Автор рисунка: aJVL
6. «Нам важен результат» 8. Цветная мозаика

7. Враг на виду

Пурпурные искры замкнули периметр и угасли. Сложная магическая печать в центре двери ярко вспыхнула и словно впиталась в дерево. Твайлайт, несколько последних минут потратившая на плетение сложного защитно-охранного заклинания, довольно выдохнула.

— Вот, – произнесла она, глядя на дверь. – Теперь никто туда не зайдёт и не помешает проведению вашего последнего опыта, – с довольным видом сообщила она доктору Везергласс, – пока завтра утром я не открою эту дверь другим заклинанием.

— Прекрасно. Думаю, за ночь приборы получат достаточно сведений об остаточном магическом излучении.

За прошедшие несколько дней Элементы Гармонии настрадались изрядно. Прибывшие из Стэйблриджа учёные пони старались максимально использовать имеющееся у них время и не тратили ни минуты впустую. Они взвесили, измерили и описали артефакты. Неоднократно замеряли значения их аур как надетыми на владелиц, так и без них, в различное время дня, в помещении и под открытым небом, осматривали как вместе, так и по отдельности, фиксировали малейшие отклонения в показаниях приборов. Проверяли, будут ли Элементы работать, если находятся на расстоянии от хозяек, если пони сидят в разных помещениях, если они заняты выполнением каких-либо физических или умственных упражнений. Эксперименты Везергласс следовали один за другим без ощутимых накладок и проволочек. Даже крыша временного испытательного полигона больше не страдала – на предельных магических уровнях Элементы старались не тестировать.

К вечеру каждого дня как владелицы Элементов Гармонии, так и экспериментаторы были порядком измотаны, но сохраняли весёлый настрой. Активно им с этим помогал дополнивший ряды учёных профессор Тритс, который в процессе исследований играл роль «дремлющего в углу наблюдателя». Иногда он всё же требовал объяснить, что конкретно его подопечные намерили сегодня, и о чём полученные результаты говорят. Везергласс и Скоупрейдж только рады были разговориться: на профессоре Тритсе, Твайлайт и её подругах они проверяли черновой вариант своих отчётов, которые исправно подсовывали под дверь комнаты другого профессора. Бикер изредка показывалась, но к испытательному полигону старалась не приближаться. Она даже ела отдельно от своих коллег. Бикер была настолько подавлена, что не сделала ни одного придирчивого замечания, не отпустила ни одной колкости в адрес Пайболда, который взял на себя дополнительную обязанность следить за всеми перемещениями профессора по Кантерлоту. Единственный раз, когда она заговорила с Твайлайт, она ещё раз искренне попросила прощения за своё неподобающее поведение. Принцесса, как могла, пыталась поддержать учёную пони – она лучше всех понимала, насколько тяжело преодолеть одержимость какой-то идеей, которая в определённый момент кажется единственно верной.

Остаточное магическое излучение проверяли напоследок. По плану, которого Везергласс исправно придерживалась, Элементы Гармонии поместили в тесную комнатку, которую нелегко было найти во дворце с просторными залами. Там же на каждой из стен, на двери, на полу и на потолке закрепили серебристые пластины, которые Скоупрейдж дополнительно начистил до блеска. Проводки от каждой тянулись к стоявшему в углу самописцу – этакой миниатюрной версии металлического шкафа с огоньками, только с закрашенными чёрным для чистоты эксперимента индикаторами. По идее, ни один лучик света, ни одна дополнительная пылинка не должны были попасть в комнатку в течение ночи. Всё, что там происходило, всё, что должен был зафиксировать прибор – это излучаемые Элементами естественные волны магии, которых вполне могло и не оказаться.

Доктор Везергласс отдельно пояснила, что невозможно точно предугадать поведение артефактов. Одни на её памяти пульсировали без остановки, другие иногда самопроизвольно выдавали вспышки магии в случайные моменты времени. Третьи лежали так же, как их оставляли, и вообще не подавали никаких признаков принадлежности к числу волшебных предметов. Зато в копытах мага превращались в источник или проводник знаменательных чудес. Утром планировалось узнать, какова природа Элементов Гармонии, насколько они привязаны к владельцам. Обратную закономерность, что подруги Твайлайт очень привязались к могущественным магическим украшениям, Везергласс в шутку вывела ещё два дня назад.

