Секрет Селестии

Какой же ужасный секрет хранит Селестия? Когда Твайлайт узнает, ее жизнь уже никогда не будет прежней.

Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Селестия Совелий

Второй шанс для Сомбры

Твайлайт прилагает все усилия. чтобы исправить короля Сомбру, но не всё идёт по её плану.

Твайлайт Спаркл Король Сомбра Шайнинг Армор

Дети Эквестрии

Нелегко найти прощение, особенно когда ты сама не можешь простить себя; Даймонд Тиара прекрасно знает об этом. Проведя десять лет в психушке, она возвращается в Понивилль, чтобы наконец разобраться со своим прошлым. Но она не ожидает найти там свою старую подругу... И уж конечно, не ожидает, что ее подруга тоже вынуждена столкнуться с последствиями своих действий.

Эплблум Скуталу Свити Белл Диамонд Тиара Сильвер Спун Бабс Сид

Кейденс, это не любовь…

Принцесса Любви - восхитительное существо! Добрая, умная, красивая... просто мечта для любого человека, вынужденного жить среди разноцветных лошадок. Вот только то, что она своей магией делает с пони, меня слегка беспокоит. И, похоже, кроме меня никто ей об этом не скажет.

Человеки Принцесса Миаморе Каденца

Железный Дождь

Рассказ о вечной войне.Войне двух разумов.Войне Империи и Альянса.Вы когда-нибудь задумывались,как живут пони за пределами Эквестрии?http://s017.radikal.ru/i442/1210/d9/18c57edf9566.jpg - обложка

Сортир

Таким словом и свинью не назовёшь. Только одного всемогущего монстра и его подопытного пони.

Флаттершай Другие пони Дискорд

День, когда моё мыло превратилось в Лиру

Это был обычный день моей жизни, но... Не совсем нормальный. Клянусь — когда я купил эту штуку в супермаркете, я не подозревал, что она превратится в пони!

Лира Человеки

Принцесса Селестия меняет профессию

Талантливый инженер Тимофеев, создав машину времени, решает открыть окно в древнюю Москву. Но все пошло нет так, как было запланировано - из-за сбоя в механизме, помимо одного окна в царские палаты, открывается ещё один портал в совсем неизвестный людям мир...

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Гильда Другие пони ОС - пони Человеки Шайнинг Армор Стража Дворца Лайтнин Даст

На крыльях огня

Продолжение истории "Все грани мира". Для понимания вопроса зачем кое-кому понадобились "попаданцы", рекомендуется прочитать вышеуказанный фик. Рассказ начинал писаться как квента для своего аватара в Эквестрии и незаметно разросся в полноценный фанфик. Марти Сью во все поля. Читайте, комментируйте, голосуйте. Надеюсь, Вам понравится.

Рэйнбоу Дэш Другие пони ОС - пони Человеки

Копи Дурамбора

Добро и зло, чёрное и белое, насколько очевиден между ними контраст? Может, этих рамок вовсе нет и мы живём по иллюзорным понятиям, пытаясь объяснить непонятный нам окружающий мир собственными терминами, придумывая им бесчисленное множество объяснений. Порой наступают такие моменты, когда простого объяснения становится недостаточно, и если ты не сможешь с ними совладать, то они беспощадно овладеют тобой, неся в свет собственные каноны прописных истин. Мы привыкли всё разделять, раскладывать по полочкам и совсем перестали учитывать общую целостность сущего. Мы считаем, что чёрного нет в белом и наоборот. Это просто невозможно, существуют лишь две крайности, понимание единства которых, оказалось слишком сложным. Контраст иллюзий начинает рушиться, открывая заблудшим пони истинный лик осознания всего и вся. В светлом появляется чёрное, а в чёрном проступает светлое, что порождает необъяснимое, пугающее смешение. Угроза наступает как изнутри, так и снаружи, безжалостно обрубая все пути отступления.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Автор рисунка: Noben

