Автор рисунка: Noben
ГЛАВА 6 "Вопросы и ответы" ГЛАВА 8 «Прокурор и адвокат»

ГЛАВА 7 "Планы и препятствия"

ГЛАВА 7 "Планы и препятствия"

— Почему не попасть? — спросила принцесса.

— Все пути давно завалило, или они вовсе обрушились. Множество пони отдали свои жизни ради того, чтобы добраться до древнего города, но неприступная гора редко кому благоволит. Я как раз недавно вошёл в одну из таких групп. Там опытные альпинисты, они продумали все меры безопасности, — говорил жеребец.

— Ты бы лучше не рисковал жизнью, глупо это, — вздохнула Диана.

— Древний? Кантерлота больше нет? — удивилась Твайлайт.

— Ой... — воскликнул Джон.

— Ваше Высочество, мир сильно изменился, поверьте, — Диана пыталась спасти ситуацию.

— Это сложно даже для моего понимания... Прошу, уведите меня отсюда, мне нужен воздух, — занервничала принцесса.

— Показываться среди пони — не лучшая идея, — отказался жеребец.

— Джон прав, вы сразу привлечёте к себе массу взглядов. Вам просто проходу не дадут, а вы, как я вижу, ещё не готовы к публичному появлению, — пояснил Джон.

— Так в чём проблема? Замаскируйте меня. Крылья я плотно прижму к телу, оденьте на меня двойную сумку, что лежит там в углу. Рог можно спрятать под летней шляпкой, — говорила Твайлайт.

Диана и Джон не смогли придумать лучшего варианта и послушали принцессу. Через несколько минут, волшебница рассматривала себя в небольшое настенное зеркало. Крылья были полностью скрыты, рог спрятался под шляпкой, правда не летней, а ковбойской.

— Как у Эппл Джек, — хихикнула принцесса.

— Что? — не поняла Диана.

— Неважно. Я не сильно выделяюсь из вашего общества? — Твайлайт продолжала разглядывать себя.

— Самое то. Вы похожи на туристку, которых много бродит в наших краях, — пояснил Джон.

— Раз так, то прошу, уведите меня отсюда на улицу, я больше не могу находиться в тесноте, — нервничала Твайлайт.

Осторожно открыв дверь, Джон выглянул наружу. Поблизости никого не было, лишь в другом конце зала ходили посетители и сотрудники музея. Махнув копытом, он пригласил следовать кобылок за ним, что они и сделали, Твайлайт попутно положила в сумку коробку с диадемой. Было трудно сказать, кто больше нервничала — Диана или Твайлайт. Обе были похожи на трусливых опоссумов, вертевших головами в разные стороны. Скрипя зубами от напряжения, пони беспрепятственно вышли из музея. Не смотря на обилие посетителей, что околачивались снаружи, принцесса облегчённо вздохнула. Она задрала голову вверх и посмотрела на солнце, отчего её шляпа едва не слетела на землю, чему явно помешал её рог.

— Я пойду скрою следы взлома и проверю, как там стоит наша липовая статуя, — кобылка поспешила вернуться в музей.

— А я договорюсь с друзьями о походе в Кантерлот, надеюсь они не передумали меня брать с собой, — крикнул ей вслед жеребец.

— А мне что делать? — спросила принцесса.

— Вам остаётся только ждать. Я отведу вас в безопасное место. И вообще, раз вы умеете летать, думаю вам лучше отправиться со мной на гору, — рассуждал Джон.

— Так я в любом случае туда собиралась, — сказала Твайлайт.

— Ладно, пойдёмте, я отведу вас к себе домой, — Джон повёл принцессу в сторону городка.

Где-то через двадцать минут пути по практически пустынной дороге пара вышла в населённый пункт. Твайлайт с интересом наблюдала за пони, за самоходными машинами. Практически ничего не изменилось, лишь манера общения, речи. Некоторые моменты местного поведения тоже были иными.

— А кто правит Эквестрией? — спросила кобылка.

— Парламент. В него входят двадцать сенаторов и все законы принимаются их голосованием, — пояснил Джон.

— Они справляются? — интересовалась волшебница.

— Вполне. Правда, в последние десятилетия стало появляться довольно много суровых законов, но это связано с ростом преступности, которая давно вышла из-под контроля парламента, — ответил жеребец.

— В моё время тоже была преступность, но настолько редкая, что мы о ней практически не знали. Откуда у вас взялось так много бандитов? — расспрашивала принцесса.