Пожелав приятного дежурства двум приставленным к двери гвардейцам, она вместе с Твайлайт направилась в маленькую гостевую комнату, где собрались все причастные к многодневным научным изысканиям. За исключением Бикер, которая даже на такое мирное чаепитие решила не являться – её место между доктором Везергласс и Скоупрейджем занял Пайболд, много и активно помогавший осуществлять все задумки учёных, невзирая на полное отсутствие магических сил. В мирной обстановке гостевой комнаты он позволил себе откинуть неотъемлемый от его образа капюшон, позволив длинной чёрно-серо-бело-зелёной гриве свободно рассыпаться, и теперь сидел, прикрыв глаза и храня на морде загадочную улыбку. Видимо, так он отмечал окончание всамделишных трудовых будней.

Твайлайт местная милая обстановка понравилась куда сильнее, чем торжественный ужин в Стэйблридже. Всё, включая природу за окошком, было тихо, уютно, а знакомы лично принцессе были все собравшиеся.

— Ну что ж, – произнёс сидевший в отдельном креслице Силлиест Тритс, наблюдая, как к чаепитию присоединяются последние участники. – Можем мы говорить о величайшем прорыве в науке?

— Э, кхм, – поперхнулся чаем Скоупрейдж. – Ещё рано о таком говорить.

— Я только недавно смотрела последние цифры, – перехватила эстафету Везергласс. – Я бы не сказала, что цифры эти говорят о совсем невиданных вещах. Скорее, они просто доказывают, что Элементы Гармонии являются сложной комплексной реликвией, энергию которой можно использовать в самых разнообразных целях.

— Исключительно добрых целях? – подняла голову Твайлайт.

— Негативных признаков, указывающих обратное, мои приборы не зафиксировали, – ответила Везергласс, задумчиво вертя перед мордочкой чашку. – То есть вы, принцесса, обладаете уникальным в своём роде даром, который не имеет обратного эффекта. Он не вредит владельцам, не способен уничтожить живой организм и, кажется, даже наделён возможностью избирать себе хозяина по его заслугам и качествам.

— Я бы поспорил, – прохрипел Пайболд. – Элементы Гармонии отправили Найтмер Мун в ссылку на Луну на целую тысячу лет.

— Но мы все знаем финал этой истории, – парировала Везергласс. – В каком-то смысле, Найтмер Мун сейчас пьёт с нами чай, живая и здоровая…

— Я бы попросила, – сердито буркнула сидящая с другой стороны стола Луна и бросила на доктора взгляд исподлобья, – оставить это в прошлом.

Пайболд ненадолго задумался.

— Дискорд был превращён в статую. Не думаю, что это было ему приятно.

— Да, но теперь он перевоспитался, – ответила Рэйнбоу Дэш. – И всё благодаря нашей Флаттершай!

— Ой, ну что ты, Дэши, – засмущалась «Элемент доброты».

Пайболд закусил губу, обдумывая следующий контрпример.

— Ярл Блэкспот погиб, когда попытался подчинить себе Элементы Гармонии. Скажете, это тоже не считается?

— Доподлинно неизвестно, каким именно заклинанием воспользовался Блэкспот, – парировал Скоупрейдж. – Возможно, что именно оно оказало на него фатальное обратное воздействие, а не Элементы Гармонии.

— Всё, – поднял копыта Пайболд. – Мне больше крыть нечем. Доктор, можете считать, что ваши исследования доказаны самой тысячелетней историей артефакта. Полностью и бесповоротно. – Он одним глотком опустошил чашку. – А сейчас извините, но я схожу к профессору Бикер, попробую убедить её присоединиться к нашей компании. Всё-таки не стоит ей так отстраняться от коллектива из-за одного поступка без последствий. Занести ей ваши последние отчёты? – напоследок поинтересовался он у учёных пони.

— Да, держите. – Скоупрейдж передал Пайболду свой блокнот. – Сообщите профессору, что у нас здесь есть печенье с изюмом. Это может сработать.

— Спасибо, сообщу.

