Охотник и жертва / The Hunter and The Prey

О читатель, не хочешь ли услышать скорбную повесть об Эпплджек и Пинкамине Диане Пай, живущих в мире, где проклятье — не сон, но явь, разъедающая умы? О, сколь безумен, сколь трагичен, сколь терзает он сердце! Ибо даже «бездонная чёрная бездна» — лишь самое ничтожное из слов, коим можно выразить горестный сказ о двух старых друзьях, охотнике и жертве.

Пинки Пай Эплджек

Ложе для единорога

Принцессы наносят внезапный визит Твайлайт в Понивилльскую библиотеку. И хотя её кровать не столь велика, но в конце концов, они всегда могут сымпровизировать и весело провести время вместе.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна

Сказка, в которой тяжело добраться до Дракона

Продолжение рассказа "Сказка про долгий путь домой". Немногое из этого - записи из дневника Принца Земли. Эта история о городе, раздираемом гражданской войной и одном пони, который пытается спасти его от того, что он считает Большим Злом.

Рэйнбоу Дэш Спайк ОС - пони

Вспомнить

Главный герой пытается вспомнить как начал смотреть FIM...<br/> Или речь совсем о другом?

Принцесса Селестия Человеки

Иззи идет на север

Однажды маленькая Иззи получила письмо, что в другом месте её ждут друзья. И она отправляется в путешествие туда, откуда прилетел фонарь. На север.

Другие пони ОС - пони

Рассказ "Прогресс: 5.5. Луна и Понивилль: Чаепитие"

Встретившись у Рейнбоу Дэш с Флаттешай, Луна принимает ее приглашение пойти на ланч.

Флаттершай Принцесса Луна Энджел

Slenderpony

Жизнь на окраине дикого леса, где тишина и покой — это мечта писателя. Но так ли там тихо и спокойно?

Другие пони

История Дискорда: Эпизод 1 - Эпоха Хаоса

Кто такой Дискорд? Дух хаоса и дисгармонии - ответите вы. Но что скрывается за этим общепринятым понятием? Какова его история? Какова природа его помыслов? Каковы его мысли и чувства? И такой ли он монстр, каким его все считают? Обо всем этом я попытаюсь написать в моем фанфике.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Дискорд

Феликс

Небольшая зарисовка, написанная изначально как спин-офф к другому фанфику, но получившаяся самодостаточной. Без шиппинга, гримдарка и мерисьи, но с историческими фактами и матчастью.

ОС - пони

Страсть, побеждающая кошмар

Спайк, принц и приёмный сын Селестии, отправляется по приказу своей матери и правительницы проконтролировать подготовку к празднику в Понивилле. Его помощница номер один, Твайлайт, советует найти новых друзей. Но молодой дракон поступает по-своему...

Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Селестия Найтмэр Мун

Автор рисунка: Devinian

Spark

Глава четвертая

NSFMM — Not Safe For Masculinity, Manliness. (прим. переводчика)

После того, как Принцесса покинула комнату, Твайлайт намеревалась продолжить свои изыскания. У нее не было особого понятия, как она снова достанет те книги — наверное, опять телепортируется в подпространство. Твайлайт уже готовилась к этому, когда в ее дверь постучали. Недовольно фыркнув, она поспешила открыть дверь — нельзя было, чтобы Луну разбудили.

— Что- О, Спайк! — Твайлайт обнаружила за дверью своего помощника, который стоял и нетерпеливо стучал ногой по полу. Пришел он без ее личного приглашения.

— Где тебя носило, Твай? — возмущенно поинтересовался он. — Тебя несколько часов не было! Ты вообще знаешь, как сложно сохранять выражение лица, когда врешь Принцессе Эквестрии прямо в лицо?

— Одной из. — поправила Твайлайт. — К тому же, увы, я знаю, каково это. Извини, Спайк. — тем временем, в ее голове шла активная работа мысли. Она просто не могла потратить на спуск в подвалы, взлом двери и поиски книг больше часа, плюс-минус тридцать минут. Но Спайк был прав — был уже почти вечер, так что прошло определенно больше полутора часов. Сколько же на самом деле она провела времени в подпространстве?

— В общем, с этим мы разберемся потом. — отрезала Твайлайт, мотнув головой. Спайк одарил ее странным взглядом.

— Мне пора заниматься...

— Твай?

— Я нашла лишь пару книг. — та уже подошла к рабочему столу Принцессы Луны.

— Твайлайт!

— Наверное, начну с-

— Твааааай! Лааааайт! — проорал ей Спайк прямо в лицо, запрыгнув на стол. Твайлайт удивленно моргнула. Спайк с говорящим за себя выражением лица достал зеркало, и поставил перед ней.