Грехи Прошлого

Королева и чудовища

Замок, ранее наполненный пони, жизнью и суетой, безмолвно возвышался над каменными карьерами Понивиля. Ветер гулял по его пустым залам и завывая создавал впечатление, будто замок поет свою печальную, бессловесную песню... словно пытаясь упросить вернуться пони, дававших смысл его существованию.
Только одна живая душа осталась в замке, единственный постоялец, скитавшийся по пустынным залам как беспокойный дух. Сейчас Найтмэр Мун замерла на своем троне словно статуя, направив невидящий взгляд через тронный зал.
Неделя тишины и одиночества. Неделю назад Найтмэр Мун освободила Детей Найтмэр, и сняла проклятые благословения, которыми Нексус их заразил. Неделю королева удовлетворяла только свои необходимые потребности. Она ела и спала, ничего более. Ее шкурка нуждалась в чистке, а ее доспехи потускнели без регулярной полировки. Тени на веках осыпались, Найтмэр не смыла и не подновляла их.
Звон часов в дальнем зале заставил королеву вспомнить о времени, не двигаясь с места она призвала свою магию. Ее рог засветился, и светила поменялись местами на небе, луна садилась а солнце засияло на востоке.
Солнечный свет проник в тронный зал через разбитые окна, наполняя его теплом и согревая шкурку Найтмэр Мун. Это раздражало... в основном потому, что она не заслуживала наслаждаться теплом.
И как в каждый день последней недели, разум королевы возвращался к одним и тем же терзающим мыслям. Первое воспоминание в цепочке было о том, что она сделала неделю назад.
Закрыв глаза, Найтмэр Мун мысленно вернулась в тот день. Она собрала всех Детей Найтмэр во внутреннем дворе замка, туда же она привела и Спелл Нексуса. Несмотря на то, что большую часть инфекции в темно-синем единороге королева выжгла, оставалось еще изрядно, как в обычных культистах, эти остатки внушали ему слепое покорство и обожание. Он все еще оставался верным слугой, послушно собравшим всех Детей Найтмэр. Когда аликорн была уверена, что собрались все культисты, она приступила к снятию благословения.
Они пытались бороться, противились, но благословения было уничтожено. Она освободила их всех, выжгла каждый мельчайший след ядовитой магии Нексуса. Некоторые случаи заражения были страшнее других, они пытались сопротивляться, но их всех ждала одна судьба — единственный точный и безжалостный удар.
Все собравшие рухнули на землю как подкошенные.
Но через некоторое время они начали подниматься, открывая глаза и оглядываясь. Найтмэр Мун улыбнулась. Океан бирюзовых глаз смотревший на нее всего минуту назад распался на весь спектр цветов. Карие, желтые, розовые,синие, зеленые, серые, янтарные, фиолетовые... и никого с такими же как у нее глазами. Только ее взгляд блестел бирюзой.
Некоторое время Дети Найтмэр были ошеломлены, они не понимали где находятся, и как сюда попали, но их память постепенно восстанавливалась, и вскоре, все они смотрели на королеву, страх и ненависть горели в их глазах.
Найтмэр некоторое время терпела эти взгляды, но вскоре повернулась спиной к толпе и объявила громким, но не угрожающим голосом:
— Я вернула вам свободу. Те, кто желают остаться, могут остаться, а те, кто желают уйти, могут покинуть это место. Я не стану держать зла на тех, кто пожелает вернуться к своим друзьям и семье.
Открыв магией ворота замка, Аликорн замерла прислушиваясь. Она слышала первые шаги и первые хлопки крыльев. Слышала как пони уходили по одному и группами. Она сидела и слушала, пока во дворе не воцарилась тишина, только тогда она осмелилась обернуться, что бы увидеть кто же остался.
Как она и ожидала, все ушли. Во дворе не осталось ни единой души... да и какой пони захотел бы остаться служить тирану и чудовищу?
В следующем воспоминании Найтмэр Мун вернулась к единственной пони что осталась, той, кого королева вызвала к себе в замок, чтобы та стала свидетелем освобождения Детей Найтмэр. Мэр Понивиля получила свиток с инструкциями о том, как поступить с бывшими культистами. Когда с этим делом было покончено, аликорн вернулась в свой опустевший замок и закрыла за собой двери.
Еще одно болезненное воспоминание в обширной коллекции Найтмэр. Слеза скатилась по ее щеке, когда королева приоткрыла глаза, снова глядя в дальний конец зала.
Она была такой глупой.
У нее было все, когда она была кобылкой, все что имело значение. У нее было все, и она отбросила это. Она позволила себе стать настоящей Найтмэр Мун, позволила себе навредить не только тем, кто имел для нее значение, но и всей Эквестрии.И теперь с этим приходилось мириться, после того, что она сделала не было надежды на искупление.
Но хоть надежды на искупление и не было, оставалась возможность остановиться, и она сделала это. Ярость ослепила ее, скрыла истину, заключающуюся в том, что она ничего этого не хотела. Она не хотела вечной ночи, не хотела быть королевой; она не была чудовищем.
Но, не смотря на то, что чудовищем она не была, все видели ее такой, слишком многое она сделала чтобы заслужить это. Теперь ее тяготели не только ее поступки, когда она была лишь тенью Луны, теперь ее погребло под горой собственных грехов. Она сделала столько ужасного, от захвата трона до того, что подвергла свою мать опасности.
Найтмэр Мун больше не совершит таких глупостей. Она больше не навредит никому, но не могла же она ожидать, что ее простят после всего, что она натворила? Если бы она действительно хотела добра Эквестрии, она бы уже освободила королевских сестер, и отдалась их правосудию. Несомненно Эквестрии было бы лучше, если Селестия и Луна вернутся. Будет лучше, если она исчезнет.
За все что сделала... Найтмэр Мун заслуживала наказание. Она заслуживала изгнания или заточения в темницу... но это наказание она могла обеспечить себе и сама, а единственным достойным воздаянием за ее преступления, удовлетворившим всех кто ее боялся и ненавидел, было заточение на луне. Снова стать Лунной Кобылицей.
Если бы она действительно хотела добра Эквестрии, она бы уже освободила королевских сестер, и отдалась их правосудию. Несомненно Эквестрии было бы лучше, если Селестия и Луна вернутся.
Она несколько раз почти решалась. Найтмэр Мун начинала заклинание освобождения... но каждый раз, она не могла заставить себя его закончить.
Почему? ... потому что она боялась. Каждая из сестер предлагала ей милосердие когда она нападала, но в ответ она практически плюнула им в лица. Теперь пощады не будет. Селестия и Луна не из тех кто убивает, но изгнание на луну было более чем возможно. А ей не хотелось снова возвращаться на луну. Она уже провела там тысячу лет... запертой в холодном одиночестве. Тогда ее ненависть к Селестии и Эквестрии росла, но что более важно, позволяла ей отвлечься мыслями о том, как она отомстит.
Счастливые воспоминания, несущие тепло и радость, будут жечь ее как соль на открытой ране, если ее сошлют на луну. Эти воспоминания будут терзать ее, дразнить ее счастливой жизнью, которую она столь глупо отбросила.
И хуже всего то, что даже если она когда-нибудь вернется, то вернется в мир, где не останется знакомых лиц кроме королевских сестер. Она никогда больше не сможет увидеть своих друзей, никогда не сможет обнять Твайлайт. Она останется одна, и ее все равно будут ненавидеть.
И возможно... именно этого она и заслуживала. Она больше не была чудовищем, но это не меняло того, что она уже сделала. Лучше будет просто освободить сестер и смириться с наказанием... но она не могла заставить себя сделать это.
Она не хотела возвращаться на луну.
Найтмэр Мун отвлеклась от мыслей о своей слабости, выныривая из потока эмоций и размышлений. Ее чуткий слух уловил отдаленный цокот копыт. Звук прокатился по замку, разрывая болезненную тишину. Цокот приближался, и судья по всему, обладатель этих копыт бежал.
Но Найтмэр не хотелось ни с кем встречаться, и она обратившись облаком взлетела под потолок, прячась среди блестящих самоцветов изображавших ночное небо.
Каждое утро после освобождения Детей Найтмэр, Твайлайт Спаркл приходила в замок. Она звала Никс часами блуждая по замку, и уходя только ближе к вечеру, когда голод вынуждал ее вернуться в Понивиль. Сегодня волшебница пришла раньше чем обычно, но Найтмэр как всегда спряталась.
Ей мучительно хотелось ответить на зов Твайлайт... но чувство вины не давало. Она не могла встретиться с единорожкой, во всяком случае пока магия королевы удерживала Селестию и Луну в заточении. Она не могла встретится с Твайлайт из-за всего что натворила. Найтмэр заботилась о ней, и была счастлива, что волшебница жива и в безопасности... но не заслуживала общества такой чудесной пони.
Любовь Твайлайт не должна была изливаться на такое чудовище, и Найтмэр Мун пряталась, закрывала глаза и растворялась в тенях, пока единорожка бродила по замку. Будет лучше, если Твайлайт забудет о том, что Никс вообще существовала... ведь для королевы обратной дороги не было.
Раздался звук открывшихся дверей, и цокот копыт наполнил тронный зал. Как и каждое утро: Твайлайт приходила и звала ее. Просила всего лишь поговорить... но аликорн не позволяла себе поддаться, не важно как сильно ей этого хотелось. Будет лучше, если Твайлайт просто забудет о ее существовании.
Однако раздавшийся голос не принадлежал Твайлайт. Говорившая обладала более гладким голосом и говорила в рифму. Когда Найтмэр Мун осмелилась взглянуть, то обнаружила что в зале была не пони.
Это была зебра.
— Найтмэр Мун, ну где же ты? — позвала зебра осматривая тронный зал. — Явись скорей, а то не избежать беды.
Королева на секунду задумалась, стоит ли отвечать Зекоре, ведь не исключено, что Твайлайт решила подослать ее вместо себя. Однако зебра выглядела действительно встревоженной. Аликорн воспользовалась своей магией, сотворяя несложное заклинание, заставившее ее голос звучать со всех сторон одновременно. Таким образом Зекора не обнаружит ее укрытие.
— Что случилось?
— Беспокойно теперь в Вечносвободном лесу, чудовищ желания злые грызут. Пустые желудки их страшно бурчат, чудовища в ярости громко рычат. Смогла я сбежать и спасенье найти, но теперь Понивиль у них на пути.
— Чудовища покидают Вечносвободный лес? — переспросила Найтмэр что бы удостовериться что правильно поняла стихи зебры.
— Так я и сказала, и горькая правда, что пони для тварь тех вкуснейшая услада.
Осознав, что зебра крайне серьезна, королева вернула себе физическую оболочку прямо в воздухе и обрушилась на пол прямо перед Зекорой. Ведунья от неожиданности подпрыгнула при появлении аликорна, но быстро вернула себе самообладание.
— Почему они вышли из Вечносвободного леса?
— Чудовищ волшебство сестер держало, тех которым небо принадлежало. Но не было здесь их уже давно, и без поддержки угасло оно. Чудовища в этом увидели шанс, и лес оставив двинулись на нас.
Найтмэр опустила взгляд беззвучно проклиная себя. Снова Эквестрия страдала от ее деяний. Еще один грех на душе. Этому королевству действительно жилось куда лучше до ее воскрешения. Все было бы в порядке, и ей не пришлось бы жить с этой болью в груди.
— Тогда скажи всем, что я в этом виновата, еще один мой грех, — Найтмэр развернулась и медленно двинулась к своему трону. — Еще один грех деспотичной королевы Эквестрии.
— Найтмэр, я не винить тебя пришла, и не бросать в лицо злые слова. Я здесь в надежде помощь получить, уж ты то сможешь чудищ проучить. Спаси Понивиль, в леса их отбрось, пока разрушение не началось.
— Пони не захотят моей помощи. Лучше было бы, если Эквестрия просто... забыла обо мне. Я намного более страшное чудовище чем существа из Вечносвободного леса... лучше мне остаться здесь, в одиночестве.
Зекора тряхнула головой и ударила копытом в пол.
— Не смей жалостью к себе упиваться, от твоего дома может ничего не остаться!
— Понивиль уже давно не мой дом.
— Но черный свой замок ты поставила здесь, рядом с теми, к кому у тебя чувства есть, — бесстрашно рявкнула Зекора.
— Просто оставь меня одну, Зекора. После всего что я сделала, лучше будет, если все просто забудут о моем существовании.
— Ты многое сделала, твои чувства верны, из-за тебя страдали жители этой страны. Но слугам своим ты даровала свободу, и снова солнце скользит по небосводу. На это глаза никто не закроет, и это грехи твои может покроет. Но должна я вопрос тебе этот задать, ты хочешь нас всех на съедение отдать? Не станешь противиться тем кто любимых хочет забрать, не должна ли ты им урок преподать? Оставишь Понивиль на едине с бедой? Позволишь нам стать для чудищ едой?
— Ты говоришь так, будто я что-нибудь могу сделать, — прервала ее Найтмэр Мун.
— Не с твоей страшной силой сидеть в этом замке, пока чудовища гуляют в городском парке. Ты аликорн — пони безграничных сил, один твой вид охладит тварям пыл. Их нападение должно встретить отпор, нам надо спешить, нет времени на разговор.
— Если ты не поможешь, Понивиль ждет лишь крах, и Твайлайт судьбу встретит в чьих-то зубах.
Слова Зекоры словно ударили королеву. Мысль о Твайлайт вспыхнула в ее разуме и разожгла пламя в ее груди. Поток эмоций бурлил и набирал силу. Это была оскорбление. Эти чудовища думали, что раз Селестия отсутствует, они могут превратить Эквестрию в буфет? То есть Найтмэр не заслуживала, что бы ее боялись также, если не больше? Разве не она победила Селестию?
В то же время она беспокоилась за жителей Понивиля. Пони которых она знала, пони о которых она заботилась... ее друзья... Твайлайт. Сейчас они были в опасности. Чудовища хотели полакомиться ими, отнять тех, кто был для нее дорог.
И Найтмэр Мун не позволит никому, чудовищу или пони, навредить тем кто ей дорог... только не снова.
— Где они? — Спросила королева разворачиваясь на месте и бросаясь к выходу, Зекора изо всех сил старалась не отставать.
— Они у города сейчас возможно, и я боюсь уже слишком поздно.

