Автор рисунка: BonesWolbach
Глава одиннадцатая. Может пора начинать называть главы серьезно! Глава двенадцать целых девяносто семь сотых. Nightmare night special.

Глава двенадцатая. Из огня да в полымя.

Чрезмерное употребление алкоголя и наркотических веществ приводит к появлению сих "шедевров".

Ковелио отто Теларис, именно так прозвал себя демонолог в этом мире, выходил из палаты. «Снова я выхожу из больницы... Из больницы?! Стоп! Какого черта?! Больница была разрушена, я лично внес в это свой скупой вклад! Может другой город? Надеюсь это Кантерлот...». За дверью в ожидании бывшего пленника стоял капитан Шайнинг Армор.

— Вы, пока что, отпускаетесь на свободу, Ковелио отто Теларис — Недовольно хмыкнул единорог. — Однако, вы все еще находитесь под стражей, поэтому с вами постоянно будет гвардеец. Конечно, этого можно избежать, охраняемая палата всегда в вашем распоряжении. — С толикой сарказма сказал Армор.

— Пожалуй, я предпочту конвой. — Демонолог потянулся, разминая залежаные мышцы, ну то место, где принято их наблюдать у нормальных людей. — А где мы находимся?

— В Понивилле. И — Единорог строго посмотрел на демонолога — Если с Твайлайт, что-нибудь случится...

— Понял, не дурак. Во всяком случае, не на столько. — Вдруг демонолог задумался: «Подождите, если мы в Понивилле, в больнице, но как? Разве Белиал не постарался ради реконструкции больницы? И что-то Луна выглядит вполне бодро, для дня после сражения с Белиалом, да и я оклемался довольно быстро. Интересные дела. Кстати, а где эта скотина, развязавшая всю эту хрень, да и вообще, что происходит то?»

— Эм... Капитан Армор, а не подскажите сколько времени прошло с того случая. — Ковелио нервничал, он очень сильно не хотел, чтоб его догадка оказалась верна, очень не хотел.

— Принцесса не велела рассказывать вам подробности инцидента. Это все в интересах тайны следствия.

— Но я же один из участников! Я должен знать! — На лбу проступили капли пота. Сердце колотилось как бешенное. Сомнения все глубже оседали в разуме Ко Та, заставляя мозг генерировать потоки мыслей.

— Не велено! На этом все! — Шайнинг Армор явно невзлюбил демонолога. Он казался ему темной фигурой, и он не понимал, почему принцесса Луна доверяет ему. — А сейчас я выделю тебе конвой. В случае попытки убежать от него, применить силу и хоть как-то помешать расследованию, и мы имеем право применить против вас силу и вернуть вас в место заключения.

«Прям как у нас, только в таких явных резонансных случаях, застрелили бы не думая не секунды. И все же, что с этим адовым пегасом?»

— Хорошо.

— Вот этот пегас будет тебя сопровождать. — Армор подманил к себе копытом еще одного гвардейца — Лейтенант Фоллэн Стар, следите за ним. Даже если он в туалет захотел, все равно под присмотром. Вам ясно?

— Так точно! — Отрапортовал пегас.

— А теперь прошу ваши вещи — С легким отвращением профыркал капитан гвардии.

— Стеклянная коробка — Доставая телефон, продолжал говорить Армор. — И все.

— А как же книжка? Разве не было красного блокнота? — Демонолог снова лишился своей единственной дорогой вещи.

— Сейчас она рассматривается как улика, больше ничего не могу сказать.

— Отлично! — С расстройством сказал Ковелио. — Ну просто замечательно! Обожаю все эти приколы! Агрхх!

Немного остыв, демонолог посмотрел на своего сопровождающего. Пегас был средний по размерам, не слишком большой и не слишком маленький. Ровно идеальный. Белый цвет шкуры, мягко переливающийся в бурый. Крылья были такие, как и положено у пегасов. Кьютимарка была закрыта доспехом. Взгляд, правда, был немного вызывающим, что породило у заклинателя легкую тревогу. Грива была немного не того цвета, чтоб подходила к шкуре, светло-белая, переходящая к хвосту в огненно-рыжий. Но что-то не нравилось в нем Ковелио, но заклинатель решил не поощрять свою паранойю, и просто стал игнорировать все странности пегаса. «Всё-таки мир разноцветных магических лошадок! Что тут может удивлять?! Особенно меня, который знает все об этом мире, наверное...». Демонолог уже собирался уходить, но тут его окликнул капитан.