— Спайк, я не думаю, что у нас есть время на- ох ты. — Твайлайт увидела себя в зеркале. Мешки под ее глазами были по размерам ближе к настоящим мешкам, а цвет их уже легко мог сравниться с Луной. Волосы Твайлайт были растрепаны, а глаза порядочно налились кровью. Как раз в тот момент, для полной картины, ее желудок громко напомнил ей, когда она в последний раз ела, то есть очень давно. Твайлайт простонала.

— Нет у меня времени на усталость! — воскликнула она. Правда вот зрелище того, на что она стала похожа, оказалось достаточно весомым, чтобы ее тело начало по чуть-чуть отключаться. Все-таки удержав глаза открытыми, волшебница встретила серьезное сопротивление.

— Твайлайт, никому ты в таком состоянии не поможешь. Вот сколько магии ты за сегодня наколдовала?

— Совсем... — промычала Твайлайт. Веки побеждали ее добрые намерения.

— Ну же, Твай, давай в постель.

— Нет... Просто... Надо... — тут ноги подвели ее, и она упала, где стояла. К своему счастью, в последнюю секунду своего сознания у нее вышло-таки додуматься подвернуть ноги, чтобы не так сильно ушибиться. А потом она сразу намертво заснула. Спайк вздохнул и приложил ладонь ко лбу.

— Я принесу тебе подушку. — пообещал он своей отрубившейся работодательнице.


— Она так сладко спит. — слова прорезались в зону восприятия Твайлайт.

— Поверьте мне, такое бывает только по редким праздникам. — пробился в тяжелое, как кувалда, сознание другой, более саркастический, знакомый голос. Кто?

— И долго она так?

— Пару часов уже. Ничего, встанет — и уже как новенькая, готовая к подвигам.

— Да? Могу только представить, что это делает с ее здоровьем.

— Ох, знаете, если Твайлайт поставила цель — она хоть гору переворачивать будет, но своего добъется. Видели бы вы, как она старалась, когда случилось то, ну... С Найтмэр Мун.

— ...а какую же цель она поставила себе на этот раз?

— Если честно, Принцесса. — второй голос чуть понизился. — Похоже, что — вас.

На этом Твайлайт снова уплыла в страну сновидений. Когда она проснулась — то есть, совсем проснулась — было уже темно. С легким стоном она поднялась на ноги. На полу лежала подушка, на которой отпечаталась характерная голова пони (очевидно, Спайк сдержал обещание), но пол все-таки был не лучшей кроватью. Твайлайт закрыла глаза и помассировала их, пока все картинки из снов не ушли из ее головы. Она могла чувствовать чью-то магию.

— Принцесса Луна? — Твайлайт спросила в темноту. Ничего не было видно, но она будто знала, в какую сторону говорить.

— Ах? Твайлайт, ты проснулась. — Луна была не так далеко от нее, за столом.

— О нет! Поздно! Я опоздала-

— Твайлайт, пожалуйста. — Луна успокоила ее. Рог принцессы чуть-чуть засветился, и занавески раздвинулись. Закат залил комнату оранжевым светом, оставляя длинные тени, при этом освещая двух пони. Оранжевый как-то не шел Луне, проснеслась сказанная уже знакомым голоском, который как-то очень часто озвучивал разные вещи в последнее время, мысль в голове Твайлайт. Намного больше ей подходили покровы ночи. Впрочем, Твайлайт и не заметила этот голосок за всем своим беспокойством.

— Принцесса, мне так жаль...

Луна покачала головой. — Я же говорила, это пустой титул. — сказала принцесса со слабой улыбкой. — Давай, тебе надо поесть. — еще раз сверкнув рогом, она приподняла что-то со стола. Это была тарелка с супом, которую Луна поставила перед копытами младшей пони.

Твайлайт замешкалась, но ее желудок опять намекнул, что ничего хорошего он с ней не сделает, если она сейчас же не поест. Твайлайт подчинилась.

— Я съела что смогла. Твой помощник, кстати, был очень мил — с тех пор, как я проснулась, он никак не мог успокоиться, и постоянно пытался обустроить меня как можно комфортнее.

Твайлайт мысленно поклялась, что когда все это кончится, вся стипендия уйдет на лучшие рубины для Спайка. Она поискала его взглядом, и обнаружила его на кровати Луны, свернувшимся калачиком. Облегченно вздохнув, она обернулась у Луне.

Что-то было не так — эти слова моментально пропечатались у нее в голове при виде Луны. Да, и так-то ничего хорошего не было, Луна серьезно болела. Но нет, что-то еще было не так с принцессой. Эти слова бились о стенки ее разума.

’Помнишь же, что случилось в прошлый раз...’

— Твайлайт? — поинтересовалась Луна, чуть наклонив голову. — Пожалуйста, не говори, что тебе плохо.

Твайлайт слабо тряхнула головой.

