Автор рисунка: aJVL
Глава двенадцатая. Из огня да в полымя. Глава тринадцатая. Не все дружба, что магия.

Глава двенадцать целых девяносто семь сотых. Nightmare night special.

Истории написаны :
Тьма леса — TP@BK@
Картины — Stog8964
Глава написана в подарок к Ночи кошмаров(который будет скоро Нет для нас он уже наступил). Если вам понравиться, мы будем рады. В связи с неожиданной идеей, глава была написана сумбурно, но все же старательно. Если хотите подобные главы к другим праздникам, пишите в комментариях ^^

Ночная темнота царствовала над лесом, охватывая все собой, лишь маленькая полянка озарялась светом костра. Ровные стены деревьев окружали её, пытаясь со временем взять под контроль и этот просвет, но все попытки были безнадежны. У костра были разложены чистые бревна, под бревнами лежали подушки, тем самым создавая подобие кресла. Была лишь одна деталь, которая делала эту картину странной. По близости не было ни одной живой души, разумной живой души. У костра стоял мини стенд, даже стендик, ровно на одну записку.

В темном лесу раздалось двенадцать хлопков и вспышек, что спугнуло стаю черных воронов. «Каррр! Каррр!» — Разносилось гулким эхом по темному лесу. Демонолог внимательно созерцал тьму, что-то странное ему казалось в этом завораживающем лесу. Правда, он только потом понял, что стоял спиной к настоящему зрелищу. Он повернулся с глупой улыбкой на лице и чувством, все равно что-то тут не так. Перед человеком предстала полянка с аккуратным костром и бревнами, разложенными вокруг него. Но Ковелио был не единственным «счастливчиком», попавшим сюда, к костру также приближалось одиннадцать фигур. «Наверное, пони, по силуэту похожи» — Предположил заклинатель — «О! А эти две фигуры весьма высоки! Неужели сами принцессы?! Что происходит?!». Непонимание ситуации царило среди всех прибывших, каким образом они здесь очутились и где они находились, никто не понимал. Но очевидно было одно, костер на полянке горел не просто так, да и бревна были аккуратно разложены кругом. Все это выглядело очень странным, даже пугающим, но любопытство присуще всему разумному. Все силуэты подошли достаточно близко к костру, чтобы понять, кто стоит рядом и показаться самому. Наборчик лиц, надо сказать, был очень впечатляющ, а именно: Принцессы дня и ночи, хранительницы элементов гармонии, Великий и Ужасный Ковелио отто Теларис... Ладно, это уж слишком, просто Ковелио, ему хватит и такого представления. Великий и Могущественный Белиал, Король Ада, высший демон, что-что, а он заслуживает и больших букв и столь полного перечисления регалий. Фоллэн Стар с неизменно флегматичным лицом, и некто в капюшоне и со шрамом на лице, от носа и почти до глаза.

— Какая пестрая у нас компания собралась! Всем привет! — Сказал заклинатель и получил взгляды от одиннадцати пар глаз. Самое страшное, что эти взгляды сейчас обвиняли демонолога в случившемся, и теперь он был жертвой недоразумения, в котором сам толком ничего не понимал.

— Ковелио отто Теларис, это твоих рук дела? — Начал было белый аликорн, но тут же инициатива надругательства над человеком перешла в руки Белиала.

— КАК ТЫ ПОСМЕЛ! БУКАШКА! КУДА ТЫ МЕНЯ ЗАТАЩИЛ?! — Белиал уже приготовился убить демонолога, приготовившегося убегать уже в лес с криками: «Почему я?! Мир ты непозволительно часто обращаешь на меня внимание! Не хочу умирать!» — но заклинания не работали. Селестия, увидевшая попытку Белиала атаковать человека, приготовилась создать защитное поле, результат не заставил себя ждать. Обычно отсутствие результата очень часто уже находится там, где его ждут. Некромант так-же собирался напасть на бедного демонолога, но его магия решила устроить забастовку и не выходить на работу.

— Что происходит?! — Сказали хором Белиал, Селестия и некромант. Настоящее счастье испытал только Ковелио: «Кто бы ты не был, я буду молиться тебе, пока я жив! Мир! Судьба! Я живой!» — Только темнота скрывала искреннюю улыбку демонолога.

— Похоже, магия здесь не работает — констатировал Ковелио — И сразу говорю, я здесь не причём! И вообще кто вы такие?! — Воскликнул заклинатель, показывая на некроманта и Фоллэна. Обстановка накалялась, Селестия и Луна смотрели на Белиала, элементы гармонии то смотрели на Белиала, то на Ковелио. Фоллэн просто стоял, некромант с ненавистью смотрел на демонолога. Белиал озирал всех сразу и понятным смыслом — он просто ненавидел всех, но как обычно страдает именно заклинатель. Единственный, кто размыкал эти цепи ненависти, и бдения друг на друга был сам Ковелио, он понимал, неспроста это все, и почему именно он попал сюда. Но обстановка резко разрядилась при одном единственном происшествии: на стендике с хлопком появилась записка.

