Автор рисунка: BonesWolbach
Глава 7: Сражение в ночи Эпилог

Глава 8: Главный удар

Когда к дому Грин Шайна подлетела королевская колесница, в которую была впряжена четвёрка гвардейцев, удивлению троих друзей не было предела. Просьба принцессы Селестии явиться в Кантерлот была неожиданной, но они не хотели заставлять принцессу ждать, и через несколько часов полёта колесница уже парила рядом с королевским дворцом. Тем не менее, неожиданности на этом не закончились. Увидев в приёмном зале того самого единорога, памятного им по Мейнхеттену, безмятежно стоящего рядом с Селестией, троица подняла бурю негодования, которая была прервана властным жестом принцессы.

— Понимаю ваши чувства, но у нас нет времени на споры и разногласия,- Селестия повернулась чуть вправо.- Найт, предоставляю тебе слово.

Его рассказ длился не менее часа. На протяжении всего монолога никто из троих друзей не проронил ни слова, вникая в смысл сказанного.

-… Таким образом, присутствие чужеродной сущности Андрея должно разрушить матрицу заклинания и снять барьер,- Найт Лайт, уставший от долгого рассказа, перевёл дух.- Дело очень рискованное, так что я не могу гарантировать тебе безопасность, но, как видишь, без тебя нам не обойтись. Решение за тобой.

— А чего тут думать? Я готов,- ни секунды не колеблясь, сказал Андрей.- Только скажите, что надо делать.

— Мы с тобой,- вскинулась Айс Винд.- Да, мы все в курсе, на какой риск идём, и что нянчится с нами никто не будет, но обязаны быть рядом с ним.

— Согласен,- выступил вперёд Грин Шайн.- К тому же, нам уже приходилось быть в настоящем бою, не стоит о нас беспокоиться.

— А вот ты сам с этим согласен?- спросил Найт у Андрея.- Будешь брать с собой друзей, зная, что они могут погибнуть?

— Если сформулировать вопрос таким образом – откажется любой,- неожиданно вступилась принцесса Селестия.- Но они лишь хотят сражаться плечом к плечу с другом, в этом нет ничего плохого.

— Учтите: я предупреждал,- недовольно сказал Найт Лайт.- ладно, если хотите отправиться с нами – вас никто не держит. А я пока раздобуду подходящее оружие нашему новому другу.

— Оружие?- переспросил Андрей.

— А ты собрался биться об барьер головой?- саркастически ответил Найт.- В принципе, это тоже может сработать, но будет не слишком практично.

С этими словами он вышел из зала. Найт был слегка раздражительным, главным образом из-за того, что не успел восстановить силы после боя и даже не спал, но отчасти из-за разговора с принцессами сегодня ночью.

Это произошло сразу после того, как Селестия залечила его рану. Уверенный, что все волнения пока позади, Найт Лайт похолодел от неожиданной реплики принцессы:

— Уж не специально ли ты не принял никакой помощи, чтобы кроме тебя никто не погиб?

Стараясь ничем не выдать своего беспокойства, единорог принял как можно более невозмутимый вид.

— Намекаете на то, что это была попытка самоубийства? Ни в коем случае. Да, я рассчитывал принять бой в одиночку, но потому, что не хотел, чтобы кто-то мог пострадать из-за моей возможной ошибки. Если убью сам себя – никому это пользы не принесёт… разве что Эстариону.

— Тогда откуда эта боль?- спросила принцесса Луна.- Извиняюсь за мой поступок, но я частично просмотрела твоё сознание и видела тяжёлое бремя, что гнетёт тебя.

— Мне обязательно отвечать?- безо всякой надежды на нужный ответ спросил найт.

— Да, чтобы мы смогли тебе помочь,- Селестия была непреклонна.

— Моё детство было самым, что ни на есть, обычныйм,- медленно начал найт.- Любящие родители, беззаботные деньки, друзья… Но были лишь друзья, а вот настоящих друзей не было никогда. Сперва этот факт меня не особо волновал, но чем старше я становился, тем сильнее ощущалось внутреннее одиночество. Нет, я не был необщительным, вокруг меня всегда был определённый круг знакомых. Да вот только ни моих взглядов, ни идей, ни мыслей не принимал и не понимал никто.