Шаги Пайболда стихли, едва он скрылся за дверью. В присутствии Твайлайт он по её смущённой просьбе нарочито стучал копытами по полу, но в остальных случаях по-прежнему передвигался по дворцу неслышной чёрной тенью.

— Бедная Бики! – вздохнул Тритс. – Пропустила столько всего интересного. Мда… И чего она вдруг взбрыкнула?

— Это было на неё совсем не похоже, – добавил Скоупрейдж.

— Я, в принципе, понимаю, что она пыталась сделать, – сказала Везергласс, закусывая кексом, – но причин для такого поступка всё равно не вижу… Видимо, она пыталась понять, сработает ли магия Элемента без ключевого элемента. Без Твайлайт.

— Но разве вы это не проверили спустя два дня и по-другому? – удивилась Флаттершай.

— Вот в этом-то и странность, – кивнула доктор, утянув с тарелки следующий кекс. – Подобное тестирование было в плане профессора Бикер. Так что мне совершенно не понятно, для чего ей понадобилось так себя вести.

— Интересно, что бы она учудила, привези мы Элементы Гармонии в Стэйблридж? – спросила Рэрити, поправляя манжету своего костюма для чайных церемоний.

— Привези вы?.. В Стэйблридж? – округлила глаза Луна.

— Была и такая идея, – подтвердил Скоупрейдж, прикидывая, будет ли шестая ложка сахара лишней, если чая осталось всего полчашки.

— Да вы там совсем ненормальные, если решили, что по чьей-то воле Элементы Гармонии покинут Кантерлот и отправятся в западные края!

— Я был против, если кому-то интересно, – улыбнулся Тритс и притянул к себе ещё одну печенюшку.

— Думаю, отец Бикер не позволил бы ей так вести себя в Стэйблридже, – предположила Везергласс.

— Вот, кстати, тоже не понимаю, – сказал сидевший справа от неё коллега, пополняя свою чашку, – почему Полимат не поехал. Не такой уж он и старый.

— Он это… В племянники мне годится, – подтвердил Тритс и разразился эмоциональной пятиминутной речью о научной деятельности своего «племянника».

— Он старался ради дочери, – сказала Везергласс, вежливо выслушав старого единорога. – И я считаю, – обратилась она ко всем собравшимся, – что будет правильно с нашей стороны не упоминать тот маленький инцидент, который произошёл с профессором Бикер. Свой урок она получила, не будем ломать ей научную карьеру, ладно?

Пони и дракончик за столом согласно закивали. Принцесса Луна поморщилась, но протестовать тоже не стала, что в её случае можно было трактовать как согласие.

В коридоре за дверью послышался нарастающий топот копыт. В дверном проёме, куда все, естественно, посмотрели, быстро промелькнула оранжевая грива.

— Эм-м-м... Профессор Бикер, мы здесь! – крикнула Везергласс.

— У нас печенье с изюмом! – ещё громче заорала Пинки.

Несмотря на то, что от последнего вопля кое у кого заложило уши, топот копыт в коридоре продолжал затихать вдали, пока совсем не смолк.

— Неужели она настолько не хочет нас видеть? – спросила Флаттершай.

— Отказаться от чая с печеньем, – хмыкнула Луна. – Во времена моей молодости это считалось неслыханным преступлением.

За чайным столиком раздался дружный смех.

— Я вообще-то говорила серьёзно, – буркнула Луна, отхлебнув из чашки.

Её никто не услышал, потому что Силлиест Тритс начал рассказывать новую историю. На этот раз о том, как он в прошлом подрабатывал кондитером, пытаясь получить немного средств для создания своей многомерной чудо-линейки. В своей истории он успел уже сменить три работы и собрать неудачный прототип, когда за дверью снова послышались шаги, но на этот раз тихие и неуверенные. Через секунду в комнату наполовину ввалился Пайболд.

— Дамы и господа, у нас проблемы, – выдохнул он, тряхнув головой. – Профессор Бикер окончательно спятила.

— О чём вы? – опережая всех, спросила Твайлайт.

— Прихожу к ней… Знаю, надо было громче стучаться, но… Получилось, что заглянул через её гриву, посмотрел, что за бумаги она держит на столе… – рассказывал Пайболд, с трудом подавляя одышку. – Всё очень плохо… Даже так плохо, как я не думал… Она хочет уничтожить Элементы Гармонии, чтобы вернуть Блэкспота…

— Что? – раздался хор из десяти голосов.

