Автор рисунка: MurDareik
Глава 18. Письмо домой, часть 2. Глава 20. Теперь официально.

Глава 19. Объект номер 13.

Когда тебе присылают письма со всякой рекламой – это неприятно, так как, увидев пачку конвертов, ты думаешь, что ты внезапно понадобился куче народу. Но нет, понадобился не ты, а твои деньги. Но это ещё можно пережить. А вот когда тебя заваливает вполне официальными письмами, вот тут начинаешь нервничать ещё больше.

На моё и погодной фабрики Клаудсдэйла счастье у меня наконец-то дошли копыта, чтобы доделать тот несчастный облачный генератор. Так, где я там закончил, и в чём вообще была проблема? Ах да, вместо облаков выходили грозовые тучи, значит, проблема в уплотнителе пара.

На самом деле, так по-хорошему, Клаудсдэйлу не помешала бы модернизация. Да, они проводят её раз года в три, но всё ограничивается сменой типа фильтров, да всякой мелочью. Причём я им не раз предлагал помощь, но они там упёртые, как бараны, честное слово, не хотят, чтобы я там покопался и всё тут. Зато, когда понадобилось починить этот генератор, так сразу прилетели, едва ли не ноги целовали. Ну, насчёт целовали я преувеличил, но распинались они долго. С другой стороны, их можно понять, всё-таки погодная фабрика их гордость. Ладно, не отвлекаемся, генератор ждёт.

Одно радует, что когда рухнул мой дом, то схема устройства не пострадала, иначе я бы замучился делать чертёж на основе Диагностики, там ад, а не схема. Создавай её я, вышло бы в раза в два меньше. Надо будет подсунуть им свой чертёж установки.

Так, закончил я вот тут, значит, будем отсюда плясать и будем. Пока я копался в агрегате, ко мне успела заглянуть Фредди, рассказавшая, что получила письмо от родителей, в котором они пишут, что не сердятся на неё и не против, чтобы она жила здесь. Что ж, это радует, потому что мне было бы немного не по себе, если бы ей пришлось уехать. А то, что они подумывают приехать в гости – ну, это я переживу. Место найдётся, а остальное не важно.

Затем в дыру в потолке спустился Джастин. Точнее его пропустила круглая двустворчатая автоматическая дверь, которую я недавно туда приладил. Заодно прикрутил систему распознавания, чтобы его и ещё пару пегасов пропускало автоматически. Он рассказал, что в лесу было замечено странное шевеление, так что в ближайшие день-два Параспрайтовый дозор будет в состоянии повышенной готовности на случай, если система не сработает. Всем участникам дозора розданы музыкальные инструменты, которые можно носить с собой не привлекая лишнего внимания. Кстати про этот дозор – какого древесного волка меня назначили его главой? Я на это не подписывался, если что, меня просто поставили перед фактом. Ладно, хоть Джаз вызвался быть моим замом, так что все организационные вопросы решает он. И мне интересно, как он умудрился за такое короткое время найти столько пони, умеющих играть на музыкальных инструментах?

Так, Джастин улетел, так что можно продолжить ремонт. Где там гаечный ключ на тринадцать? Я же его вроде на этот стол клал. Я проверил под столом, затем перерыл почти всю лабораторию – ключа и след простыл. Как я умудрился его потерять в замкнутом пространстве? Тут я услышал очень тихие шаги. Я осторожно пошёл на звук и успел заметить что-то белое, пушистое и длинное. Это что, хорёк-альбинос? Как он сюда попал? Ладно, надо его поймать, пока он чего-нибудь не погрыз.

Но зверёк оказался довольно хитрым и ловиться не хотел. Каждый раз, как я его находил, он умудрялся от меня сбежать. Ключа у него при себе, кстати, не было, видимо куда-то спрятал. Я носился по всему подвалу, когда в него снова заглянула Фредди:

— Гаджет, я на рынок… Что ты делаешь?

— Ловлю маленького и пушистого непрошеного гостя, — ответил я, остановившись, чтобы перевести дыхание, — Он у меня, кажется, гаечный ключ спёр.

— Я помогу. Как он хоть выглядит?

— Белый хорёк.

— Это вон тот?

— Да! – ответил я и бросился туда, куда указала Фредди. Опять ушёл. Как он это делает? У этого зверька явно имеется какая-то способность, с помощью которой он умудряется перемещаться из одного конца подвала в другой за секунду.

Фредди пыталась мне помочь, но пару раз стукнулась головой о стену и какой-то из моих приборов при попытке поймать воришку, и сдалась:

— Он словно белая молния – только что был тут, и уже исчез.

