Автор рисунка: aJVL
Глава 1 Глава 3

Глава 2

Лес по эту сторону реки отличался от того, мёртвого, леса лишь тем, что тут была обильная растительность. В наступающем вечере не было слышно ни птиц, ни насекомых, ни какого-либо зверья. Лишь от слабого холодного ветра глухо шелестели трава и листья.

Руины замка были уже близко, осталось лишь перебраться через верёвочный мост, что виднелся в десятках метров от меня. Но у меня уже подкашивались ноги от усталости и головокружения, вызванные неутолённым голодом и несварением желудка. Мой желудок запоздало протестовал от сырой рыбы. Оставшуюся половину рыбы нужно было прожарить на огне, и быстрее, а то я уже боюсь не дожить до утра. Хотя это уже паранойя. Свой желудок я удержать не смог, и он вывел наружу то немногое, что я за сегодня съел. Уже совсем обессиленный, я всё же отполз в сторону и упал на чёрную землю.

Некрасиво получилось. Я явно подохну с голоду, если не разведу быстро огонь и не зажарю остатки рыбы. Хотя она уже валяется на земле в пыли. И плевать, съем и так. Но только попозже. Сейчас я хочу спать.

«…забава, забава, забава…»

Я резко проснулся. Ну уж нет, рано спать, солнце ещё не село. И ничего забавного тут нет. Я взял копьё с рыбой, свои кроссовки и быстро пошагал к мосту. Подумать только, решил подремать посреди дороги в лесу, в месте, о котором я ничего не знаю, и жалуюсь на усталость и голод. Что за мерзость?

Из-за обуревавшей меня злости на себя же я уже и забыл о неудобстве своих новых ног и просто шёл вперёд, ни на что не обращая внимания, и резко остановился лишь находясь на мосту.

Верёвки туго скрипели под моим весом и от слабых порывов ветра. Это было опрометчиво и глупо. Который раз уже совершил я глупость! Так, ладно, доски под ногами привязаны друг к друга на таком расстоянии, чтоб по нему мог бы пройти даже ребёнок. Но вопрос у меня другой: сколько уже лет висит этот мост и когда последний раз его ремонтировали? И ремонтировали ли вообще? Глупо получится, если подо мной треснет прогнившая доска.

Я стал медленно и осторожно делать шаги, смотря на ноги. Меж досками я видел простирающее подо мной ущелье. Это было страшно и захватывающе. Ладно, нужно быстро, но осторожно, перейти мост. Для этого нужно смотреть не на ноги, как идиот, а вперёд, на другой конец моста. И… ПОШЛО ОНО ВСЁ ЛЕСОМ!!! БЕГОМ НАВСТРЕЧУ СМЕРТИ!!!!!! МУА-ХА-ХА-ХА-ХА-ХА!!!

Я уже был на другой стороне ущелья и дышал, когда снова пришла мысль о глупости поступка. Да пошла она, это было весело. И опрометчиво. Но весело. Но опрометчиво… да. А ещё я вроде слышал треск доски под ногами.

У меня снова начала кружиться голова от усталости и голода, но я смог с нею справиться. Я глубоко вдохнул и медленно выдохнул, и голодная отрыжка при выдохе предупредила о б очередном спазме желудка, но я смог сдержать надвигающую рвоту. Хотя, что могло уже выйти из меня? Я оставил весь свой обед по ту сторону моста. Справившись со спазмом, я отправился к руинам замка, которые уже возвышались надо мной на холме. Осталось только набрать сухих веток, хвороста, и можно будет устроить себе знатный ужин из рыбы с землёй.

Не знаю, сколько замку лет, может триста, может пятьсот, но время было к нему беспощадно. Хотя вид входного зала наводил на мысли не на медленное воздействие времени, дождей, ветра и смены времён года, а на результат разрушительной катастрофы. Крыши у зала отсутствовала совершенно. Вполне возможно, что тут произошло могущественное сражение, но вид у башни рядом был не столь изношен. Так что для ночёвки она была вполне пригодна.