— В основном из бедных кварталов, — сказал Джон, подводя кобылку к дому.

— Бедных? В Эквестрии есть голодающие и обездоленные? Какой кошмар... Во времена правления Селестии никто не бедствовал, для всех были созданы великолепные условия жизни и даже разделение на обычных пони и богатых не вызывало негативной реакции тех или иных. Я хотела бы поговорить с сенаторами, поделиться с ними таинствами правильного правления, — говорила Твайлайт.

— У вас будет такой шанс, — Джон открыл дверь и жестом пригласил кобылку войти внутрь.

Никого не было. Мать ушла на работу, отец был в командировке. Джон проводил принцессу в свободную комнату.

— Не королевский замок конечно, но что есть, — засмущался он.

— Не стоит за это переживать, я же не всегда была принцессой, — улыбнулась Твайлайт.

— Если захотите поесть, то еда на кухне в буфете и холодильнике. Уборная, эм... во дворе, до нас ещё не успели провести канализацию, но ванная слева у выхода, водопровод есть. Я вернусь где-то через три часа, никуда не уходите, — сказал Джон и убедившись что у принцессы нет вопросов, вышел из дома.


— Нет! Ты пропустил важную тренировку и никуда с нами не пойдёшь! Ещё твоей смерти на нашей совести нам не хватало, — говорил Кайл.

— Но я мечтал о подъёме всю жизнь! — восклицал Джон.

— Я говорил что важно приходить на каждую тренировку? Ты пропустил и уже не первую. Забудь, — махнул копытом Кайл.

— Я думаю, он справится, и уверена, у него были причины не приходить, — заступалась Рина.

 — Да, были... — начал Джон.

— Да плевал я на причины. Вы, видимо, оба не понимаете, насколько опасен подъём, от тебя, Рина, я уж не ожидал такого заступничества, — ворчал Кайл.

— Дайте нам шанс, прошу! — крикнул Джон.

— Нам?! — удивился Кайл.

— Да. Ещё пойдёт одна, эм... подруга, ей очень нужно попасть в древний город, — неуверено говорил Джон.

— Святой парламент, вы только посмотрите на него! Мы это уже обсуждали, никого самолично не приглашаем! Ты и там... твоя подруга не пойдёте и точка! — злился Кайл.

— Ладно! Хорошо! Мы сами пойдём на гору, одни! — разозлился Джон.

— Ты совсем дурак? Это самоубийство, ты не готов! Угробишь себя и ту пони! — возмущался Кайл.

— Что за подруга? — недоверчиво спросила Рина.

Джон проигнорировал вопрос кобылки и продолжил настаивать на своём.

— Мы дойдём до города, вот увидите, с вами или без вас! — крикнул жеребец.

— Что за подруга! — громче повторила Рина.

— А тебе какая разница? — удивился Кайл.

— Никакой... — затихла Рина.


Принцесса уже который час сидела у окна и наблюдала за местной цивилизацией. Ей даже не верилось, что прошла тысяча лет, ведь изменения были не такими уж заметными, как она изначально предполагала. В тишине и спокойствии в её душе оживилась тоска по принцессам, брату, родителям и подругам. Только последних у неё был шанс увидеть, что обнадёживало её встревоженный разум.

===== тогда =====

— Однажды я стану бессмертной как и вы? — спросила Твайлайт.

Только вчера она получила крылья и королевский статус, но до сих пор не могла поверить в то волшебство, в которое её окунула мудрая правительница.

— Я надеюсь что такой день настанет, ибо нам нужна такая мудрая принцесса, как ты. Нужна Эквестрии. Ты очень юна, но подаёшь большие надежды. Я рада что выбрала именно тебя, Твайлайт Спаркл, — говорила Селестия, отпивая из чайной чашки.

Рядом потрескивали дрова, из которых вылетали редкие искры, мгновенно затухающие при вылете из камина. За окном пели сверчки, была глубокая ночь, но взбудораженная юная принцесса не желала идти спать, а продолжала донимать усталую правительницу сотнями вопросов. Селестия устала, с трудом скрывала зевоту. Смышлёная волшебница была настолько любознательной, что Селестия даже не сдерживала улыбки, глядя на юное крылатое дарование природы. Ей было приятно отвечать на её вопросы и не менее приятно видеть в ней тягу к правильным знаниям.

— Если я стану бессметной, то могу дать бессмертие подругам и близким? — спросила Твайлайт.

