Необычное нововведение

Однажды у лучшей в Понивилле медсестры появилась новая пациентка. Чуть позже Редхарт обнаружила, что в той есть нечто большее, чем кажется на первый взгляд. Типа, гораздо большее. И даже самой Клауд Кикер этого не переплюнуть…

Другие пони Сестра Рэдхарт

Будь самим собой.

Дискорд вернулся! Но для его победы нашим героям нужно сначала победить себя...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Дискорд

Не так далеко, как кажется

Твайлайт прогуливалась по лесу рядом с Кантерлотом, чтобы развеяться, но ей помешал один маленький озорной феникс, решивший покидать ей в голову скорлупой грецких орехов. Один очень знакомый маленький озорной феникс.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

Песни скажут многое

Песни всегда говорят нам про что-то. Просто взгляни в текст и тебе откроется многое.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Гильда

Постельный режим

Этот рассказ участвовал в конкурсе фанфиков «Hearth's Warming Care Package for Kiki». В финал не прошёл, но был к этому близок. "После долгого и тяжёлого дня работы на ферме, Эпплджек хотела лишь одного — поужинать и завалиться в постель. Но возникла проблема — та уже была занята серьёзно заболевшей Зекорой. Эпплы всегда славились своим гостеприимством, но где проходят границы личного пространства Эпплджек?"

Эплджек Эплблум Зекора Биг Макинтош Грэнни Смит

Всего хорошего, и спасибо за пони

Более популярная, чем антология «Книга Селестии о вкусных и полезных тортиках», распродаваемая быстрее, чем «Пятьдесят три способа занять себя, будучи сосланной на луну», и вызывающая гораздо больше споров, чем печально известные «Кексики», как изменится история этой великолепной книги во вселенной полной... пони? Избежав уничтожения Эквестрии от рук каких-то вредин, Пинки Пай ведет своих друзей навстречу непонятным, невероятным и совершенно бессмысленным приключениям по галактике, где гармония в дефиците, но полно пришельцев, монстров и хаоса. Вздох! Они встречают странных инопланетных существ! Крик! Эмоции захлестывают наших героинь! Стон! Автор снова ломает четвертую стену! И что самое главное – БЕЗ ПАНИКИ!

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк ОС - пони

Киберпони

Прогресс - вещь необратимая. Он стирает любые преграды, давая разумным существам, сумевшим его обуздать, невероятную мощь. Он способен в мгновение ока изменять то, что годами создавалось природой. Будущее подкрадывается незаметно... Добро пожаловать в новую Эквестрию.

Райский Ад

Когда-то давным-давно Твайлайт попала в Ад. Всё было не так уж и плохо. Если уж по честному, то всё было даже здорово. Там была библиотека! Большая. Типа, больше-чем-Вселенная, вот какая большая. Но потом Твайлайт выгнали из Ада, и теперь она в депрессии. Есть только одно логическое решение: Твайлайт, взяв с собой не сильно жаждущую помочь Старлайт, собирается вломиться в Ад и добраться до библиотеки. О, это будет непросто — найти одно конкретное место среди бесконечного количества измерений, как правило, достаточно сложно, но бесконечные знания, которые там находятся, слишком привлекательны, чтобы отказаться. Твайлайт найдет эту библиотеку, даже если это будет стоить ей жизни (особенно учитывая, что Ад далеко не самое худшее место). Ну что здесь могло бы пойти не так?

Твайлайт Спаркл Старлайт Глиммер

Дыра

Странная дыра появилась на окраине Понивилля. Никто не знает, откуда она взялась. И куда она ведёт.

Трикси, Великая и Могучая Старлайт Глиммер

В память о днях минувших

Дорогая Принцесса Селестия. Простите, я давно вам не писала. Последнее время всё из копыт валится. Спайк считает, что я должна обратиться к врачу, но...

Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Селестия

Автор рисунка: BonesWolbach

Грехи Прошлого

Воссоединение королевских сестер

Когда выступление закончилось, Твайлайт вместе с остальными зрителями разразилась аплодисментами. Для Весеннего Фестиваля центральную площадь, на которой собрались все жители Понивилля и немалое количество гостей, переоборудовали в подобие театра под открытым небом.
Огромная сцена, украшенная колокольчиками и лентами, располагалась у городской ратуши. Вокруг нее стояли зрители, ожидая следующих номеров. А вот Твайлайт среди них не было: единорожку, ее подруг и Спайка пригласили в ложу принцесс Селестии и Луны, располагавшуюся на балконе ратуши, места для ВИП — Важных Именитых Пони.
— Ой, было так весело! Мне понравилось, когда они кидались пирогами, — подпрыгивала Пинки Пай на своем месте.
— Да, — согласилась Дэш. — Было прикольно.
— Я чуть живот не надорвал, — добавил Спайк.
— Ну, шутки были простенькими... но забавными, — поддержала разговор Рэрити. — Если честно, я почти влюбилась в шутку про блюз.
— Правда? А по-моему она была дурацкой, — бросила Эпплджек.
— Просто она тебе в одно ухо влетела, а из другого вылетела.
— Ух ты! А почему она не сбила ЭйДжей шляпу? — спросила Пинки, заставив Рейнбоу Дэш хихикнуть.
— Ха! Нужно будет рассказать тем жеребчикам, они обязаны вставить эту шутку в свое выступление.
Остальные, включая принцесс, рассмеялись вместе с Дэш. Подружки проводили с принцессами не так много времени и поначалу довольно сильно волновались, но веселое представление и несколько шуток Селестии разрядили обстановку.
— Что у нас дальше по программе, сестренка? — поинтересовалась Луна.
— Посмотрим... «Воссоединение королевских сестер» в постановке Начальной Школы Понивилля.
— Ура! Этого то я и ждала! — воскликнула Рейнбоу. — Это про нас!
— Надеюсь, что Эпплблум не выставит меня дурочкой, — добавила Эпплджек. — Не хотелось бы, чтобы из-за этого надо мной смеялись...
— Я уверена что она справится, — заметила Флаттершай. — Все-таки, она отлично тебя знает. А я, вот, даже не знакома с той кобылкой, что будет играть меня.
— Да, наверное ты права. Эй, в программке написано что Никс играет Найтмэр Мун.
— Правда? Хех, ну... наверное это круто. То есть, у нее подходящий цвет шкурки, но... она же такая плакса
— Рейнбоу Дэш, это грубо! — шикнула на нее Флаттершай.
— Эй, я просто говорю что думаю.
— Не хотела вас расстраивать, девочки, но Никс приболела.
— Ой, бедняжка, у нее заболел животик? — расстроилась Флаттершай.
— Да, небольшое пищевое отравление, — соврала Твайлайт. — Мне пришлось оставить ее в библиотеке с Совелием. Вряд ли она придет.
— Твайлайт, у тебя живет кобылка? — заинтересовалась Селестия. — Удивлена, что ты мне не сказала.
— Ой... правда? Ха ха... я была в полной уверенности что написала об этом когда она приехала ко мне. Она моя двоюродная сестра... то есть троюродная... она сейчас живет у меня, — Твайлайт старалась, чтобы ее голос звучал естественно, но не смогла удержаться от глупой, натянутой улыбки. — Итак... эм... Луна, все в порядке? Я имею ввиду, это же рассказ о том как...
— Не беспокойся Твайлайт, — улыбнулась Луна. — Все вполне... в порядке. К тому же, это ведь постановка начальной школы. Наверняка она заставит всех посмеяться над Найтмэр Мун... я думаю было бы мило взглянуть на те события еще разок, но спасибо что спросила.
— На здоровье, принцесса, — Твайлайт улыбнулась от того, как ловко смогла сменить тему разговора. Через несколько минут на сцену вышла мэр Понивилля, исполняющая обязанности распорядителя Весеннего Фестиваля.
— Леди и джентльпони, я рада представить вашему вниманию постановку учеников начальной школы Понивилля, «Воссоединение королевских сестер»!
Зрители разразились аплодисментами, особо старались родители маленьких актеров, Мэр сошла со сцены, и занавес поднялся. Облака дыма потекли на площадь, закрывая источники света, теперь сцену освещали только луна и звезды. Мгновенье спустя наступила полная тишина.
История моя о давних временах,
О них забыли книги, но помнят на словах.
О сестрах двух, что вместе управляли,
Что солнце и луну по небу направляли.
Часть декораций сдвинулась, заставив нескольких пони испуганно вздохнуть при виде фигуры возвышающейся на сцене. Зекора стояла, закутавшись в плащ, поблескивая глазами из под капюшона, но секунду спустя она открыла лицо и улыбнулась зрительному залу, продолжая свой рассказ.
У двух сестер волшебных два разных назначения,
Одна несла всем солнца радость, другая ночи утешение.
Два луча света озарили сцену, Даймонд Тиара и Сильвер Спун, одетые в костюмы принцесс Селестии и Луны, стояли на разных концах помоста. Зекора отступила к правому краю сцены, чтобы вести от туда свое повествование, а две кобылки вскочили по ступенькам на горы, стоящие по разные стороны сцены. Тем временем, сцена заполнилась танцующими учениками.
Сестры правили вместе, над светилами властные
А земли их страны населяли пони разные.
— Ух ты! А Зекора — отличный оратор, — шепнула Дэш на ушко Эпплджек.
— Это уж точно, сахарок.
Но в мыслях младшей воцарился разлад
Виною тому был сам жизни уклад.
Все пони той страны от старого до молодого
Играли и резвились в лучах солнца золотого.
Но спали в ночи при свете луны ясной,
И это грозило трагедией ужасной.
Иллюстрируя слова Зекоры, пони на сцене бегали и веселились, в присутствии Даймонд Тиары, играющей Селестию, и быстро засыпали, когда появлялась Сильвер Спун.
