В начале была злость

Луна пытается найти себя, находясь в состоянии агрессии, отчаяния и неуверенности в завтрашнем дне.

Принцесса Селестия Принцесса Луна

О палках и дружбе

Медсестра Редхарт (только что из дурки) и ее друзья вынуждены разбираться с застрявшими палками, озабоченными подростками, изучающими дружбу, вторжением похитителей тел и необычной кошкой в носочках. Другими словами, обычный день в понивильской больнице общего профиля.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Эплджек Спайк Другие пони Сестра Рэдхарт Мод Пай Эмбер

Четверо товарищей

Чейнжлингское государство быстро оправляется от ужасов последовавших за поражением в Кантерлоте. Эквестрийская блокада, иностранные интервенции, едва не разгоревшаяся гражданская война. Лишь своевременные действия военизированных отрядов лоялистов Кризалис смогли удержать страну над пропастью, подавить мятежи и отразить нападки врагов, не дав им проникнуть в сердце Империи. Добровольцы громят последние отряды бунтовщиков и предвкушают победу над смутой. Главные герои - четверо чейнджлингов-сослуживцев, которые были сведены вместе случаем, случай же и раскидает их по свету. Они не являются ни героями, ни мудрецами. Они - вполне заурядны, пусть и способны на храбрость самопожертвование и героизм. С концом позорной смуты они надеятся на спокойную и мирную жизнь, но сильные мира сего уже всё решили за них. Чудовищного масштаба механизмы начинают свою необратимую работу, и им ничего не остаётся, кроме как стать винтиками в этих механизмах. Они пройдут много дорог, многое увидят и многое испытают. Кто-то встретит смерть, а кто-то выживет чтобы увидеть вокруг себя мир, в котором не осталось места прежнему, мир, где их никто не ждёт.

Чейнджлинги

Последний поход

Эппл Блум устала пребывать в одиночестве. Время для кобылки словно замерло, и великолепный, яркий свет зовет ее. Маленькая земная пони принимает одно из самых трудных решений в своей жизни и отправляется в последний поход со своими друзьями. Тем не менее, одна из подруг не спешит принять правду. Сумеет ли отдельная белая кобылка преодолеть серьезный для нее страх - сказать до свидания? Разрешения на перевод, увы, не получено, т.к. автор долгое время отсутствует.

Эплблум Скуталу Свити Белл

404: Романтика не найдена

После отказа Сансет, Твайлайт считает для себя нормальным не покидать комнату. Но и отказать подруге не может.

Твайлайт Спаркл Рэрити

Сквозь тысячелетия: Аликорн ночи

Жили были сёстры-аликорны, старшая и младшая. Младшая завидовала старшей, обратилась в злую Найтмер Мун и старшая изгнала её на луну и бла-бла-бла. Забудьте! В роковую ночь противостояния Селестии и Найтмер Мун всё сложилось иначе. Элементы отделили Найтмер Мун от Луны, даровав ей собственное тело, не разлучив Королевских сестёр на долгие столетия. Какой след оставит одержимая ненавистью, завистью и злобой Найтмер Мун в истории народа пони - это вопрос длинной в тысячелетие.

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Найтмэр Мун Кризалис

Сближение

К чему могут привести шалости с жеребятами

Эплблум Скуталу Свити Белл Человеки

Убежать от реальности...

Мы слишком долго убегаем от реальности и не понимаем, когда нужно остановиться.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

Принцесса дружбы

Парочка незадачливых друзей-мошенников мечтают провернуть крупную аферу, но у них не хватает средств. Свои дела они решают поправить, похитив жеребёнка и потребовав выкуп; что же из этого получится?

ОС - пони Чейнджлинги

Спасите Флаттершай

Ещё одна история о пони в мире земли,на сей раз Флаттершай

Флаттершай Твайлайт Спаркл ОС - пони

Автор рисунка: Siansaar

Spark

Глава пятая

Луна крепко держалась на их пути в библиотеку, хотя Твайлайт заметила определенную напряженность в ее движениях. Она даже как-то не знала, как вести себя. Что ей делать? Как делать? Вести себя с Луной как с жеребец с кобылкой (или наоборот, в их случае)? Даже если так, это ничего не меняло — опыта в отношениях у Твайлайт было не намного больше, чем у социально отрешенного камня.

— Твайлайт? Ты о чем-то задумалась? — спросила ее Луна. Все это время Твайлайт смотрела в одну точку.

— А, э... Извини. Просто нервничаю. Знаешь, я даже не знаю, как быть с... нами? — такой термин, как «мы», был для Твайлайт настоящим открытием, и звучал из ее уст как-то неловко. Луна покраснела и заулыбалась, смутившись и умилившись одновременно. Во всяком случае, Твайлайт чувствовала, что она не одна.