Как бы мне его отсюда выкурить? Точно, выкурить!

— Фредди, можешь напустить дыму?

— А бедняга не задохнётся?

— Тогда запускай постепенно, начиная с того конца.

Фредди спустилась вниз, глубоко вдохнула и начала выдыхать уже дым, постепенно наполняя им подвал и отходя при этом к лестнице наверх. Дым клубился в помещении, не выпускаемый из него системой вентиляции, и сквозь него не было видно ровным счётом ничего. Ну, где же этот хорёк? Не приведи Селестия, если задохнулся. Ладно, ещё 5 секунд и включаю вытяжку. Однако не прошло и двух, как он выскочил наружу, держа при этом ключ. Какой упорный, однако. Я включил вытяжку, и уже через несколько секунд в комнате не осталось и намёка на задымление, а воздушные фильтры освежили воздух, так что даже запаха не осталось. Хм, а неплохо так посвежело, надо будет почаще тут проветривать. Так, хорёк, ключ, побежали!

Я побежал за зверьком, Фредди за мной. Я старался не упускать его из виду, хотя это было сложно. Хорошо хоть сохранились кое-какие навыки следопыта, а то бы было совсем худо. Мы преследовали маленького воришку до самой его норки, в которой он и исчез, прихватив с собой и гаечный ключ.

— Эй, а ну вылезай! – крикнул я в норку, — Это не твой ключ, так что отдай! Если отдашь сейчас, я просто уйду, и на этом закончим. Учти, если не отдашь, я разрою твою нору, но достану тебя!

Да, я понимаю, что ключ не такая большая потеря, но это вопрос принципа. Он украл мою вещь, и я должен её вернуть, чтобы ему было неповадно. Кстати, а где мы вообще? Пока мы гнались за похитителем инструмента, я и не заметил, что оказался почти у самого Вечнодикого леса. Ладно, сейчас это неважно, нужно принести лопату, так как время, выделенное хорьку на то, чтобы отдать инструмент по-хорошему, кончилось. Стоп, у меня же нет лопаты. Вот как-то так получилось, что из всех инструментов именно этого у меня и нет. Тогда где её взять? Если правильно помню, мы должны быть неподалёку от фермы Эплджек, кстати, вон и яблони виднеются.

Мы прошли к ферме, где и нашли нужную нам пони.

— Привет, ЭйДжей! – поздоровался я.

— Здорова! Какими судьбами? Опять нужно что-то собрать?

— Нет, мне нужна лопата. Потребовалось вот одну ямку вырыть.

— Для чего, если не секрет? А то, может, помощь потребуется?

— Нужно кое-что откопать. Я быстро, всё равно копать буду неподалёку, — показал я в направлении, где находилась норка со злополучным зверьком.

— Там, да? – Немного насторожилась Эплджек. — Вы поосторожнее, в тех местах когда-то стоял дом.

Дом? Я вызвал в памяти карту местности. Нет, никакого дома нет. Стоп, Джеки же сказала, что он стоял, значит, нужна старая карта. Так, вот карта десятилетней давности. А вот и дом, точно в том месте, где решил устроить себе норку мой воришка.

— А чей это был дом? – спросил я хозяйку фермы.

— Какого-то учёного, кажется. Не знаю, как его зовут. Но знаю, что его дом стоял заброшенным много лет, пока его не снесло ураганом. От дома и следа не осталось, но мало ли, что там этот учёный мог напридумывать.

Вот как, учёный… Жаль, что от дома ничего не осталось, возможно мне бы удалось выяснить, кем он был и над чем работал. Но, тем не менее, я взял лопату, и мы пошли обратно к той норке.

Судя по всему, зверёк всё ещё был внутри своего убежища. Я начал копать и услышал, как он скребётся где-то там внизу. Зарыться хочет, змея волосатая! Ну нет, так просто от меня не уйдёшь! После рытья окопов на скорость это так, мелочи. Я заработал лопатой быстрее, и уже через пару минут на месте норы появилась неплохих размеров яма. А хорька всё было не видать. В какой-то момент сверху раздался голос Фредди:

— А ты уверен, что сможешь отсюда выбраться?

Я огляделся – действительно, что-то больно глубоко я прокопался. Тут снизу раздался писк. Я посмотрел в ту сторону и увидел белого зверька, которого я столько времени преследовал.

— Ну что, сдаёшься? – спросил я его.

Зверёк вздохнул и положил ключ рядом с мной.