И что-то сломалось в душе у Луны
Слова одобрения были нужны.
И вот в одну судьбоносную ночь
Она не дала прогнать луну с неба прочь.
— Луна, почему твое светило еще на небе? Пришло время взойти солнцу, — сказала Тиара, добавляя в голос властные нотки. Она и Сильвер Спун снова стояли на своих горах, а остальные актеры продолжали изображать крепкий сон.
— Мне надоело что никто не видит моей прекрасной ночи. Я вкладываю душу в свою творение, а они просто спят, и никто кроме меня не видит этой красоты.
— Так... так...
— Кажется кто-то забыл слова от волнения, — шепнула Рэрити. — Вот уж не думала, что такая наглая кобылка растеряется. Видели бы вы ее когда она дразнила Эпплблум.
— Так... что же им еще делать? Ночью слишком темно для игр и веселья, а днем слишком светло чтобы спать, — наконец собралась с мыслями Тиара. Эта реплика вызвала смешки в зале, даже принцессы хихикнули, представив себе Селестию, говорящую в такой манере.
— Мне все равно! — Сильвер Спун явно лучше помнила свою роль. — Я не позволю, чтобы мою работу продолжали игнорировать! Пони увидят красоту и величие ночи, хотят они этого или нет.
— Но, сестра... — ответом Даймонд Тиаре было лишь молчанье, Сильвер Спун отступила в темноту, и Зекора продолжила свой рассказ.
Но слово не в силах сменить истории путь
Обида и ревность принцессы наполнили грудь.
Злоба и ярость ей сердце скрутила
И даже милый лик ее извратила.
Исчез ее облик, прекрасный как шелест струн
И миру явилась зловещая Найтмэр Мун!
Свет снова озарил правую сторону сцены, вызвав удивленные вздохи в зале. На месте Сильвер Спун теперь стояла другая кобылка. На черной как смоль шкурке отчетливо виднелись стоящие торчком крылышки, а кьютимарка в виде полумесяца и доспехи придавали ей пугающий вид. Последним штрихом были глаза кобылки: зрачки своей формой напоминали драконьи, а блестящую бирюзовую радужку обрамляли светло-голубые белки.
— Смотри, Никс все-таки смогла придти, — шепнула Эпплджек. — Ох, чтоб мне яблоком подавиться, кобылка — вылитая Найтмэр Мун.
— Да... да, конечно, — согласилась Рэрити, взволновано оглядываясь на Твайлайт. — Она просто мастер перевоплощения.
— Да, очень впечатляюще, — заметила Селестия, обращаясь к Твайлайт. — Я рада, что она справилась с болью в животе. Наверное, это просто волнение перед выступлением.
— Эмм... эмм, да... наверное, она просто волновалась, — единорожка сама чувствовала, будто готова расстаться с ужином.
Никс обвела взглядом зрителей, понимание того, сколько глаз на нее смотрят смутило ее. Она инстинктивно закрыла глаза и задрожала, чувствуя жгучее желание упасть на колени и спрятаться. Она была так взволнована из-за постановки, от желания сыграть и, возможно, завести новых друзей, что и не задумывалась о том, что смотреть на нее будут так много пони.
Однако Никс облизнула губы и сглотнула, думая о своих друзьях. Она и так уже заработала наказание от Твайлайт, и не собиралась вдобавок еще и друзей подвести. Ей просто нужно было придерживаться своей роли, и она репетировала эту роль так усердно, что могла сыграть ее будучи разбуженной ночью. Нужно просто набрать воздуха в грудь и сказать свою реплику, сказать громко.
— Н... никогда больше жители Эквестрии не увидят солнца! С этого момента ночь будет длиться вечно! МУХАХАХАХАХА!!! — сказала Никс, закончив свою реплику смехом, но смех получился слишком добрым, вызвав смешки в зрительном зале. Добрые, поддерживающие смешки... они придали Никс сил и решительности. Она могла сыграть эту роль, и будет ее играть... так или иначе, наказание от Твайлайт и так последует, нельзя же допустить, что бы все это было зря.
Зрительские смешки придали Никс сил, но шокировали Твайлайт.
Почему зрители еще в ярости не ворвались на сцену? Никс была слишком похожа на Найтмэр Мун, но... никто, казалось не воспринимал ее всерьез. Твайлайт была озадачена. Неужели они просто думали, что у Никс хороший костюм? Из задумчивости единорожку вывел голос Зекоры.
И ночь растеклась через реки и земли,
И младшая смеялась, старшей не внемля.
И вот уж надежды иссякли закончить все миром,
И старшей пришлось призвать древнюю силу.
Элементы Гармонии, сила превыше всех,
Зло было изгнано — но то был горький успех.
Свет на сцене окрасился в радужные цвета, на что Никс ответила гневным криком. Когда сцену снова осветили, Никс на ней уже не было, на ее место с потолка опустилась картонная луна с нарисованным силуэтом Лунной Кобылицы.
На луне принцесса была заточена,
И радовалась солнцу снова вся страна.
Старшей пришлось за двоих управлять
И солнце и луну на небо направлять.
И жили пони счастливо, позабыв про напасть,
Но история наша лишь только началась.
Когда занавес опустился, знаменуя конец первого акта, все яростно захлопали. Только одна пони не поддержала общих оваций. Луна, наслаждавшаяся выступлением детей, внезапно поникла, когда кобылка играющая Найтмэр Мун появилась на сцене.
Лунная принцесса опустила взгляд разглядывая свои копыта, когда воспоминания о том дне вцепились в душу как голодные духи. Но, прежде чем углубиться в свои мысли, она почувствовала легкое прикосновение. Обернувшись, ночная правительница увидела на своем плече белое крыло.
— Все в порядке? — тихо спросила Селестия, обнимая Луну крылом.
— Да... да, все в порядке, — ответила Луна, прижимаясь лицом к плечу Селестии. — Спасибо, Тия.