— Смотрите записка! Её только что не было! — Воскликнула Элемент магии.

Все, кто смотрел «друг на друга», резко обратили внимание на этот факт, повисла тишина. Записка могла прояснить происходящее, но получить ответ боялись, хотя правильнее сказать не сильно хотели все, кроме одного.

— По любому это билет отсюда! — Именно с таким криком Ковелио подбежал к стенду и жадно схватил записку. Все застыли в ожидании, правда, что именно должно произойти, с уверенностью сказать никто не мог.

Надпись на записке:

Я знал, что первый, кто прочтет эту бумажку, это ТЫ. Да-да, Ковелио отто Теларис. М-да, ну и дурак же ты, никогда не думаешь о последствиях. Но это все мимо темы. ТЕПЕРЬ ЧИТАЙ ВСЛУХ!

— Возможно все вы, заинтригованы и дезориентированы по поводу происходящего. — Начал демонолог — Но в данный момент вы находитесь далеко от Эквестрии, Земли и вообще любых миров. Не пытайтесь убегать! Как вы поняли, магия здесь не работает, а значит уйти просто так вы не сможете. Скажу сразу, вы все знаете друг друга, не на прямую, так через кого-то, кто находится здесь. Просто ваши воспоминания за последние два дня заблокированы, и вы не можете их вспомнить. — Ковелио остановился. Все стояли и смотрели на демонолога взглядами, говорящими : «Ну и чего ты встал? Читай дальше, не тяни резину!» — Но демонолог был немного другого мнения о действиях, которые от него требуют.

— Я думаю, читать дальше не стоит. Я знаю очень много таких историй, где после прочтения таких вот бумажек — Демонолог помахал запиской — Все влипали в очень интересные истории.

— ЧИТАЙ НИЧТОЖЕСТВО! — Белиал был очень сердит на Ковелио, прям до желудочных спазмов, да и перемещениями он уже насытился.

— Хорошо... Но я предупреждал! Так что потом без предъявления обвинений, особенно это касается тысячелетних! — Заклинатель посмотрел на аликорнов и демона.

— И так, продолжим — Ковелио прочистил горло знатным *кхм* — Но не бойтесь, здесь время для вас не идет, и воспоминания вернутся к вам, КОГДА ВЫ УЙДЕТЕ ОТСЮДА. — Демонолог прочитал последнюю фразу наигранным демоническим голосом, что не оценил никто. Зачем ценить то, что можно получить, разозлив чернокрылого пегаса, стоящего рядом.

— Я же говорил, что будет плохо! Теперь выхода нет! Мы обречены! — Демонолог осмотрел публику. Похоже, недоброжелателей у него с начального количества увеличилось до одиннадцати существ. «Они уже затевают план... Они хотят кинуть тебя здесь... Не доверяй никому... » — панические мысли хлынули в голову демонолога, и косые взгляды Белиала и некроманта только усугубляли душевное здоровье человека. — Единственный способ выбраться отсюда, рассказать три истории, пропитанные страхом и ужасом. Одна история один чтец. Нельзя пересказывать истории кому-либо другому или подсказывать. Все должны сесть рядом с костром. Как только три истории будут рассказаны, вы покинете это место, к сожалению, вы не вспомните об этом. Приятной ночи кошмаров!

Дослушав записку все невольно осознали, выхода нет. Ведь существо, которое так просто затащило их сюда (а это довольно далеко и достаточно хлопотно) лишило магии сильных существ, почти богов или являющимися ими, и просто нагло издевается над ними. Правда, заклинатель не прочел постскриптума, так-как он был адресован лишь ему.

PS

Ковелио, как ты понял ты сейчас в самом трудном положении. Зная твое поведение и твои замашки, сейчас ты окружен толпой, готовой растерзать тебя. Но не беспокойся, я даю тебе совет: Расскажи первый историю, и тогда может тебя простят. Кстати после каждой истории костер будет угасать и угасать, так ты поймешь, когда истории будут засчитаны. Удачи.

«Ну а что? Выхода то нет, а жить еще хочется, так что надо начинать» — Демонолог окинул взглядом свою публику.

— Я расскажу первую историю. – Ковелио подошел к стендику и начал:

История первая. Тьма лесов.

