Автор рисунка: Siansaar
В далеких песках юга (Глава 5) В далеких песках юга (Глава 7)

В далеких песках юга (Глава 6)

Глава 6

Луна смотрела в небо. Солнце в очередной раз прочерчивало свой незаметный и вместе с тем стремительный путь – от рассвета к закату. Сейчас же оно застряло посреди небосвода. Полуденный час.

Кобылица вспомнила поверье, по которому ее и сестру считали богами и приписывали им всякие невероятные способности, вроде передвижению солнца и луны по небу силами магии. Усмехнувшись, она качнула головой. Возможно, так оно и было – когда-то очень давно. Со временем же процедура разгона планеты, ранее повернутой всегда одной стороной к светилу, превратилась в ритуал, имевший больше символическое, нежели практическое значение. Сейчас же любой мог убедиться, что в подъеме местного солнца и луны участия принцесс больше не требовалось – светила обрели наконец свободу. И им не было дела до того, что оба существа, силой своей магии заставившие планету вращаться, были мертвы – в каком-то смысле.

Какое дело небесным телам до разборок мелкой живности?

На лестнице раздались шаги. Луна скосила глаза – к ним на крышу поднялся смотритель музея. Вид у старика был мрачным.

– Всё-таки остались? – обвиняющим тоном спросил он.

Луна и Спартак переглянулись и промолчали.

– Решили здесь умереть? И вам наплевать на то, что бандиты разграбят и сожгут музей? – тем же тоном продолжал старый пони. Луна фыркнула – ответ и так был очевиден.

– Ладно, шайтан с вами! – рассердившись, прокричал Сван. – А дети?! Их судьба вас не волнует?

– Чего тебе надо? – раздраженно спросила Луна.

– Я помогу вас уйти из дворца незамеченными, если вы хотите этого. – поджал губы хранитель.

Луна молча смотрела, ожидая продолжения.

– Из дворца под городом идет подземный тоннель. Он ведет за пределы поселка к башне-колодцу возле аэродрома. О нем никто не знает – прорыли его еще при постройке дворца, а это было множество лет назад. Сейчас нет никого в живых, кто его строил.

– Ну, уйдем мы по тоннелю за пределы поселка, а потом? – скептически отозвалась Луна, переглянувшись со Спартаком. – Далеко с жеребятами мы уйдем по горячему песку? Нет, уважаемый хранитель, тут нам проще будет…

Луна осеклась, и вскочив с места, напряженно уставилась на смотрителя музея.

– Стоп. Говоришь, к башне возле аэродрома выходит? Отлично!

* * *

Ворвавшись в поселок, рейдеры разбились на несколько групп и прочесали его, с нескольких сторон выйдя к центральной площади. Рассредоточившись на крышах домов, они открыли остервенелую пальбу по зданию дворца. Древние стены покрылись щербинами пулевых отверстий, зазвенели вышибаемые стекла. Выпущенная сгоряча чем-то из единорогов молния с грохотом ударила в одно из окон, поджигая мебель внутри. В ответ не раздалось ни единого выстрела. Постепенно рейдеры прекратили стрельбу, недоуменно переглядываясь между собой – в чем дело?

– В атаку! – раздался резкий окрик Теймураза. Стряхнув неуверенность, бандиты с воплями и пальбой на ходу поскакали к дворцу-музею и ворвались в него, рассредоточиваясь по комнатам.

– Искать! – рявкнул Теймураз. В предводителе рейдеров клокотало бешенство. – Разберите по камню эту хибару, но найдите красных! Найдите!!!

Рейдеры переворачивали дворец вверх дном, но не могли обнаружить и следа черной кобылицы и ее попутчиков. Они исчезли. Содрогаясь от страха, нукер доложил ожидавшему перед входом во дворец Теймуразу о неудаче.

Дрожа от ярости, Теймураз с размаху ударил жеребца копытом.

– Искать! Не найдете – шкуру сдеру!