Невозможность высказаться и поделиться внутренним миром порой просто выводила из себя. В такие моменты я был способен затеять магическую дуэль по любому поводу, а так как я был не по годам силён в магии – противнику часто сильно доставалось. Время от времени помогал Мун Лайт, понимавший меня лучше всех, на даже с ним я не мог поговорить обо всём. Поэтому все свои жизненные трудности я преодолевал в одиночку. Да, это сильно закалило мой характер и способности, но настоящих друзей у меня по-прежнему не было.

Спустя некоторое время после окончания университета я встретил чейнджлингов. Во время наших странствий мы тщательно устраняли любое встреченное зло и несправедливость. Но, пожалуй, тут и кроется подводный камень. Я говорил о справедливости и добре, но всегда знал, что под влиянием груза одиночества часто поступал вопреки своим словам. Порой вставая вровень с теми, кого мы встречали, оглядываясь на своё прошлое, я стал думать, что этот добрый и гармоничный мир слишком хорош для меня. Постоянное внутреннее одиночество, постоянно имея дело со злом, я смотрел на обыкновенных пони, беззаботно радующихся жизни, я завидовал им.

Понимая, что даже будь у меня шанс прожить подобную жизнь, я не стал бы использовать его из-за своей мятежной и беспокойной души, я страдал. Чувствуя, что моё предназначение в чём-то более великом, я постоянно находился в странствиях, постоянно в движении. Затем была встреча с Дефлес. Судьба порой бывает весьма иронична, ведь тем, чья история очень похожа на мою, тем, кто действительно понимал меня, оказался мой злейший враг. Не буду описывать дальнейшие события. Ну и, в итоге, все эти испытания, мысли и чувства привели к тому результату, что вы сейчас видите.

Выдохнувшись, Найт Лайт закончил. Обе принцессы ещё долго молчали, осмысливая сказанное.

— Получается, всё из-за того, что у тебя никогда не было настоящих друзей,- наконец произнесла Селестия.- Это… невыносимо печально.- Надеюсь, тебе немного полегчало, когда ты выговорился?

-Хм… вы правы, принцесса,- Найт с удивлением заметил, что груз на душе и вправду стал легче.

— Все эти мысли о собственной недостойности можешь смело выкидывать из головы,- с участием и теплотой в голосе сказала Луна.- В нашем мире, к счастью, совсем мало зла, а будь в нём больше таких как ты – не было бы совсем. Лучше ступай и хорошенько выспись. Сразу станет лучше.

— Благодарю за заботу, принцесса,- Найт Лайт с благодарностью посмотрел на принцессу Луну.- Но мне необходимо связаться с братом и согласовать некоторые детали. Отдых подождёт.


Прошло два дня. Вчера в замок прибыл Мун Лайт, сообщивший, что и дирижабль, и чейнджлинги готовы хоть сейчас отправиться в путь. В письмах Твайлайт Спаркл, присылаемых Селестии, говорилось о ночных нападениях на Понивиль. К счастью, пока обходилось без жертв. Призраки чаще всего нападали на отдельно стоящие дома на окраине, но пару раз их замечали и на центральной площади. В городок был переброшен отряд гвардейцев, что значительно облегчило охрану периметра. Было известно, что нападениям также подвергались небольшие деревни и пригороды, но большие города наподобие Мейнхеттена оставались нетронутыми, что неудивительно.

Отправляться решили рано утром, так что под вечер все собрались в тронном зале, где решили разработать план действий. Не было только Найта – тот сказал, что прейдёт немного позже. Наконец за дверьми послышался цокот копыт, и в зал вошёл иссиня-чёрный единорог, леветировавший перед собой длинный свёрток.

— Это значительно облегчит тебе задачу, человек,- с этими словами Найт Лайт сдёрнул ткань, явив взору всех собравшихся небольшой клинок из серой стали, специально до этого извлечённый из ножен.- Как видишь, вместо противовеса был использован эфирит – кристалл, используемый как магический катализатор. Он должен немного усилить твои довольно слабые способности к магии, что повышает шансы на уничтожение барьера.