Древняя деревушка стояла перед опушкой леса. Молодые уже давно покинули её, оставляя лишь стариков, да тех, кому не на что и некуда было ехать. Разные слухи ходили о лесе расположенном рядом с деревней. Поговаривали, раньше в глубине леса жила старая ведьма, стремившаяся к бессмертию. Самое странное, что эта история, ходившая из уст в уста, была знакома всем уже в течение продолжительного времени. Старцы говорили: «Эта чистейшая правда» — Но все же я решил поехать туда. Я проходил практику по биологии. Надо было исследовать лесную флору. И этот лес, как ни какой другой подходил под это. Городов рядом не было, а местные боялись заходить в него. «Дикий лес! Чистые данные! Да, зачет мне точно обеспечен» — думал я. Ехал я туда долго и с трудом добрался туда. В то время как ехал на попутке, водитель был мрачный и постоянно что-то бормотал себе под нос. И вот, когда мы подъехали к съезду на проселочную дорогу, водитель сказал:

— Дальше я не поеду! Все! – водитель выглядел немного бледным, как будто он чего-то боялся.

— Почему? Тут всего-то пару километров осталось. – Пытался возразить я, все же была осень, конец сентября, начинало подмораживать, а тащиться по проселочной дороге несколько километров было не лучшей идеей.

— Я сказал, что дальше не поеду! – Взъелся мой попутчик – Парень, не стоит соваться туда. Очень странные слухи ходят о той деревушке.

— Да не верю я в эти суеверия деревенские. – С легкой усмешкой ответил я – Бредни это все и детские сказки! Мы живем в рациональном мире.

— Парень, ты как хочешь, но бережённого бог бережёт. Я туда не поеду – Водитель достал сигарету и прикурил. Пустив легкое облачко дымка, добавил – И тебе не советую. Сейчас я докурю и поеду, если хочешь, подброшу до города, но, если честно, я тут даже задерживаться не хочу.

Но я наотрез не соглашался на предложение водителя, твердо решив пойти в ту деревню, закончить доклад, и вернуться. Водитель помахал мне, пожелал удачи и поехал, оставив меня с оборудованием для исследования и напутствием на дорогу.

— Ну, чего ждем, Дмитрий Исаакович? Берем вещи и в дорожку! – Взяв свои тюки, я побрел по дороге.

Дорога, точнее то, что было ей, когда то, уже давно поросла травой, и, видимо, летом сюда можно проехать только на вездеходе, но мне повезло, и грязь была уже подморожена, а трава почахла. Спустя четыре долгих часа, я, наконец, добрался до деревушки. Сначала мне показалось, что та была заброшена, но увидев пару дедов, возвращающихся с поля. «Видимо, они заканчивают уборку урожая, что-то они припозднились» — продолжал я размышлять. Я собирался остаться здесь всего на пару деньков. Отдохну от городской суеты заодно, думал я. Договорившись с одной бабкой о проживании, я пошел осматривать округу. Сельские, мимо которых я проходил, странно перешептывались, но я не обращал на это никакого внимания. Мало ли что они думают, я здесь всего на пару деньков, а потом сюда никогда не вернусь, так что парочку странных взглядов я переживу. Лес, казалось, был выписан из сказки, в таких только ведьмам да колдунам жить. Дремучий, непроходимый лес, загораживал громадой деревьев себя, будто пытаясь скрыть свои секреты.

— Ничего, мы тебя препарируем! – Задорно сказал я и начал заходить в лес. Обычно леса, находящиеся рядом с населенными пунктами, вначале более обхожены, но этот встретил буреломом сразу, не давая шанса пройти. Сколько прекрасного в этом было для меня. Нетронутая природа, pura natura, клондайк для исследователя. Но наступал вечер, и я решил прийти сюда уже завтра, с оборудованием. Вернувшись, я плюхнулся на кровать. Устав с дороги, я не мог даже разобрать вещи, но снизу раздался голос старушки:

— Дмитрий, вы будете ужинать? – сказал немного хрипловатый от старости голос. Немного потянувшись, я встал с кровати и направился к лестнице.