— Не стоит беспокоиться. Ты уже столько сделала, и все равно стараешься сделать больше. — она шла, чуть-чуть наклонившись, и легонько поигрывала гривой Твайлайт. Твайлайт чуть-чуть дернулась от щекотки.

— Есть отзывчивость, и есть самопожертвование. Не заходи так далеко, хотя бы ради меня.

— Ладно.

— Пообещай.

— Я... обещаю. — сказала Твайлайт, довесив слова кивком. Луне того более чем хватило. Дойдя до библиотеки, обе опять синхронно остановились, проникаясь духом этого места. В этот раз они рассмеялись, смотря друг на друга. Луна направилась к своему столу — компендиум Стерлинга по налогооблажению сам себя читать не станет. Твайлайт расчистила себе уголок для изучения книг, что в прошлый раз стащила из архивов. Обернувшись, она увидела уже погруженную в занятия Луну. Твайлайт собралась. Как-никак, но даже учитывая помощь Луны, она наколдовала очень много магии за последнее время. Однако, было заметно, что ее способности сильно возросли. Магия, питающаяся от дружбы (Луна, это был один из самых естественных источников магии), поддерживала ее настолько, насколько могла, но новая ступень в отношениях, по логике, должна была открыть новые силы. Как бы то ни было, исчезновение далось ей легче легкого, несмотря ни на какие поднятия луны. Заклинание даже далось ей легче прошлого раза — наверное, она уже просто привыкла к нему. В этот раз все вокруг было как-то реальнее. У нее даже почти была определенная форма — во всяком случае, отличить, где заканчивается она и начинается мир, было уже проще. Мысленно идя вперед, она потянулась за книгами. Нащупав их, стало ясно, что отличить одну от другой она не может. Так что Твайлайт вернулась обратно, взяв первую попавшуюся.

— Что ты делала? — встретила ее Луна. Твайлайт моргнула. Объект ее воздыханий смотрел на нее с широко открытыми глазами.

— Ты исчезла, но я могла чувствовать тебя. Совсем чуть-чуть... Не будь твоя магия так похожа на мою, я бы совсем потеряла твой след.

— Как долго меня не было?

Луна потрясла головой. — Минут десять.

Твайлайт вздохнула. — Для меня прошла лишь пара секунд. У меня, ну, у меня есть такое заклинание... Я не точно уверена, куда телепортируюсь. Я будто оказываюсь в... подпространстве, не знаю.

— Подпространстве?

— Магия там кажется ощущаемой, а материя — как магия в нашем мире, призрачной. Я случайно открыла то место, но теперь я иногда захожу туда, храню там вещи. — она подняла книгу. Оказалось, что то была та странная маленькая книжка. Вряд-ли сильно поможет, но теперь она хотя бы сразу поймет, что там.

— Я... Делала нечто подобное с ночью, давно. Но что за пространство нашла ты? Я никогда не знала ни одного пони, кто сделал бы такое же.

Твайлайт могла лишь пожать плечами. — Ну, не знаю. Например, я еще не пробовала брать туда других. Пока что просто удобный сейф. — она опустила книгу. Луна кивнула ей, но все же одарила обеспокоенным взглядом перед тем, как снова погрузиться в мир налогов. Твайлайт открыла единственную страницу томика. И сразу удивленно нахмурилась.

— Луна? Тебе, случаем, не знакома эта книга? — спросила она, держа книгу прямо перед Луной. Та посмотрела, моргнула и помотала головой.

— Нет, а должна?

— Ну, в ней написано твое имя. В ней, как-бы... только твое имя и написано. — и правда, единственным словом, написанным красивым почерком посреди страницы, было ’Луна’. Та смотрела в книгу куда больше времени, чем понадобилось бы для прочтения одного слова.

— Я... нет. Никогда не видела... — она мотнула головой и потерла виски. — Может, я что-то забыла? Я не могу... Дай-ка я кое-что попробую. — Луна попросила книгу. Твайлайт поднесла ее к принцессе силой мысли, и она крепко сжала ее между копытами. С глубоким вздохом Луна сосредоточилась на книге. Ее рог искрился магией. После внезапной вспышки темноты (необычное явление, но, как призналась себе Твайлайт, оно было приятней вспышки света) она отпустила малюсенький томик. Тот вдруг раскрылся, и в нем начали стремительным потоком появляться страницы. Множество прибывающих страниц порядочно увеличило ранее скромненькую книжку. Она все росла и росла, и, наконец, остановилась где-то на трехстах страницах, оставшись лежать раскрытой посередине. Челюсть Твайлайт отправилась в свободный полет, а остальное тело поспешило к Луне.