— Еще одно, принцесса велела дать вам некоторые средства на временные траты. — Армор подтянул к себе мешочек, позвякивающий содержимым. — Не понимаю, почему принцесса так заботится о преступнике, но раз она считает так, значит, мой долг выполнить её приказ. Здесь тридцать пять битов. Это на неделю. И напомню тебе еще раз — Единорог яростно посмотрел — Не приближайся к Твайлайт Спаркл, и если хоть волосок упадет с её гривы, ты пожалеешь об этом.

Демонолог лишь ухмыльнулся в ответ, чем вызвал «легкое раздражение» у Шайнинга. Правда, у демонолога тоже было не самое лучшее настроение, после таких то угроз. А ведь он мечтал прочитать книги про магию Эквестрии, того бы и стал единорогом, но пока можно забыть об этом, со своей бы магией разобраться. Демонолог потряс мешочком, раздался легкий манящий звон и слабый запах яблочного спирта, скорее всего, запах спирта был уже галлюцинацией, но все же очень приятной.

— Ну что, Фоллэн, пойдем тратить мой законный паек. Пьешь что-нибудь? — Задорно крикнул Ковелио, на что пегас промолчал. Не издал ни каких лишних движений, и вообще, казалось, был всего лишь управляемым механизмом с точно заданной программой. Но заклинатель был уже в плену своих коварных планов. Куда обычно идут люди, только получившие деньги? В благотворительный фонд или домой? Ну, может быть некоторые так и поступают, но душа нашего героя, то бишь моя, в общем пропустим тему души. Вы ведь не забыли, кто ведет пересказ? Ладно, прощаю. Вернемся в те «смутные времена». Демонолог, ныне «подозреваемый в особо тяжком преступлении» Ковелио отто Теларис, направился тратить свои честно полученные даром деньги. По коридору вновь построенной больнице шел радостный человек, напевавший незамысловатый мотивчик, за ним плелся пегас, не сводящий с него взгляда.

— Beware! Phantom of the opera! — напевал человек, чем, несомненно, вызывал бы на себя странные взгляды. Правда, больница, к счастью, была пуста. Лишь изредка проходили новые медсестры, но тут же уходили с маршрута демонолога. Человек радостной походкой продвигался к выходу из больницы, продвигался не всегда удачно, но цель близка, и шестое чувство заклинателя вело его. «Вот дверь! И я снова смогу выйти! И господи всемогущий, ленивый и троллющий, всех благословляет, а меня проклинает, надеюсь, на этот раз ничего не случится. Хотя зная свое «везение», особенно в последнее время, я попробую выжить и не напарываться на проблемы» — мечтал заклинатель. Пегас же молчаливо двигался за своим подопечным.

— Ну что, Эквестрия, я снова хочу погреться в твоих ласковых объятиях. — И он раскрыл дверь...

Вид снаружи больницы:
Дверь раскрылась быстрым рывком, слегка покачивая опавшие листья, но заботливый прохладный ветерок бережно уложил непослушных малюток обратно в аккуратную кучу. Птицы улетали на зимовку. Все готовились к зиме. Продавались последний урожай на рынке, жеребята радостно шли из школы, беззаботно обсуждая последние школьные слухи и сплетни. Был обычный погожий осенний денек. В Понивилле была тишь да гладь. Лишь один душевный крик разрушил эту идиллию. Один долгий крик, вырывающийся из разорванной на части души, из потемок сознания, из человека, стоявшего на коленях и рыдающего.

— НЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕ-Е-Е-ЕЕ-Е-Е-ЕТ — раздавался крик из глотки демонолога. — Все кончено... — И весь мир замер.