На столе стояла обычная деревенская еда. Горшок с картошкой, с аккуратно скатывающимся кусочком сливочного масла, запеченное в печи мясо, и бутылка самогона. Слово за слово, и я узнал, внук этой старушки уехал в город три года назад, сын спился и умер. Муж последовал той же судьбе, только ранее. «Умирают деревни...» — грустно подумал я. Старушка спрашивала меня, зачем я сюда приехал, что собираюсь делать и собираюсь ли остаться на праздник последнего урожая. Честно сказать, я не любитель этих этнологических исследования, но праздник меня заинтриговал, а почему бы и не остаться на него. После ужина, свалившись от сытости и усталости, я заснул крепким сном. Утро приветствовало меня криком петухов. Встав и умывшись, я начал приготовления к походу в лес. Коробочки для образцов, щуп, пару химических реагентов и тестеров. Для первого похода я был готов. Вчера за ужином, немного заговорившись, старушка рассказала мне местную легенду. Давным-давно, в лесу жила одна ведьма, деревушки тогда еще не было. Все боялись заходить сюда. Шли годы, люди расселялись, появилась деревушка. Некогда заросший лес, уступал место полям и угодьям, деревушка росла, деревья вырубались, живность уходила. И однажды, под покровом ночи из леса вышла девушка в плаще. Она обратилась к главе деревни и попросила не вырубать лес и оставить в покое живность, на что получила отказ. Тогда она сказала: «Тогда будьте вы прокляты! Земля, дарующая вам пищу, умрет! Зверье лесное будет терзать вас! А болезни настигнут вас всех!».

После она ушла в лес и её больше никто не видел. Глава решил, что это все бредни. Подходила осень, все приготовились к сбору урожая. После жатвы оказалось, вся пшеница была пустая, все овощи, были гнилыми. Главу растерзал медведь. Колодцы засохли, а те, что остались, отравляли людей. Жители забеспокоились, они поверили в проклятье и послали в лес группу добровольцев. Лес не желал их пропускать, один попал под падающее дерево, другой оступился и утонул в маленьком озерце, запутавшись в водорослях. Ряды добровольцев редели, но испуганные проклятьем люди, продолжали идти вперед. Один зацепился за ветку, нога резко опухла. Они решили переночевать в лесу, но один не спал. Луна освещала кромки деревьев и с трудом пробивалась сквозь них к земле. Средь тьмы послышались женские крики, завывания эхом отражались от стволов деревьев, пробуждая ужас в сердце юноши. Крики переменились жутким смехом, звонко раскатывающимся по ночному лесу.

— АХАХАХАХА! Я предупреждала вас! Теперь страдайте! Проклятия, голод, болезни поглотят вас! Ахахахахаха!

— Мы больше не тронем лес, только оставь нас в покое! – Прокричал юноша.

— Оставить в покое? – разносилось по лесу – Проклятье не снять!

— Но что нам делать? Мы не хотим покидать эту деревню! Нам некуда ехать!

— Проклятье нельзя остановить, но можно побороть. – Сказала колдунья, выходя из-за деревьев. – Но вы должны приносить дары земле, коя питает вас. Зверью лесному, кои живут рядом с вами, воде, дарующей вам жизнь. Каждый год проводите этот обряд в день последнего урожая, и в следующий год ваша деревня будет жива.

Поднялся резкий ветер, тучи сгустились над лесом, и колдунья исчезла во вспышке молнии. Все закончилось так же быстро, как и началось. На первый год, жители провели обряд. Амбары ломились от урожая, выводок скота вырос в два раза. Жизнь налаживалась.

Пока я шел до леса, я постоянно думал на счет рассказа бабки. И больше всего меня интересовало, какой обряд проводили местные, но вскоре мое любопытство будет удовлетворено, праздник намечался вечером. «А пока надо взять пробы» — И с заинтригованным лицом, я пошел в лес. Пройдя где-то полкилометра, лес начал сгущаться, и я решил, что тут самое место для этого. Подойдя к замшелому бревну, я поставил на него оборудование, снял несколько образцов мха, пару листов для гербария, щупом пропоров почву, взял несколько кусочков грибницы Boletus edulis, решил перекусить. Достав термос и открыв крышку, я приготовился к приему пищи. Внезапно за мной послышался жуткий смех, раскатывающийся по лесу. Только я решил посмотреть, что там, думая, что меня решили разыграть местные, я услышал голос.

— Что ты забыл в моем лесу? – раздался женский голос.

— Кто ты? Ты думаешь, я поверю в какую то детскую страшилку про ведьм? Выходи! Я знаю, что прячешься за деревьями!

— Глупый, глупый молодой человек… — Раздался голос, отражаясь эхом по кругу. – Убирайся из моего леса! – И вдруг из лесной глуши вышла стая волков, брызгая слюной и рыча на меня. Я, бросив все, побежал от хищников, оставляя все оборудование. Я бежал пока были силы, пока не выбежал к границе леса, странные огоньки похожие на факелы окружали меня. «Они спасут меня! Они отгонят волков!» — Думал я, вырываясь из лестной чащи.

— За мной гоняться волки! – Запыхавшимся голосом выкрикнул я, выбегая из леса, но сельские как-то странно смотрели на меня. Из толпы вышел старичок, и указав на меня пальцем, приказным низким басом сказал:

 — Хватайте его! Время проводить обряд!