— Она моя. Я пользовалась такими трюками, чтобы прятать вещи от Селли, когда мы были еще маленькими. Наверное. Но... Не припомню, чтобы я делала подобное с книгой.

— А что это? — спросила Твайлайт, и глянула через плечо Луны на страницу. — Ай, извини...

Луна улыбнулась и качнула головой.

— Читай, мне так же любопытно, как и тебе.

’Селли сегодня такая вредная!’ — гласила написанная текучим почерком книга. ’Я так старалась над своим големом. — Где его крылья? — спрашивает она. — Где рог? Чего в нем особенного?.. Я попыталась объяснить ей, что его магия — внутри. Что он будет надежнее, сильнее и упорнее других големов. — Луна, это так похоже на тебя. — смеется она надо мной! — Прячешь все подальше. Милая попытка, сестренка. Сестренка! Я уже не маленькая. Но я ей покажу. Она еще увидит. Селли просто такая Селли.

— Это дневник. — вдвоем озвучили свои мысли Твайлайт и Луна. Луна нахмурилась.

— Слова принадлежат мне.... Но почему я ничего не помню? Да, моя память оставляет желать лучшего, но... почему я совершенно не могу этого вспомнить?

— Что случается, когда ты пытаешься вспомнить о чем-то до Найтмэр Мун?

— Я... ннн... — Луна закрыла глаза и приложила копыта к голове. Она затряслась и прикусила губу.

— Ннн-нет. Я больше не буду плакать.

— Луна?

— Кошмары. — ответила Луна, убирая копыта на стол. — Я пытаюсь не думать... Там просто кошмары.

— Какие кошмары?

— Каждый день, каждая минута, каждая секунда пребывания Найтмэр Мун были для меня кошмаром. Быть заточенной на луне, я не знаю... Я будто выключилась, и отдалась Найтмэр Мун с головой. Стоило мне воспротивиться, как начинались ужасы. Если бы я не сделала этого, я бы не выжила.

— Я, я, ты никогда не рассказывала! Селестия знает?

Луна медленно покачала головой.

— Зачем нагружать ее? Мне еще не хватало, чтобы она корила себя за то, что сделала. Нет. — задрожала она еще сильнее. — T-Твайлайт, извини, но не могла бы ты, пожалуйста...

Больше слов ей не потребовалось — Твайлайт мягко обняла Луну. И не отпускала, пока принцесса не перестала трястись. А работа мысли тем временем продолжалась. Эта запись сразу ставила множество вопросов. Сложно было представить, что когда-то Селестия и ее сестра не ладили. Во всяком случае, так казалось. У Твайлайт не получалось представить Селестию, осмеивающую свою младшую сестру. Но, может быть, тысячи лет на троне заставляют умнеть. Твайлайт все же держала язык за зубами, пока Луна не успокоилась. Она почувствовала себя эгоисткой, так блаженствуя в компании мучившийся Луны.

— Мне очень жаль. — Луна звучала, как укоренная кобылка.

— Ты сильнеешь. — сказала ей Твайлайт. Луна улыбнулась, справедливый комплимент поднял ей настроение. Они вернулись к книге.

— А ты помнишь, что такое голем?

Луна нахмурила бровь.

— Звучит так знакомо. Големы, они важны... были важны... Как-то.

— Погоди-ка, дай я кое-что принесу. — только и сказала Твайлайт перед тем, как снова исчезнуть. Все, что Луна могла сделать — это держать нетерпеливый взгляд на том месте, с которого телепортировалась Твайлайт. Молодая волшебница вернулась всего через пять минут.

— Долго?

— Нет, быстрее, чем тогда. — ответила Луна. Она видела работу мысли в голове Твайлайт.

— Хмм. Привыкаю. — сказала та скорее себе, чем Луне. Она принесла две книги, и, смотря на название, достала ту, чья надпись гласила ’О магии аликорнов’.

— Откуда ты достала ее? — спросила пораженная возрастом книги Луна. Твайлайт скривилась.

— Знаешь, смешная и долгая история. Я... Я немного, ну... В общем, если умеешь телепортироваться, то двери тебе не помеха.

Луна открыла крыло, прижимая к себе Твайлайт.

— Ох, понимаю. В жизни бы не подумала, что что-то настолько примитивное удержит Твайлайт Спаркл, у которой есть цель.

— Ага. Примитивное. — неуклюже ответила Твайлайт. Луна лишь засмеялась в ответ. Собираясь с мыслями, младшая пони расчистила место на столе. Они вместе открыли книгу на оглавлении.

— Големы... Големы, где вы... А, вот. Всего страница. — Твайлайт натренированным жестом перемахнула на указанную страницу. Големы были описаны в параграфе про изначальные элементы — Землю, Воздух и Небеса. И им был посвящен лишь небольшой кусочек. Твайлайт зачитала его вслух.