Из дворца выбежал смотритель музея, преследуемый двумя рейдерами. Упав на живот перед Теймуразом, он закричал:

– Курбаши! Здесь нет тех, кого ты ищешь! Умоляю, уведи свой отряд, не грабь музей! Здесь нет ничего того, что тебе нужно!

Теймураз молча смотрел на него. Неверно истолковав его молчание, Сван поднялся.

– Мы и город ни в чем не виноваты! Красные ушли за его пределы, там ты их сможешь догнать! Я… – смотритель осекся, глядя в дуло пистолета. Теймураз молча покачал головой и нажал языком на спуск. Захрипев простреленной грудью, Сван упал на каменные плиты площади. Фыркнув, курбаши принялся яростно топтать упавшего копытами.

Закончив, он поднял голову и увидел смотрящего на него Аристарха. Старый рейдер молча смотрел на командира, стоящего над телом убитого старика. Теймураз оскалился.

– Собирай народ на площади. Мы сейчас уходим. – произнес он сквозь сжатые зубы. – Дворец сжечь.

Аристарх коротко отдал честь и развернулся, уходя вглубь дворца. За ним следом ушли рейдеры – осмотреть музей на предмет того, что можно разграбить. Теймураз поднял голову, принюхиваясь к запахам.

Пахло кровью, гарью и жарой.

* * *

Отфыркиваясь от набившейся в ноздри пыли, Луна с трудом выбралась из полузасыпанного лаза в ложбине. Поднявшись на холм, она принялась осматривать местность вокруг. За ее спиной, кашляя и чихая, из подземного тоннеля выбирались жеребята – более старшие помогали слабым и тем, кто был ранен.

Старик-хранитель не обманул – ход действительно выходил к летному полю. Более того, выход очень удачно располагался неподалеку от водонапорной башни, которую приметила кобылица днем. Там она и решила спрятать детей.

– Вперед. – негромко произнесла она, повернувшись к своим подопечным. – К той башне.

Давешняя троица жеребят постарше закивала, и перешептываясь, повела остальных к древнему сооружению. Луна проводила их взглядом.

Зашуршал песок – рядом на бугор лег Спартак, последним выбравшийся из тоннеля.

– Старый колодец? – спросил он кобылицу-аликорна. Та кивнула.

– Рейдеры поищут нас в городе, и не найдут. – сказала Луна. – Тогда они погрузятся на самолет, чтобы не тратить времени. А при взлете их ждет сюрприз.

– Мина? – хмыкнул стрелок. Луна ухмыльнулась.

– Неплохо. – кивнул Спартак. – А если не получится?

– Значит, воевать будем. Других вариантов нет. – Луна встала, поправив замотанную в плащ от пыли винтовку. – Идем, надо еще успеть подготовить позицию.

Обогнав идущую колонну, аликорн и единорог вошли в старую башню. Беглый осмотр показал, что в ней никого нет.

– Вы трое. – Луна обратилась к подошедшим старшим жеребятам, – Спускайтесь в колодец, охраняйте маленьких. Отвечаете за них головой. Всё ясно, бойцы?

– Никак нет. – возразил жеребенок со светлой шерстью. – А вы куда?

– Я наверх. – Луна мотнула головой, кивнув на винтовую лестницу вокруг стен. – Послежу за обстановкой. Еще вопросы есть?

Ответом послужило молчание.

– Тогда спускайтесь. Если что надо – поднимитесь, только не шумите.

Забравшись по лестнице наверх, Луна огляделась вокруг. На сотни метров вокруг тянулась поверхность высохшего озера. Верхушку башни опоясывало кольцо из сложенных каменных блоков, закрывавших как от глаз, так и от пули. К башне подобраться скрытно было невозможно – на сотни метров вокруг была лишь голая земля.

Расчехлив винтовку, Луна поставила ее на камень, но выставлять на блоки ее не спешила – потенциальному наблюдателю ничего не стоит заметить подозрительно выглядывающий из-за камня ствол на фоне светлого неба. Пока бандиты здесь, ни единым движением нельзя выдавать себя – до ангаров было не больше четверти мили, и зоркий глаз вполне мог бы их увидеть. Впрочем, никого из рейдеров не было видно.