— С-спасибо,- Андрей заворожено глядел на кристалл удивительно чистого белого цвета.- Получается, если он усиливает магию, то…

— Нет, магом ты не станешь,- разрушил его надежды Найт.- В тебе и так почти нет магии, так что если ты надеялся метать молнии и кидаться огнешарами – вынужден тебя разочаровать. Ваша раса ведь живёт в почти закрытом от магии мире, так что вы заменяете её технологиями и изобретениями. У нас всё иначе.

— Верно… Постой, откуда тебе это известно?- подозрительно осведомился человек.

— Ну… во время нашей самой первой встречи я скопировал твою память, пока ты был в отключке. Извиняюсь за вторжение в личную жизнь.

— Ты… но… Ладно, и много ты видел?- Андрей начал заливаться краской.

— Абсолютно всё, даже то, что ты сам забыл – мозг ведь на самом деле запоминает абсолютно всё. И некоторые моменты я до сих пор пытаюсь забыть,- Найт слегка улыбнулся.- Не волнуйся, кроме меня этого никто не видел, и я позабочусь, чтобы так и оставалось.

— И на том спасибо,- недовольно пробурчал Андрей, рука которого уже перестала тянуться к рукояти меча.

Наступила тишина. Путешественникам надо было выспаться перед сложным днём, но никто не расходился. Все сразу стали как-то ближе друг к другу, и всем хотелось как можно дальше отодвинуть минуту расставания, ведь завтра сразу в путь – времени на прощание не будет совсем. У всех щемило в груди при мысли о том, что видятся они, вполне возможно, в последний раз. Больше всех страдали принцессы – сёстры с радостью отправились бы вместе с ними, но пегасы-разведчики сообщили о большом скоплении призраков, то и дело возникающее рядом с маленькими городами, так что аликорны обязаны были остаться и защитить свой народ в случае нападения.

— Ну что, идём по комнатам?- наконец прочистил горло Найт Лайт.- А то будем завтра как сонные мухи.

Вяло кивнув в ответ и пожелав друг другу спокойной ночи, члены отряда медленно разошлись. Всех впереди ждало тяжёлое испытание, и неизвестно было, выживут ли они после него.


Солнце не успело ещё встать, как все пятеро собрались на площадке перед входом во дворец. Предрассветный туман холодным призрачным одеялом окутывал Кантерлот. На улицах не было ни души. Рога Грина, Найта и Муна засветились, готовясь к телепортации в Понивиль.

— Удачи всем вам,- принцесса Луна выглядела очень серьёзной и удручённой.- Возвращайтесь живыми.

Лишь коротко кивнув на прощание, компания исчезла во вспышке света, оставив принцесс одних.

Телепортация переместила их прямо в дом Найта, внутри которого их ждали несколько пони-гвардейцев. Те, впрочем, при виде иссиня-чёрного единорога не замедлили принять свой истинный облик. При виде чейнджлингов Айс Винд и Андрей невольно вздрогнули – слишком свежа ещё была память об их парализующих молниях. Дальше всё как в первый раз. Проход через портал, погрузка на дирижабль, отправление, и пополнившийся числом отряд снова летит к логову врага. Собравшись на верхней палубе, все пятеро обсуждали план действий.

— Самая главная задача – дать Андрею шанс на удар,- начал Найт.- Для этого мы должны как можно дольше отвлекать Эстариона и не дать ему обнаружить человека, иначе он сделает всё, чтобы его прикончить, тем самым устранив угрозу.

— Обнадёжил,- Андрей невесело усмехнулся.- Ладно, допустим, что у меня получилось. Что дальше?

— Как только барьер спадёт – я устраню носителя-пегаса. Без проводника своей силы посох не сможет использовать свою мощь. Сам артефакт уничтожить будет сложнее, но об этом можно будет думать после победы… если таковая будет.

— Погоди, почему только ты?- подала голос Айс Винд

— Потому что маги во время дуэли ищут любые слабые места друг друга,- ответил вместо брата Мун Лайт.- Если кроме Найта там будет ещё кто-то – Эстарион этим воспользуется, так что наша забота в сдерживании призраков.

