Автор рисунка: BonesWolbach
Глава тринадцатая «Игрушка?» Глава пятнадцатая «Пони и мечты»

Глава четырнадцатая «Вьюга»

— Опять эта пони. — вздохнул человек в кабине.

Фаэтон нёсся в сторону юга, на предельно низкой высоте, он должен быть незаметен над деревьями. Но она всегда замечала. Опять мелькала рядом с крылом, опасно близко, заставляя следить за собой.

— И что ты ко мне привязалась?

Можно было подняться выше, над облаками. Там она обычно отставала, но стоило спуститься, находила опять.

— Пора с ней что-то делать. — он снизил скорость и направил фаэтон на поляну внизу.

Теперь ждать. Улетит или приземлится?

Снизилась. На земле.

Кабина открылась, он выскочил одним движением и тихо спросил:

— Зачем ты преследуешь меня, пони?

— Нет пилотов, она мне говорит, так я и купилась! — пони широко улыбнулась.

— Что?

— Я спор выиграла, вот что!

— У тебя были другие причины за мной гнаться?

— А то. Тренировка. — махнула своим синим копытцем.

— Почему на мне?

— А что, поблизости есть другие фаэтоны? — раздражённо подняла крылышки.

— Пони, откуда ты знаешь название машины?

— По твоему, только люди должны их знать? Меня Рэйнбоу Дэш зовут, кстати.

Она смотрела больше на самолёт, чем на него. Может это сработает?

— Тебе нужен фаэтон для тренировок? Я сделаю ещё один для тебя, передам управление, если обещаешь гоняться только за ним.

Пони замерла. И упала с диким смехом.

— Как тебя зовут? — спросила отсмеявшись.

Пони всегда это спрашивали.

— Легат.

— А как зовут твой фаэтон?

Он остановившемся взглядом смотрел на неё. Как она могла знать? Угадала? Пошутила? Мысли мелькали с огромной скоростью.

— Вьюга. Она лучшая из наших машин.

Зачем сказал? До сих пор только Пилот знала. Она подарила фаэтону имя.

— Да ну? Классное имя! Погнали! — радужная молнией взлетела. — Чего ждёшь?

Почему бы и нет? Она не очень мешает.

— Держи дистанцию, ты летишь слишком близко к Вьюге, каждый раз приходится за тобой следить. — крикнул он пони в облаках.

Взмокшая пегаска лежала на снегу. Человек сидел в открытой кабине, о чём-то задумавшись.

— Эй, Легат, я знаю, чего не хватает твоей Вьюге. — Она оглянулась, в глазах плясали искорки.

Он не двигался, будто не замечая слов. Но Дэш это не обеспокоила, подхватив веточку в зубы пегаска что-то рисовала на снегу.

— Эй, иди сюда.

— Чего не хватает? — он очнулся и смотрел удивлённо.

— Пегасы ускоряясь раздвигают воздух, а твоя машина рвёт его. — она быстрыми движениями что-то чертила.

— Да, раздвигать воздух слишком затратно, у нас на антигравитацию энергии едва хватает.

— Смотри! Вот крыло твоего фаэтона. А вот так, — веточка указал на второй рисунок, — должна выглядеть Вьюга.

Две пары крыльев, маленькой стрелой спереди, обратной стрелой с другой стороны, необычно низкий наклон кабины. Пони неплохо рисовала.

— Возьми, — протянул ей блокнот и стилос, — нарисуй ещё раз.

В этот раз рисунок получился гораздо аккуратнее. Что-то в нём есть.

— Ты придумала схему лучше чем наш компьютер?

Рэйнбоу смотрела в его глаза пытаясь найти намёк на насмешку.

— Сколько здесь летали ваши компьютеры? Я с детства, я знаю о магии ветра всё! — она говорила вдохновлённо, если бы кто из знакомых пони видел её сейчас, он не узнал бы маленькую хвастливую Дэш. — Сделай это. Я хочу видеть Вьюгу такой. Она будет рассекать воздух и лететь на его волнах.

Плато. Сорок шестой день после перехода. Три часа дня.

Труба рядом с Анклавом гудела не переставая второй день, фабрикаторы собирали новые и новые куски металла. Легат был там же, чего-то ждал.

Она тихо стояла рядом, несколько минут, наконец решилась спросить:

— Зачем здесь эта штука, ты придумал что-то новое для Вьюги?

— Да, пони показала мне новое крыло. Аэротруба нужна для испытаний, модель не совпадает с реальным поведением воздуха.

Она улыбалась уходя.

Наконец-то Легат кого-то встретил. Он несколько недель ни с кем не начинал разговор первым, возвращался только чтобы поесть и заправить машину. Пилот светилась счастьем.

Синяя пегаска летела рядом, блестела радужной гривой. Она научилась держать дистанцию и совсем не мешала. Но он следил, было приятно на неё смотреть.

— Я же говорила, эти крылья будут чем-то!

Маленький передатчик незаметно прятался за ушком, многие пони носили такие. Телефоны нравились всем.

— Теперь мне Вьюгу не догнать!

Она преувеличила. Новое крыло не сделало фаэтон быстрее, но управлялась машина сейчас гораздо легче.

— Слушай, у меня есть идея.

Так и есть, она что-то задумала.

— Что ты хочешь, Рэйнбоу?

— Чего-то, что ещё никто никогда не делал! Мы полетим через Рога Дискорда.