GRRRAAAAAAAAWWWRRRRRRR!!!!
GRRRRRRAAAAAWWRRRR!!!!
GRAAAAAAAAAWWWWWRRRR!!!!
GGGRRRAAAAAWWWRRRRRRR!!!!
— Это гидра!!!
— Бегите, спасайтесь!
— Моя дочка! Где моя дочка?!
— Это гидра! Мы обречены!!!
— Ужас!!! УЖАС!!!
TTTHHHOOOOMMM-CCCCCRRRACCK-SCCCRRAACCKKK-TTTRRRACCCK!!!
Найтмэр Мун взлетела из замка, Зекора крепко держалась на ее спине. С высоты королева смогла оценить ситуацию. Гидра, достигшая окраины города, бесновалась пытаясь поймать паникующих пони и крушила все на своем пути.
Остальные существа Вечносвободного Леса еще не добрались до города, но Найтмэр видела среди деревьев еще двух многоголовых страшилищ жаждущих попробовать на вкус пони.
Увидев все что нужно, королева не теряя времени практически свалилась с неба. Сложив крылья она нырнула прямо в центр Понивиля. Выждав почти до земли она снова раскрыла крылья, замедляясь достаточно, чтобы посадка была жесткой но не болезненной.
— Отправь столько пони сколько сможешь ко мне в замок. Сейчас это самое безопасное место, — сказала Найтмэр своей пассажирке, глядя на приближающуюся гидру.
— Я отправлю туда всех кого найду, а когда закончу и сама туда пойду, — ответила Зекора спрыгивая на землю окликая паникующих пони. Через некоторое время жители перестали беспорядочно метаться и поспешили в сулящий защиту замок Найтмэр Мун.
Пока Зекора проводила эвакуацию, королева снова взлетела направляясь к гидре. Три головы чудовища беспорядочно метались огрызаясь на пробегающих жителей.
А вот четвертая уже поймала себе обед: серая пегасочка и светло-сиреневая малышка-единорог с соломенного цвета гривами оказались загнаны в угол. Голова чудовища заперла их в конце переулка. Дитзи Ду изо всех сил пыталась прикрыть телом свою дочь, Динки, от огромной облизывающейся головы.
Пегасочка могла бы улететь унося свою дочь, но одно ее крыло было распушено, она поранила его. Рана не была опасной, и она могла лететь, но очень медленно. Она бы не успела поднять Динки и унести ее, прежде чем чудовище доберется до них.
Голова гидры пододвинулась ближе предвкушая первую порцию пони за сегодня. Дитзи тревожно отступила на шаг, но продолжала закрывать собой единорожку. Она расправила крылья и слегка согнула ноги припадая к земле, пегасочка пыталась выглядеть как можно более сильной, это был лишь защитный инстинкт, она замечательно понимала, что шансов отпугнуть гидру не было.
Облизнув губы в последний раз гидра решила что уже достаточно поиграла с едой. Оттянув голову назад и напрягая шею словно огромную пружину, чудовище широко открыло рот. Через миг она нападет и впервые почувствует вкус пони. Но, внезапно, что-то упало на голову гидры с лязгом захлопнув челюсти.
Найтмэр Мун ухмыльнулась, она упала с неба как наковальня, используя свой собственный вес что бы впечатать голову гидры в землю. Это было скорее отвлечение внимания, но это все, что ей было нужно.
Плавным движение она обхватила Дитзи и Динки своей гривой и снова взлетела. Пегасочка и ее дочка были в объятьях ее магии, а удалившись на безопасное расстояние, Найтмэр пересадила их себе на спину.
— Вы в порядке? — спросила королева через плечо, взмывая все выше.
— Да... да, все хорошо, — улыбнувшись ответила Дитзи обнимая Динки, слезы катились из ее глаз.
— Сможешь лететь и нести ее?
— Да.
— Тогда отправляйся с остальными в замок. Это сейчас самое безопасное место.
Серая почтальонша кивнула, быстро усадив Динки Ду себе на спину она взлетела. Слегка удалившись, она повернулась к Найтмэр что бы поблагодарить ее, но та уже отвернулась. И как раз вовремя чтобы увидеть как гидра вытягивает одну из своих голов.
Молниеносным движением гидра сомкнула свои челюсти вокруг королевы, заглатывая ее целиком.
Дитзи замерла не веря своим глазам. Голова гидры, схватившая аликорна глупо улыбалась, облизываясь и наслаждалась пряным вкусом волшебства Найтмэр Мун. Остальные головы смотрели на нее с завистью, отчаянно желая получить такой же редкий деликатес.
Но через несколько секунд все четыре головы гидры внезапно встали торчком, и каждая из них с выражением отвращения отрыгнула облачко фиолетового мерцающего дыма, которые чуть отлетев закружились. Найтмэр Мун обретя материальную форму пронзила гидру холодным злым взглядом.
— Ты... пытался... съесть меня?! — гневно проревела она. Гидра попятилась, ее головы оглядывались друг на друга, начиная понимать, что только что сделали что-то очень глупое.
Глаза Найтмэр Мун загорелись и из ее гривы ударил целый поток небольших молний. Они ударяли в землю у ног чудовища, и гидра запрыгала на месте пытаясь увернуться. Это продолжалось всего несколько секунд, и гидра бросилась обратно в Вечносвободный лес. Однако это не удовлетворило королеву, и она послала еще один разряд точно в основание хвоста чудовища, заставив его пискнуть.
— Вы в порядке? — Спросила Дитзи Ду осмелившись подлететь поближе.
— Все хорошо, но тебе надо добраться до замка. Только там сейчас безопасно.
Серая пегасочка не стала спорить, но задержалась на секунду для почтительного поклона, прежде чем улететь. Динки тоже поблагодарила Найтмэр, улыбнувшись и помахав копытом. Аликорн не смогла удержаться и ответила ей такой же улыбкой и взмахом копыта.
Однако это был всего лишь краткий миг передышки, звук ломаемых деревьев вернул внимание Найтмэр Мун к сражению. Пока аликорн дралась с гидрой, остальные существа вышедшие из Вечносвободного леса добрались до Понивиля. Гидры, Церберы, Скорпионы... но хуже всего Малые Псы носящиеся по улицам Понивиля.
— Конские яблоки, их слишком много, — ругнулась Найтмэр, обдумывая ситуацию. Со своей магией она легко могла справиться с любым из чудовищ, но пока она будет сражаться с одним, остальные могли беспрепятственно нападать, ранить и пожирать жителей Понивиля.
Она собиралась спасти как можно больше пони, может быть даже всех, а значит ей надо было драться со всеми чудовищами одновременно. Отвлекая на себя внимание, чтобы понивильцы могли убежать. Но не могла же она быть во многих местах одновременно.
Или могла?
Найтмэр Мун вспомнила как она проникла в замок Селестии, как она стала сразу целым отрядом солдат. Она могла разделить себя, разделить свою магию, что позволило бы драться со всеми чудовищами одновременно. Это позволит ей защитить большинство пони.
Но это было очень опасно. Чем на большее количество частей она себя делила, тем уязвимее становилась. Сила аликорна, живучесть и практически бессмертие зависело от количества магии содержащейся в теле. Это означало, что у нее было достаточно магии чтобы делить себя, но чем на большее количество она себя делила, тем слабее и уязвимее была каждая из этих частей.
Это поставит ее в слишком неравные условия с чудовищами, и если ее копии сильно поранятся...

или слишком многие из них погибнут... то она может...
Найтмэр Мун колебалась, думая насколько глупо делать себя столь уязвимой. Но она слышала крики ужаса и звуки разрушений с улиц Понивиля. Пони... им нужна была ее помощь, и королева решилась. Закрыв глаза она призвала свою магию начиная быстрый но тонкий процесс разделения своей магии, и соответственно себя.

