Автор рисунка: MurDareik
ГЛАВА 10 "Ужасное откровение" ГЛАВА 12 "Скалистая неизбежность"

ГЛАВА 11 "В окружении камней"

ГЛАВА 11 "В окружении камней"

Диана спокойно сидела в своём кабинете. Перед ней лежала стопка редких книг, повествующих о прошлом Эквестрии. Пони внимательно читала каждую страницу, и пегасы, единороги, магия уже не казались ей какой-то выдумкой. Пони считают, что их прошлое было утеряно, но это оказалось большой ошибкой. С уходом магии они перестали верить в чудеса, стали по большей мере рационалистами и без всякой задней мысли списали большинство уцелевших древних записей в категорию мифологии, оставив лишь то, что, по их мнению, и было правдой. История никуда не пропадала, наследие по праву перешло в копыта народа. Те не смогли использовать его по назначению это и было их ошибкой. Диана убеждалась в этом, читая книги, про которые все давно забыли, которые стали никому не нужны, ведь в них так много абсурда. Ну разве Селестия может управлять солнцем? Зачем ей это надо? А Луна, её сестра? Как можно провести тысячу лет на луне, ведь по заверениям современной науки, атмосферной оболочки там нет, а значит и воздуха – тоже! Не дышать? Можно ли не дышать столь долгий срок? А книги, посвящённые некоторому божеству Дискорду, вообще сочли полным бредом больного воображения не менее больного автора. А вдруг и в них описана пускай не абсолютная, но правда? Кобылка поражалась чудесам древнего мира, не понимала, как пони жили раньше в такой фантастике.

Столько фактов, ответов на вопросы и всё это лишь в нескольких книгах. Пони искали историю прошлого не там, где следует. Не поздно ли ещё свернуть на правильный путь? Диана в этом не сомневалась, но кто её будет слушать? Директор? Да, но и его авторитета будет недостаточно. Вся надежда на принцессу Твайлайт Спаркл, на её миссию по возвращению магии, и только тогда цивилизация увидит свет в конце тоннеля, ведущего... к правде.

Белая кобылка вышла из кабинета. Гуляя между экспонатов, она остановилась перед холодной статуей правительницы Эквестрии.

— Привет! — сказал она.

Но ответа не последовало.

— Джон много общался с вами... вы правда можете слышать его... меня? — спрашивала Диана.

Статуя Селестии совершенно не подвергалась воздействию времени, словно ей было предначертано вечно напоминать пони о том, что когда-то страной руководила раса аликорнов, могущественных и мудрейших существ, которых мир только видывал.

— Я долго считала брата сумасшедшим, но никогда этого ему не говорила. И хорошо, что не сказала, верно? Ведь он самый здоровый среди нас, он был близок к пониманию истинного прошлого. Но почему вы покинули нас? Что же такое произошло? — Диана задавалась вопросами, а статуя лишь безмолвно смотрела в никуда.

=======================

— Ты в этом уверена? — спросила Рина.

— Хотела бы я сказать "нет", — печально произнесла Твайлайт.

— Так, я иду с тобой, — решился Джон.

— Но... — волшебница попыталась возразить.

— Здесь и обсуждать нечего, — перебил жеребец, на что получил скромную благодарную улыбку принцессы.

Рина бегло посмотрела на Джона и сама для себя решила, что у неё нет выбора.

— Я с вами. Не могу же я допустить гибели Джо... вашей гибели, — быстро проговорила Рина, улавливая на себе недовольный взгляд Кайла.

— Честно говоря, я хотела бы сказать, что не стоит так рисковать жизнью, но не стану этого делать. Ваша помощь мне действительно нужна, и помните: вы помогаете не только мне, но и всей Эквестрии, — говорила принцесса.

— Я тоже пойду, — вступил Кайл.

— Тебя ещё не хватало! Даже не думай! — упиралась Рина.

— Пускай идёт, — быстро вступила Твайлайт.

— Но... — начала Рина.

— В этом походе нужна любая помощь, и если есть добровольцы, то я не стану им отказывать, — пояснила Твайлайт.

Рина и Джон не стали спорить, хотя по-прежнему были недовольны незваным спутником.

— Тогда в путь. На южном склоне будет небольшая пещера, лучше добраться до неё до темноты и там заночевать, — сказала Рина.