— Так, вроде где-то был запасной комплект брони,- задумчиво протянул Найт Лайт.- А то Айс у нас совсем без защиты…

Пегаска, понимая, что с экипировкой повысятся её шансы выжить, беспрекословно проследовала за единорогом. Минут через пятнадцать она снова вышла на палубу, и друзья не смогли её поначалу узнать: боевые накопытники, покрытые короткими шипами, нагрудные и наспинные пластины, кольчужная подкладка, острые лезвия на крыльях и закрытый глухой шлем с двумя парами рогов – всё это придавало ей хищнический и жуткий вид. Хотя броня и была магически облегчённая, но пегаске было неудобно и непривычно носить её, поэтому Айс Винд отправилась полетать, дабы как следует привыкнуть к новой амуниции. Чейнджлинги же, долгое время носившие броню, настолько к ней привыкли, что перестали замечать, будто она стала их второй кожей.

Прошло несколько часов полёта, но не было никаких нападений, в отличие от прошлого раза. Не было ни магических ловушек, ни призраков, ни даже простых грозовых туч! Если противник не атакует в тот момент, когда они больше всего уязвимы, то он либо глуп, либо копит силы для одного всесокрушающего удара. Найт Лайт склонялся ко второму варианту: для первого разумный артефакт был слишком расчетлив, хитёр и умён. Никто не верил свои глазам: они подлетали уже к самому входу, но так никого и не встретили! Вот дирижабль опустился ниже, и они смогли сойти, вот совсем рядом и зёв пещеры, но по-прежнему никого не было. Все единороги чувствовали впереди и внизу скопление магических потоков и эссенций, но Эстарион словно бы и не знал о приближении врага!

Всё ещё не веря в успех, отряд вошёл внутрь пещеры. Стены и пол то и дело подпалины и рытвины – следы давнего боя с Дефлес, как объяснил Найт. Ещё перед входом трое магов совместными усилиями применили к Андрею такое количество всевозможных маскировочных чар, что сами перестали его слышать, видеть и чувствовать. Ориентировались только по плавающему в воздухе концу верёвки – его держал в руках Андрей. Медленно и осторожно отряд продвигался внутрь горы. Все ожидали, что из-за очередного поворота выпрыгнет древнее чудище или призрак, но время шло, а никто не пытался опробовать их силы. Наконец они увидели впереди на стене тусклый отблеск серого света. Эстарион был прямо за поворотом. Грин Шайн удивлялся, почему никто не слышал биения его сердца, стучавшее, как ему показалось, словно поезд «Кантерлот – Мейнхеттен». Похожие эмоции испытывали Айс Винд и Андрей, вот только человека не было видно из-за маскировки, а голову пегаски полностью закрывал шлем. Не показывали волнения только Найт, Мун и чейнджлинги – они не впервые оказываются в такой ситуации.

— Ну, да хранят нас богини,- Найт Лайт первым шагнул за поворот.

Посреди большой просторной пещеры стоял пегас. От посоха, парившего перед ним, волнами исходил тусклый, словно бы мёртвый и безжизненный серый цвет, втягивающийся в тело пегаса. На миг призрачная пелена отступала, чтобы пропустить заклинание, и тогда можно было увидеть, насколько истощено тело носителя. Казалось, будто на костяк скелета просто напросто натянули шкуру: пересчитать все рёбра не составляло никакого труда. Долгое отсутствие пищи, сна и отдыха весьма негативно отразилось на теле несчастного Инфериона. Фактически, он стал живым мертвецом, бездушной и неразумной куклой в руках артефакта.

Сам посох, полностью поглощённый процессом восстановления, только сейчас заметил гостей.

— Будь проклято твоё умение появляться в самый неподходящий момент, Найт!- вокруг пегаса непробиваемым щитом вновь сомкнулась завеса дыма.- А впрочем… мне как раз нужен более… новый носитель…или даже несколько… вы вполне подойдёте.

