Автор рисунка: Siansaar
Глава 2

Глава 1

Начало истории

Эту ночь я провёл на дереве. На дереве глубоко в тёмном и гнетущем лесу, кишащем ужасающими существами. По правде говоря, из-за этих существ я и залез на дерево, хоть это и было глупой идеей. И сия ясная мысль частенько приходила ко мне во время не очень крепкого сна. А всё из-за тех же лесных существ. Внешне они напоминали волков, да и повадками, вроде, тоже (лично я видел волков только по телевизору), но в отличие от мне известных серых хищников, эти были сделаны из сухих веток, гнилых кочерыжек и от них очень сильно воняло так, что дыхание перехватывало.

Убегая от древесных волков (назвать их «деревянными» ну никак у меня не получалось), я живо забрался на случайно попавшееся дерево, хотя обычно у меня плохо это получается. Но давно уже не секрет, что человек во время страха и повышенного адреналина может совершить невероятные для него вещи ради спасения собственной жизни. У кого-то получается спастись, у кого-то нет. Я оказался одним из счастливчиков из первой категории. Но когда я оказался высоко на дереве, волки не желали меня отпускать. Они явно давно ничего не ели, ибо один за другим они с яростью начали вскарабкиваться на моё дерево. Что меня удивило и испугало одновременно. Не-е-ет. Испугался? Чёрта с два! Я БЫЛ В УЖАСЕ!!!! СТРАХ, УЖАС, ПАНИКА!!!

Первый волк уже был под моими ногами, и я не нашёл ничего умнее, как бить по его морде ногой. Один раз я так удачно его ударил, что он упал с дерева, задев второго волка, который был ниже, и обломав его же правые лапы. На землю они рухнули по очереди. И ударившись об неё, они рассыпались на множество веток, шишек, листвы и разного другого лесного мусора. Двое тех, что ожидали их на земле, смотрели на кучу деревяшек, что осталось от их собратьев. Потом случилось более невероятное зрелище – куча деревяшек и лесного мусора снова восстановились в двух волков. После чего вся стая подняли головы на меня, зло зарычали и коротко залаяли, будто матеря меня. После чего ушли от моего дерева, потеряв ко мне интерес..

И сейчас, подрёмывая на широкой ветке, и пытаясь не упасть, мой мозг судорожно работал, не давая мне отдохнуть от невероятной ночи. Его неустанная работа навевала мне короткие кошмары, что тоже не особо давали мне крепко заснуть. Самое правдоподобное и логическое объяснение природы этим волкам было то, что, вероятно, эти звери являются кем-то на подобии стражей леса, его демонами, лесными духами. Возможно, даже хранителями. Второй вопрос, над которым работал мой мозг – это как я вообще попал сюда. Ведь я даже не заметил, как здесь оказался. И самый разумный ответ, что мог найти мой мозг – это то, что я прошёл через некий невидимый портал между мирами. Их ещё называют червоточинами или кротовыми норами.

Ход несвязных мыслей и несуразных кошмаров оборвало моё падение с ложа. Сон на ветке забирал у меня больше сил, чем, если бы, я спал где-то на земле. Поэтому одно неуклюжее движение, и я уже бьюсь о низ лежащие ветки. Приземлился я на землю лицом вниз. От сильного удара перехватило дыхание. Но его возвращение озарил глухим криком боли лес, меня окружающий. Я попытался встать, но резкая боль в левой ноге помешало мне это сделать. Я кричал сквозь зубы и шипел от боли. Но даже сейчас мозг даже не думал присоединяться к неприятным ощущениям моего тела и выдал одну мысль, от которой меня как будто окатили ледяной водой – мой крик могли услышать вчерашние волки.

Закрыв рот и ещё сильнее сжав зубы, я снова попытался встать, но рухнулся на землю. Неужели я настолько повредил свою ногу при падении? Я мельком взглянул на них, и увиденное заставило меня забыть о нежелательной встрече с волками. Крик ужаса вырывался из моего горла мучительно долго. Воздух в лёгких закончился, и отдышался и продолжил дальше орать. Но не долго. Я заставил себя успокоиться и просто подумать.