— Что?! Какой обряд?! – Но толпа молча окружила меня и схватила. Обессиленный после пробежки я не мог воспрепятствовать своей поимки. Меня связали и повели к полю. На поле возвышался деревянный пьедестал, изрядно переживший на своем веку.

— Омммм – Монотонно скандировала толпа, пока меня вели на пьедестал. Вышел тот самый старичок, одетый в балахон и держащий зазубренный кинжал в руке.

— Великая земля, дарующая нам пищу! Вода, дарующая нам жизнь! Звери лесные, живущие с нами! Примите эту жертву, и даруйте свое благословление нам! – Вскинув кинжал в руке, он направился ко мне.

«Жертва?! Я?!» — Ужас и страх заполонили меня, предавая сил. Оттолкнув от себя двоих, что держали меня, я побежал сломя голову в сторону трассы.

— Ловите его! – Слышал я крики за спиной. «Насрать на оборудование! Вернусь в город и приеду сюда с отрядом ОМОНА, гребаные психи». Я все бежал и бежал, вдали показался свет фар.

— Остановитесь! Спасите! – кричал я, рванув в сторону машины.

Машина остановилась, и из неё вышел водитель, мужик лет сорока.

— Парень, что с тобой случилось?

Я молниеносно запрыгнул в машину на пассажирские сиденья и крикнул:

— Гони! Гони! – Мужик, увидев искаженное от ужаса лицо, захлопнул дверь и начал заводить машину.

*Гхттт**Гхттт*

— Быстрее! Прошу! – умалял я сквозь слезы.

*Гхтт* *Гхттт**Гх..Бррррр*

Машина тронулась. Всю мужик спрашивал меня о случившемся, но я не мог ничего рассказать. Наутро мы приехали в город, где я сразу пошел в полицию.

— Меня хотели убить! – Кричал я – Они там все психи!

Полицейский, прослушав мою историю, смотрел на меня с неким подозрением. Но, все же, решил проехаться со мной до деревушки. Когда мы приехали туда, все оказались мертвы. Расследование показало, все жители были отравлены химикатом. Точнее специальным реагентом, используемым при бальзамировании биологических проб. Меня взяли под стражу. На медицинском осмотре врачи поставили диагноз «Шизофрения». Теперь я сижу в психбольнице, и каждую ночь я слышу, как за окном раздается чей-то звонкий хохот и рыки волков.

Костер вспыхнул на мгновение, а затем стал менее ярким. Демонолог, сел на свое место.

— Вот такая история… Кто следующий? – Ковелио внимательно осмотрел круг пони, только что прослушавших его историю. Вдруг из глуши леса раздался ужасный хохот, и завыли волки. – Нет... Что происходит? – Завопил заклинатель.

— Ты испугался этого?! – С удивлением спросил Белиал – Что за тряпка посмела призвать меня…

Заклинатель лишь молча смотрел на свои коленки. Он не хотел признаваться, но эта история всегда пугала его до чертиков. Тем временем к костру подошла Эплджек.

— Теперь я расскажу свою историю – грустно промолвила кобылка.

История вторая. Картины.

Жизнь в Эпплузе никогда не была простой, особенно для тех, у кого на плечах были дети. Это не то место где можно было спокойно жить, не испытывая тревогу за жеребят. Порешив на том, что в Эпплузе у детей не будет будущего, две семьи решили покинуть это место. Как и другие жители, они не имели много денег, но судьба смилостивилась над ними и подкинула решение всех проблем. Однажды глава одного семейства, темно-коричневый земнопони крепкого телосложения по имени Вилд Эппл, после очередного тяжелого рабочего дня решил выпить кружечку холодного сидра в местном баре. Лица всех присутствующих были знакомы Вилду, кроме одного. Странный единорог сидел у барной стойки, потупив взгляд, и медленно попивал сидр. Земнопони не придавая значения присутствию незнакомца, двинулся к своему излюбленному месту. Заняв его, пони заказал прохладный напиток и погрузился в свои мысли и не заметил, как незнакомец подсел к нему.

-Мы знакомы? – Первым начал диалог Вилд Эппл.

-Нет. И думаю, что это было бы лишним. – Мрачно начал незнакомый единорог.

-Ээ… — Немного недоумевая начал земнопони.

— Слушай, я могу сделать тебе предложение, которое ты не отвергнешь. – Не придавая значения смятению Вилда, продолжал единорог. – Я даю вам шанс покинуть это забытое большинством пони место.

— Что вы имеете ввиду. – Уже с неподдельным интересом спросил пони.

— Я могу предложить вам жилье – мое фамильное поместье вблизи Сталимтона.

— Но почему я? И это, наверное, стоит кучу денег… — Начал Вилд.