Актеры играли с профессионализмом, которого никто не ожидал от молодых жеребят, зрители были в полном восторге, особенно родители юных дарований. Во втором акте Найтмэр Мун вернулась, и Твайлайт встретила своих друзей. Третий акт рассказывал о путешествии через Вечносвободный лес и испытаниях в нем.
Среди зрителей наиболее восторженными выглядели подруги Твайлайт. Дэш с волнением наблюдала за тем, как ее играет Скуталу, да и Эпплджек с Рэрити были вполне удовлетворены тем, как их изобразили младшие сестры. Динки Ду, играющая Твайлайт, тоже отлично справлялась, несмотря на то, что иногда путалась в репликах, а Пинки Пай никак не могла перестать улыбаться после исполнения песни о смешных страхах.
Всем очень понравилось, даже Твайлайт. Никс появлялась на сцене еще несколько раз. Вернее, не совсем на сцене: она стояла позади в эпизоде в городской ратуше, а во время приключений в лесу висела над подмостками на тросах, рассказывая, какую ловушку приготовила Твайлайт с подругами.
Единорожка была в ярости от того, что Никс ее не послушалась... но не рискнула сбегать поговорить с ней прямо посреди спектакля: это вызвало бы лишние подозрения. К тому же, Селестия и Луна наблюдали за представлением с улыбками, видимо, не предавая значения схожести Никс и Найтмэр Мун. Как это ни странно, драконьи глаза, хорошо заметные всем и каждому в зале, тоже никого не впечатлили.
Твайлайт пыталась придумать объяснение необычным глазам Никс, до окончания пьесы, но не могла сосредоточиться от волнения. Четвертый акт был довольно коротким, и представление двигалось к финалу... к той части, которую Твайлайт боялась до дрожи в коленях. Последний акт заканчивался сценой в древнем замке... и единорожка волновалась, что она может вызвать у Никс нежелательные воспоминания.
И вот прошли они последнее испытание,
Но оправдает ли находка ожидания?
Снова раздался из-за кулис голос Зекоры. Ее реплики звучали часто только в первом акте. Шестеро, играющие Твайлайт и ее подруг, вышли на сцену и остановились перед деревянным пьедесталом, на котором лежали Элементы Гармонии.
— Элементы Гармонии! Мы нашли их! — радостно сказала Динки Ду, выбранная на роль Твайлайт. В отличии от настоящих Элементов Гармонии, эти лежали достаточно низко, чтобы кобылки смогли до них дотянуться, ведь снять их магией у них бы не получилось.
— Один, два, три, четыре... Но их тут только пять! — сказала актриса, играющая Пинки Пай.
— Уииии! — Пинки старалась шептать, но у нее это получалось с большим трудом. — Я так и сказала! Я так и сказала! Как круто, они сыграли это в точности как было!
— Это благодаря тебе, сахарок, ты ведь каким то образом помнишь все, что мы говорили.
— А, это не сложно, я просто перечитала сценарий.
— Перечитала что?!
— Эй, тише вы, я пытаюсь смотреть спектакль! — Дэш с волнением ждала реплики своего персонажа.
— Так где же шестой? — спросила Скуталу, оглядываясь по сторонам, а Динки Ду шагнула к пяти элементам.
— В книге сказано, что искра проявит шестой элемент.
— И какого сена это значит? — спросила Эпплблум стараясь имитировать акцент старшей сестры.
— Я не знаю, но у меня есть идея. Отойдите подальше, я не знаю что может произойти.
— Пойдемте, вы слышали, ей надо сосредоточиться, — сказала Эпплблум, выпихивая остальных со сцены, оставляя Динки Ду наедине с элементами. Единорожка наклонилась к элементам заставляя свой рог засветиться; она не пыталась применить заклинание, а всего-лишь придавала эффектности своему выступлению.
Сцену окутал дым, дыммашины за кулисами работали на полную. Ученики, пользуясь моментом унесли пьедестал с центра сцены. Несколько пони за сценой потянули за лески, заставляя привязанные к ним элементы ускользнуть от Динки и покружившись в воздухе упасть к ногам, вышедшей на сцену, Никс.
— Элементы! — закричала Динки, пытаясь ухватить их копытами. Никс ответила ей злым смехом, свет моргнул, и постановщики за кулисами стукнули ложками по кастрюлям, имитируя гром. Динки наклонила голову, принимая боевую стойку, и стукнула по сцене копытом, в точности как, когда-то сделала Твайлайт.
— Ты шутишь. Ты ведь шутишь?
Динки бросилась на Никс, черная кобылка ответила ей тем же. За мгновение до столкновения свет погас, загоревшись снова через несколько секунд. Никс все еще стояла в центре, а Динки наклонилась над элементами, снова заставив свой рог светиться.
Никс побежала к единорожке, но прежде чем она добралась до Динки, прожектора вспыхнули ярким светом, ослепляя зрителей. Секунду спустя, Динки лежала в другой части сцены, словно отброшенная могучим ударом, а Никс стояла, окружённая Элементами Гармонии. Блики света от фонариков бегали по бутафорским элементам, будто бы они в самом деле лучились магией.
— Нет! Нет! — Никс в ужасе отшатнулась от амулетов, но блики погасли, заставив Динки изобразить изумление.
— Но... где же шестой элемент!?
Никс разразилась злым смехом, с силой наступая на волшебные предметы, что вызвало приглушенные вздохи в зрительном зале. Твайлайт перестала дышать. Именно этого момента она больше всего боялась.
Никс растоптала последний элемент и повернулась в сторону Динки. Черная кобылка улыбнулась так широко, как только могла, указывая копытом на лежащую единорожку.
— Ты, жеребенок! Надеялась победить меня?! — наконец сказала Никс, ее голос прозвучал очень глухо, властно и убедительно. — Теперь ты не увидишь ни своей принцессы, ни своего солнца!
— Ночь будет длиться вечно! — закончила Никс, прежде чем разразиться злым смехом, наиболее правдоподобным за весь вечер. Мурашки пробежали по спине Твайлайт, ведь она слышала как Найтмэр Мун говорила эти слова почти тем же голосом. Единорожка нервно сглотнула и бросила взгляд на принцесс. Селестия и Луна, кажется, наслаждались представлением... но Твайлайт не могла выбросить страшных мыслей из головы.
Никс сказала последние слова слишком хорошо.

