Автор рисунка: Siansaar

Глава I

По зеркальной глади небольшого озерца шустро пробежала водомерка, насекомое оставило за собой едва различимую рябь и скрылось в зарослях высокой травы возле берега. Круги быстро разошлись и вода снова стала напоминать зеркало, в лесу не так часто гуляет ветер, именно поэтому озеро, если его не тревожит живность, большую часть времени неподвижно. Когда-то оно было довольно широким, но со временем немного обмельчало, а по краям остались небольшие лужицы, которые быстро заросли тиной и осокой. Самое крупное из них подернулось рябью, затем вода начала темнеть. Какая-то зверюшка на берегу вместо того, что бы спокойно утолить жажду, стремительно удрала в чащу. Вода стала полностью черной и маслянистой словно деготь, через мгновение жижа забурлила, в воздух выбросило облачко черного дыма, а над поверхностью показалась голова.

На берег вышел темный пони с угольно-черной гривой, его ноги подогнулись и он чуть не рухнул на землю. Пони судорожно вздохнул, открыл глаза и отряхнулся, во все стороны полетели брызги, и изумрудная трава моментально покрылась черными точками.

Воплощение прошло гладко. Вокруг был безмятежный лес, шерстку взъерошил легкий ветерок, где-то в кронах гаркнула птица, Тенегрив еще раз встряхнул головой и побрел в сторону озера, где вода еще оставалась чистой. Он несколько минут разглядывал свое отражение, и остался доволен, почти ничего не изменилось: темный окрас, черная грива с легким оттенком фиолетового и глаза, те же самые, неизменные красные глаза. При свете дня любопытный взгляд мог бы удивиться только цвету, но уже в сумерках легко можно было заметить их свечение. Разве что размеры… Тенегрив скептически прищурился и встал боком, да, он явно стал меньше, но это не сулило больших проблем, пока что. Пони огляделся вокруг: безмятежность, спокойствие, тишина. Для начала именно то, что надо. Надо собраться с мыслями и понять с чего начать. В таких случаях прежние хозяева всегда действовали очень осторожно: оставляли Тенегрива где-нибудь в укромном месте и уходили на несколько часов. Ждать он умел, и очень хорошо умел, поэтому всегда его ожидание вознаграждалось: хозяин был жив, и вскоре они продолжали путь. Сейчас он понимал, что не готов для самостоятельного задания, но воля Отца размашисто перечеркивала его мнение на этот счет, и это Тенегрив тоже понимал, значит, действовать надо по уму, с оглядкой, и в эту минуту — скрытно, благо, этому он успел хорошо научиться, да и прощальный подарок пригодится.

Тенегрив брел сквозь чащу в глубокой задумчивости, вокруг сновало множество живности: зайцы, мелкие грызуны, маленькое семейство ежей куда-то деловито пробиралось под хвойными ветками молодой ели, а над головой по веткам скакали белки. Неожиданно прямо перед ним выскочила чрезмерно любопытная лисица и Тенегрив невольно взглянул в ее глаза. Животное замерло, шерсть вздыбилась, зрачки сузились в точку, ее пасть приоткрылась и послышался едва уловимый скулеж. Пони спохватился и отвел взгляд в сторону, лисица моментально рванула в сторону и помчалась вдаль, был слышен лишь треск веток и шорох травы. Это было одной из особенностей Тенегрива, и каждый раз, после того как он являлся из своего родного края, он забывал об этом, ведь дома это никому не казалось странным. Стоит только смертному заглянуть в красные глаза Тенегрива, он увидит один из планов Забвения, зверь скорее всего увидел план Гирцина, где животное переживало охоту на самого себя: страх, погоня и безысходность.

Пони поспешил дальше, нужно было выбраться из леса и сориентироваться, лучше всего подойдет какой-нибудь холм, откуда можно было бы отыскать обжитые места: курящийся дымок печей, ниточки дорог или посевные поля, такие знаки очень быстро вывели бы к местным жителям. Затем — наблюдение, кто они, каков образ жизни? Тенегрив замедлил шаг, только сейчас он начал осознавать, что за задача перед ним стоит, и впервые он испугался. Хотя, если точнее, страшно ему стало еще раньше, когда воочию увидел то, что до сих пор не помнил ни один Даэдра.

Вокруг было тихо и спокойно. Слева и справа, насколько хватало взгляда, тянулись бесконечные снега, жесткие и колючие, словно и не снег вовсе, а стеклянное крошево. По коже время от времени пробегал холодок, хотя ветра не ощущалось, а над головой висели непроглядные тучи свинцового оттенка. Вдалеке были видны руины некогда величественной цитадели. Опасная тень. Тенегрив переступил с ноги на ногу. Необычно, очень необычно, это место давно покинуто Дочерью Сумрака. Он с трудом оторвал взгляд от останков крепости и посмотрел на две фигуры перед собой.