— Давайте! Сюда! — звала Рейнбоу Дэш махая копытом группе паникующих пони, которых она вела через Понивиль. Группа добежала до т-образного перекрестка и свернув оказалась на центральной площади. Следуя указаниям пегасочки они побежали по дороге ведущей к замку.
Дэш понаблюдала за группой еще несколько секунд, что бы убедиться что никто не отстал, и сделав петлю полетела к ратуше.
Вскоре после того, как Зекора была доставлена в город черным аликорном, она встретилась с Твайлайт. Единорожка сразу же взяла на себя организацию эвакуации Понивиля, позвав друзей на помощь, как только увидела их. Шесть пони и зебра старались изо всех сил обеспечить остальным безопасное отступление.
— Я собрала всех на Подковной улице и вывела их. Что дальше? — спросила Рейнбоу Дэш приземляясь рядом с Твайлайт. Единорожка склонилась над столом заваленным бумагами и картами, быстрым движением карандаша она вычеркнула Подковную улицу с карты Понивиля.
— Отличная работа, Дэш, теперь мне нужны свежие разведданные. Взлетай и посмотри где сейчас чудовища. Мне нужно знать, какие улицы нужно очистить следующими, — ответила Твайлайт, как генерал отдающий приказания своим войскам.
И Рейнбоу хотелось следовать этим приказам, козырнув она молнией взмыла в небо. С ее знаменитой скоростью она взмыла над паникующим Понивилем помечая в уме месторасположения чудовищ.
Ситуация была скверной. Две гидры не входили в город, беснуясь на окраине, но остальные чудовища разбрелись по еще не эвакуированным кварталам. Рейнбоу Дэш видела что один из Церберов подбирался к больнице, из которой Эпплджек и Рэрити эвакуировали пациентов. Трехголовый, черный, красноглазый пес размером со слона громыхал по улицам нюхая землю, выискивая пони.
И Цербер был не один. Несколько таких же бродили по городу расходясь в разные стороны. Но, будто того было мало, пришли еще и Скорпионы. Как и Малая Медведица, Скорпионы были звездными зверями, волшебными по природе и чертовски большими. Отличие было лишь в том, что Малая Медведица была похожа на медведя, а эти выглядели как скорпионы, и они явно предпочитали пони в качестве еды. Скорпионы забирались на здания и пытались клешнями и хвостами достать пробегающих по улицам жителей.
Но еще хуже, хуже всего что обрушилось на город, были Малые Псы, звездные волки. Они были небольшими, размером с пони. Но чего не хватало в размере они добирали в скорости и свирепости. Если от больших чудовищ можно было увернуться и убежать, то Малые Псы могли легко поймать обычную пони.
И сейчас один из Малых Псов собирался это сделать. Рейнбоу видела как две маленькие кобылки бежали не жалей копыт, а зверь преследовал их. У малышек было два квартала форы, но из-за их коротких ножек звездный волк быстро сокращал расстояние.
Дэш не колебалась ни секунды бросившись наперерез чудовищу. Это была смертельная гонка, которую пегасочка выиграла. Как раз в тот момент, когда Малый Пес уже готов был схватить кобылок, Рейнбоу протаранила его в бок отбросив его подальше, а сама кувырнувшись отпрыгнула, проскользив на копытах завершая маневр заставивший бы Вайндерболтс раскрыть рты.
Пока волк очухивался от внезапной атаки, Дэш воспользовалась возможностью взглянуть на кобылок. Парочка оказалось знакомой, Даймонд Тиара и Сильвер Спун.
— Убирайтесь отсюда! Живо! — рявкнула Дэш, переводя взгляд на Малого Пса оклеймавшегося от удара пегасочки.
— Давай, Сильвер Спун, нужно бежать! — нервничала Тиара пытаясь сдвинуть свою подругу с места. Но Сильвер Спун не могла; она была слишком напугана. Она лежала на земле накрыв голову копытами и звала маму, и ничего, что могла бы сказать Даймонд Тиара не могло сдвинуть ее с места.
— Скорее, вам надо БЕЖАТЬ! — крикнула Дэш нервно отступая. Малый Пес уже поднялся и медленно приближался к трем пони. Он облизывался и внимательно следил за добычей своими желтыми глазами с красными радужками. Рейнбоу припала к земле расправив крылья и прикрывая собой жеребят, встретила этот голодный взгляд. Волк зарычал и приготовился к прыжку.
Пегасочка фыркнула и дерзко ударила копытом по земле. Враги некоторое время сверлили друг друга взглядом, ожидая кто же первым двинется.
— То есть ты только тявкать и умеешь?
Подстегнутый насмешкой Дэш зверь прыгнул, обнажая в полете клыки и когти. Но звездный волк сам стал жертвой атаки с воздуха, темная фигура протаранила его в бок и вместе с ним врезалась в прилавок на другой стороне улицы.
Рейнбоу, Сильвер Спун и Даймонд Тиара с тревогой пытались рассмотреть своего спасителя, но из обломков первым выбрался волк. Отряхнувшись от пыли и щепок он снова уставился на троих пони. Но прежде чем чудовище успело хоть что-нибудь сделать прозрачная, напоминающее звездное небо грива появилась из обломков и ухватила волка за заднюю лапу.
Малый Пес на большой скорости пролетел вдоль улицы и упал в телегу с сеном, а из разрушенного прилавка появилась темная фигура. Найтмэр Мун вздрогнула складывая крылья и вышла на середину улицы к Рейнбоу Дэш.
— Унеси их отсюда, — приказала королева, не отрывая глаз от Малого Пса выбирающегося из телеги в которую приземлился, волк зарычал и бросился в атаку.
— СЕЙЧАС ЖЕ! — рявкнула Найтмэр Мун разворачивая крылья и готовясь встретить звездного волка.
Дэш стряхнула с себя оцепенение, и плавным движением подхватила обеих кобылок, помещая одну себе на спину а вторую удерживая в передних копытах. Рейнбоу взмыла в высь, и только убедившись что достаточно удалилась, позволила себе оглянуться.
Увиденное едва не заставило ее выронить Даймонд Тиару из копыт. По всему городу виднелись дюжины черных аликорнов. Они дрались и отвлекали большинство чудовищ в городе, пока жители бежали к центральной площади а оттуда в направлении замка.
Рейнбоу Дэш могла только ошеломленно смотреть, пытаясь сосчитать все Найтмэр Мун что она видела. Только плач и шевеление жеребят напомнило пегасочке о задании. Но несмотря на возмущение кобылок она направилась не к замку а к городской площади.
Доставить Сильвер Спун и Даймонд Тиару в безопасность было не долго, но сначала нужно было сообщить Твайлайт о том, что происходит.

— Скорее, Рэрити, нам нужно поскорее увести пациентов из больницы!
— Я стараюсь, Эпплджек! — ответила единорожка. — Но нам надо захватить и лекарства, которые им нужны.
Как и на незапланированных ночных посиделках у Твайлайт, разница в характерах Эпплджек и Рэрити снова проявлялась. Рыжая пони сразу же принялась за самое важное дело, помогая медсестре Редхарт погрузить пациентов в фургон, который она собиралась тянуть на пару с Биг Макинтошем. А Рэрити, с обычным вниманием к важным деталям собирала медикаменты, что бы пациентам можно было оказать помощь, когда они достигнут замка.
Сейчас две столь разных пони идеально дополняли друг друга, каждая сосредоточилась на одинаково важных задачах. Однако, Эпплджек уже помогла последнему из пациентов, пони со сломанной ногой, забраться в фургон и теперь ждала, пока Рэрити закончит собирать медикаменты.
— Ну скорее! Двигай уже задницей! Не знаю сколько у нас времени пока чудовища...
THHRRACCK!!
Эпплджек резко обернулась в поисках источника грохота. Казалось что звук раздался отовсюду, но пока Эпплджек осматривалась, грохот раздался снова. В этот раз что-то разнесло стену близлежащего магазина, проносясь через улицу и врезаясь в здания на противоположной стороне.
Это был Цербер, чудовище размером со слона с тремя голодными головами, красными глазами, и огромным желанием проглотить несколько пони.
— Конские яблоки! — ругнулась Эпплджек. — Биг Мак, тащи фургон отсюда!
— А-агась! — в обычной манере ответил крупный жеребец наваливаясь всем весом на хомут. Повозка двинулась по улице, но болезненно медленно. Рэрити появилась из больницы как раз вовремя чтобы запрыгнуть в фургон с последней партией медикаментов.
— Я думала вы меня подождете! — укоризненно заявила Рэрити высовываясь из фургона и глядя на Эпплджек рысившую сбоку.
— Мы ждали, но только пока огромный Цербер не разнес дом рядом!
— Цербер?! — охнула Рэрити, оглядываясь на трехголового пса, только тихий вздох сорвался с ее губ.
— Что, что такое? — спросила Эпплджек оборачиваясь. Теперь она поняла, что чудовище не просто так крушило все вокруг, оно сражалось с кем-то, кем-то, кого черный пес почти размазал о стену здания на дальней стороне улицы.
Сейчас, выглядевшая до боли знакомой, черная фигура безжизненно лежала на земле.
— Какого сена Найтмэр Мун тут делает?!
— Не знаю, Эпплджек, но мы должны ей помочь! — заявила Рэрити выпрыгивая из фургона.
— Помочь ей? Почему это мы должны помогать ей?! — вскрикнула Эпплджек останавливаясь рядом с Рэрити посреди улицы, пока Биг Макинтош тянул наполненную пони повозку дальше.
— Потому что ей нужна наша помощь! — ответила Рэрити, ее рог светился, когда она срывала рекламные флаги с ближайшего магазина и превращала их в крепкую длинную веревку. — Или ты хочешь объяснять Твайлайт, как мы позволили какому-то чудищу сожрать Никс?
— От...от блин, — ругнулась рыжая пони, ударяя копытом в землю, прежде чем забрать у Рэрити веревку, и завязать творение единорожки на кончике своего хвоста. — Хорошо, я разберусь тут. А ты двигай к Биг Макинтошу и Редхарт, убедись что все раненые и больные добрались до замка. А я помогу Найтмэр Мун.
— Ты обещаешь что с тобой ничего не случится?
— Уж поверь Элементу Честности, этому песику-переростку не справиться с настоящей родео-пони. К тому же, там ты нужнее чем здесь.
— Хорошо, но будь осторожна, Эпплджек.
— Буду, — ответила рыжая пони, глядя как Рэрити догоняет повозку. Фермерша подняла копыто к голове поправляя шляпу и обернулась к Церберу.
Эпплджек секунду собиралась с силами, сделав глубокий вдох и выдохнув, прежде чем броситься в сторону чудовища. На бегу она кончиком хвоста раскрутила над собой лассо, шустрая рыжая кобылка быстро сокращала расстояние до Цербера.
Найтмэр Мун неподвижно лежала у стены, об которую ее ударило, а Цербер уже готовился попробовать свой первый обед из пони. Центральная голова чудовища обнажила клыки и примеривалась к лежащей кобылице, решая какая часть вкуснее.
Эпплджек, однако, не дала гигантскому псу даже попробовать редкого деликатеса. Она метнула свое лассо и затянула петлю на центральной пасти чудовища. Веревка заставила рот захлопнуться, и прежде чем зверь успел среагировать, Эпплджек сильно дернула веревку отворачивая Цербера от Найтмэр Мун.
Теперь, когда чудовище и пони стояли друг на против друга, Эпплждек снова бросилась вперед, продолжая сжимать веревку в зубах. Цербер тоже устремился в атаку, все его внимание теперь было сосредоточено на наглой еде посмевшей напасть на него. Центральная голова все еще была обезврежена петлей, но оставшиеся две не собирались упускать своего шанса полакомиться оранжевой пони.
Однако, Эпплджек не собиралась давать им такого шанса. Когда Цербер был достаточно близко, фермерша прыгнула. Время было рассчитано идеально, оранжевая кобылка приземлилась точно на центральную голову чудовища, и использовав ее как трамплин перепрыгнула на спину зверю. Эпплджек развернулась и с силой дернула веревку задирая центральную голову гигантского пса к небу, теперь с помощью своего лассо она легко могла удержаться на спине Цербера.
— Ну давай, собачка, посмотрим сколько ты продержишься против родео-пони! — проворчала Эпплджек не выпуская веревки изо рта, и чудовище видимо очень хотело испытать навыки фермерши. Оно начало брыкаться как бык на родео, изо всех сил стараясь стряхнуть пони со своей спины.
Однако таким образом Цербера было не победить. Несколько секунд он брыкался и подпрыгивал, а в это время его центральная голова пыталась порвать петлю стянувшую пасть. Веревка продержалась некоторое время, но скоро порвалась с громким треском.
Лишившись надежного якоря в виде веревки, Эпплджек больше не могла удержаться на спине чудовища, и в следующий раз когда оно взбрыкнуло, рыжая пони подлетела высоко в воздух словно тряпичная кукла и маша ногами пыталась хоть как-то управлять полетом.
Некоторое время Эпплджек летела вверх ногами, но приложив усилия перевернулась в нормальное состояние, как раз когда уже начинала падать обратно. Взгляд вниз наполнил ее душу ужасом.
Цербер казалось улыбался стараясь расположиться точно под фермершей. Он распахнул челюсти и терпеливо ждал, пока обед сам упадет на язык. Однако сражаясь с Эпплджек, чудовище совсем забыло о своем предыдущем оппоненте.
Найтмэр Мун пронеслась по улице и врезалась Церберу в живот как хуфбольный полузащитник. Три головы чудовища скривились и заскулили от мощного удара, вышибшего воздух из легких. Пока зверь пытался отдышаться, аликорн взглянула вверх и встала так, чтобы рыжая пони приземлилась ей на спину затормозив в магической гриве.
— Эпплджек, ты в порядке?
— К...кажись да, — ответила фермерша отряхаясь, неловко поставленное на больное место копыто заставило Найтмэр вздрогнуть.
— А вот ты видимо нет, — добавила Эпплджек спрыгивая на землю, чтобы больше не причинять черной кобылице боли.
— Ничего страшного... просто сломанное ребро.
— Сломанное ребро... да чтоб мне яблоком подавиться! Я думала ты как принцессы, они же бессмертны?
— Мы бессмертны из-за количества магии наполняющей нас. Эта магия позволяет аликорнам жить очень долго. Но, сейчас, я разделила свою магию между копиями. Каждая копия все равно довольно сильна, но разделив магию я стала куда более уязвимой.
— Тоесть вы, аликорны, из-за магии такие крепкие? Ну... думаю в этом есть смысл. И сколько же копий ты сделала?
— Несколько дюжин, достаточно чтобы отвлечь большую часть этих чудищ и выиграть время, чтобы пони смогли убежать, — ответила Найтмэр Мун, наблюдая как Цербер потихоньку очухивается от удара. — Я уже прогнала несколько чудовищ обратно в лес, но... их еще слишком много.
— Что они вообще тут забыли?
— Они поняли, что Селестии больше нет, и решили что могут перекусить жителями Понивилля.
— Понятно. То есть мы должны им накостылять так, чтобы они решили что обед не стоит того, — сказала Эпплджек поправляя шляпу. — Ну и сколько нам еще пинать этого песика, пока он не убежит поджав хвост?
— Не много... но из-за сломанного ребра мне трудно дышать, — ответил аликорн.
— Не боись. Вдвоем мы быстренько убедим его поискать еду себе по зубам, — уверенно сказала Эпплджек, мастеря из остатков веревки новое лассо.

