Автор рисунка: Devinian
Глава 16. Последняя капля Глава 18. День, когда солнце остановилось

Глава 17. Маски сброшены

Всё-таки это так здорово – наслаждаться выходными!

Свити Белль была горда собой – ведь это она поддержала идею ещё одного ночного собрания метконосцев дома у Эпплблум! С субботы на воскресенье – самое то! С утра можно отправиться домой и переделать ещё уйму дел, не беспокоясь, что из-за ночёвки ты можешь чего-то не успеть. Едва только занялся поздний февральский рассвет, как маленькая пони-единорог уже была на ногах и полна энтузиазма уделить внимание многим другим вещам, помимо времяпровождения с лучшими друзьями. И пускай Скуталу недовольно бухтит по поводу раннего по её мнению подъёма (это в девять-то часов!) – ничто не испортит настроения Свити Белль в столь замечательное воскресное утро!

Домой она летела как на крыльях – представляла, как сделает несколько нудных домашних дел, типа уборки в комнате или мытья посуды, — чтобы потом получить заслуженную похвалу от старшей сестры и в качестве награды снова отправиться гулять. Вот только когда лучше всего следует заняться уроками, Свити Белль пока ещё не решила… На заботы по дому уйдёт достаточно времени, и потом, она чувствовала, просто не усидит за домашними заданиями… Но оставлять их на вечер, после гуляния и игр тоже не особо хотелось – кому охота от отдыха так резко переходить на нудную работу, да ещё поздним вечером?! Но видимо так и придётся сделать…

«Блин, всё-таки надо было сделать уроки вчера!» — с досадой подумала юная кобылка, пробегая мимо раскидистого дуба городской библиотеки.

Ещё пара кварталов – и вот он, родной бутик «Карусель»! Окна занавешены, на двери табличка «Закрыто» — неудивительно, сегодня ведь и у Рарити выходной день! Сидит себе небось перед зеркалом с полотенцем на голове, подпиливает копыта и напевает свою песенку про искусство кроя и шитья… Свити Белль подскочила к двери и, повернувшись спиной, забарабанила задней ногой по ней.

— Сова-а! Открывай! Медведь пришёл! – бодро закричала она, вспоминая весёлую детскую сказку.

Грохот наверняка переполошил весь магазин и второй этаж, но Рарити почему-то не отозвалась. Свити Белль выждала минуту, но так и не услышала ожидаемого цокота копыт на лестнице.

— Э-ге-ей! Рарити! – Свити Белль постучала ещё громче, да так, что сама испугалась опасному дребезжанию стёкол.

Однако старшая сестрёнка не торопилась прекратить подобный вандализм по отношению к своей собственности… Неужели ушла куда-то? Маленькая пони прислушалась – ей казалось, что она слышит наверху какой-то шум…

Тем не менее стоять на холоде и ждать снисхождения Рарити ей не хотелось – сердито рыкнув, Свити Белль пошла в обход дома, и у задней двери вскочила на низкий оконный карниз. Затем встала на задние ноги, уцепилась за притолоку и начала шарить по ней копытом… Проще было бы воспользоваться магией, но увы – пока Свити Белль с трудом передвигала карандаши и тетрадки. А этот ключ ещё нужно сперва нашарить в углублении… Есть!

Довольная собой единорожка спрыгнула вниз с ключом от задней двери в зубах и, недолго повозившись, вошла в неосвещённый служебный коридор магазина.

Дойдя до лестницы на второй этаж, она услышала странный шум чётче – хотя ничего странного в нём в общем-то не было. Всего лишь льющаяся из душа вода. Ну что, всё становится на свои места! Уже снова думая про домашние дела, Свити Белль поднялась наверх… и была несколько удивлена, обнаружив дверь комнаты Рарити распахнутой настежь.

Вот это уже было странно… Пони-модельер весьма трепетно относилась к своей комнате и положению вещей в ней, и не позволяла Свити Белль лишний раз что-либо там трогать…. Причём наилучшим способом этого добиться был полный запрет соваться в её комнату в отсутствие хозяйки, а гарантией выступала закрытая дверь. Причём закрывала её Рарити уже всякий раз, как выходила… Что же могло заставить её забыть об этом?..