— Давно бы так, — сказал я и воткнул лопату в землю, чтобы подобрать ключ. И тут что-то заскрипело. Стоп, на этом месте стоял дом, к тому же дом учёного. Дом, судя по плану города, был небольшой, но надо же ему было где-то проводить опыты? А значит, что? Что у дом был большой подвааал! Ловите меня, я падаю!

Земля под нами с хорьком резко просела, и я почувствовал, что куда-то падаю. В этот момент в яму спрыгнула Фредди, которая достала из сумки моток верёвки. Не будем думать, зачем она её с собой таскает, мне бы сейчас успеть её схватить. Верёвка прилетела чётко мне в морду, и я успел схватить её зубами. Фредди, в свою очередь, потянула свой конец верёвки и медленно потащила меня, и повисшего на мне хорька вверх. И когда до спасения оставалось всего ничего, она поскользнулась на коме земли, и теперь мы падали уже втроём.

Уф, где это мы? Я огляделся – вокруг стояла кромешная тьма, и только вокруг нас было светло, спасибо дыре в потолке. Я подошёл к Фредди и попробовал привести её в чувство:

— Фредди, очнись, — та в ответ застонала и попыталась сесть, — Ты как, цела?

— Вроде да. Ух, вот так полетали. Где мы хоть?

— Похоже, в подвале дома того учёного, про который говорила Эплджек. Так, а где хорёк?

Тот выскочил откуда-то из темноты, чем напугал Фредди, которая отшатнулась назад и, похоже, на что-то нажала, так как в помещении резко включился свет, довольно тусклый, но теперь хотя бы было видно, где мы оказались. А оказались мы, как я и думал, в лаборатории. Точнее в том, что от неё осталось, так как всё оборудование было либо сломано, либо находилось в таком плачевном состоянии, что его было страшно не то, что включать, а даже трогать.

— Здесь никого не было уже очень давно, — подумал я вслух, — такое оборудование не производят уже лет двадцать.

— А здесь могут водиться привидения? – спросила Фредди, оглядываясь по сторонам.

— Едва ли, — ответил я, — даже если предположить, что привидения существуют, тут им взяться неоткуда.

И тут откуда-то издалека раздался звук разбившегося стекла. Фредди тут же спряталась за меня, а хорёк запрыгнул на пони в плаще и скрылся под её шляпой, высунув оттуда лишь голову.

— Спокойно, — сказал я, хотя чувствовал, что голос дрожит, — наверно мы вместе со светом включили что-то ещё, и оно разбило нечто стеклянное, — я вздохнул, стараясь справиться с испугом, — Так, пойдём посмотрим, что там, всё равно надо найти выход отсюда.

И мы медленно двинули вперёд, а я старался внимательно смотреть по сторонам, чтобы не пропустить опасность. Как только мы вышли из лаборатории, то оказались в длинном коридоре со стальными стенами, который, судя по наклону, уходил куда-то вниз. Пройдя коридор до конца, мы оказались в ещё одной лаборатории, но куда больше предыдущей. В помещении царила тьма, сквозь которую были смутно видны какие-то устройства, но понять для чего они нужны я так и не смог. Чуть было не споткнувшись обо что-то валявшееся на полу, я заставил свой рог светиться и огляделся повнимательнее. Те устройства, которые я не смог разглядеть, оказались огромными колбами. Две из них были наполнены зелёного цвета жидкостью, третья же была открыта, а её разбитая дверца валялась на полу.

— Да что же тут за учёный жил? – снова подумал я вслух, — И чем он тут вообще занимался?

— Не знаю, и не думаю, что хочу узнать. Давай скорее отсюда выбираться, а то у меня от этого места мурашки по шкуре, и даже по хвосту.

— Сейчас, только найду выключатель.

Так, где тут включается свет? Пока я ходил по комнате, то заметил на одном из столов папку. На ней было написано «Сломанная шестерня». Я раскрыл папку – в ней были фото какой-то единорожки. Просмотрев их, я заметил на одной из них что-то похожее на крылья. Только вот фото чёрно-белое, да ещё так снято, что не понятно, то ли это глюк съёмки, то ли у неё… крылья летучей мыши? Это демикорн? О них, конечно, ходили слухи, но не думаю, что кто-то в здравом уме решил бы заполучить себе одного. Да и неизвестно, существуют ли они. С другой стороны, мне довелось общаться кое с кем похожим на демикорна, но с этим парнем всё несколько сложнее с точки зрения принадлежности к биологическому виду.