ДА ПОШЁЛ ТЫ ЛЕСОМ, МОЗГ! У МЕНЯ ЗАМЕСТО НОГ КОПЫТА! КАК ТЫ ЭТО МОЖЕШЬ ОБЪЯСНИТЬ?

Да никак он не мог объяснить. Я не мог найти объяснений этому кошмару. Что вообще здесь происходит? Что это за место?

Заместо ног у меня действительно были копыта. Раздвоенные надвое копыта, как у козлов или коров. Кроссовки, что были раньше на моих ногах, лежат недалеко от меня. Слетели при падении, а может и раньше.

Я отдышался и лёг. Закрыл глаза и решил заснуть. И мне было плевать, что могли прийти волки. Я хотел спать, так что идите лесом. И не смотря на мокрый холодный мох подо мной, отсутствие ветра и каких либо звуков вокруг и на неудобство под моим копчиком, я всё же смог уснуть. И на сей раз мозг не мешал мне поиском ответов на вопросы, которые сейчас были бы уместны. Я настолько устал за эту ночь, что проснулся только тогда, когда вокруг стало сухо и невыносимо душно. Даже появившийся лёгкий ветер не спасал положения. Присоедините сюда ещё мой зверский голод.

Всё ещё лежа на мху, я пытался вспомнить, где я потерял свой рюкзак, с которым попал сюда. В нём было еды на все дни моего запланированного похода. Плюс ещё деньги на случай, ели моего провианта не хватит. Из еды были несколько бутербродов, пирожков, несколько банок тушёнки, пакет гречки и термос с кипятком для чая. Я вспомнил, что бросил свой рюкзак, когда один из волков бросился на меня и вцепился в него. Я просто нажал на замки и лямки освободили меня от груза. Очередная глупость, что я совершил за вчерашний вечер. Но если бы я не совершил бы эту глупость, я бы не лежал сейчас на мху целым и живым. Но придётся встать и пойти искать рюкзак, ибо не хочу помирать с голоду, а что из местной растительности съедобно, я не знаю.

Но тут я вспомнил о своих ногах. Я приподнялся на локтях и взглянул на свои, как ни странно, копыта. Мои джинсы были обсыпаны местной пожухшей листвой и яркими синими лепестками некоего цветка, что не сильно вписывается в местную флору. У меня этот лес давно уже ассоциируется с проклятым местом, рисующийся в тёмных красках. И на этом фоне ярко выделяются эти синие лепестки. Хотя, если вспомнить, то когда я убегал от волков, то я один раз споткнулся, запутался в своих же ногах, и упал в синие цветы. Тогда я не обратил на них внимания, а быстро встал и побежал дальше, не разбирая дороги. Потом уже заметил, что волки от меня отстали. И я наивно подумал, что от них оторвался, или просто они устали за мной гнаться. Но почуяв их вонь и услышав их рычание, я быстро вскарабкался на ближайшее дерево, на котором от них отбивался и переночевал эту ночь.

Я стряхнул листву и лепестки с джинсов, куртки, и попытался встать. Сначала встал на четвереньки, потом поднимался потихоньку, опершись о дерево. Поднявшись в полный рост, я попытался сделать шаг, не убирая руку с дерева. Потом ещё, но уже не держась за дерево. При третьем шаге меня качнуло, и я чуть не упал. Потоптавшись на месте, я понял принцип действия – просто нужно опираться на копыта так, будто ты ходишь на носочках. Непривычно конечно, но что делать? И я всё же надеюсь, что можно будет найти способ снять проклятие с моих ног и вернуть им привычную форму. Сейчас же, потренировавшись в ходьбе с новыми ногами, мне нужно найти рюкзак. Из-за падения на землю я немного хромал на правую ногу. Осмотрев её, я не заметил ничего страшного, просто ушиб. Потом, решив, что мне делать дальше, я подобрал свои кроссовки, присев. Наклоняться, стоя на копытах, мне было пока что страшно.

А ещё меня нервировали неприятные и болезненные ощущения в районе копчика.