– Нэми, дай мне свой плащ, – тихо окликнул Луну Спартак.

– Зачем? – покосилась она.

– Я внизу спрячусь. Зароюсь в песок в стороне от башни и накроюсь плащом.

– А смысл?

– На случай если начнется бой, и нас попытаются обойти.

– Ладно. Забирай, только не исчезни с ним.

Спартак презрительно фыркнул, и нацепив плащ, спустился вниз. Еще раз оглядев горизонт, Луна увидела поднимающийся над поселком столб дыма. Она сразу определила, что горит дворец.

«Надо было смотрителя с собой забрать. Не спас его сокровища наш уход. Теперь уже ничего не поделать…»

* * *

Прошло немного времени. Дым пожара в поселке становился всё гуще. Засмотревшись на него, Луна вдруг заметила маленькие черные точки, выходившие из поселка. Она подобралась – то был возвращающийся отряд сарбазов Теймураза.

Рейдеры неторопливым шагом шли к ангарам. Некоторые тащили на себе набитые тюки, набитые награбленными в музее вещами. Командир отряда шел впереди. Издалека Луна не могла разглядеть выражения его морды, но почти физически ощущала его разочарование. Вот его нагнал какой-то рейдер – Теймураз сердито отмахнулся от него. «Ага, давай, злись», – с сарказмом подумала кобылица. – «На меня, на себя, на весь мир, и ни на что не обращай внимания. И сдохни, пожираемый своей злобой».

Подойдя к ангарам, Теймураз принялся что-то говорить, ожесточенно жестикулируя. Вокруг него засуетились рейдеры – одни поскакали в ангар, другие рассыпались по одному, по двое вокруг и начали следить за местностью. Судя по всему, курбаши решил не тратить время на месть, а поскорее убраться отсюда.

Вскоре командир рейдеров ушел в ангар вслед за своими бойцами. Где-то через полчаса оттуда на солнце медленно выполз бомбардировщик, сверкая запыленной обшивкой. У колес собрались рейдеры, толкая огромную машину на открытое место. Луна засмотрелась на бомбардировщик, и на мгновение ей овладела печаль – ей было жалко, что такое произведение искусства, сплав науки и техномагии, через какие-то минуты превратится в оплавленные куски металлолома.

Из кабины на крышу бомбардировщика вышел Теймураз – очевидно, оттуда он руководил работой. Вокруг крылатой машины засуетились рейдеры, поднося к открытому зеву бомболюка тюки и ящики, и с помощью блоков подвешивая их внутри.

Сам курбаши стоял наверху, смотря по сторонам. Осторожно наведя винтовку, Луна взглянула в оптический прицел, и невольно вздрогнула – морда Теймураза была повернута к башне. Несколько долгих минут он буравил ее глазами, затем отвернулся. Луна облегченно вздохнула, и медленно сползла с крыши, неся винтовку телекинезом.

Спустившись к одному из окон, смотрящих в сторону ангаров, Луна поставила винтовку на подоконник. Мельком глянув в окно, она нахмурилась: от самолета в ее сторону шли десять рейдеров, вытянувшись в линию. До них было метров триста.

В Луне словно распрямилась до сих пор сжатая пружина. Она даже испытала некое подобие облегчения. Больше неопределенности не было – настала пора действовать.

Луна вслух произнесла:

– Внимание всем. К нам идут сарбазы хана. Никому на свет не показываться, язык держать за зубами. Полная тишина.

Внизу послышался приглушенный шепот, который тут же смолк. Кобылица достала револьвер, взвела курок и принялась терпеливо ждать, прячась за подоконником.

Рейдеры медленно шли к башне, петляя между остовами самолетов. Выйдя на открытое место, они остановились, настороженными взглядами изучая башню. Наконец, через четверть часа напряженного ожидания, они двинулись вперед, поминутно останавливаясь и косясь на древнее строение.