Посреди залы возвышалась скульптура, похожая на модель солнечной системы в каком-нибудь планетарии – на массивном постаменте возвышался цилиндр с большим шаром на нём, по кругу от цилиндра отходили пять ветвей с пустыми чашами конусовидной формы. Как и весь замок, данная скульптура обросла ползучей растительностью. Интересно, что она собой символизирует? Имеет ли какое-нибудь местное религиозное значение или, и вправду, является моделью местной солнечной системы?

Зал даже в столь разрушенном виде навевал благоговение. И что-то ещё, из-за чего мне становилось тревожно. Вполне нормально для такого места: разрушенное здание в сгущающих сумерках. Скоро тут будет очень темно, и если я не зажгу костёр, то мне будет светить только луна. Местный спутник уже поднимался из-за горизонта. Осталось немного до полной темноты.

Собирая хворост, я внимательно прислушивался к окружающему замок лесу. Ни кого не было слышно. И это пугало намного больше, если бы там был хотя бы шорох. Но не было слышно даже ночных насекомых. Ночь была безветренной и безоблачной, так что можно было видеть луну в полной красе. И она отличалась от привычной мне луны. Формой и цветом она ничем не отличалась от спутника Земли, а вот размером и рисунком от кратеров она отличалась. Размер местной луны можно было объяснить суперлунием, моментом, когда спутник находится в самой близкой точке к планете. Хотя я не знаю, какой сейчас здесь месяц и день. Но время года явно лето. Как и в моём мире. А вот второе отличие было разительным. На привычной для меня луне рисунок был хаотичным, а вот у этой чётко вырисовывалась голова единорога. Этот мир всё интересней, и интересней.

Собрав хворост, я высек огонь в зале на верху башни. Помещение было просторным, и я выбрал место для костра посередине зала, место, которое, возможно, служило местом для королевского трона. Остатки рыбы, которая уже начала тухнуть, я прожарил основательно, чтоб отбить загнивающий запах запахом древесного пепла. Я её так и съел. Не очень сытный ужин, но хоть что-то прожаренное. Завтра нужно будет поискать мелкую живность в этом лесу. Если конечно она тут есть. А хвороста я набрал мало, и он уже закончился. Нужно бы сходить ещё раз, но мне было настолько лень, что я просто прилёг спиной к костру, который потухнет вскоре.

Крепко заснуть не получалось. Невозможно заснуть крепко на пустой желудок. Хоть я и съел прожаренную до угля рыбу, но желудок оставался пустым, ибо это невозможно назвать сытным ужином. В дрёме ко мне приходили невнятные образы. Всё время казалось, что за спиной ходила некая лошадь, цокая копытами о каменный пол. Глухо слышалось слово «забава», то нарастая, то снова приглушаясь. Лошадь остановилась, нагнулось к уху. «Если не хочешь потерять разум, странник, уходи отсюда». А розовое слово всё нарастало: «…забава, забава, забава, ЗАБАВА!»

Я тут же проснулся. Было слишком светло, хотя казалось, что ещё только глубокая ночь. Свет постепенно затухал. Он исходил из-за леса, намного дальше того места, где я заночевал впервые.

Из-за резкого пробуждения я не мог сразу вспомнить, где нахожусь и почему тут так холодно. Но осознание своего положения снова вернулось ко мне.

Костёр потух. Уголь по большей части стал белым, но от него всё ещё веяло теплом. Помяв лицо и потянувшись до хруста костей, дабы проснуться окончательно, я пошёл за новой порцией хвороста, не забыв взять с собой своё копьё. Снова уснуть вряд ли удастся, а уходить далеко от замка ночью было глупо и опасно.

Стив, речной змей, возможно, был прав на счёт этого места. Эти руины очень сильно давят на мозги. И то, что произошло здесь раньше, наложило на руины некое проклятие. Вызвало некую аномалию, наподобие магнитной, что влияет на разум и организм человека и других живых существ. Можно назвать эту аномалию психотропной – влияющей на психику и разум. Как бы мне не интересны были эти руины, но лучше здесь долго не засиживаться. Хотя… если напоследок их изучить, обследовать, так сказать. Устроить себе экскурсию по древним аллеям. Поискать тайные ходы и темницы. Может, найду некую тайную пещеру. Устрою себе забаву.