Что же могло побудить Ковелио на такие эмоции? Что поколебало сердце этого человека? Все дело в том, что Ковелио появился летом, а проснулся на «следующее» утро осенью. Во первых, он был одет по летнему, и скоро предстояло мерзнуть, во вторых, дома или ночлега тоже не было, а осенью особо на улице не поспишь, если, конечно, не привык спать в таких условиях. И, наконец, последнее по списку, но не последнее по значению. Время. Время утекло бесследно, и заклинатель даже не знал, сколько прошло. Договор с Базином был рассчитан на три месяца, а теперь Ковелио даже не мог предположить, сколько осталось до времени выдачи даров, счет шел уже на секунды. И заклинание, которое вырубило Белиала, рассчитано на шесть месяцев, то есть демонолог хотел за это время найти способ избавиться от наскучившего демона. Даже хотя бы трансфером через Базина. Базин ведь демон? Демон. Тогда пусть и забирает своего друга. Но сейчас были уже сомнения, в целостности тушки самого заклинателя.
Рядом с кричащим человеком звонко припал мешочек с монетками.
*Дзыньк* дзынь* *дзыдзыньк* — Раздалось около Ковелио.
— Ахахаха! Ну что Фоллэн, пошли — Демонолог поднял свой взор на пегаса. Того аж нервно дернуло от увиденного. Вместо расстроенного и разбитого существа на него смотрело лицо полное алчности и вкушающее скорый конец трезвой жизни. Взор пылал, зловещая улыбка блистала своей безумностью, жуткая аура поднялась вокруг демонолога, настолько жуткая и сильная, что не надо обладать какими либо познаниями в магии, чтоб почувствовать её. Он встал, выпрямил спину, словно разминая невидимые крылья, осмотрелся, и пошел.

Селестия возвращалась в тронный зал после совещания. На принцессу свалилось очень много дел за последнее время. Но возвращение сестры было довольно сладкой пилюлей. Двери тронного зала начали аккуратно захлопываться, поддерживаемые магией дворцовой стражи.

«Ситуация начинает выходить из под контроля. Надо что-то решать с ними» — Мрачно подумала Селестия. С той ночи в Понивилле дневная принцесса очень часто размышляла на счет человека и тех, с кем они уже давно пытаются совладать. Переговоры не помогали в борьбе с Изгнанниками, как это было не печально, но приходилось полагаться только на силовые решения. «Но ведь нужно защищать моих подданных» — Оправдывался аликорн, но, тем не менее, на душе Селестии оставался горький осадок из-за погибших существ. Воины с некромантами, личные столкновения с агентами изгнанников, гибель обычных пони – все это тяжким грузом ложилось на душу принцессы. Хоть в последние шестьсот лет активность изгнанников и некромантов поубавилась, но мелкие стычки проходили до сих пор. Селестия медленно шла к трону, думая о дальнейших планах. Она предполагала, что Ковелио может быть как-то связан с этим, ведь не может существо из другого мира случайно оказаться на месте сражения агента изгнанников и существа похожего по магической силе, и при этом с помощью своих знаний остановить бой и выйти оттуда победителем. «Видимо изгнанники узнали о нем. Его надо допросить, как только он придет в себя, и ни в коем случае не упустить этой возможности. Он в опасности, нужно приглядывать за ним» — Аликорн грациозно сел на свой трон. Усталость сказывалась на Селестии, плюс она еще не до конца восстановилась после телепортации гримуара, который ныне покоился в сокровищнице под усиленной охраной. Двери тронного зала скрипнули и распахнулись. Вошел единорог в черной матовой броне с изображением солнца и луны.

— Принцесса – Единорог поклонился – Наши агенты докладывают о возросшей активности некромантов. Они собирают отряды.

— Я так и предполагала. – Белоснежный аликорн сохраняла твердость речи, хоть и была очень обеспокоена происходящим.

— Поднимать отряд? Мы готовы выдвинуться в любой момент! — Единорог застыл в ожидании приказа. Ведь он был командиром того самого отряда. В Эквестрии, как и в любой, даже самой мирной стране, есть вооруженные силы. А что такое вооруженные силы, если нет примера, на кого ровняться? Поэтому есть специальные отряды, хотя причин их существования намного больше, чем обозначено ранее. Вондерболты — лучшие летуны Эквестрии и грозный враг, столь стремительны и быстры, натренированы и сильны, что не оставляют противнику ни единого шанса. Но противники бывают и не из робкого десятка. И было решено создать специальный магический отряд из единорогов, без афиш и показательных выступлений, холодные и точные, как удары рапиры, вылазки, минимум инсайдерской информации, максимум производительности. Тайный специальный отряд боевых единорогов — Аврора. Лишь высшие военные чины знали о его существовании, и лишь принцессы могли отдавать им приказы.