Принцесса Эквестрии поняла, о чём начинается речь, и грустно посмотрев на ученицу, пошевелила крыльями.

— Исключено, дитя. У тебя теперь иная судьба, нежели чем у них, и однажды их час упокоения настанет, — говорила светлая.

— Я не хочу, чтобы они "уходили"... я этого не выдержу, — погрустнела Твайлайт.

Правительница встала и, подойдя поближе, приподняла передним копытом мордашку Твайлайт.

— Тяжело думать об этом сейчас, я понимаю. Но когда придёт час, ты будешь готова отпустить их и принять то, что близких твоих встретит мир иной. Поверь, это будет не конец и однажды наступит такой момент, когда ваши души вновь встретятся. Никто никогда не разлучается навсегда, помни это, — шептала принцесса и медленно растаяла в воздухе, как и воспоминание Твайлайт.

==== сейчас ====

Волшебница грустила, но той жуткой депрессии, которая, по её мнению, могла наступить, не было. Селестия оказалась права, каким-то загадочным образом Твайлайт стойко приняла резкие изменения в её жизни. Она скучала по близким, по мудрой наставнице, но не горевала, хотя душа её, где-то глубоко, терзалась от душевной раны.

От размышлений о высоком её прервал звук открывающейся двери. Ожидая увидеть Джона, Твайлайт пошла навстречу, но ей взору предстала незнакомая кобылица, которая удивилась, не меньше самой принцессы.

— Кто ты такая? Грабишь? — насторожилась кобылица, медленно делая шаг назад.

— Нет, что вы! Я знакомая Джона, вы его знаете? — переживала волшебница.

— Ну конечно я знаю своего сына, — хозяйка немного успокоилась, и зайдя внутрь, закрыла за собой дверь.

— Рада, — принцесса учтиво поклонилась.

— Ты... ну... вы встречаетесь? — неуверенно спросила хозяйка.

— Мы? Ой, нет, мы просто знакомые, — нервно хихикнула Твайлайт.

— Прости, я просто предположила, — засмущалась хозяйка.

Кобылица вытерла ноги об коврик и подошла к гостье.

— Ты ведь Рина? — вновь спросила она.

— Нет, я Твайлайт, — поправила принцесса.

— Снова я промахнулась, ух. А у тебя необычное имя, редкое. Рина хорошая пони, но мне не нравится, что она впутала сына в свою глупую экспедицию. Жаль до него никак не дойдёт понимание опасности, что скрыта за жаждой адреналина, — вздохнула хозяйка.

— Ваш сын довольно храбрый. При иных обстоятельствах он мог бы стать отличным стражником замка, — похвалила принцесса.

— Кем? Ну да, в средневековье возможно, — посмеялась женщина.

По ответу хозяйки аликорн предположила, что парламент правит не из местного замка, а из другого места. Возможно, замков больше не осталось, ведь вдруг они не сохранились до текущих лет, хотя строились на долгие века.

— Вы не могли бы рассказать о городе? Я эм... не местная, туристка, — попросила кобылка.

— А, ты подруга по переписке и приехала с ним встретиться вживую? Очень интересно, — задумалась хозяйка.

— Ну да... — озадачилась принцесса.

— Ну, раз тебя так интересует сын... в смысле город, то устраивайся поудобнее, я тебе много чего расскажу, — улыбнулась мама Джона.


Статуя по-прежнему стояла на месте, но внешний вид был далёк от оригинала и кобылка понимала, что рано или поздно кто-то заметит и поднимется шум. Убедившись что никто не видит, Диана решила подправить рог, который немного съехал в бок. Она только к нему прикоснулась, как тот просто взял и отвалился, ударив по полу звонким гулом, словно кто-то уронил металлический шарик, хотя рог состоял из каменного кусочка одного из обломков неизвестного артефакта. Кобылка осторожно нагнулась, взяла его ротиком и неуклюже встав на задние ноги, упёрлась передними в шаткую конструкцию поддельного монумента, пытаясь прикрепить рог на место, но тот упорно отказывался вставать на место.

— Привет, Диана, — раздался знакомый мужской голос за спиной.

Кобылку чуть приступ не хватил. На мгновение замерев, она медленно опустилась на ноги и обернулась. От вида хмурого директора музея, незнакомого жеребца и охранника, она сама того не замечая, открыла ротик, из которого выпал тут самый кусочек, похожий на рог.

— У меня к вам всего два вопроса: где оригинальная статуя и где бесценная диадема? — спросил директор.

У Дианы задрожали коленки.