Заинтригованная такой нетипичностью привычных вещей, Свити Белль тихонько подошла к распахнутой двери, заглянула внутрь… Хм, Рарити не заправила постель… а это ещё что?..

Дорожка красных капель вела от постели к выходу и неровным пунктиром тянулась прямиком к двери ванной комнаты. Снедаемая смутным подозрением маленькая единорожка наклонилась, нюхнула запёкшиеся пятнышки… И тут же отпрянула, покраснев и брезгливо сморщив нос.

Как Рарити может быть такой неряхой?!! Да она бы со стыда уже провалилась, если бы увидела, что Свити Белль застукала её в столь неудобный жизненный период. Заслышав шаги на лестнице, она вылетела бы из ванной как ракета, мокрая и взмыленная, с половой тряпкой в зубах и неправдоподобным желанием именно сейчас вымыть пол в своей комнате и коридоре!

Так почему же она по-прежнему сидит в душе и молчит?.. И почему Свити Белль не слышит ни какого-либо иного звука, ни перемены в тональности барабанящих струй воды, когда к ним поворачиваешься другим боком?

— Рарити! Ты в порядке? – обеспокоено спросила Свити Белль, тихонько подходя к двери ванной комнаты.

Ни звука в ответ.

— Рарити…

Приложив ухо к двери, Свити Белль вдруг почувствовала, как грива у неё на голове встаёт дыбом от какого-то невиданного прежде первобытного ужаса: сквозь шум воды за дверью прорывались тихие подвывающие рыдания…


— Ну как она? – спросил я, чтобы хоть как-то разбить повисшее безмолвие, когда Твайлайт вышла из палаты.

Никто не произнёс ни слова, пока она была там, пока о чём-то спрашивала Рарити и затем разговаривала с находящимся в палате доктором. Никто ничего не сказал, когда она вышла, и никто не поддержал меня, когда Твайлайт не ответила на мой вопрос. Она просто коротко заглянула мне в глаза, и я… Я всё понял без слов. Потому что основные факты мы узнали уже по пути в больницу, и все они оказались самой подлинной правдой во всей её неприглядности.

«Рарити в беде! Павел напал на неё, сейчас она в больнице!» — вот что сказала Рэйнбоу Дэш, когда прилетела к нам на ферму и высадила окно в столовой прямо пока мы завтракали. Виктор, я и Эпплджек тут же без лишних слов собрались и отправились в город, а радужная пегаска полетела к Флаттершай, и потом они уже вместе нагнали нас в пути. На больничном крыльце нам встретились Твайлайт и против обыкновения неискренне, нервозно весёлая Пинки Пай. Единорожка холодным шёпотом довела до нашего сведения, какого именно рода нападение было совершено на Рарити…

Поняшки не устроили бурную перепалку, не переспрашивали по нескольку раз, не ударились в истеричные «Не-е-е-ет!» или тихие, угрожающие «Это была БОЛЬШАЯ ошибка». Они просто замолчали и словно бы утратили интерес друг к другу, стараясь смотреть куда угодно в сторону, но только не в глаза друзей.

Когда же все молчаливо сгрудились вокруг вышедшей из палаты Твайлайт, она странно посмотрела на нас с Виктором и сказала:

— Павел признался в попытках убить людей.

Я сглотнул. Профессор тот ещё невротик, но чтобы такое… Наверно вплоть до этого момента я всё-таки не верил, что это действительно он…

— Это он наш таинственный противник – неуравновешенный «единорог».

Пинки Пай вдруг мелко затрясла головой из стороны в сторону:

— Н-нет, не-ет! Этого не может быть! Он весёлый человек, и он любит нас, и… я вчера с ним распила фляжку-другую особенного сидра Эпплджек… Твайлайт, неужели ты хочешь сказать, что всё это произошло… после того как он от меня ушёл?..

— Спокойно, Пинки, тут нет твоей вины, — сказала пони-фермерша. – Павел тот ещё жук… Всех нас обвёл вокруг подковы.