Далее в папке лежали бумаги с какими-то расчётами, но я так и не смог понять, что всё это значит, так как формулы были химические. Нет, в химии я разбираюсь, и могу отличить этилен от этанола, но тут просто что-то страшное. Так, ладно, потом просмотрю, заодно разберусь, как бумаги вообще умудрились сохраниться там, где оборудование только чудом не развалилось. Так, куда бы их положить? Ах да, у Фредди же есть сумка. Я подошёл к Фредди и положил папку в её сумку:

— Пусть у тебя побудет. Ты чего? – спросил я, заметив её испуганное выражение морды.

— Кажется, я что-то услышала. Какие-то шаги и тихий шелест.

Я огляделся, насколько позволял свет от рога. Странно, ничего подозрительного.

— Должно быть ты перенервничала, — постарался я успокоить Фредерику.

Так, а теперь точно искать выключатель. И снова – да где же он? Так, кажется нашёл. Но едва я к нему подошёл и уже хотел нажать, как сзади меня что-то прошелестело.

— Фредди, это ты? – спросил я, одновременно обернувшись.

— Что? – спросила та, отвлекшись от разглядывания какого-то прибора, находившегося почти на другом конце комнаты. Собственно, пони в шляпе находилась там же. Похоже, у меня тоже глюки начинаются, надо поскорее отсюда выбираться.

Я снова протянул копыто к выключателю, но тут раздался звук удара, словно кто-то во что-то врезался, и последовавшее за ним «Ой». И, похоже, в этот раз мы с Фредди услышали это вместе.

— Ну, ты по-прежнему считаешь, что это галлюцинации? – спросила она.

— Это может быть коллективная галлюцинация, но пока не включу свет – не узнаю.

— Стой! – сказала Фредди, когда я уже коснулся кнопки, — а что если это что-то испугается света и нападёт?

— Тогда бы оно напало, когда мы вошли, или, когда я засветил рог.

— Но…

Никаких но! Я нажал на кнопку, и в комнате зажёгся свет. Он был немногим ярче, чем в первой лаборатории, но, по крайней мере, было видно всё помещение. И пока ничего подозрительного я не увидел. Неужели действительно показалось? Нет, здесь однозначно должно что-то быть.

Я прошёлся по лаборатории, заглядывая под столы и за приборы, как вдруг заметил на полу кучу каких-то тряпок. И под ними что-то лежало. Я осторожно приблизился, и хотел было приподнять тряпки, как они вдруг рванули от меня и побежали в сторону Фредди. Та инстинктивно отскочила в сторону, и существо ткнулось в стену рядом с проходом в первую комнату, ойкнуло, а затем побежало по коридору. Я побежал за ним, Фредди – за мной.

— Теперь я точно могу сказать, это была не галлюцинация, — сказал я, — галлюцинации в стены не врезаются.

— Но мы по-прежнему не знаем, опасно ли оно, — сказала Фредди, — может, не стоит за ним гнаться?

— Даже если оно и опасно, нужно выяснить чем, а то ведь выберется отсюда и устроит веселье.

Мы забежали в первую комнату, и я увидел, как тот, кто находился под тряпками, пытается их с себя снять, но у него что-то не получалось.

— Лови её! – сказал я, но явно слишком громко, потому что куча вдруг вскочила и начала метаться по комнате в поисках выхода, натыкаясь на всё, что можно. Её нужно поймать, пока она себе что-нибудь на расшибла.

Ёлки-палки, до чего шустрое существо! Похоже, у хорька, который всё ещё сидел под шляпой Фредди, появился конкурент.

В какой-то момент, гоняясь за неизвестным, Фредди так рванула с места, что с неё слетела шляпа, а вместе с ней и альбинос. К счастью, я успел вовремя и поймал и шляпу, и зверька, который не особо успел понять, что это сейчас было.

— Цел? – просил я его. Тот не ответил, а только покрепче вцепился в головной убор.

Погонявшись немного за кучкой, мы решили действовать более стратегично. Фредди засела в засаде, я же погнал существо на неё. В последний момент Фредди вскочила из-за какого-то прибора, но скорость кучки была такой, что они обе покатились кубарем и оказались прямо под дырой в потолке. Я подбежал к ним.

— Ну, посмотрим, кто же ты на самом деле, — сказала Фредди и откинула тряпку, которая скрывала существо. На свет появилась синяя голова, обрамлённая рыжей гривой. Так это жеребёнок, точнее кобылка, внешне не старше метконосцев. Хотя секунду, что это? На голове у малышки виднелся рог. Пока кобылка смотрела вверх, явно удивлённая чем-то синим наверху, я осторожно раздвинул волосы на голове. Так и есть, рог, другой момент, что он был сломан. Странно, никогда не видел одинорога со сломанным рогом.