Всё было бы хорошо, если бы я знал куда идти. Нет ничего удивительного в том, что человек не запоминает дороги и места, когда убегает от опасности. Так что для начала я попытался найти тропу. Я надеялся, что в этом проклятом лесу гуляют хоть иногда люди, натоптав безопасную дорогу, чтоб не попадаться диким зверям или демонам, которых я вчера здесь встретил. Ну, или на крайний случай тропу диких зверей. Медведя, например. Я был бы рад, и даже надеялся, встретить здесь бурого медведя. Я желал думать, что этот лес не настолько смертельно опасен, как он вчера мне продемонстрировал.

Воспоминания о древесных волках, а именно так я их и стал называть, заставили задуматься о поиске какого-нибудь оружия. От этой мысли я резко остановился и стал обшаривать карманы. Вытащил из них телефон, который был отключен, мелочь, чеки из магазинов и, наконец-то, складной ножик. То, что нашёлся ножик – это хорошо. А вот спичек при себе не оказалось. Вот это плохо. Хотя огонь можно добыть при помощи силы трения, но проблема в том, что я в этом мало разбираюсь. Ведь я не хожу в походы по лесам и горам. До попадания сюда я ехал автостопом из Петербурга в Свердловск, что на Украине находится. Ехал через Псков и Смоленск. В Москву ехать не собирался, ибо я там уже несколько раз бывал. И вот, находясь где-то между Тулой и Воронежем, я решил перекусить в лесополосе. Водитель, с которым я выехал из Тулы, повернул в Ефремов. Он, конечно, предлагал доехать до его дома, его жена приготовила бы нам обед. Но я отказался, так как не хотел терять времени. После продолжительной прогулки пешком я зашёл в лесополосу. Высматривая подходящее место для палатки, я фантастическим образом оказался в этом проклятом месте. Дальнейшая история вам известна.

Я засунул весь хлам, что вытащил на свет, обратно в карманы и закрыл их на молнию, дабы не обронить.

Я оглянулся вокруг и, как раньше, не мог сообразить, куда идти. И тропы никакой не было. Ветви мёртвых деревьев переплетались надо мной. И лишь одинокие лучи, пробивавшие сквозь малейшие прорехи меж ними, давали понять, что сейчас всё ещё день, и день этот солнечный. Возможно, есть облака, ибо лучи иногда тускнели, но, всё же, небо надо деревьями было чистым. И я надеялся, нет, я мечтал, что там, наверху, воздух был чист и свеж, ибо здесь он был затхлым и сухим. Я посмотрел на ноги, дабы убедиться, что они именно такие, какими увидел их несколько минут назад, и это не сон. Хотя я надеялся, что это всё галлюцинации, и я, как дурак, хожу по лесу на цыпочках. Но укрепить свою надежду было невозможно, ибо я чётко видел копыта. Но спасибо, что рога хоть не выросли. И пятачок, а то был бы похож на чёрта. А так лишь схож с недоделанным фавном. Мне осталось только научиться играть на лире и найти очаровательных полуголых нимф. Хотя не думаю, что в этом проклятом лесу водятся столь милые существа. Или нимфы не особо милые, а очень даже опасные? Не знаю. Плохо я изучал античную мифологию.

Я шёл меж деревьев и уже отчаялся найти свой рюкзак с едой, а есть мне очень сильно хотелось. Да так, что чувствовал, как желудок к спине липнет. Бродил я долго, и добродил до живых зарослей тёмного серо-зелённого оттенка. Сначала их было мало, так что я их не замечал, но постепенно зарослей становилось всё больше. Меж деревьями появлялись кустарники, а вскоре и деревья были покрыты тёмной листвой. Но и она постепенно становилась светлей, и наконец, я вышел к неширокой речке, оказавшись на её левом берегу. Если честно, я заблудился в сторонах света и не могу утверждать, куда она течёт: на север, юг, запад или восток. Но я, всё же, попытался это сделать, взглянув на небо, прикрывшись рукой от солнца. День и вправду был солнечным, а по небу плыли лишь одинокие облака. Солнце не было в зените, и, основываясь на ощущениях, я решил для себя, что уже давно за полдень, и если солнце здесь поднимается на востоке и спускается на западе, то река течёт именно на восток. Теперь я примерно ориентировался в Сторонах Света. Ну, хоть какая-то радость. Осталось только что-то поесть. А раз есть река, должна быть и рыба. И, надеюсь, рыба тут вполне съедобна, а то мёртвый лес за спиной оставил не очень хорошее мнение об этом месте. Но раз у реки есть живые заросли с яркой листвой, то и речная живность должна быть вполне себе «живой».

