрешения на то, чтобы покинуть их.

– Ой, а вы уже начали? Что-то я задержалась… – сокрушенно и с сами честными глазами произнесла единорожка, – И это, я тут тебе привела кое-кого.

– Я занята сейчас, – не оборачиваясь, сказала ведьма, – подожди за дверью.

– Боюсь что это невозможно, – ответил за неё грубый голос какого-то кольта. Ария оглядела пришедших.

Их было двое. Первый – немолодой светло-карий земнопони, кучерявый и с растительностью на лице, длинные кончики которой, также имели каштановый цвет. Телосложение достаточно хлипкое. На груди имелось нечто вроде фрака, сильно помятого, очевидно джентлькольту не раз уже приходилось спать где-то в дороге. Также она разглядела у него большой золотой медальон в виде солнца – кьютимарки Селестии – и цепочку, конец которой терялся в переднем кармане, скрывая то ли часы, то ли монокль. На крупе у гостя красовалась метка в виде трех букв log.

Спутница его оказалась посимпатичнее. Молоденькая единорожка с оливкового цвета шерсткой и длинной распущенной гривой, в которой зеленые и белые пряди переплетались, образуя весьма занятную игру красок. Полосат был и пышный длинный хвост, кончик которого слегка касался пола. На спину её была накинута тонкая короткая попона, едва закрывающая собой бока: строгая, также черная, с чуть заметными зигзагообразными узорами. Имелся точно такой же золотой медальон. На боку помимо вещмешка висела небольшая сумочка с несколькими записными книжками и канцелярскими принадлежностями, отчего ведьма сразу смогла сделать вывод, что главный среди них все же жеребец. Круп ассистентки украшала кьютимарка в виде пера и пенсне.

– Надзиратели? Спасибо, Кентаврина, за новых незваных гостей, – поджав губы произнесла Ария, – а теперь будь любезна, сбегай за доктором. Кто-то ведь должен будет осмотреть Виолстар по возвращении.

Лазурная кобылка кивнула и быстро скрылась за дверью, а ведьма вновь вернулась к своей работе.

– Вы, я так понимаю, Ария. Что ж, будем знакомы. – громко поприветствовал её земной с интересом осматривая сверкающие руны, – Меня зовут Берий, а это моя ассистентка Лайт Ли. Как вы, наверное, уже поняли, нас прислала принцесса Селестия, чтобы контролировать ход ваших исследований.

– Рада знакомству, – бросила нежить.


– А чем вы, позвольте узнать, сейчас занимаетесь? – кашлянув, после весьма продолжительной паузы, поинтересовался Берий.

– Провожу исследования, – скупо ответила она, добавив самой себе. – Просила же нести аккуратнее, теперь по месту скола метал гниет… Эй, Виол! У тебя там все в порядке?

«Мхм» – промычал голос.

– Виолстар? Она с вами?

– Попробуй поживее, – проигнорировав вопрос, обратилась к своей помощнице Ария, – не хочу, чтобы рамка развалилась посреди эксперимента.

«А что с ней?»

– Пока что все хорошо, просто кое-где хром откололся.

– Что хорошо? – обескуражено спросил надзиратель, – С кем вы разговариваете?

– И эти знаки действительно работают? Хм, занятно… – Лайт Ли медленно потянулась к сверкающей поверхности руны, но, заметив это, ведьма быстро подбежала к ней и достаточно резко оттолкнула её копытце в сторону, жестом показав что делать это крайне нежелательно.

«Хм, ну, я уже практически закончила. Может, прервемся, чтобы не рисковать лишний раз?»

– Сомневаюсь что это так уж опасно. К тому же ничто не мешает нам закончить эксперимент без рамки… По крайней мере если я все правильно рассчитала, – когда кольт еще раз громко кашлянул, привлекая внимание, ведьма повернулась к нему и недовольно сказала, – С кем надо с тем и разговариваю, будьте столь любезны, стойте там и не мешайте мне.

– Вы можете хотя бы вкратце объяснить, что вы делаете?! – рассердился земной, – Нам, между прочим, отчеты писать.

– Потом объясню.

«Эм… Ария, я все сделала. Порядок активации символов важен или можно нажимать их вразнобой?»

– Не важен. Но во избежание непредвиденных осложнений лучше начни с середины и по спирали иди к самым крайним, поняла?

«Хорошо. Сейчас попробую»

Несколько минут ничего не происходило, но затем, края портала как-то странно завибрировали, и зеленоватая энергия попыталась выйти за пределы рамки, словно от сильной перегрузки, а еще через мгновение, озаряемая яркими бликами из вибрирующего перехода в Мир Мертвых, появилась и сама Виолстар. Естественно, узнать единорожку сейчас было почти невозможно, ибо потемневшие доспехи скрывали всё её тело, превращая простую пони в нечто потустороннее. Оба надзирателя замерли, затаив дыхание, ведьма же спокойно подошла к «темному рыцарю» помогла снять шлем и обрезала натянутую до предела веревку, после чего закрыла портал, погрузив помещение в полумрак.

– Прекрасно! – похвалила её ведьма, – еще несколько раз проверим, на всякий случай, и на сегодня можно заканчивать. Быть может, это будет нашим самым важным открытием.

– Да уж, – с натянутой улыбкой произнесла шестая ученица, – Я до последнего боялась, что что-то пойдет не так. Удивительно, что выход получился в том же самом месте, где и вход. Все-таки портал я сместила на несколько метров левее.

– Ну, в этом и заключается вся суть эксперимента, – заметила Ария.

– Здравствуйте, Виолстар. Помните меня?

– Берий?! – единорожка удивленно уставилась на стоящего у входа в лабораторию пони и, не поверив своим глазам, протерла их бронированными копытами – Вот это встреча. А вы как здесь очутились?

