Автор рисунка: MurDareik
Глава 2. Слушай, я просто хочу собеседования Глава 4. Слушай, я просто хочу шанс

Глава 3. Слушай, я просто хочу лагерь в лесу

— Долго еще будем ждать то? – спросила Рэйнбоу Дэш у Твайлайт. Они стояли у парадных дверей здания мэрии. Новый посетитель пробыл там пару минут. Пегаска еще не заскучала, но напряглась. Глядя, как ее подруга Твайлайт нервничает, она чувствовала себя неловко.

 — Не знаю, — ответила Твайлайт. Она прищурила фиолетовые глаза и посмотрела на Рэйнбоу. — Помнишь протокольный порядок?

 — Да, да. Притвориться, что ты не знаешь о людях. Вести себя, как они странно, — Рэйнбоу Дэш закатила глаза, припоминая длинный список. — Убедиться, что люди не представляют угрозы. Выяснить, есть ли у них могучая сила или оружие. Определить, что они знают об Эквестрии, и т.д. и т.п.…

 — Я думаю, мы должны действовать сейчас, но он там с мэром. Без предупреждения, врываться было бы опасно. — Твайлайт прижала ушки к голове. — Но он может заниматься там чем-нибудь странным, например, соблазнять Мэра или вредить ей. — Она подняла голову, посмотрев в глаза Рэйнбоу. — Но больше всего меня беспокоят последствия.

 — Последствия? — Дэш немного прищурилась. — Ты имеешь в виду, когда человек или два приходят с силой соблазнить всех нас?

 — Ну ... — Твайлайт закрыла глаза, чувствуя, как ее щеки вновь покраснели. – Это одно из последствий. Но нет, я говорю о другом. Об опасности, надвигающейся на Эквестрию, или кардинальных переменах. — Единорожка открыла глаза и вздохнула.

 — Ох. Да, такое часто случается, но только тогда, когда человек влюбляется в тебя, Твайлайт. — пегаска немного взрыхлила землю левым передним копытом. — Кроме того, все всегда заканчивается хорошо. В конечном итоге, люди сами себе вредят...

 — Мы можем не говорить о наших прошлых отношениях? Пойдем внутрь и просто осмотримся. Я думаю, что все должно быть в порядке.

Твайлайт вздохнула. Она надеялась целую неделю не влюбляться. С другой стороны, на этот раз она хотела встретить человека, не переполненного болью, без странных способностей, и не социально отсталого, какой она сама была когда-то.

 — Хорошо. Гм... Спорим? — Рэйнбоу Дэш улыбнулась, приглаживая сзади гриву копытом.

 — Рэйнбоу Дэш! Ты же знаешь, мы не можем спорить! Мы должны действовать согласно протоколу, — Твайлайт нахмурилась. И почему она не поспорила?

 — Да, я думаю, мы должны первыми убедиться. Что он не опасен, — вздохнула Рэйнбоу. Они вошли внутрь. — Ха. Он оставил свой рюкзак в коридоре. – голубая пони огляделась. В холле никого не было. — Хочешь посмотреть, что в нем?

_____________________________________

 — Итак, что думаешь, Эпплджек? – спросила Флаттершай. – Хочешь, встретимся с новым человеком, или сначала закончим все наши дела?

 — Слушай, Шай, я не хочу встречаться с человекоподобными мерзавцами. Кроме того, я работаю, — Эпплджек вздохнула. – Ты знаешь, топ-лист отношений. Ты лидируешь в нем, затем Твай, потом мои отношения с Дэш.

 — Но ты встретилась с ним первой. Разве это не означает, что у тебя есть преимущество? — спросила Флаттершай.

 — Знаешь, для той, что считала себя пропащей, ты им сильно интересуешься. — Эпплджек покосилась на свою подругу.

-Ну ... — Флаттершай немного склонила голову, рисуя круги на земле правым передним копытом. Трудно что-то скрыть от носителя Элемента Честности. — Есть одна вещь, которую я действительно хочу. Из всех людей, может быть, только один или двое ухаживали за животными, как я. И то были фермерами. Я продолжаю надеяться, что встречу человека, который сможет рассказать мне о животных в их мире.

 — Ты не говорила. — Эпплджек подняла брови. Она задумалась. Много людей, которые попадали сюда, были военными, летчиками, эмоциональными типами с бескарьерной работой. И, давайте посмотрим правде в глаза, многие из них были самопровозглашенными «лузерами, которым незачем больше жить».