— Я возьму с вас тридцать бит и отведу вас туда. – Отрезал единорог.

— Мне нужно поговорить с семьей. – Вставая с насиженного места начал земнопони.

— У вас есть три часа на решение и сборы. После этого времени предложение отменяется. – Сказал единорог, глядя в глаза земнопони.

Выскочив из бара, Вилд Эппл галопом помчался домой, где его ждала жена и сын. Он спешил сообщить жене о предложении от незнакомца.

Спустя час, проведенный за обсуждением всех за и против, было принято решение съезжать из Эпплузы, но еще с одной семьей.

Вечер. Шесть фигур стояли у входа в бар, держа все то немногое, что у них было.

— Я пойду в бар и поговорю с ним. – Сказал Вилд, двигаясь в сторону входа в бар.

Не успев войти внутрь, вход ему загородила фигура.

— Я вижу, что ты согласен. – Сказал единорог.

— Но мы договаривались только на твою семью… — Продолжил уже серьезным тоном незнакомец.

— Я знаю, но им тоже нужно…

— Ладно, пусть идут с нами. Поместье большое, но впредь не нарушай условия сделки. – Прервал его единорог.

Путь до пирона толпа шла молча. Никто не желал начинать диалог, все просто следовали за единорогом.

Поезд нес семьи все дальше и дальше от родных мест и они понимали что обратной дороги нет.

Дальнейшая дорога на поезде заняла несколько дней, и все время незнакомец просто сидел, и смотрел в окно, не проронив не слова.

— Вот мы и приехали. – Спокойно заявил единорог, вставая и двигаясь к выходу.

Выйдя и вагона Вилд замер. Перед ними открывался огромный город, распростершийся на берегу моря. Сойдя с пирона, единорог двинулся в сторону, противоположную городу, что заставило понервничать семейства, но предчувствуя такую реакцию, он заверил, что поместье находиться в очень умиротворенном месте и не далеко.

Дорога, ведущая куда-то в лесную чащу, была выложена из булыжника, что показывало ухоженность этого пути.

Недолгий путь по этой дороге привел их к лесной чаще. Тогда семьи начали нервничать не на шутку.

— Куда мы вообще идем? – Догнав единорога, спросил Вилд Эппл, но его вопрос остался без ответа. Единорог продолжал свой путь, даже не оборачиваясь.

— Дорогой ты уверен, что нам стоит идти за ним? – C недоверием обратилась к земнопони супруга.

— Мы проделали слишком долгий путь, что бы в последний момент просто уйти, даже не посмотрев на особняк. – Обнадежил жену земнопони.

Они следовали за единорогом, углубляясь все дальше в лес и на их удивление, лес оказался не таким густым, как казалось. За считанные минуты они вышли к огромному чугунному забору, который окружал здание внушительных размеров из серого камня.

Отворив магией ворота, единорог остановился и, повернувшись к семьям, сказал:

-Мы на месте. Теперь ваша часть договора…

Вилд Эппл обвел взглядом присутствующих. Все заворожено смотрели на величественное здание. Переведя взгляд на жену, он увидел одобрительный кивок.

Достав из седельной сумки мешочек, он протянул его единорогу, тот не открывая его, протянул ключ, откланялся и удалился по каменной дороге в сторону пирона.

Семьи еще некоторое время постояв у входной двери, решили пройти в их новое жилье.

В очередной раз вся толпа застыла, разинув рты. Это было самое прекрасное и самое величественное место, которое они только видели: огромный круглый зал с двумя лестницами, ведущими на вторые этажи северной и южной части дома. Пространство между лестницами было украшено шестью огромными гобеленами, завешанными белой тканью.

Было решено, что семья Вилда занимает южное крыло, а семья Даст Винда северное. После этого решения они разбрелись осматривать свои новые жилища.

В вечер этого же дня семьи собрались в большом зале на первом этаже, что бы отпраздновать удачную сделку. Все были счастливы новому приобретению. Поместье было в превосходном состоянии. В каждом крыле было по четыре спальных комнаты и по две ванных.

Когда жеребят начало клонить в сон, все решили закругляться. Жены пошли укладывать жеребят Вилд и Даст Винд остались.

— Ты помнишь те картины в холле? – Начал Даст.

— Ну? – Вопросительно посмотрел на него Вилд.

— Пойдем, посмотрим что там. – Вставая сказал Даст.

Два земнопони стянув белую ткань, закрывавшую гобелены, ужаснулись, когда их взору открылось содержание этих картин.