— Извините, Пр- ох... эм... а... Как мне вас называть?

Луна рассмеялась, подходя еще ближе к Твайлайт, и становясь в значительной близости от нее.

— Луна, конечно же. Если у кого-то и есть право так меня называть...

Твайлайт прикусила губу, не зная, как поступить с такого рода просьбой. Но, посмотрев на Луну, Твайлайт увидела, что она ожидала. Она хотела, чтобы Твайлайт назвала ее по имени. Это было ей нужно. Сомнения отошли на задний план.

— Спасибо вам, Луна. — ответила Твайлайт, поклонившись. Она не заметила, как выражение лица принцессы на секунду прояснилось и как-то посветлело, после чего она собралась обратно. Когда Твайлайт выпрямилась, ее встретила осторожная улыбка.

— Спайк рассказал мне, как усердно ты работала. — сказала она Твайлайт. Почему-то эти слова показались ей знакомыми. Почему? Твайлайт отогнала ненужные мысли, и вернулась к разговору. — Поэтому я не имею права так сильно тебя задерживать, как я посмела прошлой ночью. Я пойду и подниму луну, а после того мы обсудим твое возвращение к режиму здорового сна.

— Но пожалуйста, я бы- поднять луну! — Твайлайт резко вспомнила, что она должна была поговорить с младшей принцессой про это. — Пр- Луна, пожалуйста, Принцесса Селестия хотела, чтобы я поговорила с вами про поднятие луны... Другой луны, ну, вы поняли... — Твайлайт заметила, как Луна закрыла глаза. Было ясно, что она чуть не плачет.

— Сестра говорит, что у меня не получится, да? — спросила принцесса. Слова замерли на языке у и так порядком нервничавшей Твайлайт, и потихоньку превратились в горсть горького пепла. Она повесила голову.

— Твайлайт, прошу, пойми меня. Ночь — все, что у меня есть. Я не Принцесса, и не важно, какой у меня титул. Я не занимаюсь торговыми отношениями, я не занимаюсь политикой, я не руковожу нашим народом, я не делаю ничего из того, что Селли и так прекрасно делает одна. Я не могу сравниться даже с нашими клерками и многими другими, кто работает на благо этой страны. Я обязана делать то, что могу. Ради Эквестрии и для себя. Я... Я просто... Я просто... самовлюбленная... — тут Луна и вправду начала плакать, без нытья или тяжелого дыхания, нет — у нее просто потекли слезы.

— Я... — у Твайлайт не было слов. Неужели она снова подвела доверие Селестии? Неужели снова не смогла выполнить поручение той, кто была ее идолом с ранних лет, причем такое важное для нее? Или же она подвела Луну, которая, несмотря на свои слова, так много значила?

Как бы то ни было, она все равно не могла найти слов. Это был полный ноль. Вернее, не совсем полный. Один, описанный чуть ранее, голосок в ее голове намекнул ей, что нужно сделать. Чувства уважения и сдержанность развернули настоящую военную кампанию против него, получая материальную, гуманитарную и финансовую поддержку со стороны ее страхов, неуверенности и комплексов, но все же они проиграли.

— Каждому нужно просто немного доброты. — как-то сказала ей Флаттершай. И это было не только про улыбки и близость. Если Луне нужно было помочь так, Твайлайт всегда была готова. А если по-честному, то ей этого еще и просто хотелось. И так Твайлайт впервые в жизни послушала свое сердце, а не голову. Она встала на задние копыта, освобождая передние, и обвила шею Луны в объятии. Твайлайт положила голову на плечо Луны, и, крепко закрыв глаза, прижала к себе сравнительно молодую богиню.

Некоторое время Луна продолжала плакать в плечо Твайлайт, прерывисто, почти болезненно дыша. Твайлайт почувствовала, как принцесса немного двинулась, и, приняв это за сигнал к тому, чтобы отпустить ее, обнаружила в объятиях уже и себя. Она заметила, как, без каких-либо мыслей о том, чтобы это сделать, прижала Луну чуть крепче, совсем чуть-чуть, просто чтобы она была перед ней. Так две пони стояли и держались друг за друга. Чтобы было удобнее, чтобы поддержать друг друга, и по множеству, множеству других причин, как очевидных для них, так и нет.

— Спасибо тебе, Твайлайт Спаркл. — голос Луны был приятно близок к ее уху. Они начали неуклюже расходиться из объятий. Обе пони иногда останавливались, и ждали, пока другая чуть-чуть отпустит, чтобы быть уверенными, что нельзя простоять еще хоть чуть-чуть. Но они понимали, что бесконечно так стоять нельзя.

— Луна, я, я боюсь, что мы знаем, что может случиться, если т... вы попробуете поднять луну. — промолвила Твайлайт. Ее слова были честными — она даже не думала про то, что ей говорила Селестия. Луна побежденно кивнула.