Пока я собирал хворост и обследовал местность, я заметил слабое свечение внизу в ущелье, что окаймлял руины замка. Противоположная от меня стена ущелья была покрыта то там, то здесь длинными чёрными лианами с шипами. И все они были направлены в сторону свечения. Эти лианы я видел и в лесу, то там их было мало. И все они были направлены в сторону этого ущелья. Судя по всему, там внизу был какой-то аномальный объект, к чему и тянулись эти шипастые растения. Либо что-то магическое. Всё-таки я попал в мир с говорящими пони. Меня можно назвать Гулливером, что попал в гости к говорящим лошадям. Вот только я их ещё не встречал.

Для вас не будет секретом то, что я хотел узнать, что там внизу находится. Но меня удерживало чувство самосохранения. Ведь я оказался в незнакомом для меня мире с незнакомыми мне существами. Но заметив лестницу на другой стороне ущелья, круто уходящую вниз, я начал сомневаться. Да мне было страшно туда спускаться, но и желание узнать, что там, было куда сильнее. После недолгой борьбы любопытства и страха за свою жизнь, победило всё же любопытство.

Переход на ту сторону ущелья меня остановил вид моста, по которому я перебрался сюда. Сейчас я таки внимательно его разглядел. В прошлый раз я не особо обратил внимания на треск под ногами, но сейчас я чётко видел треснувшую доску. Да и хворост в руках будет мешать в моём маленьком походе. Всё же, я собирался вернуться в замок и отоспать оставшуюся часть ночи. Так что я оставил хворост на крыльце у главного входа и направился к мосту.

Ступив на мост, я проверил сломанную доску копьём. Держалась она крепко, но ступить на неё я не решился, поэтому просто перешагнул её и пошёл дальше. Следующим препятствие была лестница. Она была крутой и узкой. Копьё здесь будет только мешать, поэтому я повесил на плечо, и спускался я, держась за стену. Пока я спускался, я смотрел только вперёд на лестницу, изредка бросая взгляд вниз в сторону от лестницы. В такие редкие моменты я останавливался и прижимался сильнее к лестнице. Но взяв себя в руки, я продолжал спускаться.

Оказавшись на дне после продолжительного спускания, я с облегчением выдохнул, пытаясь не думать, что мне нужно будет возвращаться той же дорогой.

Я осмотрелся. Чёрные шипастые растения, свисающие со стены ущелья, не придавали хорошего настроения. Но я направился туда, куда росли и они. В конце пути я наткнулся на сверкающую кристаллом скульптуру, напоминающее дерево бонсай, над которым кропотливо работали, чтоб придать ей форму девятиконечной звезды. Слабый свет от скульптуры, казалось, не был отражением света Луны, а был родным светом этого дерева.

Скульптура-дерево стояло на кривом стволе, на котором были изображены месяц и солнце. Центральная часть дерева была толще, на ней было изображена шестиконечная звезда. От центральной части в стороны отходили пять передних ветвей и четыре задние. У каждой из передних ветвей было утолщение в центре с выемкой для драгоценного камня. И вся эта скульптура медленно обрастала шипастыми лианами, вырастающими из леса.

Было в этом что-то неправильное. Будто этих лиан тут вообще не должно быть, и они просто-напросто губят дерево. Как будто это и не скульптура вовсе, а живое растение. Я ведь попал в какой-то волшебный мир, так почему деревьям нельзя быть здесь волшебными?

И когда я уже подошёл к «дереву», чтоб сорвать «сорняк» с него, меня сзади кто-то отвлёк:

– Это дерево умирает. Не долго ему осталось жить на моей земле.

Я обернулся. Я долго искал хозяина этих слов, пока не заметил у земли некого карлика полуметра ростом, одетого в тёмный балахон. Из-под капюшона был виден лишь его бородатый подбородок. А в слабом свете кристальной скульптуры его глаза светились жёлтым.