Добравшись до башни, сарбазы немного приободрились. Семеро полукругом заняли позиции вокруг, держа окна под прицелом, а трое пошли внутрь. Этого и ждала Луна.

Воздух вокруг ее рога замерцал. Троица рейдеров, не успев приглядеться к полумраку внутри, не заметила черный силуэт на лестнице. Это их и погубило – соединив на краткий миг кобылицу и бандитов, в вошедших пони ударила зеленоватая молния.

Сердце, перегонявшее по жилам вместо крови зеленую едкую гадость, стукнуло и замерло. Воздух внезапно стал упругим: он словно превратился в чистую, абсолютно прозрачную воду, сквозь которую надо было продираться силой. В глазах защипало, как будто в них сыпнули щепотку едкого перца, всё тело охватил жар – организм как всегда отреагировал на экстремальный разгон головного мозга и центральной нервной системы. Движения стали тягучими, неспешными, и причиняли боль – скорость срабатывания мышечной ткани осталась прежней, и необычайно ускорившиеся движения приводили к болезненным ощущениям в конечностях.

Луна выпорхнула в окно, на лету целясь в рейдеров снаружи. Звуки исчезли, растянувшись на долгие мгновения. Уши слышали лишь слабое урчание – да громоподобный треск от сгорающего пороха.

Выстрел, другой, третий. И еще, и еще. И еще один. Кобылица парила над головами рейдеров, еще не осознавших что случилось. Выплеснувшаяся из тел кровь выглядела очень красиво в сверхускоренном восприятии – сверкающие на солнце маслянистые темно-красные брызги, повисшие в воздухе. Луне они напомнили непрозрачные кристаллы граната.

Состояние ускоренности прошло. Хлопнув крыльями, Луна приземлилась на песок. Вокруг нее в несуразных позах попадали рейдеры: шесть выстрелов – шесть трупов.

Последний уцелевший, осознав что он единственный кто остался в живых, с открытым ртом попятился, с ужасом смотря на аликорна. На песок с тихим стуком упал выроненный им пистолет.

Заголосив, он поскакал прочь. Пущенная ему вдогонку пуля швырнула его на землю как плюшевую куклу.

Зазвенели выпадающие из барабана гильзы. С лязгом вошла новая обойма. Перезарядив револьвер, Луна глубоко вздохнула и ушла в башню – готовиться к приходу новой волны атакующих.

* * *

Теймураз напряженно смотрел на башню, ожидая что хоть кто-то из посланных им боевиков выйдет наружу. Всё произошло настолько быстро, что он не сразу понял что случилось. Он слышал лишь короткую очередь из пулемета, затем одиночный выстрел – и всё. Но никто не выходил из башни. Вскоре командир рейдеров понял, что своих бойцов он уже не дождется.

Теймураз повернулся к стоявшему рядом Аристарху.

– Бери единорогов-пулеметчиков и двадцать нукеров, иди к башне с колодцем. Возьми с собой на всякий случай ту большую пушку, что мы везем с собой и запас выстрелов к ней. Ту крылатую кобылу не убивать – она мне нужна живой… или хотя бы полуживой.

– Штурм башни чреват большими потерями. – возразил рейдер-единорог.

– Действуй на своё усмотрение, но приведи эту тварь ко мне. Я хочу чтобы она корчилась у меня в копытах и просила ее убить, – Теймураз скрипнул зубами. – Если будет необходимость, подставляй нукеров под удар, но достань ее мне. Всё ясно?

– Да, мой господин.