Только есть одна проблема – у меня не было удочки. Даже в моём рюкзаке, который я так и не нашёл. Я всё время употреблял свою провизию, изредка питаясь в придорожных кафе и покупая у них кипяток.

Оставалось лишь одно – залезть в воду, встать напротив течения, и ждать, когда рыба сама приплывёт к тебе в руки. Хотя вполне можно прикрепить нож к палке и ждать добычу на берегу. Вот только рыба у берега не плывёт, так что всё равно придётся залезть в холодную воду. Хотя река течёт медленно, и может, вода в ней не столь холодная, и даже искупаться можно будет. Осталось только смастерить самодельное копьё. Благо, тут было полно живых деревьев, что давно произраставших здесь, что молодняка.

На юге, на пять градусов к западу, на холме над лесом возвышалось какое-то сооружение. Сооружение из камня, давно заросшее всякой зеленью. Наверно, руины заброшенного замка. Хм, и кто мог жить рядом с мёртвым лесом? Какой-то колдун? Хотя откуда у колдуна мог быть замок? Всё же даже в средневековье нужно было иметь большое состояние, чтоб позволить себе такие хоромы. Интересно, а сейчас там кто-нибудь живёт?

Я обстругивал палку ножом, временами посматривая на эти руины. Куртку я снял, ибо в ней было душно. Со временем я снял футболку и джинсы, остался лишь в трусах. Увидев в полной красе свои новые ноги, я всё же понимал, что пока не могу привыкнуть к их новому виду. А идеи, как вернуть им обратно прежний вид, у меня не было. Так что я старался не обращать на них внимания.

Закончив стругать новоиспечённое копьё, я вспомнил какую-то мысль, которая пришла ко мне до того, как я нашёл подходящее дерево для копья. И эта мысль была настолько глупой, что я только сейчас её осознал. А именно, – я хотел прикрепить нож к палке, за место того, чтоб её обстругать. Глупо, не правда ли?

Ну что ж, копьё готово, осталось только развести костёр, чтоб пожарить на нём пойманную рыбу. Или лучше сначала рыбу поймать, а потом костёр развести? Но в любом случае была одна проблема – у меня при себе не было спичек. Или я уронил их по дороге, или – оставил в рюкзаке. Остаётся лишь найти два куска кремния, чтоб выбить искру (если бы, конечно, я знал, как он выглядит), или путём трения добыть огонь. Хотя рыбу можно есть и сырой. Ведь так? Конечно, есть вероятность, что в её мясе могут быть паразиты, как у наземных животных, но ведь сёмгу едят сырой. Немного солят и перчат, и деликатес готов. Так что проблем с другой рыбой быть не должно. Я надеюсь на это.

Я залез в воду по колено. И есть две причины, почему я разделся до этого до трусов. Во-первых: мне было жарко в джинсовой одежде, тем более ногам, которые ныне были покрыты шерстью в цвет моих волос на голове. Во-вторых: это связано с самой рыбалкой – если я поскользнусь, будучи в реке, то я не желаю промочить всю свою одежду. Тем более тут никого нет. Какой нормальный человек будет жить в этом неуютном месте, да ещё с проклятым лесом под боком. Если только не какой-нибудь злой колдун, облюбовавший руины замка, что виднелись вдали на холме.