Молодая женщина в темно-синих одеяниях, немного лукавый, но больше жесткий и оценивающий взгляд, изящным пальчиком он почесывает макушку черной птицы, которая сидит у нее в ладони, а еще парочка уютно расположились на плечах. Бледная кожа, светлые глаза, настолько светлые, что издали могут показаться чистыми белками без зрачков. Ноктюрнал, Ночная Хозяйка.

Престарелый седовласый мужчина, недобро ухмыляется и поигрывает деревянной тростью. Тенегрив присмотрелся: набалдашник напоминает лицо, которое застыло с печатью смертельного ужаса. Шеогорат, Безумный Лорд. Он сидел на точной копии своего трона, который был соткан прямо из морозного воздуха.

Тенегрив поежился, увидеть двух принцев сразу было большой редкостью.

 — Чем я могу служить вам? — его голос едва заметно дрогнул. Еще реже они требовали предстать перед ними.

 — В первую очередь ты послужишь мне, дитя — высокий слог накрыл как будто весь план разом, и сразу же за спинами двух лордов медленно проявилась третья фигура.

 — Отец… — Тенегрив склонился перед создателем.

Теперь было совершенно точно ясно, что грядет что-то грандиозное. Прежде видеть принцев доводилось очень редко, а сейчас перед ним сразу двое, и сам Ситис.

— Я рад тебя видеть, дитя, я рад что ты так быстро откликнулся на мой зов.

— Разве могло быть иначе?

— Встань!

Сын Ситиса поднялся и молча воззрел на своих собеседников.

— Для тебя есть работа, дитя, и весьма непростая.

Жизнь — источник бесконечных открытий, Тенегрив не помнил, кто сказал эти слова, но в памяти они засели прочно, и сейчас эта истина была верна как никогда. Он мотнул головой, что бы сбросить хандру и быстрым шагом отправился на восток. Прошло несколько часов прежде чем Тенегрив добрался до окраины леса и обнаружил обжитые места. Картина перед глазами напоминала фруктовые плантации, хотя кроме яблонь разглядеть ничего не удавалось. Деревья росли ровными рядами, за садом явно очень хорошо ухаживали: трава коротко подстрижена, рядом с яблонями не было ни одного кустика, на земле кроме опадка не валялось ни веток, ни какого-нибудь другого мусора. Сквозь ровные шеренги деревьев далеко впереди удалось разглядеть небольшую площадь, которую застроили амбарами и сараями, а рядышком, обособленно стоял большой дом. Вплотную к этим кущам лесу не давала подойти хорошо утрамбованная грунтовая дорога, ее тоже явно строили по уму: глубокая канава со стороны леса, сама дорога была из утоптанной в глину щебенки, такая вряд ли раскиснет даже после хорошего ливня. Со стороны сада вдоль дороги был отстроен символический заборчик, Тенегрив покрутил головой и удивленно покачал головой, размах впечатлял, урожаями с этого сада можно легко прокормить крупный город, и речь не идет только о свежих яблоках, Тенегрив был уверен, что из яблок здесь делают все, на что только хватит фантазии хозяев.

Тенегрив решил выяснить куда ведет дорога, хотя почти наверняка она была проложена хозяевами плантации, что бы можно было без трудностей обходить свои владения, но и она должна сливаться с каким-нибудь трактом, по которому возят товар и путешествуют жители. Пони наугад выбрал направление и направился левее. Пустынная дорога и лесные заросли хорошо способствовали быстрому галопу, не прошло и часа как Тенегрив увидел впереди чье-то жилище. Больше всего этот дом напоминал холм, который старательно изрыли, что бы он стал походить на жилище. Три этажа, множество окон, со всех сторон он был облеплен скоречниками и вьющимися растениями. Перед ручьем объездная дорога раздваивалась: отворот вправо продолжал огибать яблони, а тропинка слева перебиралась через мостик и упиралась в этот чудной домик. Вокруг этого дома живность просто кишела: зайцы, белки, сурки, барсуки и еще целая куча зверья, названий которых он и не помнил. Если бы он вломился туда на полном скаку — поднялся бы такой переполох, что и подумать страшно.

Пони решил пока повременить с первым знакомством, он одним махом пересек дорогу и махнул через забор яблочного сада. Мелкой рысью он поскакал дальше вдоль двух рядов деревьев и перешел на шаг только тогда, когда в просвете впереди он заметил окраину города.