Вытянув из повозки около огромной туши самолета контейнер защитного цвета, Аристарх закинул его себе на спину и направился в сторону башни, созывая рейдеров. Курбаши покосился в сторону самолета. Несмотря на то, что он сказал своему подручному, ему очень хотелось взлететь и наконец убраться из этих пустошей. Самолет загружен полностью, почти ничто не мешает взлететь прямо сейчас. Но…

Но были две преграды. Если он бросит свой отряд здесь живыми, каждый пони в Гривинском ханстве будет знать о его предательстве. В одиночку он не улетит – на новом месте ему первое время будут нужны подручные. А те немногие, кого он сможет взять с собой, будут знать что он бросил своих пони, и перестанут верить ему как воину и командиру. Если он плюнет на эту черную дрянь и улетит не отомстив – его перестанут уважать. Ну и кроме того, не хотелось бы бросать в этой пустыне Аристарха – во всем отряде Теймураз по настоящему уважал только этого бывалого вояку.

Так что пусть Аристарх разнесет башню, вырежет красных, жеребят и исполнит его волю. Ну а если он не справится и погубит отряд – то в этом будет виновен лишь он. А сам Теймураз сможет спокойно улететь с уцелевшими боевиками на бомбардировщике.

Коснувшись пустых ножен на груди, командир рейдеров оскалился и сплюнул на песок.

Ну и в конце концов, какой он жеребец, если уступил кобылице, и не вернул своё оружие?

* * *

О красно-рыжий кирпич башни с глухим стуком шлепались пули. Снаружи была слышна стрельба и крики – рейдеры, подбадривая себя воплями, мелкими группками прорывались к башне, прикрывая друг друга огнем. До неровной цепи наступающих было далеко и огонь был малоэффективным, но их было много…

Выставив винтовку в окно, Луна прицелилась в ближайшего рейдера. Затаив дыхание, она плавно сдавила телекинезом спусковой крюк и потянула его на себя. С оглушительным грохотом винтовка выпалила, процарапав упором на полу небольшую борозду.

Рейдер, в которого выстрелила кобылица, исчез в веере брызг. Секунду спустя стало видно его изломанное тело, лежащее на глиняном покрытии такыра.

Луна передернула затвор. Огромная латунная гильза звякнула и покатилась вниз по лестнице. Прицелившись, она сделала один за другим четыре выстрела, нашедших свои цели.

Заговорили пулеметы. В окно с визгом влетел шквал пуль, и кобылица отпрянула, спрятав винтовку. Вслушиваясь в грохот и крики снаружи, она торопливо поднялась до другого окна, выходившего на ту же сторону, откуда наступали рейдеры.

В остовах самолетов на краю поля расположились три пулеметных расчета. Они своим огнем и поддерживали сейчас свою пехоту. Стараясь не думать о разъяренных потерями жеребцах, бегущих к башне, Луна установила винтовку и стала в прицел искать в наваленном металлоломе пулеметные точки.

Рейдерам-пулеметчикам казалось, что они находятся в хорошем укрытии под слоем металла. Но антимех-винтовка прошибает любую броню кроме танковой.

Один из пулеметов замолчал, заткнутый метким выстрелом Луны. Два других, заметив кобылицу, перенесли огонь – аликорн едва успела спрятаться. Огонь был слишком метким.

– Спратак! – крикнула Луна. – Пулеметы!..

Ответом стали выстрелы неподалеку от башни. Ее товарищ открыл стрельбу из своего укрытия, отвлекая рейдеров. Высунувшись из-за стены, Луна прицелилась в один из пулеметов и нажала спуск. Винтовка вместо того чтобы выстрелить, тихо клацнула.

Нецензурно выматерившись, кобылица стала ее торопливо заряжать.

Выстрелы на поле усилились – рейдеры подбегали всё ближе.

– Нэми! – донесся крик Спартака. – Я отхожу, сейчас они на тебя пойдут!

– Давай! – с щелчком вставив патрон в магазин и дернув затвор, Луна легла на щербатый пол. По очереди прицелившись в стрелков у пулеметов, она несколькими выстрелами перестреляла их, после чего вновь поменяла позицию, спустившись к нижнему окну. Зарядив еще несколько патронов в магазин, кобылица взглянула на поле.

Один из пулеметов вновь открыл стрельбу – уцелевший боец расчета встал за оружие. Фыркнув, Луна прицелилась и выстрелила – в оптику было видно, как стрелок с пулеметом кувыркнулись, пропадая из поля зрения.