Если бы я только знал, что я не одинок на этой речке. Пока я стоял в воде, свыкшись с её прохладой и ожидая какой-либо рыбы, проплывающей мимо моих ног, и с копьём, готовым вонзить в тело рыбёшки, сзади меня над водой поднималось какое-то существо, похожее на змея. Я это видел по растущему отражению на поверхности воды. Я не сразу понял, что происходит, но когда понял, то страх прыснул в мою кровь адреналина. Я крепко взялся за копьё, и был готов резко повернуться и вонзить его в тело змея. Вполне годная альтернатива рыбе. Тем более у водных змеев яда вообще нет. Они душат свою жертву, а потом глотают, а не кусают. Ну что ж, «Во славу Беар Гриллса!»

– Привет, а что вы делаете в моей реке?

От недоумения я замер, но копьё по инерции пошло по траектории, но слабее, и лишь ударило змея в бок, а не проткнуло его.

– Ой! Больно же! Что я такого тебе сделал?! Я лишь хотел поприветствовать нового гостя, а тут тыкают в меня палкой.

Я испуганно глядел на говорящего змея.

– Ну что молчишь? Язык проглотил? Извинился бы, а?

– Извините?

Он был покрыт чешуёй фиолетового оттенка, зачёсанная назад шевелюра и ухоженные усы у него были золотистого оттенка. Водный змей, у которого есть стиль. Хотя о чём я говорю?! Меня только что отчитал говорящий водный змей!

– Так уж и быть, извиняю. А всё-таки, что вы тут делаете?

– Рыбу ловлю.

Это что, понять было трудно? Человек стоит посреди реки, держа копьё наготове. Ясно же, что рыбачить пришёл.

– Так не пойдёт! Вы, милейший, у меня дома, а я, как гостеприимный хозяин, должен угостить своего нежданного гостя. Хоть наше знакомство и было, можно сказать, конфузным и неприятным. Кстати, меня кличут Стивеном Магнитом. Извольте же узнать ваше имя, милейший.

– Миша.

Поведение змея выдавало в нём изнеженного аристократа. Не удивлюсь, если он станет хвалиться своей внешностью. Хотя, нужно признаться, вид у него очень даже стильный. Редко таких змеев увидишь.

ДА МАТЬ ТВОЮ!!! ЭТО ЖЕ ГОВОРЯЩИЙ ЗМЕЙ!!! Я что, попал в какой-то фэнтэзийный мир?! Хотя уже по волкам-демонам это было ясно.

После более официального знакомства, змей уплыл вниз по реке. А я всё ещё нелепо стоял в боевой стойке. Потеряв змея, Стивена, как он представился, из виду, я вышел из воды и просто сел на землю. Я хотел переварить информацию, но мозг отчаянно не желал работать, но всё же, кое-какие мысли я выдавил из себя.

Что дальше? Каких ещё существ я встречу в этом непонятном мне мире? И как я вообще попал сюда? Червоточина? Кротовая нора? Да идите вы лесом! Я вообще не хочу здесь быть! Я есть хочу! Конечно, мне любопытно, что дальше будет, и есть интерес изучить этот мир. Каждому было бы интересно, попав он сюда. Но начать знакомство с древесных волков, которые тебя чуть не сожрали? Знаешь, Мир, это не признак гостеприимства! Ты так каждого попаданца встречаешь или только тех, кто умудрился попасть в этот лес? Да, возможно, за пределами проклятого леса мир вполне хорош и интересен, но первое впечатление портит всю будущую картину. И кого винить? Без понятия!

Змей, Стивен, тем временем вернулся к месту встречи с парой упитанных рыб.

– Вот, прошу. Очень хорошая рыба. В этих местах редка, но очень хороша.

Рыбы были живыми, и для того, чтоб одна из них, которую я взял, не прыгнула у меня из рук обратно в воду, я бросил её на траву подальше от воды и вонзил нож ей под жабры. Она продолжала трепыхаться даже тогда, когда я отрезал её голову от всего тела. После чего я выпотрошил её внутренности на землю, отделил кожу с чешуёй от мяса, отрезал ломтики и жевал. Мда, жаль соли и перца с собою нет.

– Это было жестоко, милейший Миша. Еда не должна так страдать.

Змей огорчённо глядел на меня, держа в одной из лап тушку второй рыбы с откусанной головой. Кровь рыбы стекала с тельца на лапу Стивена и капала в реку.