— Нет. Пока нет необходимости. Вероятная цель некромантов сейчас находится под наблюдением элиты дворцовой стражи. Но все же будьте готовы в случае необходимости выдвинуться.

— Принцесса, я прекрасно понимаю ваш опыт и знание положения, но позвольте. При серьезном нападении, они не выдержат и получаса. Даже мой старый друг Шайнинг долго не выдержит натиска этого... — Единорог затих, пытаясь подобрать слова — Отродья.

— Но для этого есть вы, отряд Аврора. — парировала принцесса. — Я же могу надеяться на вас, как надеялась на ваших предшественников — В голосе принцессы проскакивали холодные нотки, но это было лишь эхо внутренних переживаний.

— Как скажете, принцесса! — Единорог отдал честь и покинул тронный зал.

Но мира бы не было, если бы все шло строго по плану. Мир порождён хаосом, и этот же хаос разгоняет шестеренки мира, а порядок лишь смазка для более плавного скольжения механизма. Вот и очередному плану пришла очередь рассыпаться на тысячи осколков, которые будут отдаваться эхом во всей последующей истории. Стало быть, мы возвращаемся в Понивилль.

Двое шли по закоулкам Понивилля, трудно найти именно закоулки в столь маленьком городишке, но если сильно захотеть, можно в космос полететь, ну или на луну, в случае Эквестрии. Демонолог пытался привлечь к себе как можно меньше внимания, и ненароком не нарваться на кого-либо из хранительниц гармонии.

— Когда твоя репутация подмочена, лучший способ восстановить её — высушить эту особу подальше от чело... понячих глаз — пустился в философствования Ковелио.

Пегас, а именно Фоллэн Стар, продолжал молча конвоировать своего подопечного, заклинатель уже понял, молчание — черта дворцовых гвардейцев, причем основная, а значит можно говорить любые умозаключения, и, при всей несуразности сказанного, быть безропотно выслушанным понимающим слушателем.

Парочка шла закоулками, аккуратно обходя любые возможности быть настигнутыми чьими-то любопытными глазами. До сих пор остаётся загадкой, где именно они находили эти самые закоулки, и каким образом они были соединены так, что днем их никто не мог заметить. Цель похода была впереди, точнее пару поворотов налево, потом по диагонали на право, затем легкий поворот на 173 градуса по часовой стрелке, снова разворот налево и так далее, в общем смысле прямо.

— Ты чувствуешь это? — Ковелио кинул быстрый взгляд на пегаса — Земля стонет в этом месте под синергией силы. Силы, с которой на предстоит бороться в ожесточённой схватке, мы либо падем, либо победим. — Заклинатель пустил слезу и мужественно стер её пальцем — Мы идем на смертный бой с зеленым драконом! Да что-там! Мы будем побеждать бич народов! Рас! Миров! Вселенных! — Произнося последние слова, демонолог театрально поднял руки и потряс ими — Мы идем уничтожать алкоголь!

Пегас лишь молча продолжал следовать и созерцать приступы безумия демонолога. Он не был немым или глухим, вполне себе идеально здоровый пегас, занимающий высокий пост. Просто он не видел смысла в разговоре с этим чужаком, ну или просто следовал определенным инструкциям. Но это никак не мешало заклинателю, а лишь подогревало интерес: сколько он выпьет, а он точно выпьет и не мало, перед тем как начнет травить байки о службе.

— Вот она! Вход в обитель философских разговоров, врата рая, альма-матер философов, отец великих бунтов и восстаний! — Восхищался Ко Т, глядя на зашарпанную дверь бара «Гарцующая пони». И он вошел туда. Так, как вошел туда Ковелио, входят только боги, боги высокого ранга, которым нечего бояться, ведь все под контролем. Ни страха, ни сомнений, ни сжатости походки, которая была во внешнем мире, все это ушло в небытие, оставив статного, мужественного, опасно-серьезного существа. Он оглядел залу и барную стоку, словно прогуливался по своим владениям, смерил пыль со столов, присматриваясь к наиболее «историческому» из них, гордо озирал скопление бутылок на стеллажах. Он не был дома, это дом приветствовал своего новоявленного хозяина как старого и очень дорогого друга. Даже бармен обратил на нашего героя пристально-уважительное внимание, такое оказывают только господам высокого полета (образно выражаясь, не только же пегасы должны пользоваться уважением) и завсегдатаям, которые поселились здесь, но их пока никто не выгонял. Фоллэн зашел лишь невольной тенью, легким ветерком, маленьким писком на фоне симфонического оркестра. Тем временем всласть натешившись с обстановкой и посетителями, показав себя не только странным на вид существом, но и очень пьющим существом, демонолог подошел к барной стойке.