Сестры снова стали править вместе,
Из сердца изгнав гнев и жажду мести.
Из этой истории вам урок извлечь нужно,
Нет силы превыше магии дружбы!
С последними словами Зекоры занавес опустился, и зал снова забушевал аплодисментами. Пару секунд спустя занавес поднялся, и на сцену вышла Черили, несколько раз поклонившись.
— Спасибо вам всем! — начала учительница. — Мне очень приятно видеть, что вам понравилось представление. Мои ученики работали очень усердно, и благодаря их старанию это выступление стало лучшей на моей памяти постановкой начальной школы Понивилля. А теперь, прошу удостоить аплодисментов наших юных актеров, проделавших столь впечатляющую работу. Для начала, Динки Ду!
Зрители встречали дробью копыт учеников, выходящих на сцену. Черили представляла каждого жеребенка по имени, стараясь перекричать овации зала. По одной выходили кобылки, игравшие Твайлайт и ее подруг. Эпплджек восторженно кричала при появлении Эпплблум, а Рэрити встретила свистом вышедшую следом Свити Белль.
— А теперь, две кобылки, исполнившие роли наших возлюбленных принцесс, Селестию и Луну. Даймонд Тиара и Сильвер Спун!
Даймонд Тиара и Сильвер Спун, вышли на сцену как заправские актрисы, кланяясь и махая зрителям. Они не смогли не поддаться искушению остаться на сцене дольше чем остальные, наслаждаясь овациями публики. Черили пришлось намекнуть им отойти и встать в стороне вместе с другими.
— А теперь, одарите аплодисментами Никс, сыгравшую сумасшедшую Найтмэр Мун! — Твайлайт шокировали оглушительные овации после выхода Никс на сцену. Столь громкие и страстные аплодисменты достались только Динки и кобылкам игравшим друзей Твайлайт. Хлопки были намного громче и дольше, чем те, что достались Тиаре и Спун, и судя по виду вредных кобылок, они тоже заметили это.
Неужели принцессы поверили, что Никс была в костюме? Твайлайт боялась даже думать о таком чудесном спасении.
Никс поклонилась еще несколько раз, и отступила к остальным. Пони, игравшие эпизодических персонажей, тоже выходили на сцену и кланялись. Отвечавшие за костюмы и декорации получили свою долю аплодисментов следом за ними. Последними на сцену пригласили Лиру, зеленую единорожку, написавшую музыку для постановки, и, конечно, Зекору, украсившую спектакль своим ораторским искусством.
Черили поклонилась, все-таки она адаптировала историю и организовала выступление, и после общего поклона занавес закрылся, предвещая часовой антракт, чтобы зрители смогли поужинать.

