S03E05
ГЛАВА 7 "Планы и препятствия" ГЛАВА 9 "Треугольный камень"

ГЛАВА 8 «Прокурор и адвокат»

ГЛАВА 8 «Прокурор и адвокат»

Вернувшись домой, Джон оторопел от вида Твайлайт пьющей чай с его мамой. Шляпа и сумки были на её теле, а значит принцесса не рассказала ей о своём происхождении, что сразу успокоило парня.

 — А, Джон, Твайли тебя уже заждалась. Негоже заставлять ждать такую хорошую девочку, — улыбалась мама.

 — Ой, Сакура, ничего страшного, — принцесса ответила маме Джона.

Жеребец молча подсел за стол, просто не зная что говорить.

 — И да, Твайлайт останется у нас на ночь. Будь гостеприимным, подготовь угловую комнату, — попросила мама, что ещё больше озадачило парня.

Джон покорно вышел из кухни и, зайдя в пустующую комнату, начал проверять постельное бельё для будущей ночной гостьи. Комната была совсем маленькая, в ней с трудом утились большая кровать и огромный старый комод. Небольшое окно в достаточной степени пропускало лучи вечернего солнца, а на дальней стене висела керосиновая лампа, которую не зажигали уже много лет.

 — Ты не сердишься на меня? — послышался голос принцессы.

Обернувшись, Джон увидел стесняющуюся Твайлайт.

 — На что мне сердиться? — не понял жеребец, застилая кровать.

 — Я остаюсь у вас на ночь, мне как-то не ловко. Не подумай, это не моя идея, твоя мама предложила, а отказывать столь гостеприимной особе не захотелось, — оправдывалась аликорн.

 — Да, мама у меня такая. А вот ты как раз не такая, как я раньше себе представлял, — Джон наконец заправил кровать свежим бельём и сел рядом на полу.

 — Ты о чём? — Твайлайт подошла поближе.

 — Не обижайся, но все кто имеют большую власть… ну или имели в прошлом, как правило, обладатели ужасного характера. Но ты кажешься такой доброй, не алчной, — рассуждал Джон.

 — У тебя неверное представление о мире, Джон. Власть опьяняет только тех, кто к ней не готов, а меня Селестия готовила с самого детства, воспитывала во мне понимание нравственных ценностей. Селестия, Луна, Каденция тоже выше корыстной алчности и мы правим… правили не ради власти, а ради вас, общества, — говорила принцесса, осматривая своё будущее ложе.

Джон поправил одеяло и виновато посмотрел на волшебницу, но та просто улыбнулась.

 — Я не в обиде на тебя за твои рассуждения, рада что говоришь со мной честно, прямо. Джон, ты поговорил со своими друзьями? Когда мы пойдём в Кантерлот? — спросила принцесса.

 — Они не берут нас, — вздохнул жеребец.

 — Но почему? — удивилась аликорн.

Джон сел на край кровати. На ней сиделось гораздо комфортнее, чем на жёстком полу, да и Твайлайт на это не высказывала возражений.

 — Не берут и всё. Мы сами пойдём, — буркнул жеребец.

 — Но ты говорил что это очень опасно и как я поняла, у тебя нет должного опыта, — возразила принцесса, сев с парнем рядом.

 — А у нас есть выбор? Другие группы точно нас не возьмут, а моя… они отказались. Мы сами справимся, кое-чему я всё же успел обучиться, — защищался парень.

 — Ты не обязан рисковать жизнью, я могу пойти одна, — говорила волшебница.

 — Я слишком глубоко в этом увяз. Когда-то в детстве мне помогли поверить в чудеса и вот, рядом со мной сидит одно из этих чудес. Разве я могу вас бросить в беде? Если мир должен быть иным, то я хочу, чтобы и остальные поверили в волшебство так же как и я, — говорил Джон.

Аликорн нежно улыбнулась.

 — Что? — засмущался парень.

 — Ты храбрее чем кажешься. Я уверена, МЫ справимся. Вместе, — довольно произнесла кобылка.

Жеребцу было приятно находиться в компании такого уникального создания природы.

 — Джони, да где сестру твою носит? — крикнула Сакура.

 — Она в музее, — крикнул жеребец…

 — У неё же выходной, — опять кричала кобылица.

 — Ну… э… Я сейчас схожу за ней, — парень слез с кровати и пошёл к выходу.

Услышав за спиной цокот копыт, он обернулся.

 — Я бы не отказалась прогуляться вечером по городу будущего, — довольно произнесла аликорн.

Джон даже не пытался возразить, ведь ему начинала нравиться компания принцессы.


— Ох, Диана! Ты же понимаешь какое наказание тебе сулит? — спросила директор.

Испуганная кобылка модельной внешности сидела в плохо освещённом подсобном помещении в окружении охранника, директора и какого-то видного жеребца. Серая, унылая обстановка ещё больше нагнетала на неё страха.

 — Ещё раз говорю, я не воровала артефакты! — крикнула она.