— Не смотри слишком долго, глазки заболят, — сказала Фредди девочке, и только тогда та обратила на неё внимание.

— Привет, ты моя мама? – спросила она, улыбнувшись.

— Я? Э… — опешила Фредерика, — Ну, как сказать….

— Просто папа сказал, что когда я выйду из инкубатора, меня будет ждать моя мама.

— Как тебя зовут? – спросил я.

— Объект номер тринадцать, — сказала единорожка механическим голосом, при этом выражение её морды перестало выражать какие бы то ни было эмоции. Назвав то, что считала своим именем, она снова улыбнулась.

— Что это было? – спросила Фредди.

— База данных папы, — ответила Тринадцатая, — плюс система навигации, и что-то ещё. Если хотите, могу вызвать справку.

— Нет, не надо. Лучше скажи, где твой папа? – спросил я, продолжая рассматривать рог и пытаясь понять, из-за чего он мог лопнуть.

— Не знаю. Последнее, что помню, как он сказал, чтобы я залезла в инкубатор, затем я уснула и всё. А когда проснулась, то папы рядом не было, а всё выглядело так, словно здесь уже много лет никого никто не бывал.

Фредди встала:

— Давай-ка сниму с тебя эту тряпку, она наверно грязная.

Но как только она это сделала, на свет появилось крыло. Причём только одно, второго не было. Я посмотрел внимательно, но то место, откуда должно расти второе крыло, не имело шрамов, крыла не было изначально.

— Ты что, аликорн? – спросила Фредди.

— Кто такие аликорны? – спросила Фредди, а затем ответила сама себе безэмоциональным голосом, — Аликорны – пони, имеющие как рог, так и крылья. Обладают исключительной магической силой, среди других пони почитаются как правители и даже божества, — затем она снова переключилась, — А, теперь понятно. Ну, — оглядела она сама себя, — учитывая, что крыло у меня всего одно, то я не совсем аликорн. Да и с рогом не всё в порядке, — пощупала она голову.

— Псевдоаликорн? – подумал я, — Сначала демикорн, теперь это. Кому и зачем понадобилось создавать нечто подобное?

Тринадцатая внезапно поёжилась, — Что-то тут прохладно. Откуда в потолке эта дыра? И что это такое синее там наверху?

— Ну, мы нечаянно, — попробовал оправдаться я, — гнались вот за этим, — приподнял я шляпу Фредди, которая была на мне.

— Ой, что это? – спросила малышка, увидев хорька.

— Хорёк, — быстро ответил я, пока она не переключилась в другой свой режим. Он меня пугает, — не буду разъяснять к какому виду он принадлежит, потом в книге прочтёшь. В общем, он кое что у меня украл, мы за ним погнались. Ну и в процессе оказались здесь. А синее – это небо.

— Небо?

— Ну, увидишь, когда выберемся отсюда. Поверь, тебе понравится.

Тем временем Фредди достала из сумки шарф и повязала кобылке на шею.

— Вот, так должно стать теплее.

— Спасибо, мам.

— Но я…

— Я знаю, что ты не моя мама, но можно я буду тебя так называть? – спросила малышка, — Кстати, а почему у тебя на голове два рога, и они как-то странно загнуты? Ты умеешь колдовать?

— Нет, эти рога у меня из-за болезни Драконоподобия, — ответила новоиспечённая мама и тут же быстро добавила, — я тебе потом объясню, что это такое. А насчёт мамы… — она посмотрела на малышку, которая очень внимательно смотрела на неё, подумала и сказала, — хорошо. Если ты считаешь меня мамой, пусть так и будет. Хотя не знаю, смогу ли я к этому привыкнуть.

Внезапно раздался звук, словно где-то что-то очень сильно прогнулось и вот-вот сломается.

— Похоже, мы своей дырой нарушили целостность конструкции, — сказал я, — надо выбираться отсюда, пока не начался обвал.

— Инициализация навигации, — сказала Тринадцатая тем странным голосом, — Внимание, основной вход недоступен, проверка запасного выхода. Запасной выход доступен. Начало следования к запасному выходу.

После этого она развернулась и побежала в сторону второй лаборатории, мы с Фредди побежали следом. Пока мы бежали, вокруг раздавался непрекращающийся скрежет. Всё может обрушиться в любой момент, надеюсь, этот запасной выход не очень далеко.