Одна из копий Найтмэр Мун управляла сражением, оставаясь в воздухе, она наблюдала как чудовища крушат Понивилль. Эвакуация все еще продолжалась. Большинство жителей уже укрылись в замке, но многим все еще требовалась помощь. Чудовища разбрелись по всему городу, оставив некоторых пони запертыми или в панике убегающими.
Твайлайт и ее друзья ухитрялись выводить группы из окружения, но только пока армия аликорнов продолжала сражаться с чудовищами, выгоняя их обратно в Вечносвободный лес или отвлекая от беззащитных пони. До сих пор, благодаря отважным действиям множественных копий королевы, никто еще серьезно не пострадал.
Найтмэр Мун в небе занималась разведкой, постоянно следя за тем, что происходит. Копии не поддерживали постоянной мысленной связи, но использовав немного магии, разведчица могла посылать сообщения аликорнам на земле, сообщая о пони, которым грозила опасность.
Начав новый круг над городом, Найтмэр Мун осматривала улицы в поисках ярких пятен, шкурки пони были хорошо заметны на каменных улицах города. Одно из этих пятен привлекло внимание Найтмэр: ярко-розовая пони стояла посреди перекрестка, а сзади к ней подкрадывался Малый Пес.
Это была Пинки Пай... и она не видела приближающегося звездного волка.
Не успевая предупредить остальные копии, Найтмэр разведчица сложила крылья и камнем бросилась на помощь Пинки. Но было слишком поздно, зверь прыгнул на розовую пони.
Он вцепился ей в спину... и Пинки Пай взорвалась, облако конфетти и ленточек изверглось из тела пони, а затем последовал второй взрыв окутавший перекресток зеленым дымом.
Раскрыв крылья, Найтмэр Мун смогла замедлить свое падение, приземляясь рядом с дымовым облаком. Едва коснувшись копытами земли, аликорн забила крыльями разгоняя дым. Когда облако рассеялось, ее взору предстали последствия странного двойного взрыва.
Малый Пес растянулся на мостовой быстро засыпая. Найтмэр Мун обнаружила, что она первоначально приняла за Пинки Пай было на самом деле тренировочной мишенью из запасов замка. Пока королева осматривала странный предмет, к ней подпрыгнула копна сена из которой торчали очки с фальшивым носом и усами.
— Ооо, всего один в этот раз.
Найтмэр обернулась и посмотрела на странную копну позади себя.
— Пинки Пай?!
— Та-да-да! — ответила Розовая пони высовывая голову из копны и снимая странные очки.
— Что... это?
— Отвлекающий маневр.
— Отвлекающий маневр? — подняла бровь Найтмэр.
— Ага! Когда Твайлайт всем дала задания, я спросила что делать мне, и она долго думала, а потом рассказала мне про то как видела эти куклы в твоем замке. Она велела мне подготовить сюрпризы чудовищам, потому что у меня особый талант к отвлечению и отвлекающим маневрам.
— Правда забавно? — хихикнула Пинки. То есть, мой особый талант устраивать обалденные вечеринки а не отвлекать! Но эти злобные, вредные чудища не заслужили вечеринки, так что я решила сделать, как сказала Твайлайт. Я сбегала в замок, взяла несколько этих кукол и наполнила их конфетти. А потом Рейнбоу сказала, что из этого надо сделать розыгрыш, и наполнить их сонным порошком из магазина розыгрышей.
— А я такая: «Вау, это ОТЛИЧНАЯ идея!», а потом так и сделала. И теперь я расставляю моих специальных сюрприз-пони по всему городу что бы отвлекать чудовищ, и когда эти гадкие чудища кусают их, то получают конфетти, ленточки и сонный газ!
— Тебе... нужна помощь? — спросила Найтмэр Мун.
— Нет, я справлюсь с этим. И что бы ты знала, моих сюрприз-пони можно отличить от настоящих по их бокам. Ни у одной нет кьютимарки, ну и еще они сделаны из ткани, но это издалека сложно увидеть. Эти куклы очень правдоподобные!
— Молодец! Продолжай в том же духе, — Найтмэр Мун не смогла удержаться от смешка.
— Ты тоже, королева Никси, — ответила Пинки Пай прежде чем спрятаться в свою копну сена и попрыгать дальше по улице. Аликорн улыбаясь мотнула головой и расправив крылья взмыла в небо. Разведчица сообщила всем остальным копиям про обманки Пинки Пай, и теперь, когда копии видели облака конфетти и зеленого дыма они не могли сдержать улыбку.
Да, мир вокруг мог рушиться, но Пинки Пай все равно останется Пинки Пай.