— Мама! — Динки Ду рванулась к светловолосой пегасочке. — Как я выступила?
— Ты была бесподобна, кексик, — ответила Дитзи Ду обнимая маленькую единорожку. Твайлайт с подругами не обратили внимание на эту трогательную сцену, они двинулись за кулисы, где ученики переодевались.
Не потребовалось много времени, чтобы найти кобылок. Эпплблум, Скуталу, Свити Белль и Никс пили воду из бумажных стаканчиков. Три кобылки уже успели снять свои костюмы, а вот Никс все еще была в полном облачении Найтмэр Мун.
— Дорогуши, это было просто замечательно! — огласила Рэрити своё появление. Эпплбум, Скуталу и Свити Белль, обернулись и рванули к старшим улыбаясь от уха до уха. А вот Никс отпрянула, стараясь не встречаться с Твайлайт взглядами.
— Вам понравилось?
— Это было совершенно бесподобно! — заявила Рэрити.
— Да, здорово, Скуталу, ты неплохо меня сыграла.
— Обожеобожеобожеобожеобожеобоже!!! — Скуталу в восторге подпрыгивала на месте, получив такой комплимент от своего кумира, Рейнбоу Дэш.
— А как насчет меня, сестренка?
— Как в зеркало смотрелась, сахарок, — улыбнулась Эпплджек. — Вы все отлично поработали, правда, Твайлайт?
— Да, они проделали невероятную работу, — согласилась единорожка. Никс осмелилась поднять глаза на Твайлайт. После секундного молчания она улыбнулась, увидев что волшебница смотрит на нее без разочарования или гнева.
— Даже я?
— Хех, конечно, Никс, — уверила ее Эпплджек. — Особенно последний смех Найтмэр Мун. У меня аж мурашки по спине побежали.
— Ух ты, а ты отлично поработала над ее глазами, Твайлайт, — Дэш подлетела к Никс, чтобы поближе рассмотреть ее глаза. — Я и не знала что у тебя есть такое заклинание.
— Недавно выучила, — соврала Твайлайт, радуясь что Рейнбоу сама выдумала для нее оправдание.
— Это так круто! Я тоже хочу такие.
— Чего?
— Давай, Твай, — Дэш приземлилась перед единорожкой, указывая копытом себе на глаза. — Я буду классно смотреться с драконими глазами.
Твайлайт натянуто улыбнулась, она и подумать не могла, что ее попросят продемонстрировать это заклинание. Пути назад все равно не было, в любом случае, если ничего не получится, можно будет сказать Дэш прийти завтра. Ведь на следующий день Рейнбоу вряд ли вспомнит о такой мелочи.
В любом случае, заклинание могло получиться. Это же всего-лишь иллюзия вроде той, что она наложила на очки Никс... просто надо попробовать направить её прямо на глаза Дэш... но с обратным эффектом... и постараться при этом не сжечь ей сетчатку. Непросто... да, непросто, но Рейнбоу и остальные внимательно смотрели на нее, так что не оставалось ничего, кроме как попробовать.
Закрыв глаза, единорожка сконцентрировала магию в роге, заставляя его светиться. Сжав зубы, Твайлайт выпустила заклинание на свободу. Секунду она боялась открыть глаза чтобы взглянуть, не случилось ли с Дэш чего-нибудь ужасного.
Но вздох восхищения, вырвавшийся у остальных, придал ей храбрости разомкнуть веки и увидеть драконьи глаза Дэш: ярко розовую радужку с узким вертикальным зрачком и светло-розовыми белками.
— Ух ты... Это так шикарно! — воскликнула Дэш, поймав взглядом свое отражение в зеркале. — Я теперь процентов на двадцать круче чем раньше.
— На здоровье. Только вот иллюзии держатся не очень долго.
— Ничего, я буду использовать их на всю катушку, пока волшебство не развеялась. Надо найти Пинки, хочу посмотреть, как она испугается, когда увидит мои глаза.
— Я думаю, наши маленькие актеры изрядно проголодались после представления. Как насчет встретиться с Пинки и Флаттершай и пойти куда-нибудь перекусить всем вместе.
— ДА! — восторженно воскликнули в унисон кобылки.
— Звучит здорово, — согласилась Твайлайт. — Почему бы вам не пойти найти местечко, чтобы поужинать. А мне нужно помочь Никс снять костюм.
Все согласно кивнули, оставляя Твайлайт и Никс наедине. Когда подруги скрылись из виду, Твайлайт, приподняв бровь, пристально посмотрела на Никс.
— У меня большие неприятности? — спросила кобылка.
— Очень большие, — ответила Твайлайт улыбаясь. — Но... ты была права. Было несправедливо требовать, чтобы ты отказалась играть после того, как ты проделала такую работу.
— Правда?
— Правда, — подбодрила Твайлайт приунывшую кобылку. — А теперь, почему бы тебе не рассказать, почему я вижу твои собственные крылья, и не вижу очков.
— Ну... когда я надевала костюм, я немного... сломала фальшивые крылья. Но я не шевелила своими весь вечер, так что никто, вроде, не заметил разницы.
— А очки?
— Я... забыла про них. Черили подумала, что я уговорила тебя наложить заклинание.
— Ну если забывать свои очки, так уж лучше сегодня, — хихикнула Твайлайт. — А сейчас, прижмись ко мне. Я телепортирую нас в библиотеку, чтобы взять твои жилет и очки. А потом вернемся чтобы поужинать с нашими друзьями.
— Правда? То есть ты не оставишь меня в библиотеке?
— Это было бы бестактно с моей стороны, к тому же, все уже видели тебя. Так что, нет, мы вернемся и поужинаем с остальными.
— Ура!
— А завтра обсудим твое наказание.
— Ох...