— Здравствуйте, господин — Обратился к нему бармен — Вижу, вы из далеких краев, что пожелаете?

— Премного благодарен за столь утонченное приветствие — Ответил демонолог — Есть что выпить? Желательно покрепче.

— У нас есть сидр, сухой и десертный, 1 бит за кружку. Настойка на цветах кантерлотских лугов, немногие осмеливаются пить больше двух порций в день, 3 бита за кружку. И креплёная настойка Эплов, даже Биг Мак — Бармен, видимо, восхищался физической формой жеребца, но скорее даже завидовал, ведь, сколько кобылок бы было у него... — С трудом осиливает одну порцию. 5 битов за порцию.

Прикинув пару комбинаций в голове, демонолог продолжил выяснять меню забегаловки.

— А у вас есть что-нибудь вроде орехов? И какая у вас есть кухня? — В голове демонолога сыграл петросянский каламбур: «Большая и просторная. Как раз, чтоб варить таких как ты».

— Соленые орехи, сэндвичи с цветами всех видов, очень большой популярностью пользуется с лютиками — Намекнул бармен — Так же есть неплохой овес и сено...

— Пожалуй, орешки будут самое то. — «Вот один из минусов Эквестрии, выпивка вроде есть, а закуска хромает. Ну, кто много пьет, тот мало закусывает!» — подумал заклинатель — Две порции настойки Эплов, две порции орехов, кружку сидра и сэндвич с лютиками. Для начала сойдет.

— Вы уверенны, господин? — Бармен немного был шокирован выбором демонолога, ну да странное существо, выглядит здоровым, для среднестатистического пони, но Биг Мак тоже не хилый, и практики у красного жеребца дома хватает. — Может быть, пока одну порцию настойки?

— Да ты прав, что-то я поторопился с заказом — С легким смешком сказал Ковелио — Добавь еще одну кружечку сидра, хотя даже две, не все же мне одному пить.

Бармен лишь нервно откланялся и пошел выполнять заказ. В голову земнопони с трудом могла улечься мысль о таком заказе, и предстоящем состоянии гостя. Хоть в барах и не принято задавать вопросы о прошлом и настоящем посетителей, обычно те сами раскрывали все карты, но у бармена уже встал вопрос, словно навязчивая идея, непременно узнать о странном госте, и почему его охраняет офицер дворцовых гвардейцев. Светло-каряя жидкость медленно наливалась в стакан, занимая доселе пустую емкость. Мягкий аромат яблок смешивался с легким запахом спирта, свет поигрывал на гранях емкости, предвкушая свой вкус и насыщенный букет. Орешки лежали на своей тарелке, излучая слабенький запах, кто бы мог подумать, орехов. Демонолог сидел за стойкой и пытался споить Фоллэна.

 — Да ладно тебе! На службе, не на службе. У тебя есть долг перед отечеством! И этот долг зовет тебя напиться! Я же угощаю! — Ковелио выпил залпом вторую порцию настойки и снова начал докапываться до пегаса.

— Мистер Ковелио отто Теларис, мне приказано следить за вами, и предотвращать любые ваши попытки нанести вред Эквестрии. — отмахивался пегас.

— Вот ты сейчас и предотвращаешь! – Хмельным голосом отвечал заклинатель — Если это выпью я, то каких бед натворить могу, а пьяного человека трудно остановить! Так что давай налегай! — Демонолог взял стакан сидра и начал опустошать его.