Зрелище, которое он увидел, поражало воображение, и одновременно стала ясна загадка изменения его внешности. Если Тенегрива не обманывали собственные глаза, то этот мир населяли пони. Еще бы Шеогорату не понравилось это место, настоящее царство абсурда. Из укрытия пони можно было подробно рассмотреть: они гуляли, разговаривали или просто сидели под солнцем, точно так же, как и жители Нирна в праздный день. Чуть в стороне Тенегрив заметил совсем маленьких жеребят, которые гоняли мяч и играли в тарелочку, а над головой пролетела парочка пегасов. Тенегрив проводил их внимательным взглядом, он слышал о них разные легенды, но ни разу не видел. Пони озадаченно нахмурился и позволил себе подойти поближе к краю яблоневых рядов. Так он простоял еще долго, ровно до тех пор, пока не начал ловить на себе беспокойные, скользящие взгляды, верные признак, что пора ретироваться.

Очень скоро он вернулся к тому месту, откуда начал: густые заросли на окраине леса возле дома отшельника. Голова гудела от взбудораженного роя мыслей, и их нужно было немедленно успокоить. Итак, что сейчас известно: первое, своим видом он вполне сойдет за своего, можно даже проявить чуточку самоуверенности и надеяться, что с легкостью поймет местный язык. Вряд ли тот, кто его изменил, ограничился лишь внешним сходством, хоть он и имеет начисто повернутые мозги, но отнюдь не дурак, и дело свое знает. Второе, эти пони показались очень беспечными, даже слишком, какие-то они непуганные, никаких сторожевых вышек, никаких патрулей стражников. Получается, здесь безопасно настолько, насколько это можно вообще представить, и очень сомнительно, что к Тенегриву отнесутся с излишними подозрениями. Тем не менее, для начала стоит попытаться поговорить с кем-нибудь, и этот отшельник очень кстати здесь обосновался. В гости стоит наведаться чуть попозже, когда стемнеет, так будет легче выдать себя за заблудившегося путника.

Дождаться темноты оказалось непросто, Тенегрив провел остаток дня словно на иголках. Пару раз он наблюдал за проходящими по дороге пони, но ничего интересного в них не увидел, обыкновенные праздношатающиеся, один раз не удержался и совершил набег на яблоневый сад, где подобрал с земли упавшие яблоки. На вкус они оказались вполне съедобные, хотя он ел очень мало, даже в прошлые разы обходился небольшим количеством сена раз в два-три дня. В какой-то момент в памяти снова всплывали недавние картины, то, как ему поручили это дело.

— Темному братству вновь требуются мои услуги?

— Нет — подала голос Ноктюрнал, звон ее слога мог бы расколоть алмаз, но Тенегрив лишь прижал уши — В этот раз речь пойдет не о Темном братстве.

— Видишь ли — Безумный поднялся со своего места — Мы отыскали кое-что очень интересное за пределами нашего дома — Шеогорат хихикнул и алчно потер руки, при этом трость так о и осталась висеть в воздухе — и нам очень хочется изучить это место, о-о, как же меня гложет любопытство — Безумец едва не приплясывал на месте, хотя Тенегрив этому не удивлялся, он всегда в своем стиле, даже его одежды одним своим видом способны оставить в ступоре любого неподготовленного.

— Кому я буду служить твоей волей на этот раз, отец?

— Никому, дитя — Падомае был единственным существом, которое надо только слушать, у него нет лика и есть бесконечное число образов. Нет эмоций, и широчайший спектр натроений, которые он меняет с быстротой, непостижимой даже для Даэдра — В этот раз ты отправишься один.

Тенегрив медленно впитал слова Ситиса, но переварить их было куда труднее.

— Один? Как? Всю свою жизнь я помогал смертным в их делах.

— Ну, не все из них оказались такими уж смертными — улыбающийся Безумец покрутил ус — но вернемся к делу, разве ты не рад? Это же так интересно, ты был верным слугой мне, ты был надежной опорой Довакину, ты не раз оказывал помощь последователям Ноктюрнал с разрешения отца нашего и тут раз! — Шеогорат ударил тростью о землю и в нее с грохотом ударила фиолетовая молния — самостоятельное задание, свобода, возможность самому принимать решения, одинокий герой и все прилагающиеся регалии — принц щелкнул пальцами и на Тенегрива с неба посыпались лепестки роз.

— Успокойся Шеогорат, я ценю твои ораторский дар, но нам предстоит совершить кое-что действительно особенное, чем сводить с ума смертных.