— Я понимаю. Тогда, что насчет... компромисса?

— Хм? — Твайлайт не могла представить компромиссов в деле поднятия луны. Создать новую?

— Я хочу, чтобы ты помогла мне помочь поднять луну. — объяснила, чуть-чуть стесняясь, Луна.

— О-о... Ох! — до Твайлайт дошло, что предлагает ей богиня ночи, и стало ясно, почему после сказанного она как-то не может посмотреть ей прямо в глаза. Она не давала собственной сестре помочь ей, однако могла довериться Твайлайт. Такая честь... и ей хотелось, чтобы именно она, Твайлайт Спаркл, разделила ее с Луной. Маленькая пони покраснела. Луна напомнила ей глупую в своей гордости Эпплджек, которая довела себя до изнеможения, пытаясь в одиночку собрать недельный урожай с их яблочной фермы, и лишь после этого заставила себя дать им пятерым помочь ей — только в этот раз получалось, что Эпплджек прекрасно справлялась сама, и дала подобную привилегию лишь Твайлайт и никому больше. У Луны, может, и не было такой упертой гордости, как у Эпплджек, но вряд-ли это было простым решением. А еще ее не просили помочь с работой богинь...

— Я, но... Что я могу сделать? — растерянно спросила Твайлайт. Луна улыбнулась.

— Я почувствовала твое присутствие прошлой ночью. Ты ведь могла проследить мое заклинание, так? Без единой подсказки ты могла следовать за мной, и даже отмечать путевые точки на небе. В тебе заложена великая сила, Твайлайт, как и великая мудрость.

Подобная оценка откровенно вогнала Твайлайт в краску.

— Нет, нет, я, я не настолько могущественна. Я никогда... я бы даже.... что, если я все испорчу?

— Не испортишь. Поверь. Мне не нужно многого от тебя, но, между нами, ты способна сделать это. Я удивилась тогда, в прошлый раз, ибо далеко не каждый пони даже пытается попробовать магию уровня богов. Но я знала, что ты не как все. — улыбка на лице Луны была какой-то слишком веселой для ее истощенного состояния. Она привстала и направилась к двери.

— У меня же просто нет другого выбора, не так ли? — спросила она Твайлайт, обернувшись через плечо. — Пожалуйста, скажи да.

Твайлайт набрала воздуха в грудь, и, резко выдохнув, кивнула. Встав, она одарила Луну улыбкой. Глаза той загорелись, и она направилась к двери. Луна подождала, пока Твайлайт встанет около нее.

— Благодарю тебя, ты представить не можешь, как обрадовала меня.

— Это вы делаете мне честь, Луна. — ответила ей Твайлайт. И, чтобы не звучать слишком официально, добавила, — Ну правда.

— Ты слишком добра. Давай, уже смеркается. — хихикнула Луна. — Ах, Твайлайт помогает ночи опуститься на мир. Знаешь, иногда мне кажется, что имя определяет личность даже больше, чем кьютимарк. Ведь, знаешь, на одном из языков слово „Твайлайт“ как раз и значит сумерки. Немного иронично, не так ли?

Твайлайт неожиданно заметила, что улыбается, и у нее поднялось настроение. — Думаю, да. И, если подумать, то и кьютимарк мой в чем-то подходит. Я всегда думала, что он как-то указывает на мой талант — магию... — она удовлетворенно взглянула на свою метку — несколько звездоподобных искорок. Луна кивнула.

— Какая же ночь может считаться ночью, если на небе нет звезд? Эх, мой кьютимарк... — она тоже посмотрела на свой знак, но потом отвернулась, немного нахмурившись. — ...думаю, это было слишком давно.

— Луна?

— Я... не могу вспомнить. — Луна покачала головой. — Многое из тех времен для меня как в тумане. Я помню, что и тогда я жила, но это будто сон. Все говорят, что мне далеко за тысячу лет, но я с трудом могу назвать себя такой древней. Честно говоря, в то время как по Селли видно, что она старше многих из нас, я чувствую себя лишь ненамного старше тебя, а с твоей мудростью и не могу мечтать сравниться.

-Мне жаль слышать такое. — серьезно сказала Твайлайт. — Я благодарна вам за такие слова, но вы себя недооцениваете. Я уже многому от вас научилась, Луна.

— Правда?

-О, да. Поверьте, Эквестрия будет рада снова быть под вашим руководством — Принцесса Селестия прекрасно справляется сама, но, увы, она все-таки одна.