– А Вы кто? – смог лишь сказать я, без приветствия.

Я крепко сжал своё копьё. Не было у меня доверия к этому карлику, который внезапно появился у меня за спиной. И я совершенно не знал, на что он мог быть способен. Гномы и феи, вот, тоже маленького роста, но имеют недюжинную сверхъестественную силу. А феи так вообще пожирают людей.

– Я не друг – это точно. А вот кто ты? Ты прибыл сюда из земель минотавров? Один из их отпрысков? Что тебе нужно в моих землях.

– Я не минотавр, а человек. А выгляжу так из-за обстоятельств, – если честно, я даже не знаю, почему я так выгляжу. Но об этом я ему не сказал. – А в ваших землях я просто гуляю. А теперь ваша очередь рассказать о себе. То, что Вы не друг, я уже понял.

Карлик начал ко мне подходить.

– Человек, говоришь? Впервые о таких слышу. Да и вижу уже, что на минотавра не похож. Слишком ты хил для этих невоспитанных варваров. Для них характерно решать вопросы грубой силой, либо золотом. Они очень жадны. Самые умные из них начали заниматься этим, как его, бизнесом. Воротят за нос глупых пони за их же деньги. Только умных среди этих варваров мало.

Карлик уже стоял рядом со мной.

– Из каких ты земель, интересно. Где обитают человеки?

– Явно не здесь. И мужик, ты отлыниваешь от ответа. Ты мне не нравишься, и я хочу знать, кто ты такой.

– А ты нагнись, я скажу тебе на ушко.

Он хитро заулыбался, даже хихикать начал. Его предложение мне не нравилось, но делать было нечего. Я не отпускал копьё, готовый к любой подлянке. Когда я присел, карлик подошёл ко мне ещё ближе, открыл широко рот и начал всасывать воздух. Это выглядело… странно. Потом он остановился, и по его реакции было понятно, что его что-то удивило. Потом он снова открыл рот и начал с силой вдыхать воздух.

– Мужик, ты на меня дыхнуть хочешь? Или скастовать какую-то ересь?

– Что? Как такое возможно? Где твоя магия?

– Магия? Какая ещё магия? Не знаю ни о какой магии?

Я решил прикинуться дурачком.

– У тебя, что, нет никакой магии?

Я встал.

– Не мужик, на меня это не подействует. От меня ты ничего не добьёшься. Даже не пытайся на меня какую-то хрень скастовать.

Карлик смотрел на меня снизу-вверх.

– Интересно. Ты единственный такой, или остальные твои сородичи тоже не имеют в себе магию?

– Я единственный и неповторимый. Я избранный! У меня нет магии, и никакая магия на меня не подействует.

– Хммм. А не хочешь ли ты, Избранный, ко мне присоединиться?

– С чего вдруг?

– У тебя нет магии, и никакая магия на тебя не действует, как ты и сказал. А значит, сможешь противостоять одной кобыле-принцессе, которая стоит у меня на пути.

– Ты хочешь на кого-то войной пойти?

– Войной? – он хрипло посмеялся. – Никакая армия не устоит перед моим могуществом, человек. А с твоей помощью принцесса с лёгкостью мне сдаться.

– Принцессы? Мужик, ты из-за какой-то малолетки хочешь войну развязать? Конечно, многие войны начинались из-за малолетних шлюх. Например война между Афинами и Троей из-за Елены. Но, блииин! А как же её батя, король этих земель? Я не знаю, что тут у вас происходит, но, наверно, у него сильная армия, чтоб победить тебя. У тебя хоть самого армия-то есть?

– Армия мне не нужна, ибо я Велик! И этой малолетней шлюхе многие тысячи лет. А её родители стали чистой магией столь давно, что никто не помнит их имён.

Вот это было неожиданно. Всё больше интересного узнаю об этом мире. Принцесса, которой многие тысячи лет. Обалдеть можно!