Путешественники колонной начали подъём по постепенно сужающейся дороге. Первой шла Рина, за ней Твайлайт, далее Джон и замыкал процессию Кайл. Шли довольно долго, но успели насладиться появляющимися красотами прилегающих к горе земель. Подъём был то очень крутой, то практически никакой. Путники тяжело дышали, поочерёдно менялись вещами, помогали друг другу как могли, но практически не общались. Рина то и дело оглядывалась на Джона, но иногда вид загораживала Твайлайт, что её чуточку расстраивало. Джон же заметил повышенное внимание с её стороны и односторонняя драка с Кайлом уже намекнула о той ситуации, что начала происходить в этом треугольнике.

Когда альпинисты дошли до расщелины, Рина попросила всех остановится. Джон помнил эту бездонную яму, всего три метра шириной и в прошлый раз он побоялся через неё прыгать.

— Почему никто не сделал мостика что ли? — возмущался парень.

— Делали. Но когда под одним жеребцом он сломался, то другие решили не делать больше мостов, это стало некой традицией. Знаю, звучит странно, но после этого ещё никто не падал в расщелину, — говорил Кайл.

Ничего не говоря, Рина ловко перепрыгнула разлом.

— Ничего сложного, сейчас даже ветра нет! — довольно произнесла она.

Твайлайт поступила ещё проще — она, сделав пару взмахов крыльями, просто перелетела яму. Для Кайла тоже это не стало проблемой, но вот Джон замешкался.

— И как же ты собираешься идти дальше, если не можешь справиться с какой-то ямкой? — ехидничал Кайл.

— Замолчи! — на него рявкнула Рина.

— Джон, не бойся. Страх твой враг, помни, — говорила Твайлайт.

Жеребец подошёл к самому краю. Внизу была темнота и неизвестно, как глубока расщелина, ведь тех, кто падал в неё, больше не находили — не получалось спуститься до самого низа. От таких мыслей ему совсем стало не по себе.

— Давай же! — крикнул Кайл.

Джон отошёл назад на несколько метров, хорошенько разогнался и... неуклюже споткнувшись, кувырком полетел в сторону расщелины. Пока все стояли в оцепенении, Твайлайт мгновенно среагировала. Она поймала бедолагу в полёте, перед самой ямой и с огромными усилиями переправила на другую сторону, где отпустив его, повалилась на землю, пытаясь отдышаться от чудовищной траты сил.

— Он не пройдёт и половины пути, — Кайл махнул в его сторону копытом.

Рина с Кайлом одели на путников горное снаряжение. По правой скалистой стене шли крепления и толстый страховочный трос. Путники были прикреплены к нему.

— Наслаждайтесь более менее безопасным участком тропы, ведь когда мы дойдём до камня Морокка, страховка закончится и дальше начнётся настоящее выживание, — "утешал" Кайл.

Как и планировалось, путники успели добраться до пещеры до темноты. Джон весь трясся даже несмотря на обилие страховок, остальные же держались вполне достойно. В пещере было довольно уютно. Рина развела костёр, Твайлайт достала припасы провизии, Кайл сразу завалился спать, Джон просто сидел на каменистом полу и грелся у огня. Парень видел, как стремительно внешний мир погружается в темноту, но не было слышно птиц, сверчков и прочих ночных звуков, лишь частое потрескивание углей костра и шорох остальных разбавлял тишину этого места. На стенах были нелепые рисунки и надписи. Судя по ним, в этой пещере побывало много альпинистов, все они находили свой ночной кров в спокойствии и тишине. Возможно последнее безопасное место в этих скалистых краях.

================

Диана уже не помнила, сколько книг перечитала. Глаза уже болели, а в голове была каша из прочитанных обрывков текстов. Она закрыла книги, сложила их в две стопки и оставила лежать на столе. Выключив свет, она закрыла за собой испорченную дверь, которую всё никак не починят. В музее работало дежурное освещение, здание уже давно было закрыто для посетителей. Но пони так и не дошла до выхода...

— Диана, быстро в свой кабинет! — откуда-то выскочил директор.

— Что случилось? — взбодрилась она.

— Нет времени объяснять, быстро спрячься! — шептал он.

— Спрятаться? Что? — удивилась кобылка.