— Хммм. — Луна подняла взгляд, и Твайлайт поняла, что они на том же балконе, что и вчера. Она сильно сглотнула. Неужели правда попробует? Хватит ли ей спеси и гордости? Можно только представить, что сказали бы ее друзья. Даже они бы назвали ее хвастуньей(отойдя от шока), упомяни она, что помогала поднимать луну. Твайлайт помнила случай с ’Великой и Могущественной’ Трикси. Ее друзья тоже научили ее, что можно гордиться своими возможностями, но переоценка своих способностей неизбежно приведет к болезненному падению. Научили на своих примерах — упорная Эпплджек, не терпящая поражений Рэйнбоу Дэш, и, пожалуй, получающая первый приз за самое болезненное падение и самые помпезные манеры — Рэрити.

«Ох, ну не в этом все дело.» — сказала Твайлайт воображаемая Рэрити с толикой презрения в голосе. «Моя дорогая, у тебя есть дар! Видение! И ты должна делиться своим даром с другими! Ох, ну же, искусство требует жертв — и дружба тоже.» — с тем, хитро подмигнув, воображаемая Рэрити исчезла. Твайлайт кивнула, собираясь с мыслями. Луна прошла на балкон и села. Еще с трудом представляя, во что ввязалась, Твайлайт села около нее. Луна ерзала, как нетерпеливый жеребенок.

— Нет времени для детальных устных инструкций. — сказала она. — Извини...

— Тогда что мне делать? — озадаченно спросила Твайлайт. Луна выглядела удивленной.

— Селли говорила, что в наши дни такое — редкость, но... ты знаешь, как можно передавать магию прямым путем?

— Прямым путем? — вопрос Твайлайт содержал в себе ответ. Луна пару раз вздохнула, пытаясь успокоиться. Она пододвинулась к Твайлайт, намекая ей, чтобы та занялась тем же. Луна почему-то не смотрела ей в глаза.

— Веришь ли ты мне, Твайлайт Спаркл? — спросила она. Твайлайт была обезоружена этим вопросом. А верит ли? Слова, услышанные ею вчера, не давали покоя. А теперь что-то с принцессой было не так — даже сейчас. Что-то по части магии. Что, если Найтмэр Мун была ядом в буквальном смысле? Что, если он начинал поглощать ее? Во второй раз в жизни и за этот день, Твайлайт сделала что-то, послушав сердце.

— Луна? Посмотри на меня. — это прозвучало ни как команда, ни как просьба. Стеснительный взгляд Луны по чуть-чуть поднимался наверх, никак не стабилизируясь в одной точке. Затем, тяжело сглотнув, Луна смогла взглянуть ей в глаза. Твайлайт получила ответ.

— Полностью доверяю. — ответила она Луне, смотря ей прямо в глаза. Грустные, со следами слез, но полные надежды — глаза Луны чисто показывали ее душу. Твайлайт не знала, как она могла быть уверена, и откуда все это знала — но она могла видеть Луну насквозь.

— Наклонись вперед. — тихо сказала Луна. Твайлайт так и сделала, точно не зная, зачем, но готовая следовать слову принцессы. Луна также наклонилась вперед, опустив голову. То же сделала и Твайлайт, и их рога перекрестились. Горячая дрожь пробежала по спине Твайлайт, и она ощутила необычное чувство прикосновения к рогу.

— Все, что нужно... это искра. — прошептала Луна с закрытыми глазами. Твайлайт почувствовала, как что-то начало твориться с ее рогом. Глаза волшебницы закрылись, и мир вокруг нее поплыл. Она чувствовала магию, магию, которая не принадлежала ей, но и не казалась чужой. Ее мир начал терять свои рамки. Ощущение было схожим с тем, что она почувствовала, входя в подпространство тогда, в архивах, но тут был свой ландшафт и свое понятие определенного пространства. Твайлайт совершенно перестала чувствовать мир вокруг нее там, на балконе, и ее мысли начали осматривать окрестности. Она увидела крепкие цепи страданий, держащих закрытым какое-то хранилище. Вокруг нее, подобно метастазу, начали собираться встревоженность и ненависть. Но где-то вдалеке, слабая искорка света указала ей направление. Это была просто маленькая горсточка надежды, такая хрупкая и нереальная. Осторожно, не зная, что она делает, Твайлайт потянулась к ней...