Вбежав в комнату, кобылка подбежала к противоположной от входа стене и что-то нажала.

— Проверка уровня доступа. Доступ получен.

Часть стены отъехала в сторону и появилась лестница, уходившая вверх. Мы начали по ней подниматься, и когда добежали до конца, перед нами очень нехотя, но приоткрылись двойные двери. Вот только в получившуюся щель едва ли бы пролезла даже Тринадцатая, так что придётся открывать вручную. Мы с Фредди навалились на одну из дверей. В этом время позади слышался грохот обрушивавшегося потолка. Чувствую, на месте подвала теперь будет дыра. А дверь тем временем открываться совсем не хотела. Это же сколько лет её не смазывали? Да открывайся же ты!

Девочка, которая снова пришла в себя, обеспокоено оглядывалась:

— Мам, не нравится мне этот грохот. Там всё обваливается, да? А если разрушения дойдут до сюда? Мам, мне страшно!

В этот момент во взгляде Фредерики что-то поменялось, и она с такой силой налегла на дверь, что та с громким скрипом раскрылась, и мы смогли выскочить наружу. Внизу ещё долго грохотало, и в конце концов обрушился и тот проход, по которому мы только что прошли.

— Ну, вот и выбрались, — выдохнул я, — стоп, а где хорёк?

— Шустер? Он тут, — ответила Тринадцатая и оттянула шарф, который был ей явно великоват, и оттуда выглянул хорь.

— Ты ему уже и имя успела дать, — потрепала Фредди «дочку» по голове.

— Ну да. Он же шустрый, вот и Шустер.

Тут малышка вздохнула полной грудью и неожиданно закашлялась.

— Ты в порядке? – испугалась за неё «мама».

— Всё хорошо, просто в этом воздухе столько запахов. Запаховый анализатор, наверно, с ума сойдёт.

— А ты его не включай, — сказал я, — сама узнай, откуда какой запах исходит. Так ведь намного интересней.

Девочка задумалась, а затем принялась скакать туда-сюда, разглядывая всё подряд, и спрашивая у Фредди, что есть что. А я тем временем заметил, что у неё есть метка. Теперь, когда мы были на солнечном свету, её было прекрасно видно. Метка представляла собой сломанную шестерню. Хм, сломанная шестерня… Прямо как название на той папке. Что же это может значить?

А Фредди и Тринадцатая действительно выглядят как мать и дочь. Нет, не нравится мне это её имя – Объект номер тринадцать, это даже не имя. Надо придумать какое-то другое. А пока…

— Думаю, нам пора домой, — сказал я, — прогулка, конечно, выдалась весёлая, спасибо Шустеру. Это кстати, сказано абсолютно без иронии. Мне вот всё интересно, зачем тебе понадобился мой гаечный ключ?

Хорь высунулся из шарфа малышки и принялся что-то объяснять на своём языке. Я, само собой, ничего не понял, но Фредди внимательно прислушалась, затем улыбнулась.

— Ты поняла, что он сказал? – спросил я её.

— Да, примерно. Пойдём.

И мы пошли туда, куда показал хорёк. Вскоре мы вышли на поляну недалеко от города, Шустер выпрыгнул из шарфа Тринадцатой и подошёл ко мне с умоляющим взглядом.

— Ладно. Фредди, ключ, кажется, был у тебя?

Пони в шляпе передала зверьку инструмент, после чего хорь подошёл к одной из норок и позвал кого-то, кто в ней жил. Наружу вышла хорёк-девочка с бантом на голове, причём она явна была чем-то недовольна. Шустер долго перед ней распинался держа при этом ключ за спиной, а затем достал его. И хотя тот блестел на солнце, хорёк-девочка этого, похоже, не оценила и, хмыкнув, скрылась в норке. Шустер тут же приуныл, но к нему подошла Тринадцатая:

— Не переживай, она просто ничего не понимает в красивых вещах. Как по мне интересная блестяшка. Да и по ней сразу видно, что она та ещё задавака. Хотя я и понятия не имею, что это такое, но папа говорил, что задаваки ведут себя именно так.

Хорь вздохнул, помотал головой и с благодарностью кивнул девочке.

— Ну, а теперь домой, да? – спросила она.

Пока мы шли, я всё думал о Тринадцатой. Я тут заметил одну интересную вещь – малышка не унывает. То есть в принципе не унывает. Она всё время в хорошем настроении, она даже не испугалась, увидев нас в первый раз. И этим она мне напомнила главную героиню одной книжной серии.