На первой был изображен единорог в белой маске, который стоял рядом с деревом, с ветки которого свисала пустая виселица. На второй тот же единорог только рядом с болотом. На третей, единорог стоит на балконе и смотрит на сад. На четвертой нарисована приоткрытая дверь и очертания фигуры стоящей за ней. На пятой длинный коридор, такой же, как и на втором этаже этого поместья. Шестой гобелен был пуст.

— Нужно снять эти жуткие картины! – Выпалил Вилд.

Но не успели они начать, их действия были прерваны стуком в дверь.

— Я открою, а ты пока начни. – Двигаясь в сторону двери сказал Даст Винд.

Вилд Эппл попытался снять первую картину, но она была закреплена довольно крепко.

— Эй, Даст, Помог бы мне! – Пытаясь сорвать картину, крикнул Вилд, но ответа не последовало, что заставило его оставить попытки снять картину и направить взор на входную дверь. Дверь была открыта, но Даст Винда там не было.

Земнопони, пройдя к двери, вышел на крыльцо и снова не обнаружил никого, лишь темный силуэт был у больших чугунных ворот.

— ЭЙ, ВИНД! – Окликнул силуэт пони, но ответа не последовало, силуэт лишь стал медленно удаляться. Чуя неладное, земнопони рванул к товарищу, но добежав до ворот, силуэт рванул по каменной дороге к чаще. Земнопони не на шутку насторожившись, галопом двинулся к фигуре. Но в тот момент, как Вилд приближался к ней, она ускорялась, увеличивая разрыв. После нескольких таких неудачных попыток догнать своего друга, земнопони заметил, что фигура медленно начала сбавлять шаг, останавливаясь рядом с дубом, ветви которого раскинулись в причудливой форме. Подойдя ближе, пони обомлел. На самой толстой ветке висела петля, на которой был повешен его друг, рядом с ним стоял тот единорог в белой маске, освещая рогом происходящее. Как только Вилд рванулся к нему, яркая вспышка света больно ударила ему в глаза. Как только пелена после вспышки сошла с его глаз, единорог и дерево растворились. Земнопони стоял один посреди леса.

Вилд Эппл никогда не скакал так быстро. Ворвавшись в поместье, он помчался к лестнице в свою часть дома, но резко замер, как вкопанный – на первой картине, на виселице появился земнопони, который был его другом.

Ворвавшись в комнату, где его супруга укладывала их сына, он не давая никаких объяснений начал:

-Срочно бери ребенка и спускайся вниз! – С этими словами он выбежал из комнаты и рванулся в соседнее крыло, за женой Даст Винда.

Спустя десять минут две кобылки и два жеребенка стояли в холле и смотрели на Вилда как на безумца.

— Случилось что-то ужасное… – Начал задыхаясь земнопони.

Как только Вилд Эппл дошел в своем рассказе до момента с деревом, глаза жены Даста наполнились искренним страхом. Кобылка не находила себе места. Темно-коричневый земнопони с супругой пытались успокоить ее, но, не выдержав всего, что свалилось на нее, она рванулась через холл, на улицу и скрылась за воротами. Земнопони помчался за ней, что бы остановить ее, но безуспешно – пони скрылась в чаще.

— СТОЙ! – Надрывно кричал Вилд, но никакой реакции в ответ не последовало. В панике пони вбежал в холл, где сидела его супруга, прижимая к себе двух плачущих жеребят.

-Картина… — Трясущимся голосом начала кобылка, указывая на стену с гобеленами. В болоте, изображенном на второй картине, рядом с единорогом появилась кобылка, утягиваемая трясиной.

— Нужно спасаться… Хватай детей! В комнату! – Запинался Вилд.

Посадив жеребят на спины, пара рванула в свою часть дома, в спальню. Затворив двери, они посадили жеребят на кровать и кобылка начала успокаивать их, в то время как земнопони, перемещался по комнате, пытался собраться с мыслями, как вдруг сильнейший грохот раскатился за дверью.

Земнопони резко рванулся к двери, как снова резкая вспышка ударила в глаза. Вилд пытался сориентироваться, но все попытки были тщетны.

Когда он снова смог видеть, жены и жеребят уже не было в комнате.

Вилд Эппл выбежал в коридор, заглядывая в каждую комнату. Все комнаты пустовали. Кроме одной – это была спальня, с огромной кроватью в центре и доступом к балкону. Пони ужаснулся, когда понял что это тот балкон, который изображен на картине. Медленным шагом он двинулся к приоткрытой двери, из которой дул прохладный ветер и слегка раскачивал шторы. Все самые страшные опасения земнопони сбылись. На балконе стоял жеребенок, который был его сыном, а рядом был все тот же единорог в маске. Сердце Вилда замерло и он, собрав последние силы, вымолвил:

-Прошу, только не мой сын! ПРОШУ! – Умолял пони.