— Ахх... Напиток богов! Не то шо всякие там нектары! — Уже порядочно заплетающимся голосом начал говорить Ковелио. Слезы пошли из глаз демонолога, слезы счастья. Он облокотился на броню пегаса, пытавшегося все же пригубить стаканчик сидра, и стал плакать. — Ты не пр-редставляешь, какое это щастье *ик*, наконец то я выпил этого гребанного сидра! Я в Эквестрии и пью этот ГРЕБАННЫЙ СИДР! Я по-настоящему счастлив *ик*. Этот мир, это... — Ковелио поднял свои красные глаза на Фоллена — Это сказка! Мир, какой бы он не был жестоким, все же мир! Ради такого и умереть не страшно... Эй, Бармен! Есть что-нибудь самое крепкое?

— Но господин, мне кажется, вам хватит, вы пьяны, идите домой. — Бармен был и так в шоке, от того что увидел. Это существо перепьет даже минотавра, он пил настойку и запивал сидром, в голове земнопони это не укладывалось вообще.

— Я см р*йк*шу когда я пьян! Что есть самое убойное? И еще кружечку сидра моему другу Фоллэну! — Сказать, что демонолог напился, было бы совершить критическую ошибку. Во первых, пьяный демонолог уже угроза для общества, во вторых, на самом деле это существо, по другому такое состояние не охарактеризовать, могло еще пить и пить, точнее заливать и заливать. Бармен оценил шансы этого существа, и не веря в свое решение, пошел за барную стойку.

— Этот напиток привезли прямо из страны зебр — Говорил бармен, неся прозрачную бутылку с мутной зеленой жидкостью. — Еще никто не смог удержаться после одной стопки этого. Если выпьешь две, то все за счет заведения.

— Наливай три! — Пьяный азарт у человека с огромными познаниями в магии, очень сильной магии, может сыграть очень плохую шутку с миром. И этот мир сейчас выписывал акробатические этюды над пропастью. В баре, а время в баре летит быстро, был уже вечер, вечерами в барах много народа, все посетители, наслышанные о сим напитке замолкли и начали наблюдать за финальной битвой печени и алкоголя. Гнетущая тишина зависла в помещении. Налилась первая стопка, затем вторая, по бару пошли шепотки, и все, кто не слышал разговора Ковелио и бармена просто выпали в другое измерение, когда увидели зеленую струйку, наполняющую третий прибор. Все приготовились к реанимационным действиям.

— Готово... — промолвил бармен, отодвигая бутылку дрожащими копытами. Все были на пределе, кроме одного. Демонолог сконцентрировался на напитке. Губы шевелились, выпуская странные звуки, не слышимые никому кроме владельца губ и напитка. Зеленая жижа против заклинателя, алкоголь против синяка, крепость желудка против крепости напитка, бой был не на жизнь, а насмерть. Немного еще посмотрев на напиток, Ковелио поднял одну стопку и повернулся к трепещущей аудитории.

— Ну что, ребят! За Эквестрию! Проверим, как сильна она в вино-водочной продукции! — И выпил... Весь зал ахнул. Бармен проглотил комок в горле, будто бы он сам пил это. Демонолог проглотил субстанцию, из глаз потекли слезы, лицо немного покраснело, он закрыл глаза. Все ожидали, как существо упадет на пол и забьется в конвульсиях. Но мгновение затянувшееся вечностью для присутствующих оборвал следующий звук.

— Фууух! Неплохая вещь! — Ковелио взял еще одну стопку и выпил. Бар замолчал сильнее, тишину можно было ощупывать и даже напоить, не даром же бар. Когда опустошалась третья рюмка, в обморок упал уже сам бармен. За всю свою жизнь, он не видел ничего подобного. Кто-то выпил зебринской настойки, и это после другого алкоголя, и еще три порции. «Сегодня день чудес» — подумал бармен и закрыл глаза. Ночной сменщик уже тащил беднягу в подсобку, а в баре теперь появился новый король. И этот король сидел никакой. Но веселье зажглось с новой силой и продолжалось. В бар заходили все новые и новые посетители, пони обсуждали сплетни, достижения, пьяное существо, побившее рекорды алкоголизма... Все было вполне обыденно. Но так же в баре скапливались и темные личности, хотя в Эквестрии трудно найти действительно темных личностей, по этому будем называть их немного тусклыми.