— Спокойствие — Безумец укоризненно наставил палец на Ноктюрнал — есть ничто.

Верный слуга Шеогората, ну да, когда-то прежний хозяин Люсьен Лашанс повелел служить новоиспеченному ассасину братства, который затем отправился на дрожащие острова. Что конкретно он там сделал — неизвестно, зато власть над этим планом перешла в руки ассасина. Таким образом, смертный сам оказался Шеогоратом, смертный — принц Даэдра. Тенегрив до сих пор не мог этого понять, если попробовать проследить логическую цепочку, то получается что Шеогорат назначил самим себя смертного, который в конечном счете действительно преобразился в Шеогората, но как? Неужели Ситис посещал Тамриэль, чтобы создать замену Безумцу, или это сам Безумный лорд обратился в смертного, чтобы сместить самого себя на троне дрожащ… Тенегрив помотал головой, разгоняя мысли, эта головоломка сведет с ума кого угодно, проклятье.

— Вижу, ты еще задумываешься над этим — расхохотался принц — какая прелесть, кто бы мог подумать, что эта старая шутка будет иметь успех так долго.

— Довольно!

Воцарилось молчание, какими бы могущественными не были Ноктюрнал и Шеогорат — они не могли, и вряд ли хотели перечить Ситису, равно как и впустую тратить его время, хотя, какое время в Забвении?

— Итак… — Безумец снова оказался в своем троне.

— Место, куда тебе следует отправиться, долгое время было скрыто от наших взоров — начала женщина — до недавнего времени. Нам не известно его название, нам не известно кто является его правителем.

— Почти ничего не известно — уточнил Безумец — мне удалось заглянуть туда одним глазком — с этими словами он вновь вскочил на ноги — Собственно, только благодаря этому мы и узнали о его существовании. Интригует, не правда ли? — Шеогорат обошел свой трон по кругу — Но даже не спрашивайте меня, как я это сделал, я все равно никогда не скажу, это будет моей маленькой тайной, которую я схороню в своей голове, а голову спрячу где-нибудь на своих любимых островах.

— Тем не менее — вновь вступила Ночная Хозяйка — Раз уж это место оказалось связанным с нашим домом, никто и думать не смеет, что это случайность. Мне не стоит напоминать, чьим старанием мы обязаны своим существованием, следовательно, тот мир является частью нашего, точно так же, как и Тамриэль.

— Или наоборот, вам не кажется это прелестным, что мы будем частью чьего-то другого? — Безумный лорд едва не подпрыгивал от восторга.

Любого другого Падомае тотчас обратил бы в ничто за такие слова, но Шеогорат был создан Отцом именно таким, какой есть, и на подобные выходки просто не обращали внимания.

— Что я должен делать?

— Ты исследуешь это место для меня — Падомае подался вперед, скрывая двух принцев в дымке своего безликого обличья — Ты найдешь то, что от меня так долго скрывалось, и скорее всего, скрывалось намеренно, ибо Шеогорат за тот краткий миг успел заметить там детей Акатоша

— Волею твоей, Отец — Тенегрив склонился.

Вот так просто Ситис решал судьбы. Когда-то Тенегрив был вполне доволен тем, что имел. Пожалуй, можно даже сказать, что он был счастлив. У него были хозяева, много, очень редко кто-то надолго задерживался, но всегда решения принимали они. Его дело было маленьким — вези, куда скажут, скачи так быстро, как можешь, тащи все, что навьючат. Частенько он схватывался насмерть с теми, кто желал крови хозяина, но обычно от него требовалось просто не мешаться. Теперь же новая страница начиналась с того, что ему придется самому решать. Это было очень трудно принять, но если Отец полагается на него, то Тенегрив готов перешагнуть через самого себя и отбросить старые привычки. Пора возвращаться к действительности, если он мало чем отличается от местных жителей, то больших проблем быть не должно. Разве что взгляд, в Нирне это было даже удобно, своеборазное оружие, теперь же придется его прятать. Пони невольно фыркнул, хорошо бы никто не принял такой жест за признак слабости или недоверия.

Начали сгущаться сумерки, Тенегрив решился на первый шаг. Он убедился, что дорога пуста, немного вернулся назад и вышел из зарослей, отряхнулся от прицепившихся веток и снял с себя шарики репейника, до которых смог дотянуться, затем спокойно побрел по дороге к дому отшельника. По пути Тенегрив никого не встретил, он добрался до развилки и перебался через мост, затем по узкой тропинке прямо к двери. Пони покосился на окна, в которых горел свет, и постучался.