 — Ну а кому же ещё это потребовалось? Ты не из богатой семьи, тебе доверили диадему и у статуи поймали именно тебя, — вступил незнакомец.

 — Инспектор, прошу не кричать на Диану! Не забывайте, вы хоть и главный у нас, но находитесь на территории моего музея! Деточка, не бойся. Просто расскажи правду, укажи на сообщников и я обещаю, сделаю всё для того, чтобы смягчить твоё наказание, — кобылку защищал директор.

 — Вы не имеете права меня здесь держать! — Диана была на грани нервного срыва.

 — Лучше здесь, нежели в полицейском участке. Это твой единственный шанс получить нашу помощь, поддержку, — говорил директор.

 — Да что вы возитесь с этой преступницей? Нужно передать её специалистам, а они знают как выбивать признания, — ворчал инспектор.

Диана вся затряслась.

 — Если ещё будете ей угрожать, то я вышвырну вас отсюда! Я знаю эту пони с малых лет и знаю, что она на такое неспособна! По крайней мере, по доброй воле не осмелилась бы! — разозлился директор.

 — Вы мне тут ещё поуказывайте! Одно моё слово и вас мигом сместят с нагретой должности! Вы хоть понимаете какой нанесён урон нашей культуре? — кипятился незнакомец.

 — Да что вы себе позволяете! Я… — не договорил директор.

 — Хватит! Вы хотите правду? Вы точно её хотите? — кричала кобылка.

Жеребцы мигом замолкли.

 — Я не крала диадему и статую, не крала! Я случайно оживила её диадемой и она забрала её с собой. Принцесса Твайлайт Спаркл вернулась! Да! Вернулась! Всё это ничто с тем, что она планирует сделать, скоро вы сами всё увидите! — тряслась Диана.

Директор почесал копытом лоб.

 — Диана… ну скажи, тебя заставили? Ты так их боишься, что готова выдумать что угодно? Позволь помочь тебе, — переживал директор.

 — Я сказала правду! — истерила кобылка.

 — Всё, мне этот балаган надоел, я заберу её в участок, — к ней подошёл инспектор.

 — Не подходи ко мне! А то я буду виновата только в том, что сломаю тебе нос! — брыкалась кобылка.

 — Говорите, знаете её с самого детства? — усмехнулся инспектор.

Директор промолчал.

 — Мне вызвать наряд или сама пойдёшь? — строго спросил инспектор.

 — Иди в пень! — кричала кобылка.

 — Ну я покажу это выскочке! — разозлился инспектор, пытаясь приблизиться к брыкающейся разозлённой, но перепуганной Диане.

 — Что ты ей покажешь? — раздался посторонний голос.

Все тут же посмотрели в сторону выхода, где появилось две фигуры — Джон и Твайлайт.

 — А это ещё кто? — удивился инспектор.

 — Джон, брат Дианы. А его спутницу я вижу первый раз, — озадачился директор и посмотрел на охранника, который лишь плечами пожал.

 — Альфред, уведи посторонних. Джон, позже поговорим, лучше не встревай, — посоветовал директор.

Охранник подошёл к принцессе.

 — Лучше не стоит, — аликорн посмотрела ему в глаза пронзительным, уверенным взглядом.

Охранник от неожиданности оторопел и остановился.

 — Альфред! — повторил директор.

 — Диана, они тебя обижают? — спросила принцесса.

 — Они считают меня воровкой! Будто я украла статую и диадему! — едва не плакала кобылка.

 — На каких основаниях? И что это за самосуд в неподобающем тому условиях? — спокойно спросила принцесса.

 — Оснований более чем достаточно, — крикнул инспектор.

 — Ты лжёшь, — сказала Твайлайт.

 — Что!? — возмутился инспектор.

 — Я знаю что она не виновна и это знает её брат. Что бы ты не предъявлял, это ложные обвинения, — строго произнесла волшебница.

Джон увидел в ней властный характер, смелость и решительность, что и должно быть в настоящей принцессе.

 — Да кто ты такая, чтобы кидаться такими обвинениями? Может, ты её соучастница? — разозлился незнакомец.

Ничего не говоря, Твайлайт достала из сумки коробку и бросила к ногам инспектора. Директор охнул от удивления.

 — Что это? — спросил инспектор.

 — Диадема, — прохрипел директор.

Инспектор осторожно открыл коробку и — о чудо! Там действительно оказалась та самая диадема.

 — Воры! — прокричал он.

 — И снова ложь! Ты не понимаешь суть происходящего и лучше будет, если так и останется. Отпусти Диану и убирайся! — грозно произнесла Твайлайт.

 — Да я вас всех в изгнание отправлю! — не унимался инспектор.

Тогда Твайлайт скинул с себя шляпу и сумки. Встряхнув гриву, она расправила свои роскошные крылья. Джон видел, как у директора задрожали пышные усы.

 — Что… как… кто!? — недоумевал инспектор.

 — Неужели ты сможешь отправить свою принцессу в изгнание, причём за то, чего не было? — спросила Твайлайт.