— Но папа, почему они аплодировали ей дольше чем мне? Она была злобной кобылой, а я играла принцессу Селестию.
— Даймонд Тиара, пожалуйста не шуми во время еды, — отчитала ее мать. Семьи Сильвер Спун и Даймонд Тиары устроились в одном из понивилльских кафе. Оно располагалось на достаточном расстоянии от главной площади, на которой проходил Весенний Фестиваль, чтобы не быть забитым битком. Родители обсудили выступление, но как только переключились на другие темы, Тиара снова вспомнила о чудовищной несправедливости.
Хуже всего Тиаре было от того, что она даже тут не смогла укрыться от чёрной кобылки. Через десять минут после их прихода в кафе ввалилась Никс, окруженная шумной группой пони. Они устроились в дальнем углу кафе, и оттуда периодически доносился смех.
— Ой, смотри, дорогая, — шепнула Тиаре мать, привлекая внимание кобылки и ее отца. Но все посетители ресторана и так уже повернули головы, глядя как в помещение входят принцессы Селестия и Луна.
— Интересно, что их привело в эту забегаловку. Я бы не назвала это место подходящим для царственных особ, — прошептала мать Сильвер Спун.
— Разве это не очевидно, они вдохновились вступлением наших дочерей, и пришли пообщаться с ними. Быстренько, приведите себя в порядок, — заявил отец Тиары. Сидящие за столом спешно прихорашивались, глядя на принцесс приближающихся к ним. Но, несмотря на широкую улыбку Даймонд Тиары, принцессы прошли мимо.
— Куда это они идут? — огорченно зашептала Тиара. — Они же не... нет, собираются! Они сели с этими неудачниками!
— Даймонд Тиара, тише. Не нам решать с кем принцессы будут сидеть.
— Но это нечестно! Я долго подбирала костюм чтобы быть похожей на Селестию. А Никс просто напялила картонные крылья — и все.
Отец Даймонд Тиары открыл было рот, чтобы утихомирить свою дочь, но его взгляд внезапно упал на Никс.
— А она неплохо сыграла Найтмэр Мун, не правда ли?
— Ага, конечно. Ей даже не пришлось в отличии от меня красить шкурку, это ее натуральный цвет. Разве это честно?
Отец Тиары продолжал рассматривать Никс, его глаза слегка блеснули бирюзой, и он отвернулся.
— Да, выглядела она очень натурально.

— Ну... это была долгая ночь, — зевнула Твайлайт открывая дверь библиотеки. Спайк и Никс посапывали, устроившись у нее на спине — милое зрелище... но не слишком приятная нагрузка на копыта единорожки. Совелий приветственно ухнул, Твайлайт кивнула ему и понесла дракончика и жеребенка в спальню.
Спайк был помещен на привычное место в корзинке, и теперь сонно бормотал что-то о Рэрити и пончиках. Пришла очередь Никс, Твайлайт освободила спящую кобылку от жилета и очков и, накрыв одеялом, направилась к двери, однако была остановлена тихим голосом.
— Твайлайт?
— Извини, Никс. Не хотела тебя будить, — извинилась Твайлайт оборачиваясь на огоньки бирюзовых глаз.
— Ничего страшного. Спасибо, что позволила мне поужинать с остальными.
— На здоровье, Никс. Но сейчас тебе нужно поспать. У тебя был длинный день, — ответила единорожка.
— Хорошо... но, Твайлайт?
— Да?
— Ты помнишь о том, что случилось в лесу... о тех вещах что я видела в старом замке... о том, что хотела заставить тебя страдать?
— Да, я помню.
— Это ведь... это была память Найтмэр Мун?
— С чего ты взяла? — нервно сглотнула Твайлайт.
— Когда я была на сцене... когда я говорила свою последнюю