 — Да. Иногда, приятно получить второе мнение. Даже какие-нибудь советы или новые методы, — Флаттершай подняла голову и посмотрела на подругу. – У остальных пони есть коллеги или что-то в этом роде. Хорошо, даже если это будет только критика.

 — Еще раз, кто есть? – глаза Эпплджек сузились.

 — Ну, знаешь, вот ты делаешь хорошую работу. Твои результаты доказывают это. Даже Грэнни Смит и Биг Макинтош, хоть и старше, оставили заботы тебе. У Твайлайт есть наставник, у Рарити — профессиональные дизайнеры и критики, у Рэйнбоу Дэш — Вондерболты, и даже у Пинки Пай есть Кейки. — Флаттершай подняла голову, грива отошла назад, открывая ее лицо. — В то время как маленькие зверушки не скажут, что я все делаю правильно, признание со стороны коллег или специалистов было бы хорошим способом оценить себя.

 — Хм, раз ты так думаешь, — Эпплджек почесала подбородок. Флаттершай была права. У них всех был кто-нибудь, кто мог бы быть наставником и помощником. — Но почему именно этот человек?

 — Он, похоже, общительный. И его походный рюкзак говорит о том, что он путешествует, так что, возможно, он знает что-нибудь о животных, — Флаттершай улыбнулась.

 — Уверена, что это все? Ты не чувствуешь себя снова одинокой?

 — Отношения – это хорошо. И иметь жеребенка, и мужа – это прекрасно, — сказала Флаттершай, закрыв глаза. Она опустила голову, ее уши упали. — Но я хотела бы, чтобы это было на моих собственных условиях.

 — Раз уж ты об этом упомянула... Где все твои предыдущие мужья и жеребята?

 — А где твои?

 — Ладно, не отвечай. Ну, теперь мне интересно, чем закончится история с этим человеком. Мне надо отвезти вагончик обратно на ферму. Ты можешь оставить свои сумки у меня, и мы можем пойти поискать Твай вместе.

______________________________________

 — Простите нашу реакцию, мистер Норрис, — Мэр поправила очки, вернув себе самообладание. Тайм Тернер подобрал карандаш, тоже немного смущенный своей реакцией.

 — Между людьми и пони всегда возникали пары? — Чак поднял левую бровь, наклонив немного голову.

 — Ну, не всегда. Многие просто стали друзьями, — мэр села прямо в кресле. До этого она фактически сидела на корточках, упершись передними копытами в сидение. — Но никто прямо не говорил, что не будет иметь никаких отношений с пони, дружественные или не…

 — Ах, да. Я хотел уточнить, что не знаю всех вас, и, конечно, не ожидаю подружиться со всеми, — Чак недоуменно улыбнулся и развел руки в стороны. — Я бы хотел подружиться с моими коллегами по работе и соседями.

-Это проясняет дело. Но вернемся к вашему заявлению сдаться…? — Мэр подняла левую бровь.

-Ну, я ожидаю допроса, может быть ареста, — ответил Чак. Его улыбка исчезла. — То есть, ожидаю этого в худшем случае.

 — Ну, есть несколько стандартных вопросов, для задержанных. Но, должна признаться, я в шоке, — Мэр наклонилась ближе к столу. — Почему вы сдаетесь добровольно? Вы первый, по моему мнению, кто признается в совершенном преступлении.

 — Ну, я понятия не имею, как и почему, сюда попадали другие люди. — Чак пожал плечами. — Но я приехал сюда добровольно, и, знаю, что нарушил закон об иммигрантах. Думаю, что другие люди оказались здесь не по своей вине или против их воли.

 — Понимаю. В этом есть смысл. — Мэр повернулась и посмотрела на Тернера, который кивнул, он продолжая все записывать. Жеребец перевернул лист. — Ваш походный набор? Вы не собираетесь задерживаться здесь?

 — Мой друг сообщил мне, что пони — очень доброжелательная и разумная раса. Я не пришел бы сюда, если бы не думал, что у меня есть шанс остаться жить здесь. Я просто хочу поселиться в Белохвостом лесу.

 — Белохвостом? Не Вечнодиком? — Мэр еще раз моргнула, хотя на этот раз с любопытством.

 — Вечнодикий лес – явно неспокойное место. Ядовитая шутка, мантикоры? Нет, спасибо. Я не знаю, магии, у меня нет оружия, и я, конечно, не всесильный. — Норрис поднял левую руку, размахивая ей взад и вперед.

 — Неспокойное? — Мэр опустила брови. — Не страшно или опасно?

 — Чака Норриса не легко напугать, Ваша честь, — человек усмехнулся. — Кроме того, никто не умирает в этом месте, разве что от старости, и возможно, болезни.