Просияв от нахлынувших воспоминаний, поняша двинулась навстречу своему бывшему преподавателю.

– О, это долгая история, дорогая моя, – начал свое повествование профессор, – её Величество прика…

– Экхм! – бесцеремонно оборвала его на полуслове ведьма. – Во-первых, не отвлекайте её, потому как в отличие от вас, она в данный момент занята важным делом, а во-вторых, Виолстар если тебе не нужны твои глаза, то, пожалуйста, продолжай надраивать их пропитанными потусторонней инфекцией железками, только потом не жалуйся принцессе на преждевременную слепоту или еще что похуже.

– Ой, прости, – сконфуженно пробормотала кобылка.

– Надевай шлем. Я снова открываю портал.

Ария левитировала к себе успевшую уже приготовиться краску и пробежалась по руническим символам, подводя и подправляя те из них, что успели потемнеть или выгореть, после чего по очереди активировала их, создав тем самым весьма впечатляющую для новичков игру света. Процедура заняла много времени, а потому, устав, видимо, ждать объяснений от ведьмы Лайт Ли решила поторопить её с описанием происходящего. Нежить, хоть и всем своим видом дала понять, как они её уже достали, все же на ходу стала давать некоторые пояснения, нарочно делая их настолько короткими насколько это было возможно.

– Прямо сейчас я открываю портал в так называемый Мир Мертвых. Надеюсь, вам не придется пояснять, что это действительно то самое место, куда все живые попадают после своей смерти. Там мисс Виолстар будет создавать аналогичную, хоть и отличную внешне, руну портала, дабы вернуться обратно.

– А вернуться обратно тем же путем невозможно? – поинтересовалась Лайт Ли, уже достав небольшую записную книжку.

– Возможно, если конечно вы не переломаете себе все ноги.

– Тогда в чем смысл эксперимента?

– Узнать, как взаимодействуют порталы между двумя мирами, естественно.

– И чем вам это поможет?

– Не знаю. Это просто один из вариантов попасть в Город, а не в Пустоту. Не получится так, попробуем еще как-нибудь. Все-таки тыкать копытом в небо, чтобы случайно наткнуться на нашу цель тоже не самая лучшая затея, не так ли?

– Хех… А теперь пожалуйста, о том, что такое Город и Пустота, – виновато улыбнулась оливковая пони.

– О, Селестия, – стукнула себя копытом по лицу Ария. – В соседней комнате лежат все мои записи, иди туда и просвещайся. Виол, ты готова?

Закованная в броню поняшка кивнула и, как только алый импульс выстрелил в рамку, создав проход в иной мир, вновь исчезла в зеленоватом свечении. В этот раз ведьма велела единорожке отойти на всю длину страховочного каната и повторить процедуру. Результат оказался тот же и, вернувшись, ученица вновь очутилась на месте входа в Мир Мертвых, после чего она сделала то же самое, отойдя максимально далеко в противоположном направлении. Вскоре к ним присоединились Делфин с Кентавриной, а также Танде, которому почему-то нетерпелось познакомиться с новоприбывшими, особенно, с Лайт Ли. Берий, хоть и оказался очень далек от тематики смерти и рунической магии, тем не менее, как наверное и положено хорошему надсмотрщику, просил пояснения на любое действие ведьмы, внимательно выслушивая их и задавая все новые, сильно раздражавшие ведьму вопросы. Кроме того, вскоре вернулась и его ассистентка, вместе с её записями и новой порцией непонятностей. К обсуждению подключились и «ветераны» походов между мирами. В конце концов, Ария не выдержала и прямым текстом потребовала всех заткнуться, а «лишних» немедленно выпроводила за дверь.

Работа, как они не пытались сделать все побыстрее, закончилась только поздно вечером.

– Пока достаточно. Продолжим завтра, – устало произнесла зеленая кобылка и, дождавшись, когда Виолстар избавится от брони, погасила руны. Сегодня она чувствовала себя невероятно вымотанной, не столько из-за самих опытов, сколько из-за кучи народа присутствовавшей на них. К счастью, теперь они должны были идти другой дорогой.

В коридоре её уже ожидала Кентаврина и вместе они отправилась в темноту верхних этажей цитадели. Обернувшись, Ария вновь увидела за собой своих надзирателей.

– Я ведь сказала, что на сегодня всё! Чего вы за мной увязались?

– Мне приказано контролировать все ваши действия, – как ни в чем не бывало, произнес Берий.

– Вряд ли принцессу заинтересует то, как я буду спать. Так что оставьте меня в покое, ясно? Когда будет следующий эксперимент, я вас позову.

– Но…

– Пошли вон!

Дождавшись, когда пони, наконец, оставят их одних, ведьма шумно выдохнула и простонала:

– За что мне такое наказание!

– Да уж этот тип кому угодно кровь свернет, тут я тебя понимаю – сочувственно произнесла лазурная кобылка и медленно потопала вперед, размахивая кремово-розовым хвостом.

– И не говори. Ненавижу, когда кто-то над душой стоит, а еще эти «зачем?», «почему?», «для чего?» – нельзя было сразу, что ли ознакомиться со всеми материалами!? Кстати, – ведьма внимательно посмотрела на свою помощницу, – а кто это тебя разукрасил-то так?

– Меня? – маленькая кобылица потрогала копытцем лицо и болевые ощущения заставили её вспомнить о недавней «аварии» – Сильно заметно, да?

Она ненадолго задумалась, после чего хитро улыбнувшись, все-таки ответила:

– Да, так – ерунда. Споткнулась и упала на чье-то копыто. Нет причин для беспокойства.