Демонолог продолжал сидеть и пить, пить и травить легкие жизненные истории, как он голыми руками задушил тигра, раскидал стаю тимбервульфов, победил Найтмер Мун и спас принцессу мантикор... Вел себя как заправский пьяный джентльмен.

— Здесь свободно? — Сказал некто в плаще с капюшоном.

— Садись! Побалтааем! — Пропел демонолог. Его никак не смутил вид незнакомца, ни странный холодный голос, ни повод присоединения к кутилам странной личности. С дрогой стороны чего бояться пьяному демонологу? Он в рога Люциферу надавать может, во всяком случае, думает что может.

— Спасибо за гостеприимство. Бармен налей стаканчик сидра мне и моему приятелю. — Обратился незнакомец в капюшоне к бармену.

— Спасибо друг. Как раз сушняк замучил. — Демонолог с вожделением ждал новой порции напитков. А Фоллэн спокойно сидел и потягивал все тот же стакан, наблюдая за разыгрывающейся драмой.

Незнакомец снял капюшон, под ним оказался единорог светло-бурой масти, на лице от носа проходил легкий шрам в сторону глаза, чуть не доходя до него.

— Друг, откуда у тебя шрам? — Демонолог легонько прищурился, чтоб разглядеть собеседника, но шатающаяся голова не позволяла увидеть точную картину.

— Получил во время путешествий — спокойным холодным голосом ответил единорог.

— И кто же посмел так напасть на тебя? Что за зверье здесь развелось... — Ковелио пригубил свой стакан и стал слушать своего нового собеседника.

— Ты знаешь о проклятых скитающихся душах? О скелетах, встающих из могил, и жаждущих разорвать тебя? Вот откуда у меня шрамы. — Единорог отпил полстакана и посмотрел на человека. — Вот такая у меня история приключений.

— Мертвяки... Да, они такие... Не переживай друг, мы им отомстим! Так сказать опорожнимся на их могилы. — Демонолог похлопал по спине единорога, за что удостоился холодного взгляда.

— Не сомневаюсь... Хотя я знаю здесь место неподалеку, говорят недавно там заметили парочку, можно потренироваться. — все так же холодно заметил единорог.

— Тохда чво мы ждем — промычал демонолог — Впред! Толко погодем моего друга. Эй Фоллэн ты хде?

Но пегаса нигде не было. Вокруг было так-же шумно, так же были слышны звоны стаканов. На дворе царствовала ночь и её хозяйка.

— Ладно, хрен ты с ним! Он молчаливый, какой то, пойдем вдвоем! Не сдюжим чоль! — Заклинатель залпом допил остатки так полюбившегося ему сидра и резким движением встал. — Пгнали!
Для сознания демонолога наступила тьма.


Стонущее существо пыталось проснуться. Все тело было свинцовым, живот разрывало, удивительно, но балахон был чист и без следов «метания фарша». Жуткая жажда, сковывала тело человека, голова раскалывалась.

— Где я? Убейте меня... — Проскулил Ковелио, легкие лучи солнца пробивались сквозь подвальный мрак и щекотали зрение демонолога. Тот попытался прикрыть рукой глаза, но что-то мешало поднять её. Зрение, чуть восстановившись, констатировало: «Ты прикован цепями, снова... Теперь я тебе буду показывать ужасы, которые тебя ждут, удачи».

— Машу вать! Почему я не могу проснуться в объятиях какой-нибудь кобылицы или другого существа женского пола?! Почему именно цепи или больница?! Что за херня?! Пить... — Демонолог снова был в своем обычном состоянии, в состоянии полного кхм... В общем, ему вновь грозили опасности бытия, причем на этот раз грозили небытием. В подвале стояли три фигуры пони в балахонах. Мода на балахоны начинает захватывать Эквестрию семимильными шагами.

— Кто вы? И какого черта вы творите? — Взвыл заклинатель. Ему совсем не нравились эти пони, эта обстановка, это похмелье...

— Мы те, кого ты увидишь последних в своей жизни и первых кого ты увидишь после смерти. Ты станешь нашим рабом. — Сказала первая фигура.

— Твоя душа и мертвое тело будет вечно служить нам. — Вымолвила вторя фигура.

— Мы некроманты, маги смерти, жнецы душ. — Могильным тоном произнесла третья фигура.