Мышцы и легкие Черили горели, учительница уже почти выбилась из сил от долгого бега. Но она заставляла себя продолжать бег, она не могла позволить себе даже чуть снизить темп.
Когда началась атака чудовищ, она встретилась со Скорпионом входившим в парк. Первой мыслью было убежать, но она заметила, что чудовище направляется к ее ученикам, жеребятам игравшим в парке. Маленькие пони не замечали надвигающейся опасности.
Любовь к детям придала Черили решительности, и она бросилась в парк и прыгнула прямо на путь Скорпиону. Она прыгала вокруг, махала копытами и вероятно выглядела сумасшедшей, но это сработало. Она отвлекла на себя внимание оранжевого звездного зверя, и бросилась бежать от голодного преследователя.
Задыхаясь, Черили свернула за угол и оглянулась, что бы понять на сколько она опережает Скорпиона. Однако для этого она выбрала не подходящий момент. Посреди улицы лежала перевернутая телега для овощей, а ее содержимое было разбросано на земле вокруг. Учительница неловко поставила копыто на морковку и кубарем покатилась по улице.
Бардовая пони жестко ударилась об землю, этот удар выбил воздух у нее из легких, перед глазами плыло. Однако, зная что ее преследует, Черили заставила себя снова подняться на ноги, пытаясь продолжить бег, но вздрогнув перемещая вес на переднюю ногу. Она вывихнула лодыжку, сильно, и не смотря на адреналин в крови, поврежденная нога болела слишком сильно, чтобы бежать.
Оглянувшись Черили увидела Скорпиона выползающего из-за угла, звездный зверь угрожающе щелкал клешнями размером с пони. Чудовище приближалось к Черили, и та пыталась отступать, прихрамывая на поврежденную ногу.
Лишенная возможности убежать, учительница могла только смотреть, как Скорпион приближается к ней открывая одну из своих ужасных клешней. Черили закрыла глаза, нервно сглотнув и повторяя как

молитву, раз уж ей суждено умереть, пусть это защитит детишек. По крайней мере, все должно закончиться быстро.
— АААААААЙРРРРРХХХХХ!!!
Черили распахнула глаза, вокруг нее кружилось что-то темное, фиолетовое с точками звезд. Громко вздохнув, она отступила на несколько шагов и поняла, что в клешне Скорпиона зажата Найтмэр Мун, клешне, которая должна была раздавить бардовую пони.
Королева дергалась пинаясь и хлопая крыльями, она пыталась освободиться. Обнаружив в своей клешне, куда более крупную чем ожидал, добычу, Скорпион радостно щелкая челюстями потащил аликорна в рот.
Не желая быть съеденной второй раз за день, Найтмэр Мун воспользовалась магией. С треском маленькая молния ударила зверю в то место, где клешня соединялась с лапой. Сустав потрескался и почернел, и Скорпион уронив свою добычу недовольно шипя отступил на несколько шагов.
Найтмэр Мун смогла в падении перевернуться копытами вниз, ее рог засветился, королева магией ухватила Скорпиона за хвост. Подняв звездного зверя над собой, она раскрутила его, и выбрав подходящий момент отпустила. Скорпион полетел по широкой дуге через весь Понивилль и с диким грохотом упал в Вечносвободном лесу, спугнув несколько птиц.
— И больше не смей поднимать клешню на мою учительницу! — рявкнула Найтмэр Мун на зверя, несмотря на то, что Скорпион явно не мог услышать. Задыхаясь аликорн опустилась на колени, тело ее сотрясали судороги — последствия недавнего ранения. Черили подошла к ней открывая рот что бы спросить все ли в порядке, но была прервана аналогичным вопросом.
— Вы... вы в порядке, мисс Черили?
— Да, я в порядке. Спасибо, — ответила учительница, в ее голосе звучало потрясение, не от близости Найтмэр Мун, а от того, как та себя вела. Черили знала, что черная кобылица — чудовище, так говорилось в старых историях. Но... чудовище не спасло бы ее от Скорпиона подобным образом... и не поинтересовалось бы состоянием Черили, игнорируя свои собственные раны.
— Хорошо... я рада, что успела, — ответила Найтмэр, сделав глубокий вдох и сжав зубы она попыталась встать. Она оступилась несколько раз, и даже чуть не упала. Она смогла подняться только с помощью черили, приложившей все оставшиеся у нее силы, чтобы помочь аликорну подняться.
— Найт... то есть, Никс, ты ранена, — сказала учительница. — Нам надо добраться до медсестры Редхарт, и...
— Н... нет времени, — ответила королева, наконец то сумев удержаться на копытах. — Там... там еще чудовища с которыми мне нужно разобраться. Но, сначала мне нужно отнести тебя в замок.
— Но...
— Со мной все будет в порядке, мисс Черили. Почти все уже добрались до замка, а звери начинают убегать в Вечносвободный лес, по крайней мере, те которых я туда сама не вышвырнула, — убеждала Найтмэр. — Со мной все будет в порядке, но пока я не могу отдыхать... во всяком случае пока ты не будешь в безопасности. Ты не сможешь бежать из-за твоей подвернутой ноги, так что, мне придется отнести тебя в замок. Но потом я вернусь, что бы помочь разобраться с оставшимися чудовищами.
Рог королевы засветился, она магией подняла Черили себе на спину. Несмотря на то, что бардовая пони сильно сомневалась в том, что Найтмэр Мун сможет это сделать с такими сильными ранами, она больше не стала спорить. Вместо этого она благодарно улыбнулась и кивнула, изо всех сил стараясь устроиться так, чтобы не мешать аликорну. Найтмэр расправила крылья и взлетела.

Найтмэр Мун прислонилась к ближайшей стене, закрыв глаза она переводила дух. Битва за Понивилль все еще кипела, и пока остальные копия продолжали сражение, этой было необходимо передохнуть. Она только что разобралась с Цербером, выгнав его обратно в Вечносвободный лес, но победа далась ей тяжело. Чудовищу удалось сильно потрепать эту копию, и теперь она едва могла стоять на собственных копытах, привалившись к ближайшему строению.
И если хищники хороши в чем-то, так это в том, что бы чувствовать когда жертва слаба.
Утробный рык заставил Найтмэр Мун открыть глаза, увидев тройку Малых Псов окруживших ее. Каждый из звездных волков уже припал к земле, готовясь прыгнуть. Королева напряглась, пытаясь собраться с силами, чтобы отразить атаку... но не смогла. Она слишком устала... ей нужно было больше времени для отдыха, но Малые Псы этого времени не дали.
Снова закрыв глаза Найтмэр наклонила голову. Ей предстояло стать первой погибшей копией, но это не так страшно.
Превратившись в отряд солдат, Найтмэр Мун узнала, что разделение делает ее слабее, но также она узнала, что раны получаемые ее копиями не исчезают. Каждая рана копии сказывалась на настоящем теле аликорна, когда она снова собиралась воедино, правда намного слабее. Сильные раны копии превращались в незначительные синяки на настоящем теле, но если копия погибнет... Найтмэр Мун боялась, что не сможет снова собраться воедино.
Однако, аликорн предполагала, что сможет пережить смерть нескольких копий, просто будет сильно изранена когда снова вернет себе свое тело. И если смерть копий поможет защитить пони, даст большему количеству понивилльцев добраться до замка... то, оно того стоило.
Так что... смерть одной копии — это не страшно. Она сможет выжить после этого...наверное.
Малые Псы видимо почувствовали, что Найтмэр Мун беспомощна, один из них облизывался, а остальные медленно надвигались готовясь набросится.
— ДАЖЕ НЕ СМЕЙ!
Найтмэр распахнула глаза поворачивая голову на источник голоса. Этот голос был сильным, уверенным, повелевающим, но аликорн узнала этот голос. Этот голос обычно звучал мягко и нежно, и принадлежал он самой доброй и нежной пони в Эквестрии.
Это был голос Флаттершай. Желтая пегасочка стояла между Малыми Псами и Найтмэр Мун... и она была в ярости.
— Мне все равно сколько вас здесь! Мне все равно какие большие у вас клыки или какие острые когти! Вы не посмеете, я повторяю, вы. Не! Посмеете! Обидеть! Ее! Вы поняли ЭТО!?
Малые Псы нервно отступали беспокойно переглядываясь. Один из трех волков, однако, нашел в себе смелость противостоять Флаттершай сделав шаг в ее сторону. Пегасочка посмотрела на него, она широко открыла глаза, зрачки стали твердыми и холодными как сталь. Волк замер словно каменное изваяние.
Это был «Взгляд», и Флаттершай не собиралась сдерживаться.
— А теперь, — начала желтая пегасочка, приближаясь к зверю почти вплотную. — Ты заберешь своих приятелей и вернешься в Вечносвободный лес, и больше НИКОГДА не вернешься в Понивилль.
Малый Пес заскулил оглядываясь на двоих других звездных волков в поисках поддержки.
— Ну, чего ты ждешь?! ПШЕЛ!
От последнего слова три волка взвизгнули и не жалея лап бросились в Вечносвободный лес. Флаттершай проводила их сердитым взглядом пока звери не убежали достаточно далеко. Взгляд пегасочки смягчился и она возвращалась к своей обычной добро натуре.
— Тебе... не обязана была это делать. Тебе не следовало рисковать из-за меня, — проворчала Найтмэр Мун, когда Флаттершай обернулась к ней.
— А ты не обязана была помогать нам прогнать этих чудовищ, — ответила пегасочка с нежной улыбкой, она взлетела и повисла рядом головой королевы. — Но ты сделала это, и благодаря тебе спаслось много пони. Я горжусь тобой, Никс.
— Твайлайт не говорила тебе? Мне не нравится, когда меня зовут Никс.
— Правда? Но она всегда тебя так называет?
— Она... она зовет меня так?
— Да, я никогда не слышала, чтобы она звала тебя по-другому, и за то, что ты сделала, я тоже никогда не назову тебя Найтмэр Мун.
— Даже после того, что я натворила, ты все равно будешь звать меня Никс?
— Найтмэр Мун была плохой пони, а ты не плохая пони, Никс. Ты просто приняла несколько неправильных решений.
— Неправильных решений... утверждение тысячелетия, — проворчала Найтмэр Мун пытаясь оттолкнуться от стены к которой прислонялась, и снова встать на все четыре копыта.
— Ответь мне, Флаттершай: сколько неправильных решений может принять пони прежде чем стать плохой?
— Это не имеет значения. Если пони сожалеет о том сделала и пытается исправить свои ошибки, то она никогда не будет плохой. Ты хорошая пони, Никс, хочешь знать почему?
— Почему?
— Потому что только хорошая пони пришла бы сюда и встретилась с армией чудовищ, что бы защитить нас.
— Ты добра как всегда, Флаттершай, добрейшая пони в Эквестрии... но, я не хорошая пони. Я ведь даже не пони... я просто чудовище. Но... если это чудовище может защитить тех, кто ей дорог... тогда может быть оно не совсем бесполезно.
С этими словами Найтмэр Мун расправила крылья и взлетела, собираясь найти другое место что бы передохнуть. Флаттершай приземлилась, глядя как копия Найтмэр Мун с которой она говорила, вместе с другими копиями направляется в центр города, где они смогут отдышаться и востановить силы.
— Ох, Никс...