Открыли не сразу, он уже занес копыто для второй попытки, как замок щелкнул и дверь распахнулась. На пороге его встретил… Нет, встретила пегаска: нежто-желтая шерстка, розовая грива, необычайной выразительности глаза и необычный символ на крупе в виде трех бабочек.

 — Добрый вечер — начал пони и уставился хозяйке за ухо — Могу я попросить вас о небольшой помощи?

То, что ему удалось избежать взгляда в глаза пегаске мало помогло, он совсем забыл о своем виде: черная шерстка, легкое свечение глаз. В общем, не совсем ожидаемый гость к вечеру. Пегаска едва слышно икнула, чуть пригнулась и попятилась. Тенегрив спокойно стоял и ждал продолжения. Он конечно ожидал чего-то подобного, но все же немного разочаровался, теперь надо хорошо думать, прежде чем что-то сказать, и вообще, быть осторожнее не только со словами, но и с жестами. Тем временем, пегаска очнулась.

 — Здра-авствуйте — протянула она — Чем я могу помочь?

 — Я шел в город, и скорее всего где-то не там свернул. Вы мне не подскажете, в какую сторону направиться?

 — О! Да. С радостью — пегаска облегченно выдохнула — Я думаю, м-м, вы повернули налево возле фермы "Сладкое яблоко". Наверное… Вы подумали, что это и есть Понивилль, но на самом деле это лишний крюк. Если бы вы продолжили идти по дороге мимо моего дома, то очень скоро добрались бы.

 — Благодарю — Значит, Понивилль, вот и первое что-то определенное — Могу я узнать ваше имя? — Пони слегка улыбнулся.

 — Я… э-эм… Флаттершай — пегаска отвела глаза в сторону и скромно опустила ушки.

 — Еще раз спасибо, Флаттершай, приятного вечера — Тенегрив развернулся и пошел обратно к дороге.

Он остался доволен успехом. Здешние обитатели общительны и очень приветливы, даже если слегка шокированы, а это неплохо облегчает задачу. Теперь можно попробовать втереться к ним в доверие, а потом аккуратно начать расспросы и поиски. Порой терпение дает плоды быстрее, чем если бы он шел напролом. Тенегрив подумал, что просто использовать этих пони будет вполне нормально, если уж ему выпа честь исследовать целый новый мир для Отца.

Шагать по дороге было куда легче, чем прятаться среди деревьев, и в Понивилль Тенегрив вошел еще засветло. Он напустил на себя праздный вид и просто шел по дороге, хотя он затылком ощущал на себе заинтересованные взгляды, впрочем, без враждебности. Он понимал, что его внешность сильно бросается в глаза, но ничего не поделаешь, не скрываться же вечно. Теперь самое главное — не провалить все дело на волне первого успеха.

День близился к концу, и жителей на улицах было немного, Тенегрив добрался до центральной площади, как он думал, и разглядывал фонтан рядом с огромным павильоном. "Как интересно…" — думал Тенегрив — "Неужели они сами все это построили? Однозначно, к этому месту будет непросто привыкнуть. Необычный мир, необычные жители".

 — Приветствую в Понивилле. Если я не ошибаюсь, то вы здесь впервые.

Темный пони обернулся на голос. Обращались явно к нему. Перед ним стояла седогривая пони и приветливо улыбалась. Она с неподдельным интересом разглядывала гостя через изящные очки.

 — Да, впервые — темные пони уставился новой знакомой куда-то за спину.

 — Позвольте представиться — она сдержанно кивнула — Я — мэр этого города, и я счастлива первой приветствовать вас в Понивилле.

 — Э-эм… Благодарю — он немного растерялся — У вас всегда так встречают гостей?

 — Ну разумеется — мэр чуть вздернула голову, словно оскорьилась — Как и любой уважающий себя пони, жители Понивилля чтут традиции гостеприимства.

Эти слова окончательно выбили Тенегрива из колеи. Одно дело, когда просто спрашиваешь дорогу, и совсем другое, когда незнакомца принимают словно важную персону.

 — Могу я поинтересоваться — пони добродушно улыбнулась — Как вас зовут?

 — Тенегрив.

 — Раз уж так получилось, что вы прибыли под вечер, Тенегрив, могу я узнать, надолго ли вы задержитесь?

 — Пожалуй, да. Надолго.

 — В таком случае вам надо где-то жить. Напротив Сахарного Уголка недавно освободился один дом, и я порекомедовала бы остановиться именно там.

 — Э-эм… Весьма признателен — черный пони был ошарашен.