В сторону отряда вылетел тугой клубок чёрно-рыжего пламени. Огненным цветком разбившись о стену чуть выше прохода, жидкий огонь стёк вниз и огненным озером заблокировал путь назад. Впрочем, назад идти никто и не собирался. Айс Винд и чейнджлинги тут же схлестнулись с призраками, один за другим материализовавшиеся прямо из воздуха. Грин, Мун и Найт совместно сдерживали натиск посоха, понимая, что атаковать сейчас бессмысленно. Грин Шайн и Мун Лайт просто напросто блокировали заклинания защитным полем, а Найт, как более искусный, развеивал их ещё на подлёте, а иногда ему удавалось и отправлять их обратно. Впрочем, когда подобный «подарочек» был перенаправлен самим артефактом, да ещё и с утроенной силой, Найт Лайт прекратил свои фокусы. Между тем, чейнджлингам приходилось всё труднее и труднее. Количество призраков не убывало, а маневрировать в пещере становилось всё сложней. Теперь они только защищались.

— Как долго вы ещё способны защищаться? На что вы вообще рассчитывали, прийдя сюда?- усмехался посох, метая молнии одну за другой.- Все ваши попытки просто жал…

В этот момент по всей пещере раздался гром. Вспышка серого огня у призрачного барьера, откинувшая ставшего видимым Андрея, на миг ослепила всех сражающихся, включая призраков. Меч разлетелся на куски, словно был сделан из стекла, но и завеса начала медленно рассеиваться.

-НЕ-Е-Е-Т!- Эстарион закричал от бешенства и повернулся к телу человека, лежавшему у стены без сознания.- ТЫ! Жалкое ничтожество! УМРИ!

Артефакт не стал придумывать какое-либо заклинание – в сторону Андрея устремился просто поток силы. Весьма большой силы. Всю его мощь не смог бы сдержать, наверное, даже Найт Лайт, но, к счастью, взбешённый посох слегка промазал, поэтому ту часть, которая всё-таки попала, остановил Грин Шайн, вовремя поставивший щит. Единорог всем телом содрогнулся от отдачи, но выдержал. Основной поток энергии не оставил даже пыли от внушительного куска скалы, которая стала меньше более чем в два раза. Пегас-носитель, в свою очередь, устремился к проходу в другую пещеру. Не медля ни секунды, Найт бросился за ним.

— Позаботься об остальных!- бросил он на ходу брату, мимоходом развеяв пару призраков, бросившихся ему наперерез.

Кивнув в ответ, Мун Лайт сосредоточился на защите тех чейнджлингов, кто был наиболее уставшим или израненным.

— Эй! Мун! А разве посох не может заново создать подобный барьер?- прокричал сквозь шум сражения Грин Шайн, оттаскивая Андрея в тыл.

— На создание поля такой силы необходимы недели, если не месяцы подготовки! Он просто напросто не успеет!- ответил Мун Лайт.

Тогда всё отлично!- Грин Шайн отбросил назад очередного призрака.

Проследовав по длинному проходу за Эстарионом, Найт Лайт оказался в ещё одной пещере, почти не отличавшейся, на первый взгляд, от предыдущей. В потолке была небольшая трещина, сквозь которую струился солнечный свет, и посох, судя по всему, собрался через неё пробиться наверх. Оглянувшись на Найта, посох яростно зашипел:

— Проклятье, как же ты мне надоел! Знаешь, мне многое не нравится в этом мирке, но больше всего – ты. Ты не представляешь, как сильно я хочу тебя прикончить! От свободы меня отделяет только одна преграда, в виде тебя… и я собираюсь сжечь её ДОТЛА!

Град огненных стрел устремился прямо в единорога, но тот уже был готов к чему-то подобному. Посох уже истратил немалый запас своих сил, поэтому заблокировать эту атаку не составило никакого труда. Теперь, когда рядом не было друзей, а Эстарион не скрывался за непробиваемой стеной, Найт наконец-то мог сражаться в полную силу. Всю пещеру наполнила сеть смертоносных заклинаний. Молнии дробили монолитные валуны и скалы в мелкое крошево, вихри огня выжигали воздух в пещере, лучи света различных оттенков сталкивались и распадались яркими снопами искр, пол уже наполовину расплавился от магического огня, который горит даже под водой и способен жечь и дерево, и камень. Посреди всего этого хаоса стояли два мага, окружённые магической защитой.