— Если бы я только знала… — с содроганием продолжила Пинки Пай, нервно накручивая локон гривы на копыто. – Я не могла не знать… Если бы я только знала, я бы задержала его до прихода Твайлайт… или вообще упоила бы его до отключки, я должна была, я не могла не знать… не могла не знать… не могла…

— Пинки, — собравшись с мыслями, сказал я. – Ты тут не при чём. Причина всегда была в нём и только в нём, а сидр стал всего лишь поводом. Если бы он не пошёл к тебе, то без проблем нашёл бы другой повод так поступить…

— Так вот они какие – люди! – с холодной усмешкой произнесла Рэйнбоу Дэш. – У них всегда есть причина, а повод может быть абсолютно любым… Главное взяться и поискать его. Как Павел…

При упоминании этого имени пегаска скривилась и брезгливо пожевала губами.

— Ну так как там всё-таки Рарити? – сказал своё слово прислонившийся к стене Виктор.

Твайлайт вздохнула и помотала головой из стороны в сторону, словно собирая разрозненные мысли.

— Я не знаю, — сказала она. – У неё нет серьёзных повреждений, кроме как… ну, в общем это излечимо, за пару-то дней доктор взялся её подлатать. Но вот в другом плане… Она сейчас точно не в том состоянии, чтобы присоединиться к нам. На данный момент ей нужны покой и возможность побыть наедине с собой. На это времени уйдёт больше.

— То есть сейчас мы остались без Элемента Щедрости? – полуутвердительно спросила Эпплджек.

— Похоже что так, — кивнула Твайлайт.

— И чем это чревато? – спросил я.

Подруги обернулись ко мне синхронно и посмотрели как на ребёнка.

— Тем, что теперь у нас есть только наши собственные силы! – подытожила Рэйнбоу Дэш.

— Если здесь появится Дискорд, без Рарити мы не сможем ему противостоять, — пояснила Твайлайт. – К тому же в случае нападения Павла Элементы скорее всего тоже без неё не сработают, и как сказала Рэйнбоу… нам придётся рассчитывать только на свои копыта. Ну и мой рог.

— И каков будет план? – спросил как обычно больше молчавший, чем говоривший Виктор.

— Для начала вернёмся в библиотеку… попробуем поискать Павла магически… И там дальше решим, как поступим, — сказала единорожка.

— А может лучше сразу сдадим Павла страже? Вон как раз и капитан идёт, — кивком указала Эпплджек.

Теперь понятно, что это там так ритмично бряцает: решительным шагом по коридору шли пятеро королевских гвардейцев-единорогов в золочёных доспехах. Во главе выстроившейся «свиньёй» группы вышагивал рослый иссиня-белый жеребец с чёрной гривой и жёстким взглядом. Остальные были ему под стать, вот только если в глазах лидера прослеживалась настороженность и анализирующий ум, то его подчинённые смотрели прямо перед собой и явно сдерживали всю свою инициативность, готовые словно конечности отреагировать на любой приказ «головы». Не люблю я такую жёсткую дисциплину, сам в армии вообще не служил и не стремлюсь…

— Мисс Твайлайт Спаркл? – спросил командир отряда, с прищуром оглядывая фиолетовую единорожку.

— Честь имею, — поклонилась Твайлайт.

Стражник перевёл взгляд на Флаттершай:

— Мисс Флаттершай, я полагаю?

Оробевшая от такой мужественности, жёлтая пегаска подалась назад и что-то сдавленно пропищала. Начальник стражи уточнил имена всех присутствующих, в том числе и наши с Виктором. На последнего он взглянул с трудноскрываемой враждебностью.

— Слэйтон Стил, капитан расквартированной в Понивилле третьей роты пятого гвардейского полка гвардии Кантерлота, — представился единорог, приложив край копыта к шлему. – Прибыл сюда по приказу генерала Голдена в связи с участившимися случаями нападения на горожан.

— Мы в курсе, — перебила его Твайлайт. – Мы с вами прибыли почти одновременно, только разным транспортом. Что вам угодно, капитан?

Взгляд Слэйтона стал ещё более суровым, когда он ответил:

— На гражданина Эквестрии было совершено прямое нападение. Я намерен задержать преступника, кем бы он ни был.

Рэйнбоу Дэш издевательски ухмыльнулась:

— В вашем случае намерение ещё не значит действие. Может нам проще самим его поймать?

Слэйтон Стил помрачнел, и мне послышалось, будто у него скрипнули зубы за плотно сжатыми губами.