— Ах-хха! — в реальном мире, щеки Луны горячо зажглись румянцем, а ее сердце наполнилось надеждой и восторг. Простое прикосновение Твайлайт запустило пламя как ничто другое. Это уже не была дикая, забытая искорка, а стабильный огонек. Твайлайт все еще понятия не имела, что делает, но метастазы вокруг нее будто рассыпались. И вдруг, она ощутила чье-то присутствие. Оно оттащило ее от огня, что Твайлайт разожгла, и которое уже не затухло бы без ее присутствия. Она могла разобрать некоторые детали в ощущениях от этого присутствия, и, похоже, это было... то место, где она находилась — если это можно так объяснить. Понемногу, Твайлайт поняла, что это было сознание Луны, общающееся с ней на уровне, который был выше и чище мысли. Она проследовала за ним от места, где были цепи и огонек, куда-то выше — на что-то, что напоминало равнину, покрытую шрамами трещин. Однако сверху было теплое, светлое небо, и атмосфера места не вызывала у Твайлайт никакого отторжения. Здесь сознание Луны начало учить Твайлайт. Она узнала про путеводные точки, пересекающие небо, землю, и другие планы. Про магию во всем вокруг них, во всех существах, пони и не только. Про магию луны и звезд, и их неожиданную связь с небесами, землей и всем остальным. Про магические потоки и течения, давление, трение, хватку и тягу энергии. Сразу целые концепты обрабатывались ее мыслью, и приживались так, будто она с детства знала все, вплоть до буквы. Ее мозг тщательно обрабатывал и дополнял информацию. Она почувствовала удивление Луны в момент осознавания ей существования связи между элементами гармонии и путеводными точками, и других вещей, вроде способа брать из источника магию, не повреждая его. Твайлайт казалось, будто она днями и ночами училась под опекой Луны, полностью охватывая все запутанное ночное небо с его точками отсчета, и осознавая его связь с самой яркой и особенной звездой Эквестрии. Она почувствовала, что на этом ее обучение подходит к концу, и она готова. На этом Твайлайт ожидала обрыва связи между ними, но вместо того, Луна повела ее куда-то еще. Луна уже была частью ночного неба — или оно было частью ее. И Твайлайт могла чувствовать холодную темноту ночного неба, а звезды отдавали далеким теплом. Магический океан неба открылся перед ними, показывая все свои подводные течения. Она знала, что делать. Им надо будет поддерживать одну точку, при этом держа остальные подальше, заставляя звезды двигаться и заглушая огнеопасную энергию света, которая держалась на границе океана ночи.

Ночное светило начало подниматься, хотя Твайлайт еще этого не осознавала. Небо, что всегда открывалось над ней, было для нее двумя измерениями, очень ограниченными, надо сказать, измерениями. Невозможно было как-то определить прогресс луны, она просто знала, что побуждало звезды и другие тела менять места на ночном небе. Не все должно было быть так скрупулезно, поняла Твайлайт, и Луна как-бы намекнула ей окунуть копытце в этот океан. Твайлайт задержалась на секунду, свертывая маленькие кусочки темноты, а потом чуть-чуть тряхнула звезды, чтобы добавить в картину звездной пыли. Еще она проверила луну, и чуть-чуть поправила ее траекторию, отгораживая всплески магии, с помощью которой она двигалась. При этом она чувствовала, как работает Луна, двигая небесное светило и звезды, и они прекрасно справлялись в паре. Луне пришлось одернуть Твайлайт, когда было время. Справились. Магия была сильна; луна без проблем пройдет свой ежедневный путь, а потом они потушат звезды и упокоют ее. Твайлайт поняла, что скоро заклинание оборвется. Она потянулась к Луне, желая выразить благодарность и поддержать ее после такой изматывающей работы. И прикоснулась к самой ее сущности. Тут, внезапно, ее захлестнула волна эмоций. Страх, депрессия, моральная усталость. Надежда, гордость, детская радость. Слабые отголоски воспоминаний из времени, которого не было, и неуверенный взгляд в будущее. И над всем этим царила одна чистая, страстная эмоция.

— Aхх! — Луна дернула головой, силой обрывая заклинание. Твайлайт тоже ахнула и ее ноги заплелись, из-за чего она упала. Мир вокруг нее плыл, а голова была так забита, что не получалось вставить ни слова в свой собственный ход мыслей. Никогда в жизни она так судорожно не вздыхала и никогда так не потела. Силой у нее вышло заставить себя сесть, покачиваясь, но уже возвращаясь в реальность. В глазах двоилось, и ей пришлось потереть их, чтобы избавиться от ощущения, и, когда она открыла глаза, перед ней была Луна. Она тоже тяжело дышала, ее голова была опущена, а щеки горели застенчивым румянцем. На сердце Твайлайт будто гора рухнула. До нее дошло, что она, кажется, наделала. Потихоньку отползая, маленькая волшебница готовилась к худшему.

— Я, мне... Мне так стыдно, извините, я не хотела...

— Я... Я знаю... — ответила ей Луна, все еще задыхаясь. — Т-твайлайт, не-не бойся, не в эт-том дело... Я так же видела тебя.

— Что?

— Твою душу. В-вот, что ты сделала. Я соединила разумы, но ты с-соединила души. И я видела тебя так же, как ты... меня.

Услышав это, Твайлайт тоже покраснела. Она ничего не могла сказать. Была вообще полная пустота, даже эмоций почти не было. Спустя пару моментов тишины, принцесса восстановила дыхание, и подняла голову.