– И это говорит мне тот, кто откусил рыбе голову. Извини, что испортил аппетит, но по-другому я не умею. Да ещё не привык есть сырую рыбу, кроме сёмги. И то с солью и с перцем. А это что за рыба?

– Не знаю, но знаю, что она очень вкусная. И костей в ней мало. Дальше по реке плавает тоже очень вкусная рыба, да вот только костей в ней побольше будет. О, однажды со мной приключился по этому поводу не очень приятный случай – поел я однажды эту костистую рыбу, а одна из костей вонзилась меж зубов прямо в десну. Было так больно, так больно. Спасибо милейшей Зекоре, она вылечила рану, что стала гнить на месте вонзившей кости.

– Кто такая Зекора?

Значит, тут ещё кто-то живёт? Да ещё и лекарь. Неужели злая колдунья, проживающая на руинах замка? Хотя, раз она вылечила этого Змея, то злой её не назовёшь. А вот колдунья ли?

– Как? Вы её не знаете?

– Эм, нет. Если честно, то я здесь впервые.

– Вот как? И откуда ты?

– Если честно, то я без понятия, где я. А если я не знаю, где я, то местные вряд ли знают то место, откуда я прибыл. Так что, можно сказать, я издалека. А вот насчёт Зекоры, кто эта женщина?

– Она зебра. Милейшая зебра. Тоже, как и ты, издалека. Настолько издалека, что нужно плыть по океану. А его переплыть я страшусь. От берегов Балтимэра недалеко уплываю.

Стоп, что?

– Зебра?

– Да, зебра. Она очень похожа на тех пони, что проживают в Понивиле и в Балтимэре, но вся в черно-белую полоску. И разговаривает очень интересно для этих мест – стихами.

– Пони? Балтимэр? Может, Балтимор?

– Нет, сударь, именно Балтимэр. Это город на Востоке. У берегов Подковного залива.

Что за?...

– Так, стоп! Объясни мне, что это за место? Кто тут проживает, и где я могу найти людей?

– Люди? Впервые о таких слышу. А это место пони называют Эквестрией. В Балтимере много чего можно услышать. А ещё с недавнего времени ими уже правят две принцессы, за место одной. Да, и это случилось уже как год. Тридцать лет на свете живу, а таких чудес ещё ни разу не видывал. И да, я тут вспомнил, что именно год назад со мной приключилось ужасное, кошмарное событие. Одной лунной ночью некий пурпурный дымок пролетел мимо меня и отрезал мой правый ус, пока я занимался своими делами. Это было ужасно, так ужасно…

Началось. Я же говорил, что он будет хвастаться своей внешностью. Ну ладно, пусть болтает, может, что интересного из его болтовни узнаю.

– …И тут приходят шесть пони. Одна из них, замечательная, прекраснейшая и благороднейшая Рэрити, пони-единорожка с белой шерстью и синей гривой отрезала себе хвост и прикрепила его на место моего отрезанного уса. Это было так благородно с её стороны.

– Значит, на месте твоего уса был её хвост?

– О да.

– Под твоим носом рос клочок волос, что росли из крупа пони. Из крупа.

– Не понимаю, к чему Вы ведёте милейший Миша?

Да уж, он не понимает всю иронию ситуации.

– Эм, ладно. Так ты, Стивен, говоришь, что в этом месте живут пони с собственным государством, и правят ими две принцессы.

– Да, всё верно.

– Интересно. А про людей ты не слышал?

– Нет. Тридцать лет живу, про таких никогда не слышал. А ты их ищешь?

– Да, можно сказать, что я один из них. Но, сейчас я выгляжу не совсем обычно. Кстати, ты тут раньше о некой Зекоре, зебре, говорил. Вроде она лекарь, так ведь?

– О да, милейшая и интереснейшая особа.

– Хорошо. И раз она зебра, значит, её страна похожа на нашу Африку. И из этого вытекает другой вопрос: она имеет что-то общее с шаманством? И где она проживает? Не в тех руинах, что на холме? Там, вдалеке.

Я указал на холм.