Рейдеры, не слыша поддержку сзади, дрогнули и в замешательстве остановились.

Высунувшись из укрытия, Луна с азартом принялась стрелять по ним. С другой стороны ей вторили выстрелы винтовки Спартака. Сарбазы попятились, стреляя по башне, и бросились бежать прочь, пытаясь спрятаться от меткого огня.

Позади них прозвучал жестокий смех Найтмер Мун.

* * *

Смотревший всё это время на расстрел (иначе и не назвать) своих нукеров Теймураз заскрежетал зубами.

– Жаль, снайперских винтовок нет. – вздохнул стоявший рядом Аристарх. Курбаши покосился.

– Бери контейнер, подберись поближе и жди моего сигнала. – сквозь зубы процедил он, глядя на Аристарха. Старый рейдер коротко кивнул, и поскакал к краю поля, укрываясь за остовами техники. Посмотрев ему вслед, Теймураз остался стоять в одиночку, зло смотря на башню.

– Смейся. – хмыкнул он, обращаясь к темной кобылице. – Смейся…

* * *

Луна и Спартак лежали у окна, настороженно глядя на площадь. Внизу было слышно шушуканье – почувствовав что опасность отступила, жеребята тихо говорили о чем-то. При желании Луна могла прислушаться и узнать о чем именно, но сейчас она была занята другим, и до детской болтовни ей не было дела.

– Что-то они затихли, – пробормотал Спартак, имея в виду рейдеров. – Не нравится мне это…

* * *

Из окна своего дома Гарда внимательно наблюдал за происходящим. Он был свидетелем заварушки у башни с самого ее начала, но пока не вмешивался. Тем более что группа Нэми пока отлично справлялась и без его помощи.

Он нашел на летном поле Теймураза. Главарь рейдеров стоял за задравшим в небо ободранное крыло «летающим вагоном» и выглядел до странного задумчивым. Рядом с ним за остовами самолетов сидели рейдеры, целившиеся из винтовок в башню. Ближе к зданию диспетчерской, откуда он смотрел, на поле стоял бомбардировщик, около которого бродило еще несколько рейдеров.

Гарда пожевал губами и ушел от окна.

Теймураза он знал еще со времен войны. Когда Гарда был офицером Красного Союза, ему не раз приходилось сражаться с лихим курбаши. Тогда он был молодым… как и его противник. Немало сил, нервов было истрачено, крови пролито, когда их отряды гонялись один за другим по бесконечной пустыне, устраивая ловушки, поочередно меняясь ролями охотника и добычи. Давно это было…

К сегодняшнему дню былая ненависть притупилась. Двум воинам больше было нечего делить. Осталась лишь усталость… и уважение, пришедшее после сотен стычек, схваток и облав, через которые они прошли оба. Теймураз признавал силу и отвагу Гарды, отставной боец красных с неохотой соглашался с тем, что ханский советник достойный воин.

Гарда вспомнил о Бутрысе. Интересно, как там он сейчас, в башне?..

А будь это его сын, помог ли он ему?

Гарда повернулся и начал спускаться по лестнице вниз.

* * *

Над полем разнесся металлический кашель. Луна и Спартак недоуменно переглянулись и прильнули к прицелам.

– Красные! – гулкий и сухой голос проскрежетал над пустошью. Дальние холмы отразили звук слабым эхом, тающим вдали.

– Это Теймураз говорит в звукоусилитель, – произнесла Луна, водя прицелом по кучам мусора на краю поля. Спартак коротко кивнул.

– Ваше положение безвыходно! – продолжал говорить курбаши рейдеров. – Вы блокированы, и мы не дадим вам уйти, так как вы убили слишком много наших воинов! Нам известно что с вами есть дети. Неужели вы хотите их смерти? Сдайтесь, и мы их пощадим! Более того – мы дадим им еду, воду и позволим им вернуться в поселок, или куда они пожелают! Если же вы продолжите сопротивление, через несколько минут мы откроем огонь из жар-яйцемета и похороним вас всех в этой развалюхе! У вас пять минут на размышление!