— Ты не права. — прошептала она. Твайлайт осмелилась поднять взгляд, и увидела, как Луна качает головой.

— К-как ты можешь...? — губы Луны с трудом заставляли слова произноситься. — Как ты можешь так думать. Как ты можешь так думать про... про меня. Как ты можешь так... так много обо мне думать?

Разум Твайлайт до сих пор был похож на хлебный мякиш. Она слышала слова принцессы, но боялась к ним прислушаться. Она боялась их значения — и для себя, и для нее. Боялась, что любая из эмоций, что она чувствовала, окажется слишком сильной. Поэтому Твайлайт не стала слушать свои эмоции. Вместо того, она вспомнила те чувства, что увидела в принцессе. Одно из них — сильнее всех.

— Вы не верите. — ответила Твайлайт ломающимся голосом. — Вы не можете поверить.

— Я не достойна. После всего того, что сделала.

— Вы ничего этого не делали. — поспорила с ней Твайлайт. Против воли на нее нахлынула буря эмоций. Барьеры обрушились, и в и так расшатанный ход мыслей Твайлайт проникло все: сомнения, злость (в основном на себя), беспокойство, сопереживание и просто страсть.

— Я почувствовала ту тьму. Она... ужасна. Но т... вы преодолели ее. Вы сильнее, чем думаете. — она того не хотела, но в ее голосе появилась злоба, определенная злоба на Луну — ей так хотелось, чтобы та наконец поняла, насколько важна.

— Не стоит. Мне жаль. Я никогда не должна была... Я была неправа. Прости меня.

— Луна...

— Не надо.

— Луна.

— Пожалуйста.

— Я люблю вас.

Чуть-чуть хныкая, Твайлайт бросилась к Луне, обхватив шею принцессы ночи в крепких объятиях во второй раз за день. Держа ее, она встала так, чтобы голова Луны была у нее под подбородком.

— Никогда, никогда не говори, что ты того не стоишь, потому, что ты стоишь всего. — говорила ей Твайлайт. — Не говори, что провалилась, потому что ты делаешь так много. Ты не слаба. Не так давно я поняла, что чтобы быть сильной, надо быть вместе. Я буду с тобой. Обещаю.

Луна не двигалась, однако слезы уже не лились из ее глаз. Немного дрожа, она прижалась щекой к шее Твайлайт.

— Я... Тоже люблю тебя, Твайлайт Спаркл.

— Я знаю. — мягко сказала Твайлайт. — И я тебя люблю, Луна.

— Но как? — спросила Луна. — Мы едва знакомы.

— Думаю, теперь мы уже больше знаем друг о друге. — отметила Твайлайт. — И, если честно, это не так важно. Ты умная и серьезная, но при этом ты можешь быть такой игривой. Ты сильная и мудрая, но очень добрая. И... — здесь голос Твайлайт немного дрогнул, — я, мне, я никогда не чувствовала такого по отношению к другой, но ты такая красивая.

Луна отошла из объятий Твайлайт, потирая залитые слезами щеки. Она чуть-чуть улыбнулась.

— К другой кобылке? У меня никогда не было подобных чувств ни к каким пони. А после всего, что случилось, это удивляет меня в последнюю очередь.

— Правда?

— Ну, нет, не совсем, все же это определенный шок. — призналась Луна, и от того, как это прозвучало, Твайлайт хихикнула. Принцесса удивилась, но через секунду опять выглядела как никогда довольной. Она посмотрела на балкончик, и она развернулась, чтобы лучше видеть ночное небо. Твайлайт проследовала за ее взглядом, и увидела низко висящую в небе луну.

— Мы сделали это. — осознала Твайлайт вслух. Послышался шорох, и что-то прикоснулось к ней. Она поняла, что это Луна прислонилась к ней. Они обе невероятно вспотели, было жарко, усталость одолевала их — и ничто в мире не могло сравниться с этим ощущением.

— Ты так много сделала. Это было великолепно. — сказала Луна с почтением в голосе. Вместо того, чтобы, как обычно, покрыться румянцем от комплимента, Твайлайт просто улыбнулась.

— Ну, у меня был хороший учитель. — ответила она. Луна тихо рассмеялась. Сердце Твайлайт приятно дернулось от этого звука. Если бы надо было, она бы лично протащила луну через все ночное небо на своей спине, лишь бы услышать его. Твайлайт наклонила голову, и она идеально уместилась на плече пони повыше. Луна аккуратно оперлась головой об голову Твайлайт. Когда-нибудь надо будет это повторить. Ей еще стольким можно было поделиться с Луной.

— Как скажешь, — начала Луна, — ты проявила такую силу ради меня. Настал мой черед быть сильной, я обещаю. Я не дам болезни победить. Мы найдем способ, как от нее избавиться.