Вдоль правого бока Найта протянулась полоса обугленной плоти – шальная молния каким-то образом умудрилась пройти сквозь щит. Ещё до этого огненная плеть, пущенная единорогом, чисто и быстро отрезала крыло пегаса, так что Эстарион теперь потерял возможность летать. Обе стороны начинали уставать: щит Найта становился всё тоньше и тоньше, а магические энергия посоха таяла с каждой секундой. Найт Лайт знал, что должен сделать. Собравшись с силами, он бросился прямо к Эстариону. Тот сначала опешил, но тут же выпустил волну пламени, которая полностью накрыла единорога. Он и не подозревал, что сделал именно то, на что рассчитывал Найт Лайт. Огонь полностью закрыл его от посоха, дав возможность телепортироваться в упор к артефакту ещё до прихода волны.

Будь у посоха глаза, они бы расширились от ужаса. В эту волну пламени он вложил довольно много сил, поэтому его щит сейчас был сильно ослаблен.

— Вот и всё!- с торжествующим видом сказал Найт, заключая артефакт в кокон магического пламени.

Вой отчаянья и страха прокатился по пещере. Кристалл на конце посоха один за другим падали на пол, плавясь уже на лету. Древко покрылось копотью, от него медленно начали отрываться пласты пепла. Тело пегаса, почти лишённое контроля, бесформенной грудой мяса повалилось на каменный пол.

— ЕЩЁ НЕ КОНЕЦ, НАЙТ ЛАЙТ! У МЕНЯ ОСТАЛСЯ ДЛЯ ТЕБЯ ПОСЛЕДНИЙ КОЗЫРЬ!

Вокруг догорающего Эстариона и Найта образовался купол дрожащего воздуха. Постепенно в нём словно появлялись дыры, которые всё увеличивались, становясь всё больше и больше. Сквозь них можно было разглядеть странную тёмно-синюю дымку. Найт Лайт остолбенел от ужаса – посох затягивал его в карманное измерение, место, из которого самостоятельно не выберешься и не уйдёшь. Вызволить из карманного измерения может только тот, кто его создал. И создатель данного экземпляра сейчас превращался в кучку пепла. Сил на телепортацию уже не оставалось, единорог мог только стоять и ждать своего конца.

«Значит, вот так вот всё и закончится?- думал Найт Лайт, глядя, как все его друзья вбегают в пещеру.- Ну ладно, я ни о чём не жалею… хотя… я ведь ещё столько не успел сделать. Ну, видать это судьба. Чейнджлингов жалко. Они, конечно, дуралеи, но дуралеи честные и искренние. Эх, чего мы только вместе не делали. Проклятье, а ведь я даже не нашёл настоящего друга…даже кобылку… ну, может, в другой жизни».

— Мун! Позаботься о чейнджлингах! И об остальных тоже! Сильно не горюйте – жизнь продолжается, несмотря ни на что!- тут Найт совершенно не к месту засмеялся, вспомнив фразу из одного фильма, которую слышал в памяти Андрея.- Айл би бек!

Никто не успел сказать и слова. Полностью сформировавшийся купол мгновенно сжался до размеров крохотной точки, которая вскоре погасла. По все пещере разлилась гнетущая тишина, изредка прерываемая всхлипами Айс Винд.


Найт Лайт медленно парил в невесомости посреди океана сине-чёрного тумана. Сперва рядом можно было различить обугленные останки Эстариона, но со временем их унесло куда-то вдаль. Вернее, в бесконечность.

— Отлично. Теперь ещё ждать голодной смерти. Шикарно,- Найт недовольно скрестил копыта.- Глупый посох. Он что, не мог наполнить это место какой-нибудь лавой или кислотой? Теперь мне тут неделю куковать. И ведь, главное, нечем заняться. Хм, интересно, если я буду разговаривать сам с собой, то сойду с ума? Наверное, да. А, плевать, всё равно через несколько дней у меня уже не будет хватать сил на разговор. Ну что ж… давайте начнём самый длинный монолог в моей жизни…