Голос замолчал. Луна поскребла щеку острым щитком на накопытнике, обдумывая его слова.

Жар-яйцемет – это очень нехорошо.

– Теперь я стал красным. Интересно, – невозмутимо произнес Спартак. – Я думал, это будет в более торжественной обстановке.

– И не говори. Хоть бы паек выдали. Или форму красивую. А так, по сути задаром произвели. Несправедливо!

Спартак прыснул в копыто.

– Только не вздумай сдаваться, – предупредил он. – Теймураз не будет щадить ни детей, ни тебя.

– А я и не собиралась сдаваться, – возразила Луна. – Он же там каким-то красным говорит. У нас в группе был всего один из анархистов, но он уже никогда не сможет сдаться кому-то. Так что х*р ему.

Спартак кивнул.

– Мне жаль, что так получилось с Бутрысом. – сказал он после небольшой паузы.

– Мне тоже, – поморщившись как от боли, ответила ему Луна. – Но мы должны бороться дальше, иначе выйдет так, что он умер зря.

Теймураз обернулся, услышав сзади шаги. К нему своей походкой вразвалку шел Гарда. Покосившись на своих нукеров, курбаши пошел к нему. Два былых врага остановились друг перед другом, оценивающе присматриваясь.

Первым нарушил молчание Гарда.

– Мир тебе, Теймураз. Давно не видел тебя в наших краях.

– И тебе мир, Гарда, – отозвался Теймураз.

– Каким ветром ты у нас? – спросил пожилой пони.

– Не из добрых, – фыркнул курбаши.

– Всё кочуешь? Стреляешь?

Теймураз тряхнул головой.

– Времена меняются. Война – никогда. Помнишь, каким я был? – спросил он, намекая на их прежние встречи во время войны.

– Да, были времена. – Гарда прекрасно понял намек, который мог означать многое – от предупреждения до сдержанной угрозы. – А что это тут за шум у тебя? Прижал кого-то?

– Да вот, засела гадина одна в башне с винтовкой и не выходит. – усмехнулся Теймураз. – Ничего, сейчас я прикажу по ним из жар-яйцемета пальнуть – пускай магического огня отведает…

– Занятно. – Гарда многозначительно похлопал губами. – Не против, я с ними в твой матюгальник поговорю?

– Как хочешь. – командир рейдеров махнул копытом. – Вдруг тебя послушают, твои соклановцы всё же.

Гарда подошел к укрепленному на треноге рупору.

– Нэми! – позвал он. – Бутрыс с тобой?

Его голос гулко раскатился по полю. Не успели затихнуть последние отголоски, как из башни раздался ответ:

– Убили Бутрыса. – колос кобылицы звучал глухо и мрачно. – Теймураз застрелил.

Не веря ушам, Бутрыс повернулся к нему.

– Это правда?!

– Угумс. – Теймураз с иронией глядел на старика. – Что-то не так?

– За что… – Гарда поперхнулся, его голос сел.

– За что надо. – фыркнул рейдер. – Он солдат, и знал, на что идет, когда шел на призывной пункт.

– Ты убийца. – тихо сказал отставной офицер.

Перечеркнутые шрамами глаза курбаши зло сощурились.

– Да. И что?

Гарда оглянулся. Вокруг стояло шесть рейдеров-единорогов, следивших за беседой – и почувствовавших что обстановка накаляется. Он был один. Безоружен. В такой обстановке затевать бой не следовало.

Он посмотрел на башню Луны – и его сердце сжалось.

– Ничего. – покачав головой, глухо ответил Гарда. – Спасибо за беседу.

Он пошел в свой дом, к башне диспетчерской. Проводив его взглядом, Теймураз презрительно сплюнул на землю. И этот опустившийся алкаш был когда-то великим воином?! Поистине, времена меняются…

Курбаши подошел к освободившемуся рупору.

– Пора заканчивать. Аристарх, огонь!