Эти слова жестоко разрушили идеальное спокойствие Твайлайт. Она до сих пор чувствовала, что с объектом ее любви что-то не так, но она видела душу и мысли Луны насквозь. Темнота в ее сердце зачастую была скорее тусклой, чем умиротворенной, но в ней не было злобы. Это было темное сердце запутавшейся, встревоженной пони, а не злой, и ее надо было лишь успокоить, а не выжечь. Не было никакого яда, как минимум не такого, который она создала бы сама. Это подтвердило самые страшные догадки Твайлайт — кто-то специально делал это с принцессой Луной. И у него получалось.

— Глупо, не правда ли? — промолвила Луна, вырвав Твайлайт из ее невеселых мыслей. — Я сама все это сотворила, но все равно не могу не присоединиться ко всем тем, кто говорят, что оно так романтично.

— Мне всегда нравились луна и звезды. — ответила ей Твайлайт, пытаясь отогнать свои страхи. — Я всегда видела их, когда занималась по ночам, и никогда не пропустила ни единого метеоритного дождя. Так что это неудивительно.

— Что? — спросила Луна, хихикнув. — Хочешь сказать, что влюбилась в меня из-за луны?

— Может и так. — предположила Твайлайт. — Я влюбилась в художника, чьи картины так часто видела. Может, ты и не оставляла автографа на ночном небе, но все же Принцесса Селестия лишь копировала твои работы.

— А в этот раз кое-кто все-таки оставил свой автограф на этом полотне. — сказала Луна, показывая куда-то справа от луны. Твайлайт подняла голову и увидела кучку искрящихся звезд. Похожая на капли звездная пыль делала ее похожей на небольшой водоворот в реке. Твайлайт не верилось. Это она его там оставила.

— У тебя есть дар. — похвалила ее Луна. — Но мне не стоит так удивляться. Видела бы ты мои первые попытки.

— Я думаю, они были прекрасны.

— Ох, все пони так говорят. Просто проявляют манеры, вот и все.

— Стой, они что, до сих пор там? Но небо каждую ночь выглядит по-разному.

— В основном. Созвездия, Твайлайт. — Луна провела копытом, охватывая все небо. — Мои детские рисунки. Вон там, посмотри, детеныш медведицы — о чем я только думала! Когда я была маленькой, я так ими гордилась, что выставляла напоказ каждую ночь. А когда они мне уже надоели, оказалось, что остальные пони к ним привыкли. Потом тысячу лет они оставались на местах — и появились целые легенды про них. Ах, так и придется мне жить, смотря на свои корявые поделки и зная, что их видят все.

Твайлайт рассмеялась.

— Представляю тебя в детстве. Наверное, ты была такая милашка.

Луна промолчала, и, проведя в тишине еще пару минут, Твайлайт посмотрела на милую ее сердцу принцессу — ее глаза были закрыты, а на щеках появились еще слезы.

— Луна?

— Я, я просто не могу. — она улыбнулась. — Не думаю, что хоть когда-то так себя чувствовала. Этого достаточно, чтобы забыть про то, как же я вымоталась. Извини.

Твайлайт потерлась носом о шею Луны, чуть-чуть смещаясь.

— Понимаю. И ты до сих пор очень измотана. Наверное, стоит вернуться в комнату, пока не похолодало.

Луна кивнула и распахнула крыло, обхватывая им спину Твайлайт. Оно было мягче, чем облака, по которым Твайлайт однажды ходила в Клаудсдейле. Она не забыла про состояние Луны. Этой же ночью она примется за учебу, и пообещала себе не отходить от Луны, пока другая луна, с маленькой буквы, не дойдет до горизонта. Пока что, впрочем, ей просто надо было быть с ней. А по чести, ей, в любом случае, больше негде было быть. Твайлайт задумалась. Что же это значило? Она влюбилась в Луну — да-да, в Принцессу Луну, богиню ночи, повелительницу звезд, и соправительницу Эквестрии. И, хоть та и отбросила свой титул, свои обязанности она выполняла, и все пыталась делать еще больше. Можно ли было Принцессе вообще иметь подобные отношения? Никто, например, никогда не слышал, чтобы у Принцессы Селестии кто-то был. Так ведь и не с кем-то отношения, а с ней, с Твайлайт! Другая кобылка, причем настолько юная. Про отсутствие хоть сколько-нибудь знатных родственников и думать не хотелось. Смогут ли они еще хоть раз увидеться, когда решат нынешние проблемы? Твайлайт не могла представить себя, бросающую друзей там, в Понивилле, но и без Луны она жить не могла.

— Твайлайт? Ты готова? — спросила Луна. Твайлайт кивнула, и крепко закрыла глаза, концентрируясь и запоминая этот момент. На всякий случай.

— Да. Пошли. — твердо ответила она, вставая, и Луна убрала крыло. У них было еще много работы.