— Быстро! — рявкнул усатый.

Видя то, как директор дёргается, она поняла, что что-то случилось. Диана развернувшись, галопом побежала в свой кабинет и закрылась. Свет она побоялась включать, в этот раз страх темноты был меньше страха того, что происходило там, в главном зале.

— Где она! Дома её нет! — звучал незнакомый голос.

— Не знаю, она ушла ещё час назад, — врал Гендальф.

— Мои пони следят за всеми дорогами ведущими к её дому и ничего не заметили, а значит, она ещё в музее. Покажи её кабинет, — приказывал голос.

— Она же совсем ребёнок, не нужно, — заступался усатый.

— Она нужна Гроксу, жаль её брата не успели перехватить, — говорил голос.

— Вот её кабинет, — директор открыл дверь в чужую комнату.

— Здесь какие-то картины, мозаики. По нашей информации она занималась реставрацией статуй и артефактов. Не ври мне, а то поплатишься! Так где её кабинет? — настаивал голос.

Тишина.

— Молчишь? Рядовые, обыщите тут всё, особенно смотрите за всеми выходами и окнами. Я нутром чую, она ещё здесь, — говорил голос.

Послышался громкий топот и хлопающие двери. Какие-то шаги замерли у двери кабинета Дианы. Кобылка испуганно забилась за стол, молясь, чтобы никто не вошёл.

— Там ничего интересного... не надо, — говорил директор.

— Я сам решу, что для меня интересно, а что нет, с дороги, — сказал голос.

— Ты не пройдёшь! — топнул Гендальф.

— Уберите этого старика, — приказал голос.

— Саруманус, оставь девочку, не тронь! — кричал Гендальф.

Но тот открыл дверь, и яркий свет ослепил кобылку. Когда она привыкла к разности освещения, то увидела незнакомого крупного чёрного жеребца.

— Ну, где ты моя прелесть. А... вижу. Выходи, я не обижу тебя, — улыбался незнакомец.

Диана медленно начала подползать к злодею.

— Вот умница, ближе, — манил тот копытом.

— Диана, нет! — крикнул Гендальф, но ему быстро заткнули рот.

Пони подползла совсем близко и к неожиданности для Сарумануса, ловко заехала ему копытом между... но ему больно было. Очень. Воспользовавшись моментом, она со всех ног побежала в сторону выхода из музея.

— Схватите эту дрянную девчонку, — пропищал Саруманус.

Вот он спасительный выход, но перед ним неожиданно встали двое жеребцов в чёрных плащах. Пони не смогла затормозить — скользкий пол повалил её и по инерции протащил до обидчиков, которые благополучно её схватили. Диана брыкалась, сопротивлялась, но её попытки не увенчались успехом. Хромая, к ней медленно подошёл Саруманус.

— Что вам от меня нужно? — крикнула она.

— Лично от тебя — ничего. Давай-ка поговорим в более спокойной обстановке, — строго произнёс злодей.

=====================

Поздно ночью Джона заставила проснуться неведомая сила, а может обычная бессонница. Костёр потух, тлели лишь угли, и темнота пещеры мастерски скрывало спящих путников. Лишь фигура принцессы сидела у самого выхода. К ней медленно подошёл Джон и сел рядом, но Твайлайт слишком глубоко улетела в свои мысли, тем самым не замечая жеребца.

— Как же я скучаю по Селестии, Луне, Каденции. По родным и подругам. Я совершенно одна в этом чуждом мире, — неожиданно заговорила аликорн.

— Неправда, я же рядом, — сказал жеребец.

Твайлайт повернулась к Джону и мило улыбнулась.

— Ты так добр ко мне. Спасибо что согласился пойти, — шептала она.

Джон медленно провёл копытом по её гриве.

— Мы вернём их всех, обещаю, — шептал он.

— Не обещай того, что невозможно выполнить, — поправила Твайлайт.

— Я приложу все усилия, — поправился жеребец.

— Ты правда думаешь что их можно вернуть? — спросила волшебница.

— А как же иначе? — в ответ спросил Джон.

В этот момент проснулась Рина. Устало приоткрыв глаза, она заметила, как Джон, сидящий рядом с Твайлайт, медленно приблизился к ней и поцеловал. От горечи обиды Рина отвернулась в другую сторону.