Атака чудовищ наконец закончилось, когда солнце уже стояло в зените. Все жители Понивилля были эвакуированы, последние беженцы отбыли больше часа назад. В городе остались только Твайлайт и ее друзья, пони старались чем могли помочь множественным копиям Найтмэр Мун в сражении с чудовищами.
Через десять минут после полудня последняя гидра была выгнана из города. Четырехголовая тварь убегала в лес плача как дитя, сопровождаемая тройкой Найтмэр Мун и голубой пегасочкой.
— Да, беги, беги! — крикнула Рейнбоу Дэш ехидно, прежде чем обернуться к копиям аликорна, которые выглядели куда более потрепанными чем пегасочка. — Полетели, встретимся с остальными вами у городской ратуши.
Аликорны кивнули, устремляясь за Рейнбоу Дэш к центру Понивилля. На главной площади уже собралась маленькая армия копий Найтмэр Мун. Три черных аликорна, летевших вместе с Дэш, приземлившись затерялись в толпе, а пегасочка подлетела к своим друзьям, стоявшим у входа в ратушу.
— Посылка с последней гидрой отправлена, — гордо объявила Дэш.
— Хорошо, — кивнув сказала Твайлайт, сверяясь со своим списком. — Это должно быть последнее из чудовищ. Но все равно, Рейнбоу, я хочу что бы ты с Флаттершай еще раз внимательно осмотрели город, что бы убедиться, что все чисто. Я не хочу возвращать сюда кого-нибудь пока не буду уверена что все эти твари ушли.
— А как насчет нас, сахарок? — спросила Эпплджек.
— Ты, Рэрити, Зекора и Пинки Пай отправляйтесь в замок. Скажите всем, что мы считаем, все чудовища ушли, и скоро можно будет безопасно вернуться в город.
— А как насчет тебя?
— Я останусь здесь, пока Рейнбоу и Флаттершай не закончат прочесывать город, а потом мы направимся в замок с ними и Никс, — сказала Твайлайт отходя от стола, служившего ей командным пунктом в это долгое утро.
Ее подруги кивнули приступая к выполнению распоряжений, а Твайлайт двинулась к толпе копий Найтмэр Мун.
— Еще чудовища остались? — спросила ближайшая копия.
— Нет, думаю мы выгнали их всех. Можешь собраться воедино.
Все копии кивнули и превратились в маленькие облачка фиолетового дыма, собираясь в одно большое перед Твайлайт. Через миг крутящееся облако материализовалось в Найтмэр Мун... аликорн со стоном повалилась на землю.
— Никс! — всхлипнула Твайлайт, бросаясь к черной кобылице. — Ты в порядке?
Найтмэр закашлялась пытаясь подняться.
— Я... в порядке... просто... когда мои копии... собрались воедино... все их раны... достались мне.
— Все раны?! — воскликнула Твайлайт, осматривая поднимающуюся Найтмэр Мун. Она действительно была в ужасном состоянии. Ее тело было покрыто порезами и царапинами, передняя правая нога была видимо вывихнута, аликорн не могла на нее опираться, а одно из крыльев королевы бессильно висело. В добавок ко всему, Найтмэр Мун дышала с трудом, вздрагивая от боли при каждом вдохе.
— Нам... нам надо немедленно показать тебя Рейдхарт.
— Нет... все в порядке, — возразила королева. — Я вам... понадоблюсь здесь... если тут остались еще чудовища.
— Я уверена, что мы выгнали их всех. Тебе нужно вернуться в замок и прилечь, прежде чем ты...
— ТВАЙЛАЙТ!!!
Единорожка вскинула голову вверх, глядя как Рейнбоу и Флаттершай поспешно летят к ней.
— Что случилось? — крикнула единорожка.
— Еще один остался, Пес... но намного больше остальных!
— Где он?
— Он идет сюда! — ответила Флаттершай указывая копытом. Твайлайт повернула голову и почувствовала как кровь стынет в жилах. По улице на них с Найтмэр Мун мчался Пес, но не Малый Пес. Нет, это был огромный Большой Пес, звездный волк размером Больше чем Найтмэр Мун и в пять раз более злобный, чем Малые Псы терроризировавшие Понивилль.
Зверь несся вперед словно локомотив, покрывая квартал за кварталом со скоростью сравнимой с Рейнбоу Дэш. Пегасочки кричали Твайлайт и Найтмэр чтобы они отошли с пути, и волшебница уже готова была позволить инстинктам взять верх — бежать.
Но когда Твайлайт оглянулась на Найтмэр Мун... аликорн едва держалась на ногах, и скорее всего не могла лететь. Не было возможности унести ее, и единорожка не собиралась оставлять свою дочь волку. Она не даст забрать ее, только не снова.
Не желая бежать, Твайлайт нахмурила брови и встала перед Найтмэр Мун. Она слегка припала к земле и призвав свою магию приготовилась к бою. Все таки она справилась с Малой Медведицей, а Большой Пес хоть и был куда более злобным, намного меньше.
Звездный волк был уже близко, но Твайлайт приготовила ему достойную встречу. Она подождала, пока зверь прыгнет чтобы поймать его левитацией, отшвырнув обратно. Левитировать такие большие объекты было непросто, но она была уверена что справится. Она не позволит волку-переростку тронуть Найтмэр Мун.
Твайлайт сжала зубы, когда пес приблизился достаточно чтобы прыгнуть. Зверь могучим толчком лап запустил себя в воздух растопырив лапы чтобы схватить единорожку. Волшебница уже собиралась применить заклинание, но облако фиолетового дыма облетев ее стегнуло волка словно кнут, отбросив зверя на несколько метров.
— Уходи! — приказала Найтмэр. — Я разберусь с ним.
— Нет! Я не...
— ЭТО НЕ ОБСУЖДАЕТСЯ! — рявкнула королева, ее грива закружилась. Прежде чем Твайлайт успела возразить, ее Рейнбоу и Флаттершай опутало фиолетовое облако из магии и звезд. Глаза аликорна полыхнули белым и три яркие вспышки слились воедино в ее гриве.
Когда три кобылки исчезли, Найтмэр Мун задыхаясь от перенапряжения вернула свое внимание к Большому Псу, который медленно приближался к ней с совершенно очевидными намерениями.