реплику... я вспомнила, что слышала эти самые слова в тех гадких воспоминаниях. Я говорила эти слова точно так же как и тот злой голос... как будто я уже говорила их сама. То... что я делала на сцене... это ведь было то же самое, как поступила Найтмэр Мун?
Твайлайт замерла на секунду, раздумывая над ответом. Она хотела защитить Никс от правды... но после такого тяжелого дня, у нее просто не оставалось сил выдумывать новую ложь. К тому же, Никс была слишком умна, чтобы ее можно было легко обвести вокруг пальца.
— Да... — Твайлайт смогла только кивнуть.
— Твайлайт... причина... причина по которой я помню ту ночь... помню тебя... помню что хотела заставить тебя страдать... это потому что я... я... я...
— Нет, — не терпящим возражения голосом сказала Твайлайт. — Ты не Найтмэр Мун.
— Но ведь...
Твайлайт облокотилась на уголок кроватки, тихо вздохнув.
— Никс... я знаю тебя слишком мало, ты, наверное, не поймешь... но, я думаю, ты заслуживаешь знать правду... во всяком случае то, что я считаю правдой. Помнишь как я нашла тебя в Вечносвободном лесу? Ты тогда ничего не помнила, даже своего имени.
— Да.
— Я думаю, это потому что там ты была рождена... или сделана... и тебя еще не существовало за несколько часов до того, как я пришла. Ты не была пони, пока не очнулась в том колючем кусте.
— Что... что ты хочешь сказать?
— Никс... я думаю тебя создали с помощью заклинания.
— Заклинания?
— Видишь ли, — кивнула Твайлайт. — Злые пони пытались возродить Найтмэр Мун.
— Зачем это им понадобилось? — спросила Никс, приподнимаясь на кровати.
— Я не знаю, но они пытались это сделать. Они похитили меня, чтобы использовать кровь для ритуала. Эти пони где-то добыли частицы Найтмэр Мун, остатки ее магии и тела, которые уцелели после очищения Луны Элементами Гармонии, и собирались использовать их, чтобы возродить Найтмэр Мун, и они даже начали свой ритуал. Я видела как Найтмэр Мун принимает свою форму, обретает новое тело... но тут прибыла Селестия и напала на тех злых пони. Она порвала заклинание, освободила меня, а ее стража арестовала тех сумасшедших.
— Тогда... откуда же взялась я?
— Когда заклинание прерывается, никогда нельзя быть уверенным, что же получится в итоге. Заклинание призыва Найтмэр Мун прервали, и... я думаю, что в результате появилась ты. Я нашла тебя на следующий день на той самой поляне. Там остались мои сумки, и я пришла чтобы их вернуть.
— Значит... я Найтмэр Мун...
— Нет, нет, Никс, это не так.
— Но ты сказала, что я появилась из-за того заклинания! — заплакала Никс. — А это заклинание должно было возродить Найтмэр Мун. Раз оно сделало меня, и я выгляжу как она, у меня есть ее память, значит, я и есть Найтмэр Мун!
Никс отвернулась к стене даже не пытаясь сдерживать слезы.
— Я Найтмэр М... Мун! Я хо... хотела изгнать Селестию на со... солнце! Я хотела навредить т... тебе и т... твоим подругам! Я чудовище! Я плохая пони! Я...
Прежде чем Никс выдохлась, Твайлайт пододвинулась ближе, уткнувшись носом в шею кобылки. Никс обхватила своими маленькими ножками шею волшебницы, крепко сжимая ее в объятьях.
— Никс, ты не Найтмэр Мун, — успокаивала ее Твайлайт.
— Но...
— Ты выглядишь как она, и... кажется, у тебя сохранились некоторые ее воспоминания... но, Никс, ты не Найтмэр Мун. Ты совершенно нормальная, чудная маленькая кобылка. Милая маленькая кобылка, у которой есть четыре замечательных подруги. Которая ходит в школу и предпочтет влипнуть в большие неприятности, чем подвести своих друзей со школьной постановкой. Найтмэр Мун никогда бы не смогла сделать такого, она и друзей бы никогда не завела. Она была злобной, ведомой жаждой мести кобылицей, желающей обречь Эквестрию на вечную ночь просто потому, что пони не смотрели на звезды. И это не ты. Ты не такая. Ты не Найтмэр Мун, и никогда ей не станешь.
— Обещаешь?
— Обещаю.
Никс улыбнулась, но ее улыбка тут же исчезла, и новые капельки слез появились в уголках глаз.
— Что еще не так?
— Если меня создали с помощью заклинания, то... то это значит что у меня нет мамы и папы... У меня... у меня нет семьи как у моих подруг... У меня... у меня...
Твайлайт проклинала себя, что рассказала слишком многое. Несмелая улыбка Никс давно исчезла с ее губ. Единорожка лихорадочно соображала, она не могла позволить Никс заснуть с мыслью о том, что у нее нет семьи. Нельзя было вываливать на кобылку так много. Это было бы слишком жестоко.
— Но, — добавила Твайлайт, — то, что ты ни с кем не связана кровными узами, не значит, что у тебя нет семьи.
— Не значит?
— У тебя есть семья, которую ты хочешь, прямо здесь, в Понивилле, — убеждала ее Твайлайт. — Семья — это не просто кровные узы, семьей могут быть и друзья, и те, кто заботятся о тебе. В конце концов, у тебя же есть четверо замечательных друзей?
— Есть.
— Даже если не вспоминать о друзьях, многим ты не безразлична. Посмотри например на Совелия и Спайка. Они же тебе почти как братья.
— Но, Совелий филин, а Спайк дракон, как они могут быть моими братьями?
— Совелий присматривает за тобой, когда я не могу, а иногда приносит цветы и другие подарки. А еще помогает с уроками, когда я занята. Как многие старшие братья, он решил влипнуть в неприятности, но порадовать тебя, позволив играть в спектакле. А Спайк, он... как сумасшедший старший брат. Подкалывает тебя, и иногда может расстроить, но он все равно милый: потом вы вместе смеетесь над розыгрышами. Он тоже помогает присматривать за тобой. И если у тебя когда-нибудь будут неприятности, Спайк и Совелий первыми придут на выручку. Так что, несмотря на то, что Совелий филин, а Спайк дракон, они оба относятся к тебе, как к младшей сестре. Они заботятся о тебе, и предпочтут сами пострадать, чем позволить чему-нибудь плохому случиться с тобой.
— Так... если Спайк и Совелий мои братья... то кто же для меня ты?
У Твайлайт перехватило дыхание, когда она взглянула на черную кобылку. Кто она для Никс? Кто Никс для нее? Она могла бы назвать себя старшей сестрой, но... это казалось неправильным.
Эпплджек была старшей сестрой Эпплблум, и несла за нее ответственность, но их отношения все равно оставались сестринскими. Эпплблум нередко дразнила Эпплджек и подшучивала над ней, и старшая сестра платила ей той же монетой.
Но... у Твайлайт с Никс были не такие отношения. Волшебница думала об этом с самого появления черной кобылки. Она устроила Никс в школу, читала сказки на ночь, готовила для нее. Она помогала Никс догнать сверстников в школе, даже проводила у себя ночные собрания Меткоискателей. А в тот день, когда Никс потерялась в Вечносвободном лесу из-за проделки Сильвер Спун и Даймонд Тиары... Твайлайт никогда не чувствовала такой ярости, она действительно хотела превратить хулиганок в кактусы, а когда ее напыщенный отец пришел требовать извинений, она с трудом поборола желание задушить его.
Можно спорить о том, что бы сделала старшая сестра. Эпплджек скорее всего здорово врезала бы тому папаше. Но... слово «сестра» не казалось подходящим. Твайлайт чувствовала что Никс для нее гораздо больше чем сестра. Никс зависила от нее, и если бы не вмешательство Твайлайт, она бы скорее всего погибла. Ведь маленькая кобылка могла легко умереть в том колючем кусте в Вечносвободном лесу.
Нет... Твайлайт не была для Никс сестрой... она была кем-то другим.
— Ну... Никс... если быть честной... я бы сказала... — Твайлайт сглотнула, слова застревая резали ей горло. — Это... я как бы... ну... твоя мать.
Повисла тишина, Твайлайт вглядывалась в лицо Никс. Шок... недоверие... и, наконец, счастливая улыбка.
— Правда? Ты бы хотела быть моей мамой?
— Я бы очень хотела быть твоей матерью... если ты мне позволишь, — ответила Твайлайт, поднося голову поближе к Никс.
Никс ответила не словом а действием. Прежде чем Твайлайт поняла, ножки жеребенка уже обнимали ее шею.
— Конечно ты можешь быть моей мамой. Ты лучшая мама на свете!
— Ох... ох Никс, — прошептала Твайлайт, глаза ее щипало, но она все равно широко улыбалась. Они простояли так некоторое время, волшебница поглаживала носом спину Никс, а та продолжала сжимать ее в объятьях.
— Твайлайт? — сказала Никс несколько минут спустя, продолжая крепко сжимать ее шею.
— Да, Никс?
— Спасибо тебе... за все. Я люблю тебя.
— Я... я тоже люблю тебя, Никс, — ответила Твайлайт, слезы бежали по ее щекам. Единорожка очень нежно отстранилась и стерла влагу с лица, прежде чем использовать магию чтобы уложить Никс в кровать. — Но уже давно пора спать, сегодня на тебя многое свалилось.
— Хорошо, — ответила малютка-аликорн, зевая и устраиваясь поудобнее. Твайлайт нежно улыбнулась и, вспоминая свою мать, поцеловала Никс в лоб. Это было последней каплей, кобылка провалилась в сон.
Твайлайт, стараясь не шуметь, двинулась к выходу. Это было не то, чего она ожидала. Ее впервые назвали мамой, она всегда мечтала о ребенке... но никогда не думала, что этим ребенком будет Никс. И, в любом случае, Твайлайт предпочла, чтобы в обществе других пони Никс продолжала называть ее двоюродной сестрой. Все-таки, остальные думали, что это именно так.
Твайлайт понимала, что уже давно ведет себя как мать Никс, сколько заботы она уделяла малютке. Читала ей на ночь, провожала в школу. Носилась по всему городу, когда та потерялась, даже угрожала превратить Даймонд Тиару в кактус за ее злую шутку.
Да... она вела себя так, но совсем другое чувство щекотало её изнутри, когда ее действительно назвали мамой. Но сейчас было не время для подобных размышлений. Ей нужно было сказать пару слов Совелию, отпустившему Никс на представление. Однако прежде чем единорожка успела выйти за дверь, ее остановил шепот.
— Эй, почему это я просто старший брат? Могла бы назвать меня дядей или типа того?
Единорожка обернулась нежно улыбаясь Спайку, сидевшему в своей корзинке.
— Спайк, ты не забыл, что это я расколола твое яйцо? Я заботилась о тебе когда ты еще не умел ходить и даже говорить. И технически — ты все еще детеныш дракона. Так что, для тебя я тоже кто-то вроде матери.
— Пффф. В любом случае, лучше бы ты назвала меня дядей. Особенно если бы ты вернула мне те обалденные усы. Что это за дядя без усов?
— Извини, Спайк, никаких усов. А сейчас тебе тоже нужно поспать.
— Да, да, я слышал тебя и в первый раз, «мамочка», — Спайк снова свернулся в своей корзинке. Дракончик уснул почти моментально, заставив Твайлайт хихикнуть. Единорожка прикрыла дверь и спустилась по лестнице.
— Совелий, можно тебя на пару слов?
— Ух-ух.
— Угу, сейчас именно «ухо» я кое-кому и оторву! — тон Твайлайт не предвещал ничего хорошего филину, который отпустил Никс из дома несмотря на ее указания.