– О нет, нет. И не советую тебе приближаться к тем местам. Говорят, то место проклято, и именно из-за него появился весь этот лес. Пони его называют Вечнодиким, ибо, видите ли, тут всё происходит само по себе: зима заменяет осень, весна – зиму, а дожди ходят сами по себе. А по мне, вполне привычное явление, не находите?

– Ну да, вполне нормальное явление. Там, откуда я, всё тоже происходит само по себе. Ну что насчёт Зекоры? Где я её смогу найти, и сможет ли она мне помочь?

– О, она проживает в глубине этого леса. Точно не знаю, ибо её дом находится вдали от моей реки. Но ты можешь спросить у тех пони, что живут в Понивиле. Он находится за лесом. Те пони, что проходили тут год назад, и одна милейшая особа подарила мне свой хвост, пришли тогда оттуда.

– Ясно.

В удивительный мир я попал. Мир милых пони и опасных лесов. Да ещё и проклятый замок. Всё удивительней и удивительней. Может, стоит мне пройтись к тем руинам, посмотреть что там. Всегда мечтал пройтись по заброшенному замку. А если ещё там привидения будут? Шикарно. Но для начала нужно решить один вопрос.

– Стивен, у меня к тебе просьба. Может, это не вежливо с моей стороны будет, но не мог бы ты найти два куска кремния? Камни, которые образуют искру, если стучишь друг о друга. Слышал, что у рек их можно найти, в горах. Если, конечно, я не ошибаюсь. А я могу ошибаться, ибо я в этом мало разбираюсь.

– Хммм, камни, что дают искру, – задумался Змей. – Подожди меня немного.

Он уплыл вниз по реке.

А день уже уходил к закату. Рыбу я наполовину съел, пока болтал со Стивеном. Жевать было не очень приятно, да ещё и с кровью. Нужно её всё-таки пожарить и съесть уже полностью, ибо чувство голода никуда не ушло, а лишь притупилось из-за неприятной пищи. А чтоб зажечь костёр, мне нужны будут два куска кремня, раз спички в рюкзаке забыл. Пропали мои бутерброды. Ну а ночь обещает быть интересной. Что бы ни говорил этот Змей, но мне всё же интересны эти руины. А в лес я не вернусь, даже если там найду себе возможное спасение в лице таинственной Зекоры.

Подумать только, зебра лекарь. Пони со своим государством. Смешно. Прям мультик для маленьких девочек.

Я убрал недоеденную рыбу в сторону, пошёл к кустам по делам, потом вернулся к реке отмыться от рыбьей крови. После перебрался на другой берег, взяв свою одежду и рыбу, нацепленную на копьё, и уже на другом берегу оделся и стал ждать Стивена.

Некоторое время спустя Стивен всё же вернулся. Он удивлённо посмотрел на левый берег, где меня уже не было.

– Он что, ушёл?

– Я здесь.

Он обернулся.

– Вот вы где, милейший. Но зачем вы перешли на другой берег?

– Мне просто интересны те руины, и я решил их обследовать и переночевать там. В лес я не вернусь, мне и вчерашнего пребывания там хватило по полной. Ну, нашли кремень?

– О, да. Вот прошу. Но хочу Вас уверить, не стоит туда идти. Год назад те шесть пони туда и направились. Они, конечно, победили злую ведьму, что там поселилась, но всё же, это место всё ещё остаётся проклятым.

– Ну и хорошо, мне такие места более по душе. Спасибо за камни, и за рыбу. Даже не знаю, чем тебя отблагодарить. Ибо у меня ничего с собой нет.

– О, не стоит благодарности. Всё же я накормил гостя. И у меня появился новый знакомый. Я очень рад нашему знакомству, но, всё же, не советую туда идти.

– Извини, но любопытство берёт вверх. Хотя любопытство убило кошку, но я ведь не кошка. Давай, прощай.

И я побрёл от реки в сторону холма. Через заросли и тёмный лес, что пролегали передо мной. Но он был живым, в отличии от того места, что я покинул сегодня днём. И возможно, Стивен с волнением смотрит мне вслед. Что ж, посмотрим на эти проклятые руины.