 — Болезни?

 — Я видел пони с кьютимаркой, по-моему вы их так называете, в виде курительной трубки. Если здесь кто-то курит, значит кто-то может болеть раком — ответил Чак. Тернер снова перестал писать, оборачиваясь к мэру. Она немного пожала плечами, так как он говорил правду.

 — Ну, по крайней мере, у вас нет особых сил или оружия, поэтому мы можем вычеркнуть это из списка. До сих пор, у вас наблюдалась когнитивное мышление и желание быть цивилизованным. Могу ли я спросить, вы принесли походный набор в качестве меры предосторожности?

 — Ну, пока я не сделаю достаточно, чтобы получить дом, я планирую жить в лесу. И я должен упомянуть, у меня с собой есть топор и пара инструментов. Я не считаю их оружием, всего лишь орудия труда: наколоть дрова и сделать вещи, которые мне, возможно, потребуются, — Чак улыбнулся.

 — Ясно. Ну, по крайней мере, вы позаботились о жилье. Вы не представляете, как много людей приходят просто так и, в конечном итоге, живут в доме у кого-то из пони... Обычно у одной из носительниц Элементов Гармонии, — пробормотала кобылка себе под нос. — Предположим, мы посадили вас в тюрьму? Как вы думаете, что произойдет?

 — Вероятно, работа в программе по перевоспитанию, — сказал Чак. — Вы кажетесь разумными и дружелюбными и, из всех этих разговорах о других людях, можно с уверенностью предположить, что я не будут изгнан, сослан или депортирован. Либо я останусь и устроюсь на работу, либо тюрьма и работа. В любом случае мне платят.

 — Вы действительно приехали сюда, чтобы просто получить работу? В самом деле? – спросила Мэр, наклоняясь немного, чтобы изучить его лицо.

 — Экономика в моей родной стране испытывает трудности. По многим причинам там нет никакой работы. Компании сокращают рабочие места, чтобы сэкономить деньги, потому что они делают продукты, но никто из людей тупо не хочет тратить деньги. Компании отправляют производство в другие страны, потому что это дешевле. Множество квалифицированных рабочих борются за рабочие места. Наша страна тратит деньги на ненужные вещи.

 — Ненужные?

 — Мой президент сам это признал. «Мы по-прежнему тратим деньги на разные исследования, которые не работают» И он выделил 26 миллиардов долларов на создание рабочих мест Грин Писа, а большинство нормальных граждан даже нет шансов, чтобы ее получить? — Чак повернул голову в правую сторону и нахмурился. — Спасибо Обаме.

 — Правда? Это кажется немного безответственным, — призналась Мэр. — Но вы, кажется, говорите правду. Из-за этого вы решили бросить гражданство, дом, друзей, семью и пришли сюда?

 — Это только верхушка айсберга. Конечно, это не его вина. Но он выручил провалившееся компании и, в то время как страна встает на ноги, многие из нас до сих пор страдают. Не подумайте, что я начал его защищать. В этих вещах есть свои плюсы и минусы, и я даже не собираюсь во все это вникать.

 — Что ж, мистер Чак Норрис. Я думаю, что вы имеете право проживать в городе. Но, боюсь, что это не ко мне. Вы должны встретиться с Твайлайт Спаркл.

___________________________________

 — Как себя вели жеребята, Пинки? – спросила Миссис Кейк, улыбаясь ее деткам на кроватке.

 — Они были просто абсолют… — Пинки Пай замолчала. Вдруг ее Пинки-чувство активировалось. Она выгнула спину, перевернулась в воздухе, прокричала по-гусиному, а затем приземлилась на левое переднее копыто.

 — Комбо? – спросил мистер Кейк, следя за движениями Пинки. — Что это значит на этот раз?

 — Не знаю! Такого еще не было! Бьюсь об заклад, что это связано с новым человеком...

___________________________________

 — Ну, я думаю, что вы можете разбить лагерь в Белохвостом лесу никаких проблем — Мэр провожала Чака Норриса из своего кабинета, чтобы показать дорогу до библиотеки Голден Оакс. Она остановилась, увидев Твайлайт и Рэйнбоу Дэш, с рюкзаком Чака, валяющемся на полу. (подумай над значением слова office)
 — Хе, хе, хе... Простите? — Рэйнбоу Дэш покрылась румянцем. Чак Норрис посмотрел на пони, вторгшихся в его личное имущество.

 — Я не начинаю насилие, я отплачиваю, — процитировал Чака Норриса Чак Норрис. Он поднял руки и хрустнул пальцами.