— Как тебе имя Элис Дрейк? – спросил я малышку.

— А кто это? – не поняла она.

— Ну... ты.

— Я? Меня зовут Объект номер тринадцать.

— Как по мне, это не имя. Меня вот зовут Крэйзи Гаджет. А твою маму – Фредерика Кноттер или просто Фредди. Приятно познакомиться, кстати, а то мы совсем забыли назвать наши имена.

— Как по мне, Элис – красивое имя, — сказала Фредди.

Девочка задумалась, мне даже показалось, что в какой-то момент она отключилась, хотя внешне это было едва заметно. Затем она снова «включилась»:

— В таком случае, приятно познакомиться, меня зовут Элис Дрейк.

Когда мы пришли домой, нас там ждали Фолкси, Джаз, Твайлайт и Эплджек.

— Где вы пропадали? – спросила меня Твайлайт, едва я вошёл в дом.

— Да вот, погнался кое за кем…

— Как же ты нас напугал! – сказала Мей, подойдя ко мне и обняв.

— А что случилось-то? – спросил я, одновременно начиная понимать, в чём дело.

— Тебе потребовалось что-то раскопать в том месте, где раньше стоял чей-то дом, — ответила Эплджек, — Место там нехорошее, а ты туда сунулся. А потом ещё раздался грохот, ну я и поняла, что ты что-то раскопал. Сразу метнулась за Твайлайт, та осмотрела дыру, которую вы там выкопали, но ничего не нашла. Вы словно прокопались до какого-то момента, а потом ушли, даже лопату оставили.

Вот как. Значит там настолько всё завалило, что Твайлайт не поняла, что я мог быть ещё глубже.

— После осмотра ямы я обратилась за помощью к Джастину, — продолжила Твайлайт, — который поднял пегасов из параспрайтового дозора, но они тоже вас не нашли. Так где вы были?

Я вздохнул и вкратце рассказал, где мы были и что делали.

— А ещё мы нашли там её, — и я отошёл в сторону, пропуская вперёд Элис.

У всех, даже у Джастина, отвисли челюсти.

— Э-это аликорн? – спросил он.

— Нет. Я бы её даже псевдоаликорном не назвал. У неё, как видите, сломан рог и нет одного крыла. Причём нет явно от рождения.

Первой в себя пришла Твайлайт, в которой включился научный интерес:

— Тогда кто же она?

— Это я хотел у тебя спросить. Я нашёл в лаборатории вот эти записи, — я достал из сумки Фредди папку, — Я ничего не понял из того, что там написано, но, может, ты разберёшься.

Пока Твайлайт рассматривала бумаги, Элис внимательно рассматривала присутствовавших в комнате пони. Тут к ней подошла Фолкси:

— Э привет. Как тебя зовут?

— Объект…. Ой, то есть Элис Дрейк. Приятно познакомиться.

— А меня Фолкси Мэй. Я сестра Гаджета.

— Сестра? То есть ты, получается, тётя Фолкси?

— Тётя?

— Она воспринимает нас с Гаджетом как родителей, — пояснила ей Фредди, — ну, вернее меня она зовёт мамой, а Гаджета… сама, если честно, не понимаю, как она его рассматривает. Но она назвала тебя тётей, а это о многом говорит.

— Ну, я никогда не была против заиметь племянницу, да ещё такую милую.

— Ну, а меня зовут Джастин Тайм, — решил познакомиться Джаз, — и я их друг.

— Здорово. Тётенька в шляпе, вы тоже их друг? – спросила она у Эплджек.

— Я? Э, ну да. И меня зовут Эплджек. У меня, кстати, есть сестра твоего возраста. Если хочешь, могу познакомить.

— Как-нибудь в другой раз, — подошла к нам Твайлайт, — и раз уж у нас время знакомств, то меня зовут Твайлайт Спаркл, и я ученица принцессы Селестии. Надеюсь, ты знаешь, кто это?

— Да, папа много раз говорил о ней. В основном, что она тиран и ничего не смыслит в науке. Но, учитывая папин характер, он явно преувеличивал.

— Да, и сильно. В общем, я ознакомилась с записями, и согласно им Элис — химера.

В этот раз глаза не округлились разве что у Джаза.

— Э, но она не похожа на химеру, — сказала Эплджек, — голова у неё только одна.

— Нет, вы не так поняли. Дело в том, что в науке химерами называют живых существ, имеющих признаки или даже части тела нескольких животных.

— Но у неё же части одного вида, — возразил я.