«Голем — конструкция из элементов, обычно базирующаяся на элементе земли, создается с помощью связующей магии аликорнов (см. стр. 264) и магии оживления (см. стр. 83). Големами пользовались аликорны Селестия и Луна для создания Эквестрии, и после расселения пони по стране более замечены не были.

Закончив, она повернулась к Луне. Та была как-то расстроена, и сильно запутана книгой.

— Нет.

— Что?

— Нет, все не так. — Луна помотала головой. — Мы не ’создавали’ Эквестрию. Я еще помню их.

— Кого?

— Первых аликорнов. Землю, Воздух и Небеса.

— Так были другие? — спросила Твайлайт риторический вопрос с надеждой в голосе. Хотя Принцесса Селестия никогда не упоминала про других аликорнов, Твайлайт была уверена, что они были. Да, принцесса солнца вообще не отличалась разговорчивостью, когда дело доходило до ее прошлого, но Эквестрия и так полнилась легендами о создании мира (как Селестия однажды заявила, она не любила портить истории), и ни в одной из них не было сказано про тех трех аликорнов.

— Это они создали Эквестрию. Можно догадаться по именам. Создали... — ее голос опустился, — ...и оставили нас.

— Оставили?

— Я не знаю. С одной стороны, я помню их, но стоит мне вспомнить про наше с Селестией детство, я вижу там только... нас.

— Наверное, вам было так одиноко. — сказала Твайлайт. Луна вдруг вздернула голову, ее глаза расширились, а зрачки уменьшились.

— Одиноко. — прошептала она, смотря в никуда.

— Луна? Луна, с тобой все нормально? — не получив никакой реакции, Твайлайт помахала копытом перед глазами Луны. Это тоже не помогло, и она решила проверить ее температуру. В этот момент Луна внезапно схватила ее за плечи, с почти пугающим, но радостным, выражением лица.

— Я вспомнила! — та почти сорвалась на крик.

— Это... очень хорошо! — уверила ее наполовину разделяющая радость, а наполовину напуганная Твайлайт. К счастью, принцесса ослабила хватку.

— Нам было очень одиноко. Мы не знали, зачем нас оставили. И поэтому мы сделали големов.

— Да? — Твайлайт была вся внимание. Луна почесала затылок и продолжила.

— Тот, которого сделала Селли... Он был как единорог. Она попросила меня взять звездной пыли, и мы смешали ее с глиной и ветром. Мы так радовались, когда попросили его сдвинуть камень и он это сделал.

— Големы были как пони?

— Д-да. — не очень уверенно ответила Луна. — Да. Я сделала одного земного, о том и была та запись. Да, мы пользовались ими. Как... марионетками. Куклами. В книге все верно — они делали то, о чем их просили. Вот бы я могла вспомнить больше.

— Это все равно очень хорошо, Луна. Может, оставшиеся записи помогут тебе вспомнить больше. — она магически поднесла книгу поближе к Луне, но принцесса остановила ее копытом.

— Читай со мной. — сказала она. — Может, мне понадобится твоя помощь, чтобы разобраться.

— Уверена?

Луна смущенно хихикнула и приласкала Твайлайт.

— Ты видела мою сущность. И если ты до сих пор не издеваешься надо мной, то вряд-ли мои детские злоключения что-то изменят.

— Ну, не знаю. — хитро закатив глаза, ответила ей Твайлайт. — Звучишь ты там очень глупо.

— Твайлайт! — выражение лица Луны резко изменилось. Она хлюпнула носом. У Твайлайт в груди все оборвалось. — Я, я думала...

— Ахх... Луна, извини, я не хотела- — Твайлайт недоуменно остановилась, когда на лицо Луны вновь вернулась улыбка и она начала, сначала тихонько, а потом уже и во весь голос, показывая на нее, смеяться. Она просто играла с ней. Твайлайт, поняв это, тоже улыбнулась, но Луна уже не могла остановить смех. Он был на редкость заразителен, и уже через секунду губы Твайлайт тоже начали подавать соответствующие симптомы. В конце концов, две пони оперлись друг о друга, чтобы не упасть, и хохотали несколько минут кряду.

— Так, ладно. Ладно. Уже работать пора.

— Твайлайт?

— М?

— Я люблю тебя.

Это было довольно неожиданно. Да, они уже признались друг другу в своих чувствах некоторое время назад, но то было совсем другое дело — ими овладевали эмоции, они обе были невероятно вымотаны и только что заглянули в души друг к другу. А теперь был звезды знают какой час, и они занимались в библиотеке. Но чувства ни капли не ослабли.

— И я тоже. А теперь пора. Пришло время читать компендиум. Компендиум сам читаться не станет.