В Тамриэле он отдыхал в городских конюшнях или вовсе под открытым небом, если хозяин решал забраться в какие-нибудь древние руины. А здесь, в первый же день, ему вот так просто предлагают целый дом.

 — Прекрасно. Советую вам поспешить, за пустующим домом взялись присматривать хозяева кондитерской: милейшие пони, мистер и миссис Кейк. Стоит застать их, пока они не закрылись.

 — Так и поступлю, благодарю за радушие — Тенегрив уже сделал шаг в сторону, как в голову пришла мысль — А где я могу найти вас завтра, хотелось бы кое-что обсудить.

 — Прямо здесь и найдете. Городские дела отнимают много времени, но для вас я найду минутку.

Тенегрив распрощался с мэром и отправился искать кондитерскую. Про себя он отметил, что у этой пони тоже был символ на крупе, он мельком оглянулся на свой красный отпечаток и задумался об этой особенности. Хорошенько обдумать это не получилось, все произошедшее было столь быстро и столь странно, что в голову невольно лезут мысли: все это — необыкновение везение или здесь и впрямь не происходит ничего плохого?

Остаток вечера прошел в том же духе: хозяева Сахарного Уголка оказались весьма приятными пони и подтвердили, что договорились с мэром поддерживать порядок в пустующем доме, который стоит совсем рядом. Жилище оказалось очень уютным: чисто, просторно, тепло, даже вся мебель осталась на месте. После осмотра Тенегрив вернулся с супругами Кейк обратно в кондитерскую, и так и не смог отвертеться от угощения. За чашкой чая и сладкими слойками пришлось потратить еще немного времени на пространные ответы "Издалека ли прибыли?" и "Чем занимаетесь?" Как и мэр, Кейки сильно впечатлились глазами Тенегрива, но они тактично не стали заострять на этом внимание.

Новоиспеченный житель Понивилля добрался до дома уже поздней ночью и первым делом задернул все занавески, затем запер дверь и задумчиво уставился на кровать. В Нирне ему еще ни разу не приходилось отдыхать с таким шиком, воистину это путешествие станет еще тем испытанием. Минуты колебания незаметно обернулись размышлениями об итогах первого дня в этом мире, а подумать тут было над чем.

Первое, и самое главное: почему здесь все настолько беспечны? Неужели этот край никогда не знал бед и вражды? Даже самые надежные и процветающие города Тамриэля половину своей истории построили на несчастьях и страданиях: вражда с соседями, осады, бунты, голод. Тихая и мирная жизнь были кратковременным контрастом, словно недостижимая мечта, к которой стремились жители, но далеко не каждый успевал до нее дожить. Здесь же было все наоборот: та мечта была нормой… Просто удивительно.

Ни одной привычной фигуры, здесь живут полноправными хозяевами те, кто для двуногих в Нирне был всего лишь помощником и рабочей силой. Неудивительно, что сам Шеогорат проводил его в этот мир.

Черный пони вздохнул и обошел кровать по кругу. После всех сегодняшних любезностей нестерпимо болела голова. Еще никогда Тенегрив не говорил так много за один лишь день. Разговоры с братьями были короткими и исключительно по делу, а в Тамриэле открывать рот вообщене было нужно. Ладно, завтра будет новый день, и наверняка будет уже попроще.

Осталось решить последнюю проблему. Пони по-прежнему таращился на кровать словно на диковинку. В Тамриэле он порой такие встречал, как лежбища и попроще, но на них привыкли отдыхать смертные. Тенегрив неуверенно потоптался на месте и положил передние копыта на покрывало. Особого выбора не было, и он попытался устроиться, удивительно, но почти сразу же он понял всю прелесть: полное расслабление, с такими ночевками потом можно свернуть горы или прошагать половину мира на одном дыхании. С этими мыслями пони провалился в сон.

Ночью вновь вернулись воспоминания, что довольно часто случалось после смены обстановки. Тенегрив всегда думал, что это всего лишь напоминание, дабы он не забывал то, ради чего оказался вдалеке от дома, однако здесь Тенегрив не ощущал связи с Обливионом…

Когда он вновь поднялся, то перед собой увидел только двоих. Ситис сказал свое слово, больше ничего не требовалось. Теперь Тенегрив выполнит своепредназначение, какую бы цену за это не пришлось заплатить, ему или кому-нибудь еще.

 — Прежде, чем ты отправишься, дитя… Тебя, хм-м-м, следует слегка подправить — Безумец поигрывал тростью и приближался к Тенегриву.

Глаза Даэдра расширились, когда он понял, что за трость держал в руках Шеогорат.