Твайлайт моргнула, тряхнув головой она пыталась понять, что же произошло. Миг назад она видела как на Найтмэр Мун напал огромный волк, а потом все заволокло фиолетовым дымом, и вот она уже смотрит на Понивилль издалека.
— Где... как?! — спросила Твайлайт оглядываясь. Она, Дэш и Флаттершай стояли на крыше караулки замка Найтмэр Мун. Виселицы на которой едва не повесили Твайлайт не было, ее сорвала со стены хозяйка замка.
— Каким сеном мы сюда попали? — спросила пегасочка подпрыгивая и взмывая в воздух.
— Никс, она должно быть телепортировала нас подальше от боя.
— Но, Твайлайт, значит она все еще...
Три подруги одновременно повернули головы в сторону города. С крыши караулки они отлично видели как Найтмэр Мун дерется с Большим Псом на центральной площади. Королеве удалось вырваться из челюстей зверя, но она двигалась медленно и сильно прихрамывала. Она была изранена и вымотана... преимущество явно было не на ее стороне.
— Что она делает? Она же погибнет! — ругнулась Твайлайт, но ее гнев быстро сменился беспокойством, когда Найтмэр Мун скрылась из вида за зданием, а Большой Пес последовал за ней.
Какое-то время подруги не могли видеть что происходит, и их беспокойство только увеличивалось. Но затем они увидели как над зданиями взвилась волшебная грива Найтмэр, поднимаясь и разрастаясь, заполняя небо над Понивиллем. Она все росла и росла становясь огромным облаком потрескивающим от энергии.
Магия накапливалась еще недолго, и наконец высвободилась. Мощнейшая молния разорвала воздух, гром был таким сильным, что его можно было не только услышать, но и почувствовать в замке.
Удар молнии поднял облако черного дыма из места куда ударил, лишая Твайлайт последней надежды разглядеть, что же происходит. Ожидание становилось все мучительнее, единорожка была так обеспокоена и сосредоточена пытаясь разглядеть хоть что-нибудь в дыму, что буквально приросла к месту.
Несколько минут ничего не происходило. Поднятое облако пыли и дыма начало сносить ветром, темное облако бывшее гривой Найтмэр Мун тоже развеивалось. Твайлайт часто дышала начиная бояться худшего. Ей хотелось бежать туда, что бы удостовериться, что с Найтмэр Мун все в порядке... но ее останавливали жуткие мысли о том, что она могла там найти.
Первый признак жизни подал Большой Пес. Твайлайт видела сквозь промежутки в зданиях как зверь убегает из Понивилля. Он хромал, одна из его лап была повреждена, но он все равно убегал на удивление быстро.
Звездный волк остановился лишь раз, обернувшись на миг к Понивиллю и пнув комок грязи в сторону города, прежде чем скрыться в лесу.
Через несколько минут, показавшихся Твайлайт вечностью, Дэш окликнула ее, указывая на противоположную часть города. Черная фигура вышла из-за угла, и медленно двинулась по дороге к замку. Она двигалась очень медленно, и выглядела так, будто мучается от сильнейшей боли, но она была там... и она была жива.
Твайлайт не теряя ни секунды сорвалась в галоп. Она сбежала вниз по лестнице и начала протискиваться через толпу пони собравшихся во внутреннем дворе замка на время нападения чудовищ.
Через несколько минут она все таки смогла пробить себе путь через толпу и выскочила в открытые ворота замка, только чтобы заскользить на копытах тормозя с громким вздохом.
Найтмэр Мун была всего в нескольких метрах от нее, продолжая медленно хромать к воротам замка. Твайлайт показалось что аликорн вот-вот упадет. Королева взрагивала с каждым шагом, она дышала тяжело и болезненно, а ее раненое крыло волочилось по земле. Большой Пес оставил на ее шкурке несколько свежих ран, но их почти не было видно среди остальных.
Ее доспехи и остатки теней для век пропали, теперь Найтмэр выглядела просто черной кобылицей. Даже грива королевы казалась поврежденной. Она выглядело не как сплошное облако, а как отдельные пучки и ленты.
— Что ты сделала? — спросила Твайлайт, аликорн выглядела так, будто готова потерять сознание. Найтмэр не ответила, продолжая двигаться к замку. Это были не дурные манеры, а следствие того, что ей было трудно дышать. Подойдя поближе, королева глубоко вздохнула прежде чем ответить.
— Я... я не могла тебе позволить... атаковать Пса... он мог бы... переключиться на тебя. Мне пришлось... драться с ним... но... он оказался сильнее. Он прижал меня к земле... и я... я не могла... вырваться. Поэтому... я ударила в нас... молнией.
— Но почему ты сделала это? Почему ты закрыла меня собой?
— Потому что... лучше... раны на теле тирана... чем на ком-нибудь другом... в этом королевстве. Путь лучше... чудовище... терпит боль.
— Но, Никс, ты не...
— Я не Никс... я... я чудовище. Но по крайней мере... это чудовище может защитить... тех кто для нее важен, — проворчала Найтмэр Мун проходя в ворота замка, хромая через двор, в котором собралось и смотрело на нее все население Понивилля. Пони расступились создавая широкий проход для аликорна, точно так же как они делали это раньше. Но в этот раз они расступились не только из страха, но и из уважения.
Королева остановилась посреди двора покачиваясь и пытаясь удержаться на копытах. Она несколько раз глубоко вздохнула и осмотрела собравшихся.
Все... были в безопасности. Она смогла защитить их, и... ей казалось, что они смотрят на нее с беспокойством, а не страхом и ненавистью... она почувствовала как на сердце у нее полегчало. Этого было достаточно, что бы из глаз покатились слезы счастья.
Она сделала это... она уберегла их... уберегла их всех.
— З... звери Вечносвободного леса... изгнаны. Понивилль в безопасности... вы можете вернуться... в свои дома, — сказала Найтмэр, пытаясь придать голосу силы. Она двинулась дальше к своему замку, но не успела сделать и пяти шагов, как под копыто попал камень.
Королева упала, сильно ударившись. Испуганные вздохи пронеслись по внутреннему двору от вида того, как аликорн упала и теперь неподвижно лежала на земле. Однако никто из собравшихся не поспешил на помощь, многие из них оглядывались друг на друга, не зная что делать, помогать или нет.
Только одна не сомневалась, это была

Твайлайт. Фиолетовая единорожка оказалась рядом с Найтмэр Мун практически мгновенно, с ужасом глядя на нее.
— Никс... НИКС! Очнись! — закричала волшебница, поднося голову ко рту аликорна. Королева была без сознания, но дышала... дышала очень слабо. Твайлайт запаниковала подталкивая голову Найтмэр Мун. Но аликорн не поднимался, ее дыхание только становилось слабее.
— Не... не беспокойся, Никс. Мы отнесем тебя внутрь и вылечим тебя, — сказала Твайлайт отступая назад и призывая свою магию. — Я отнесу тебя внутрь и перевяжу тебя... как в тот раз, когда я нашла тебя в лесу. С тобой все будет хорошо.
Твайлайт было тяжело сосредоточиться, изматывающий долгий день, волнение и другие эмоции мешали ей сосредоточиться на магии. Но ей все таки удалось поднять Никс, удерживая ее в метре над землей. Твайлайт обернулась к толпе, смотрящей на нее, и обнаружила, что некоторые замерли в шоке от того, что она сделала.
— Быстрее, кто-нибудь, найдите аптечку, или что-нибудь! Ей нужна помощь!
Но, не смотря на просьбы Твайлайт, никто не двинулся. Они просто стояли глядя на нее. Некоторые даже не решались взглянуть Твайлайт в глаза. Остальные были ошеломлены и удивлены. Некоторые даже смотрели на нее с гневом и недоверием, будто она делала что-то не так.
Злые слезы жгли глаза Твайлайт, когда она оглядывала собравшихся, целое море глаз следивших за каждым ее движением.
— Что вы делаете?! — крикнула в толпу волшебница, заставив многих нервно попятиться. — Ей нужна помощь! Она ранена... и ее ранили, когда она защищала нас! Я знаю... я знаю, что вы ее боитесь... но ей нужна помощь!
— Пожалуйста... пожалуйста... мы не можем позволить ей... пожалуйста, мне нужна помощь! Я не могу... я не могу сама отнести ее в замок. Мне нужна помощь... ей нужна помощь! ПОЖАЛУЙСТА!
Твайлайт открыто плакала, ее умоляющие глаза метались по толпе ища кого-нибудь, хоть кого-нибудь кто захочет помочь... но ближайшее к ней лишь отводили взгляд. Не желая или не в силах встретить ее взгляд... взгляд матери терявшей свою дочь.
— Вы... ВЫ ЧУДОВИЩА! ОНА СПАСЛА ВАС... СПАСЛА ВАШИХ ДЕТЕЙ... ПОЧЕМУ ВЫ НЕ ХОТИТЕ ПОМОЧЬ?!
Прежде чем Твайлайт окончательно потеряла самообладание, она почуствовала копыто у себя на плече.
— Не беспокойся Твайлайт, я с тобой.
Единорожка обернулась, улыбаясь сквозь слезы страха. Рядом с ней в воздухе висела Флаттершай, желтая пегасочка успокаивающе улыбнулась. Скоро приблизились и другие. Рейнбоу Дэш, Рэрити, Эпплджек, Пинки Пай, и Зекора вышли из толпы с несколькими другими пони.
Медсестра Редхарт подошла с сумками наполненными лекарствами, Черили вышла из-за спин других неся аптечку, которую она использовала что бы помогать своим ученикам, если те поранятся. Дитзи Ду задержалась немного, объясняя что-то своей дочке, и тоже приблизилась, несмотря на свое раненое крыло. Почтовая пони была готова сделать что угодно, что бы помочь кобылице, спасшей жизнь ее дочери.
Они были первыми, но и другие вышли из толпы. Некоторых Твайлайт знала, других нет, но это было не важно. Главное, что они хотели помочь ей... помочь Найтмэр Мун.
— Нужно отнести ее внутрь и перевязать ее раны, — объясняла Редхарт. — Твайлайт, левитируй ее осторожно, так осторожно как только сможешь, постарайся не менять ее положения. Рейнбоу Дэш, вернись в больницу в городе. Загляни в отделение хирургии и найди там большой синий кабинет. Внутри должна быть большая черная сумка. Мне нужно, что бы ты принесла ее как можно скорее.
— Будет сделано, — сказала голубая пегасочка и на огромной скорости рванула к Понивиллю.
— Остальные, расчистите нам путь. Нужно отнести ее внутрь.
Все кивнули, большинство собравшихся бросились вперед расчищая путь к воротам замка. Ожидая пока остальные освободят дорогу, Твайлайт опустила Найтмэр Мун пониже, поднося ее достаточно близко, чтобы потереться ей о щеку.
— Ты поправишься, — убеждала фиолетовая единорожка бессознательную Найтмэр Мун. — Я обещаю, ты поправишься.