— Если вы располагаете информацией, которая поможет нам задержать напавшего на леди Рарити, с вашей стороны будет преступно её скрывать! – спокойно проговорил он.

— Боюсь, ничем не смогу помочь вам, капитан Стил, — в тон ему ответила Твайлайт. – Можете считать, что у нас разные ведомства, и поэтому искать Павла вам лучше своими силами.

— Я полагаю, вы недооцениваете степень опасности преступника и тяжести его преступления, мисс Спаркл. У нас с вами одно дело, поэтому я не вижу причин соперничать.

Эпплджек шаркнула копытом и вмешалась:

— Вообще-то я того же мнения… Много мы навоевали с Трикси, когда она носила это ожерелье аликорна?!! А с Павла его так просто не снимешь, так что чем нас больше – тем лучше…

— Нет! – решительно сказала Твайлайт. – Привлечение стражи с её копьями и боевой магией – это силовые меры, которые могут навредить нашему противнику…

Слэйтон Стил и его братия воззрились на Твайлайт с недоумением. Впрочем как и Рэйнбоу Дэш с Эпплджек. И, наверно я…

— Павел получит то, что заслужил, но только по решению справедливого суда и ни каплей больше! – твёрдо заявила Твайлайт. – Его преступление неслыханно в своей жестокости, но мы не можем позволить себе такую же жестокость, она чужеродна для нас! Капитан Стил, я никоим образом не преуменьшаю вашу роль, но всё же… Случай Павла, я думаю, требует особого отношения.

Единорог-гвардеец сдержанно выдохнул носом и вернул себе прежнюю невозмутимость.

— Как хранителей Элементов Гармонии, я не имею права арестовать вас за противодействие следствию, — спокойно сказал он. – Но сегодня же подам подробный рапорт о ваших действиях своему начальству. Кругом, парни! На выход – шагом марш!

Развернувшись, пятеро жеребцов в доспехах удалились, притягивая к себе любопытные взгляды персонала больницы и тех больных, кто мог повернуть голову. Когда стражники ушли, любопытствующие стали с не меньшим интересом наблюдать за нами… Ещё бы: пятеро обычных пони, один превращённый человек и один человек обычный! Да ещё имеют какие-то дела с этими крутыми жеребцами в броне! Странно, что Эпплблум с её подругами не ходит за нами по пятам…

Воспоминание об Эпплблум заставило подумать о маленькой сестре Рарити, и мне сразу же стало невесело…

— Я надеюсь, у тебя есть веская причина не позволить страже задержать Павла так, как они умеют лучше всего? – сурово поинтересовалась Эпплджек у фиолетовой единорожки.

Рэйнбоу Дэш вторила пони-фермерше таким же сердитым взглядом.

Твайлайт нервно тряхнула гривой и ответила, скосив взгляд к полу:

— Я не могу позволить, чтобы оружие дрогнуло в их копытах и ненароком повредило Павлу… Для чистоты правосудия он должен предстать перед судом живым и здоровым. Вы поймёте зачем, когда его будут судить!

— Бред! – сказал я. – Он не пожалел Рарити – так к чему нам жалеть его???

— Потому что мы не противостоим злу насилием! – заявила Твайлайт, глядя мне в глаза. – Павел получит своё по решению суда. Он – разумное существо, и до него можно достучаться.

— Но что… Что мы в таком случае можем ему сделать… чтобы задержать его? – тихо спросила Флаттершай, грустно глядя в пол.

— Способ у меня есть, будьте уверены! – Твайлайт приобняла Флаттершай и Рэйнбоу Дэш за плечи, привлекая всех остальных в образовавшийся круг. – Гораздо сложнее заставить Павла показаться… Об этом я и предлагаю всем вместе подумать в библиотеке.

И тут меня осенило! Ну конечно… Я замер и чуть остранился, чего не могла не заметить Твайлайт, вопросительно на меня уставившаяся. Я мысленно прикинул примерный план действий, повернул его в уме так и сяк… А ведь может сработать!

— Кажется я знаю, как взбесить Стругавецкого настолько, что он сам сунет голову в любой капкан, который мы для него приготовим! – улыбнувшись, сказал я.