 — Я, пожалуй, пойду… — прокряхтел охранник, неуклюже выйдя из подсобки.

 — Ты аликорн? Но тебя не существует! Это невозможно! – директор не верил в реальность происходящего.

 — Да ладно? — усмехнулась Твайлайт.

Инспектор, весь потея, медленно подошёл к принцессе. Он дрожащим взглядом осмотрел её крылья, рог, фигуру.

 — Знаете, что? Вы… я… знаете? — заговаривался инспектор.

 — Что? – произнесла принцесса.

 — Эм… — Джон ещё никогда не видел, чтобы пони бегали так быстро.

Инспектор умчался метеором. Твайлайт довольно сильно удивилась его реакции, но быстро переключила внимание на директора, у которого усы дрожали больше него самого. Твайлайт медленно приблизилась к директору.

 — Прошу, не наказывай его! — попросила Диана.

Аликорн улыбнулась.

 — Даже не думала. Как тебя зовут? — спросила волшебница.

 — Гендальф, — прокряхтел усатый.

 — Тебе не стоит меня бояться, я не враг. Ты запутался, напуган, я знаю. Дальше жизнь покажется ещё сложнее, грядут большие перемены, и твоя помощь может внести неоценимый вклад в светлое будущее нашей любимой страны. Ты ведь знаешь, кто я? — говорила аликорн.

 — Принцесса Твайлайт Спаркл. Но как такое возможно? Как? — удивлялся Гендальф.

 — Это магия, которой почти не осталось в этом мире. Так я могу на тебя рассчитывать? — Твайлайт повторила вопрос.

 — Что вам нужно? — директор проявил заинтересованность.

 — Я возлагаю на твои плечи большую ответственность. Доставь в музей недостающие статуи хранителей элементов гармонии, список я тебе предоставлю позже. И лучше никому не рассказывай о нашем сегодняшнем разговоре, тебе всё равно не поверят, а ты мне нужен. Нужен своей стране. Понимаешь? — говорила принцесса.

Директор положительно покивал.

 — В таком случае мы покидаем тебя и я уповаю на твою помощь, не подведи, — Твайлайт надела шляпу, сумки и вышла из подсобки, следом за ней пошли Диана с Джоном.

Наступила ночь. Трое путников устало шли в сторону города по тёмной тропе. Твайлайт безуспешно пыталась вызвать простейшую магию свечения рогом, но безуспешно, что просто не могло её не расстраивать.

 — Как вы здорово поставили на место того напыщенного инспектора! — похвалила Диана.

 — Я сделала то, что должна. Не люблю проявлять грубость, не моё это. Он больше не причинит тебе зла, — Твайлайт мельком посмотрела на кобылку.

Минут пять путники провели в практически полной тишине, лишь звуки ночной природы окутывали сонные умы героев. Где-то стрекотали кузнечики, где-то заливался соловей. В кустах кто-то бегал, может мелкий ночной зверёк, а может вовсе хищник, но он бы явно не стал нападать на группу пони, слишком опасно для него. Глядя на луну, Твайлайт вспомнила принцессу ночи. Мудрую, но молодую душой сестру Селестии, которая дала волшебнице массу полезных советов.

=== тогда ===
 — Зачем? Я не понимаю, но зачем каждую ночь заходить в сны других пони? — спросила Твайлайт.

Селестия уже давно спала, а вот Луна приняла ночную вахту бдения.

 — Во снах скрыты мы сами. Наши потаённые уголки собственной личности, совершённых деяний и частых угрузений. Мы должны поддерживать гармонию на всех уровнях сознания, как в рассудке пони, так и глубоко в их душах, которые раскрываются каждую ночь. Заходя в сон, я сразу вижу всю жизнь пони, понимаю кто она есть, и что её или его беспокоит. Я помогаю, указываю верный путь к правильному решению, и пони начинает ступать в верном направлении. Ты не представляешь, как много душ терзаются мелкими жизненными, порой незначительными ошибками. Многие испытывают угрузения за злые деяния. Я помогаю им всем уравновесить собственное «я». Они все дети, совершающие множество ошибок. Они все нуждаются в нас на всех уровнях бытия и сознания. Это сложно, да, но так лишь, — пояснила ночная принцесса.

 — Ты и в мои сны заходишь? — хихикнула Твайлайт.

 — Иногда, да. И даже в её, — улыбаясь, Луна посмотрела на спящую Селестию.

 — Так вот почему когда начинает сниться кошмар, то появляется яркий красивый свет и сон становится приятным, добрым. Я каждое утро просыпаюсь в хорошем настроении, — вздыхала волшебница.

 — Я всегда буду оберегать твои сны, Твайлайт Спаркл, — нежно прошептала Луна.

=== сейчас ===
 — Всегда… — прошептала Твайлайт.

 — Что? — спросил Джон.

 — Ничего, просто задумалась, — ответила принцесса, надеясь, что этой ночью она встретится с доброй принцессой Луной, что та продолжит оберегать её сон от кошмаров, но глядя на холодную, бледную луну, голос рациональности начинал твердить совершенно иное.