 — Ваббаджек, но как? Он же…

 — Должен был быть в руках Довакина, не правда ли? Да, верно, он заслужил его, как и я в свое время быть Шеогоратом. И я получил свое от Шеогората — принц снова захихикал.

 — Гильдия воров сослужила мне службу, но слово Даэдра нельзя нарушить. После того, как ты закончишь, Ваббаджек вернется туда, откуда его взяли.

 — Какая же это тоска — играть по правилам. И потом, кто знает, сколько времени прошло там? Может быть, он ему уже и не нужен…

 — Ты и сам знаешь.

 — Разумеется знаю! — Шеогорат неожиданно посерьезнел, отчего Тенегрив даже испугался — Пора приступать.

Безумный лорд поднял трость, выдохнул и направил ее точно в голову Тенегриву. По черной спине пробежался холодок, стало жутковато и на всякий случай Тенегрив зажмурился.

Прошла целая минута, но ничего не происходило. Тенегрив приоткрыл глаз: принц Даэдра замер на месте и не шевелился, а в его глазах плескался чистый восторг.

 — Вы хоть понимаете, свидетелями чего становитесь? — шепотом произнес Безумец — Предмет, призвание которого творить случайность! Удел которого — неизвестность! Сейчас он сделает что-то конкретное, по моей воле и именно так, как я пожелаю!

 — Шеогорат!!! — потеряла терпение Императрица Теней.

 — Ладно, ладно, приступим…

Ваббаджек внезапно ударил ослепляющим бордовым сиянием, а Тенегрива скрутила страшная боль. Он упал на землю, никогда прежде он не испытывал ничего подобного. Тенегрив корчился в муках, пока Ваббаджек волна за волной давил своей магией, это было поистине страшно: Тенегрив был самым младшим Даэдра, ниже всех принцев, но по праву выше, чем их прислужники.

Когда все кончилось Тенегрив едва мог подняться: его шатало, голова гудела, а в глазах все расплывалось.

 — Это оно? — хрустальным голосом спросила Ноктюрнал.

 — Именно то, что надо — радовался Шеогорат.

Тенегрив медленно приходил в себя, он тряхнул головой и потер ухо, затем испепеляющим взглядом уставился на принцев: на него они уже не обращали внимания, Шеогорат сокрушенно вздохнул и подчинился требовательному жесту Ноктюрнал, передав ей Ваббаджек.

Не успел Тенегрив позлорадствовать, как несколько черных птиц молниеносно выхватили трость из рук Повелительницы Ночи и утащили ее куда-то прочь.

 — Итак… — Безумец разогнал руками дымный трон — Я свое дело сделал. Прежде чем я вас покину, хочу попросить об маленьком одолжении. На той стороне есть некто похожий на меня. Передай ему мой поклон, дитя.

 — И как же я его узнаю?

 — О, не переживай, узнаешь, будь уверен — Шеогорат подмигнул — И помни, я иногда буду за тобой присматривать, одним глазком — принц хихикнул, развернулся и побрел прочь.

Тенегрив покрутился на месте и рассмотрел себя: каких-либо особенных изменений он не заметил, разве что сьал меньше раза в два. Внешность его не особенно заботила, лишь бы она подходила к месту, где он был нужен. Он вздохнул с облегчением, могло быть намного хуже.

 — Теперь иди, дитя — Ночная Хозяйка оглянулась по сторонам и подошла вплотную — Возьми мой плащ, надеюсь он облегчит твой труд — она едва заметным жестом надела на шею Тенегрива амулет в виде маленького черного шарика на тончайшей блестящей нити, и Тенегрив сразу ощутил, а затем и увидел, как на него опустилось едва заметное покрывало. Теперь, если будет нужда спрятаться от чужого взгляда, то подарок Ноктюрнал надежно скроет его.

Императрица Теней отступила на шаг, и Тенегрив провалился во тьму, плотную и давящую как никогда. Эта тропа вела куда-то очень далеко от Нирна.

К утру Тенегрив уже смог прикинуть план действий. Встал он еще затемно, поэтому подумать времени хватило. Раз уж так получилось, что он предоставлен сам себе, то для начала нужно попытаться слиться с этими пони, стать в какой-то степени своим, заслужить доверие. Для этого первым делом стоило разыскать мэра, тем более, что о встрече договорились заранее. Может быть здесь и рады новым жителям, но бездельникам — вряд ли, поэтому нужно найти способ расплатиться за крышу над головой.

Следующий шаг — терпение. Нельзя тешить себя мечтами о быстром завершении поручения Отца, Тенегрив собирался ждать до тех пор, пока пони к нему хотя бы немного привыкнут. Пусть он выглядет особенно, когда на него будут смотреть как на что-то обыденное, то станет намного проще.