— Что это?

— Горы далеко на севере.

Она могла говорить только об одном месте.

— Ты говоришь о горах под бурей? Фаэтон не пройдёт через спанж-бурю.

— Да, о них. Среди обычных пегасов нет дураков там летать. Но я не обычная. Стой?! Почему не пройдёт?

Она не спросить хотела.

— Вьюга будто создана чтобы пройти там! Если мы поддержим друг друга, она рассекая, а я направляя ветер у нас всё получится.

Затихла, воздух в лёгких закончился.

— Ты хочешь посмотреть на горы под бурей? Мы возьмём транспортник, ему буря не повредит.

Она уставилась на кабину своими розовыми глазами. Каким-то чудом поймала его взгляд, хотя корпус непрозрачен.

— Ты о чём?! Какой транспортник? Это нас прославит! Да мы героями будем, о нас будут говорить все! Я и Вьюга на передовицах газет! — воздух в лёгких радужной опять закончился.

Почему бы и нет, если она так хочет? Шанс есть. Скорее всего она задумала это с самого начала.

— Ладно. Когда мы полетим?

— Завтра. Сделаешь видеокамеру для меня?

За шлюзом Анклава. Пятидесятый день после перехода. Семь утра.

— Ты готов?

Она боялась. Пришла очень рано, скорее всего плохо спала.

Молча протянул лёгкий шлем с камерой.

Она хорошо подготовилась: тёплый синий комбинезоны закрывал всё тело, чехлы для крыльев висели с боков, над глазами зеркальца защитных очков.

Нужно было сделать скафандр для пони, почему-то пришло в голову.

— Погнали!

Вьюга тоже была готова.

Они неслись на север, над белыми полями Эквестрии. Если долго смотреть сверху, она не казалось такой уж огромной, не больше других миров.

— Сколько миров ты видел, Легат? — опять лезет в голову назойливая мысль. Обычно пегаска хорошо отвлекала, когда она рядом.

Проклятые воспоминания. Опять. Совет не знал что делать, они рассчитывали усмирить мир, когда ему требовались только жертвы. И легат скармливал ему людей.

Пилот изменилась. Или открылась? Её волосы были прекрасны. Эти волосы, ещё одна дурная затея Аметрина, теперь все кроме Легата носили волосы.

Время шло быстро, впереди мелькало радужное пятнышко, горы приближались.

Почему-то скрутило страхом. Шанс был? Но совсем ничтожный. Зачем она туда летит? Летит?

Её мягкие тонкие пряди ложились волнами одна на другую, они были короткими, с пол-ладони длинной и выглядели точь-в-точь как пёрышки, всегда немножко растрёпанные и ярко белые. Аметрин назвал это чудо «Крылышком Селестии». Пилоту они очень нравились.

Сколько таких же птичек бросил Легат в том мире.

— Смотри! — кричит Дэш снаружи.

— Это крутейшая буря в мире! Что внутри не знает никто!

Это единственная спанж-буря в мире. Богини пытались её убрать, но она каждый раз возвращается.

Да, вот она впереди. Дымчато-белое облако над горами, внутри всполохи. Молнии? В спанж-бурях всегда сверкают молнии. Фаэтон защищён, а пегаска рискует. Зачем? Он не понимал, очень хотелось узнать.

Из капсулы управления всё выглядело гораздо проще. Теперь же мучением было видеть этих людей каждый день. Безымянный мир успел поселиться в памяти и продолжал свою любимую забаву.

Может стоило вернуться на фрейм? Как все ждать конца пути?

А что изменится? Путь закончится, в следующем мире, или через сотню. Память не исчезнет.

Появились первые вихри. Рэйнбоу нырнула назад, в тень машины. Вьюга ведёт, на пегаске защита.

Один воронкой кружится впереди, далеко. Крен на десять. Левое крыло качнулось вниз.

Ветер усилился, впереди ещё пара. К одному метнулась Дэш, отбросила в сторону. Вьюга скользит за ней.

Пегаска опять отдыхает в тени фаэтона. В непредсказуемых потоках ей держаться очень непросто.

Буря усиливалась. Всё небо затянуто, должна быть тьма, но лоскуты тумана сами мерцают мягким жемчужным светом.

Радиус сенсоров сжался до жалкой сотни метров, дальше одни помехи. Спанж-буря искажала любые сигналы. Глазам пони видеть ещё сложнее.

— Рэйнбоу, один слева, догоняет нас. Жди.

Опасно. Если её отбросит далеко, потеряет машину из вида.

Три. Два. Один. Лети!

Она рванулась, столкнула вихрь. Замерла на миг. Успела вернуться.

Что она рассчитывала увидеть в этой белой мути? Или устала?

Зачем жить одним чувствам, без разума и тела? Спанж был способен на всё, даже создавать таких чудовищ. Легат должен быть чувствами своего города, как Совет разумом, а Терминал нервной системой.

Это в прошлом. И будущего нет.

Стоило остаться и сражаться с Экзистором? Ничего этого не случилось бы тогда. Но что-то внутри твердило, что тогда не было бы и его. Легат всегда верил своему чутью, оно не подводило. Если бы это чутьё являлось чаще…

Ещё пара впереди. Сказать? Нет, ждать.

Пронеслись мимо.

И ещё один вихрь. Сказать? Ждать?

Оторвало элерон. Всё. Конец.

Две маленькие птички кружась падали в туман.