— И, тем не менее, в ней совмещены гены трёх разных пони. Хотя насчёт одной из них я не уверен, так как она, судя по записям, была не совсем пони.

— Это чем-то плохо? – спросила Фолкси.

— Ну, по сути – ничем. Другое дело, что меня беспокоит её сломанный рог. Ты помнишь, как повредила его? – спросила она у Элис, — Или он всегда был такой?

— Нет, не всегда. А как повредила – не помню, — и тут она зевнула.

— Похоже, детям пора спать, — сказала Мэй, — пойду подготовлю для неё комнату. Не волнуйся, большая и крылатая тётя Фолкси о тебе позаботится.

— Согласно записям, она пробыла в той колбе 40 лет, — сказала Твайлайт, прежде, чем уйти.

Мэй нервно кашлянула.

— Да уж, кто тут кому ещё тётя… — и она ушла наверх.

Ну, вроде со всем разобрались. Хотя нет, судя по всему не со всем.

— Фредди, думаю для начала Элис нужно искупать. Справишься?

— Искупать? Это как? – спросила малышка.

— Сейчас узнаешь, — повела её в сторону ванной Фредерика, — Поверь, это очень весело.

Едва они скрылись в ванной, как во входную дверь постучали. Я открыл.

— Ну здравствуйте, генерал Ремингтон, — сказал я, выходя на улицу и закрывая за собой дверь, попутно включая охранную систему дома.

— Думаю, ты знаешь, зачем я прибыл.

— Догадываюсь. Но вы этого не получите.

Генерал смерил меня своим фирменным взглядом, который, впрочем, никогда на меня не действовал. И не только на меня. Рядом с Ремингтоном было пять бойцов, четверо из которых стояли по бокам от генерала, а один позади. Плюс на небольшом отдалении притаилось десять… нет, пятнадцать бойцов. Да уж, немало народу он с собой привёл.

— Послушайте, капитан… — снова обратился он ко мне.

— Сколько раз вам говорить, что я больше не капитан,- перебил я его, чем снова вызвал его гневный взгляд.

— И, тем не менее, этот объект крайне опасен для безопасности страны.

— Она всего лишь маленькая девочка!

— Вы не знаете, кто её создал, и какими способностями наделил.

— Вы тоже не знаете.

— Но узнаем. У нас она пройдёт всестороннее обследование. Не волнуйся, её никто не обидит, она будет в полной безопасности.

— И в полной изоляции. Она и так провела 40 лет, заключённая в банку, так что она достаточно настрадалась. Она заслужила нормальную жизнь в качестве обычной пони, а не объекта исследований. Позвольте мне самому выяснить, на что она способна. Поверьте, я смогу обеспечить безопасность не только её, но и всего города от неё.

— Капитан… — хотел было возразить генерал, но я, неожиданно сам для себя, подошёл к нему вплотную, да так быстро, что это не испугало разве что Ремингтона, зато солдаты переполошились, но генерал поднял копыто, велев тем самым оставаться на местах.

— Послушайте, генерал, — сказал я злым шёпотом, — советую уйти по-хорошему. Вы знаете, кто я и на что способен. Так что если вы не оставите Элис в покое, я стану самой большой сволочью, какую вы видели в своей жизни. Я вам устрою ад на земле. Так что лучше соглашайтесь, — затем я отошёл на прежнее расстояние, — А чтобы вы не мотались сюда зря, я кое что вам дам.

Я метнулся в подвал, взял копии чертежей меха-крыльев и упаковал в тубус. Думаю, это им будет всё полезнее, да и ребята в отделах повеселятся. Да уж, не смотря на мою неприязнь к Секретной службе, народ там, всё-таки неплохой.

Я вернулся к генералу и отдал ему тубус.

— Вот. Думаю, вашим ребятам понравится. А теперь прощайте, — и я вернулся в дом.

Когда Гаджет скрылся за дверью, солдат, стоявший за генералом, спросил его:

— Думаете, он меня заметил?

— Разумеется заметил, как и всех остальных. Я же говорил, что использовать заклинание невидимости бесполезно, — он передал тубус одному из бойцов, — отнесите на дирижабль. Возвращаемся.

— Прикажите обновить систему безопасности? – спросил всё тот же голос.

— Нет. Пусть всё идёт по графику, всё равно её обновлять через три месяца. И наблюдение с города снять, в этом больше нет необходимости. Всё, иди.

Невидимка ушёл, генерал не спеша пошёл вслед за ним, но пройдя несколько шагов, обернулся на дом и усмехнулся:

— Элис, да? Ты не меняешься, Гаджет.