И последнее — сделать то, что от него хотят. Что это, как действовать и к чему стремиться — пока неизвестно, а значит думать придется очень тщательно.

Тенегрив вышел на улицу и поспешил в сторону главной площади. По дороге он старался не смотреть по сторонам, сейчас ему не хотелось ни с кем здороваться или разговаривать, вчерашнего вечера хватило с лихвой. Утро в Понвилле было оживленным, однако без излишней суеты: каждый пони шел по своим делам, и на него никто особенно не смотрел. Тенегрив легко лавировал между спешащими жителями и старался изображать из себя одного из них: обычного пони, который спешит начать день с чего-нибудь полезного. Про себя он отметил, что денек обещает быть хорошим: теплая безоблачная погода, не надо постоянно оглядываться и ждать неприятностей, безмятежный сон прошлой ночью и понимание того, что делать дальше.

На главной площади было полно пони, но друг другу они совсем не мешались, наверное потому, что каждое утро каждый из них так или иначе проходит через эту площадь. Мэра он заметил еще издали, кобылка спокойно шла в сторону ратуши и тепло приветствовала всех на своем пути. Тенегрив решил дождаться ее возле фонтана, все равно она пройдет рядом.

 — Оу, вы уже здесь, как вам понравился дом? — дружелюбно произнесла кобылка и кивнула кому-то на очередное приветствие.

 — Он рокошен — искренне ответил Тенегрив. По сравнению с Тамриэльскими конюшнями он был и правда роскошью.

 — Вы преувеличиваете, но мне приятно это слышать. О чем вы хотели побеседовать?

 — Как раз об этом доме. Дело в том, что я прекрасно понимаю, что просто так жить в нем — неправильно. Поэтому я хотел бы узнать, чем я могу расплатиться за проживание?

 — Мне нравится такой подход — одобрила мэр Ваше стремление мне весьма по душе. Для того, что бы понять какую пользу вы можете принести, хотелось бы знать, что вы умеете делать лучше всео? — с этими словами мэр наклонилась в сторону и пригляделась к крупу черного пони.

Он обернулся и проследил за ее взглядом. Тенегрив невольно вздрогнул: отметина на его крупе, точно там же, как и у всех пони вокруг. Только вчера он ее заметил, но не придал этому большого значения, а теперь она спрашивает о том, что он умеет лучше остальных.

 — Могу я спросить? Что означает ваша метка? Честно признаться, я немного в растерянности.

 — Это? Это… Хм, не стоит особого внимания — пытался выкрутиться Тенегрив — Просто пережиток юности, когда-то я очень сильно любил… — черный пони лихорадочно соображал что ответить — Прятки! Да, прятки.

 — Пятки? Что-то я не вижу связи с…

 — Я тоже — наугад выпалил Тенегрив — Для меня это так и осталось загадкой.

Мэр удивленно приподняла бровь и скептически посмотрела на пони поверх очков.

 — Если говорить о том, что я умею, начну с простого: тяжелой работы я не боюсь.

 — Это очень хорошо — обрадовалась мэр — На ферме "Сладкое яблоко" сейчас как раз полно дел. Идет подготовка к сбору урожая, а некоторые сорта созрели уже сейчас. Я уверена, что Эплджек примет вашу помощь.

 — Как мне туда добраться? — Тенегрив расслабился от того, что мэр больше не стала расспрашивать его об отметине.

 — Отсюда есть прямая дорога — она указала копытом на мостик вдалеке — Вон туда, очень скоро вы увидите ограду. Идите вдоль нее.

 — Спасибо, я отправлюсь сейчас же.

 — Удачного дня.

Комментарии (30)

0

планируются ли серьёзные изменения основного сюжета рассказа?

И будет ли смысл его перечитывать?

dash_brony #26
0

Нет, сюжет меняться не будет. Все события, мотивации, обоснование и прочее остаются в силе. Меняется исключительно стилистика рассказа.

Shadowmere #27
0

Мне нрав, а если мне нрав(за день и ночь до 5 не спал прочёл) то ставлю копыто в верх )Расказ классный, ну много лишней информации а так всё супер 10/10
Я тем временем буду дописывать свой разказ.

BronySalazarStar #28
0

А это у меня лаг или рассказ реально так кончается ?

Спасибо, я отправлюсь сейчас же. — Удачного дня.

НовоПроспект #29
0

Это лаг. Пролистай комментарии, там где-то дана ссылка на весь рассказ в старом архиве фанфиков на главной ЕП.

Shadowmere #30
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...