– Так, если её родители давно уже умерли, то почему её продолжают звать принцессой, а не королевой? Ведь она здесь всем заправляет. Наследник трона и всё такое. И о ком вообще мы говорим?!

– Значит, ты всё-таки не из здешних мест, раз даже не знаешь о местной недоправительнице принцессе Селестии. Белобрысая кобыла, что многие тысячи лет назад со своей тёмной сестрой кинула меня в Тартар. Меня! Истинного короля!

– Значит, эта кобыла со своей сестрой украла у тебя престол?

– Нет. Я был правителем королевства, что находится по ту сторону океана.

Интересная информация.

– Значит, ты хотел захватить чужое королевство? И прибыл аж из-за океана?

– Не просто захватить. Эта страна и эти пони полны магии, которая должна принадлежать мне. И если не мой брат, то у меня бы всё получилось. Но этот паршивец предал меня! Подружился с этими отвратительными пони и выдал меня принцессам. Он был слишком мягок и послушен. Не удивительно, что отец выбрал его как наследника трона, а не меня.

– Эм… Ты же сказал, что ТЫ являешься королём.

– Я был истинным королём, но по глупости нашего отца трон достался Скорпану!

Шестерни в моей голове шевелились.

– И поэтому ты решил захватить чужую страну и, может, поработить местное население только потому, что ты был настолько паршивым человеком… эм, кем бы ты не являешься… что престол перешёл твоему брату? Так я понимаю?

– Ты смеешь меня оскорблять? – спросил он, после изумления. Существо начало злиться, значит, я задел за живое.

– Я попал в точку, да? И нечего злиться, я лишь пересказал твои же слова. И ещё – ты хочешь, чтоб я присоединился к тебе для захвата власти и переворота. Так что у меня вопрос: ты не оборзел? Я не силён в политике, но даже я понимаю, что это просто лажа полнейшая. Я не местный, так что не особо хочу попасть в чёрные списки местных правителей. Да и каких-либо других правителей вообще. Так что иди отсюда, пока цел ещё.

Карлик был изумлён.

– Д-да как ты смеешь! Угрожать мне, самому ЛОРДУ ТИРЕКУ! Не забывай кто перед тобой!...

Я ударил его копьём по голове.

– А я и не знаю, кто ты. И знать не желаю.

– Ах ты грязный дикарь! Никто не вправе бить короля!

Я ударил его сбоку, используя копьё, как клюшку.

– Иди уже отсюда.

Карлик начал отступать.

– Я могучий маг, так что не стоит меня злить.

Я пнул его в грудь.

– На меня твоя магия не действует, забыл?

Я направил на него копьё. Карлик уже убегал дальше по ущелью, когда палка вонзилась в землю. В карлика я не целился, ибо не хотел убивать, а лишь напугать. Он был слишком жалок, да и я убийцей не был.

Я сел на землю и посмотрел на свои ноги. Я немного привык к их новому виду, но маленькая драка с Тиреком показала мне кое-что – в моём нынешнем положении двигаться в джинсах очень неудобно. Поэтому я их просто снял. А что? Ниже пояса я был покрыт шерстью, так что ничего неприличного в том, чтоб ходить почти голышом, я не видел. Тем более, этот мир населён пони, и вряд ли они носили одежду. Может, что-то наподобие было, ведь карлик скрывал свою внешность в балахоне. Но он не особо походил на лошадку. Даже в какой-никакой одежде, но я мог заметить, что его тело было какое-то неправильное. Я почти видел его лицо в свете того дерева, спиной к которому я сейчас сидел. Да и четырёхпалые руки существа иногда показывались из балахона. Но остальное, что было скрыто, было длиннее его роста и находилось горизонтально земле. Может, он миниатюрный кентавр или какой-либо другой мутант. В этом мире всякое может быть. Вот, оказывается, даже минотавры были. И явно были неким отдельным народом.

Я снова взглянул на свои ноги. Да уж, всё-таки, ходить голышом при народе мне будет стыдно. Так что, нужно придумать что-то наподобие килта.