— НЕТ! НЕТ НЕТ! – Сорвавшись на крик, продолжал он, но когда он рванулся к балкону, было уже поздно. Жеребенок, охваченный слабым мерцанием подлетел к перилам и синие исчезло. Маленькое тельце полетело вниз.

Теперь Вилд стоял на балконе один, пустым взглядом смотря на маленькую серую горку внизу, вокруг которой медленно расползалось красное пятно.

— Нет! Его БОЛЬШЕ НЕТ! – Взревел земнопони.

-НЕТ! НЕТ! – Бившись в истерике, кричал Вилд.

Единственное что заставило его хоть как то придти в себя – осознание того что его жена и жеребенок покойного друга еще живы.

Выйдя из комнаты, он увидел темную фигуру в конце коридора и понял, что его время настало. Повернувшись к фигуре, он прокричал:

-За что? – Но ответа на это не последовало. Фигура лишь медленно приближалась к нему. Пони был готов к чему угодно, но только не к тому, что произошло. Фигура, не дойдя совсем чуть-чуть до пони, резко свернула в комнату, из которой раздался плачь жеребенка.

Не долго думая пони рванул к двери и распахнув ее увидел ужасающую картину: Единорог в белой маске держал магией кинжал, с которого стекала кровь, а рядом с ним лежало тело жеребенка.

Выбежав из комнаты пони рванул в холл в поисках жены, пробегая мимо картин он увидел все изменения которые произошли:

На картине с балконом появился жеребенок, сидящий на перилах, а на картине с дверью, дверь была открыта, и виднелось то действо, которое земнопони наблюдал пару минут назад. Но последняя картина все так же осталась без изменений.

Оставалась последняя надежда – его жена находилась в соседнем крыле. С этой мыслью Вилд рванулся наверх по соседней лестнице. Перед ним предстал длинный коридор, в конце которого стояла его жена, а рядом с ней единорог в белой маске.

Пони в панике метнулся к ним, но расстояние между ними не сокращалось, сколько бы он не бежал, он все не мог приблизиться к ним. Прошли многие часы попыток, но Вилд Эппл не сдавался. Надежды угасали…

Совсем выдохшись из сил пони уже ползком пытался преодолеть этот разрыв между ним и его женой и на его удивление он смог приблизиться к ней, но в тот момент как он протянул копыто к ней она и единорог исчезли в ослепительной вспышке, такой же как и были прежде, оставив земнопони одного.

Оставшись совсем один Вилд, убитый горем, двинулся к стене с гобеленами:

На четвертой картине, на которой был изображен силуэт в коридоре, появилась его жена. Пони очень долго не отрывал взгляд от этой стены. Он сидел один, убитый горем. Больше не было никого…

Вилд потерял счет времени, сидя в холле и пустым взглядом рассматривая картины, как вдруг знакомый голос окликнул его – это был тот единорог, который продал им это поместье.

— Я вижу, вам здесь очень понравилось. – Начал ехидно он.

— Но, к сожалению, вы не сможете покинуть это место, пока последняя картина не будет закончена. – С этими словами единорог положил рядом с Вилдом кисть и палитру.

— Вы вольны сами выбрать концовку этой истории. – Выходя из поместья, сказал единорог.

Вилд посмотрел на вещи оставленные единорогом, и взяв кисть в зубы, двинулся к пустому холсту.

Спустя несколько дней, жители ближайшего города рассказывали о ужасном пожаре в местной усадьбе. Говорят, в руинах нашли шесть тел и чудом уцелевшие ужасные картины, которые отверг даже сам огонь. Этим шести картинам местные дали названия, по событиям, запечатленным на них:

Повешенный, Утопленница, Сад, Невинность, Надежда, Мученик.

Костер вспыхнул с новой силой, но тут же стал лишь маленьким огоньком. Все с ужасом смотрели на оранжевую кобылку. Никто не мог поверить в произошедшее. Но элемент честности не мог врать. Тишина зависла над полянкой. Настало время третьей истории. К костру вышел некромант.

— Эта история произошла не так давно – Холодным и мрачным тоном начал он. – Двенадцать существ внезапно попали в странное место. Все было окружено диким непроходимым лесом, лишь в центре полянки, на которую они попали, колыхалось пламя костра. Никто не понимал, как они здесь оказались, и что случилось с ними, ведь последние воспоминания исчезли из их умов. Неожиданно для всех появилась записка, гласившая, зачем они здесь. От них требовалось лишь рассказать страшилки у костра, но с каждой страшилкой, образы и страхи каждого впитывались в этот мир, воплощаясь в жизнь. И с каждой новой историей костер становился все слабее и слабее. И вот он потух…