— Она считает, что Элементы Гармонии сто лет назад заперли ярла внутри себя и, уничтожив их, она воскресит его… По-моему, так. – Пайболд снова неуверенно мотнул головой. – Я больше-то и не рассмотрел ничего. Она заметила меня и… зарядила оглушающим заклятьем. Поднялся буквально минуту назад, сразу к вам… Надо её остановить… А то она доберётся до Элементов и убежит в замок Двух Сестёр, где всё это безобразие двести лет назад случилось…

— Так, ну всё. Я за сестрой! – объявила принцесса Луна и моментально телепортировалась прямо вместе с чашкой.

— Но Элементы, возможно, ещё на месте, – предположила Твайлайт и бросилась в коридор. Всё ещё не совсем твёрдо стоящий на ногах Пайболд качнулся вслед за ней, но из-за приступа слабости остановился, на несколько секунд загородив дверной проём, и едва успел отшатнуться, чтобы его не снесла целая орава пони, намеренная организовать погоню.

Твайлайт жалела, что не может расправить крылья и отправиться в полёт по коридорам дворца. Да, это было бы не совсем прилично, но время требовало. Полёт сэкономил бы массу времени по сравнению с бегом. Но для того, чтобы обрести этот навык управления с крыльями, требовалось провести ещё много занятий под руководством Рэйнбоу Дэш. Так что Твайлайт оставалось только бежать изо всех сил, надеясь, что ещё не слишком поздно.

Профессор Бикер пробегала по этим коридорам довольно давно. Но, как Твайлайт надеялась, защитные заклинания, которые она наложила на дверь в ту комнатку, её задержали. А ещё там гвардейцы, мимо которых не так-то просто пройти. Молодая принцесса повернула налево, потом сразу направо, немного опередив основную группу. И замедлила бег с застывшим на мордочке выражением ужаса.

Дверь была распахнута настежь, причём выламывали её с такой силой, что возле одной из петель появилась трещина, а серебристая пластина была оторвана. Оба гвардейца лежали без сознания, но живые. Тяжелее всего было всматриваться в темноту комнаты. Как бы Твайлайт ни хотелось увидеть обратное, подставка внутри помещения была пустой. Пропали все Элементы Гармонии.

Сзади приблизился и стих топот многочисленных копыт. Ещё восемь пони уставились на только что открывшуюся Твайлайт картину. Из пустоты слева возникли Луна и Селестия.

— Вот жеж гадина! – раздался возмущённый голос Везергласс. – Мой опыт испортила!.. – Повисла неловкая пауза. – А, ну да, и реликвии ваши стащила.

— Вот и доверяй этим учёным пони, – злилась Луна; эфирные грива и хвост беспокойно завивались спиралями, вторя её гневу. – Твайлайт, почему ты меня не послушала?

— Сейчас это не важно, – ответила Селестия. – Куда направилась эта профессор Бикер?

— В наш с тобой старый замок, – ответила Луна, бросая взгляд в окно, словно отсюда могла увидеть высящиеся в глубине Вечнодикого леса руины.

— Мы видели, как она выбегала из дворца. – К собравшимся присоединились два гвардейца, дежурившие в соседних залах. – У неё был ларец. Наверное, надо было её остановить. Говорил тебе, – бросил на напарника сердитый взгляд единорог с капральским значком на кирасе.

— Нет, не говорил, – обиделся гвардеец помладше.

— До Вечнодикого леса ей ещё долго бежать. Перехватим её в дороге, – решила Селестия, прекращая досужие споры.

— Я с вами! – дружно выкрикнули Скоупрейдж и Везергласс.

— Возможно, кому-то из нас удастся её вразумить, или она выйдет, откликнется на наши голоса, или ещё что-то в этом роде, – пояснила доктор. Селестия молча кивнула.

Царствующие принцессы, стэйблриджцы и гвардия отправились готовить воздушную карету. Всего через минуту они поднялись в сумеречное небо, предвещающее долгие ночные поиски. Пегасы по указу Селестии уже кинулись разгонять облака, чтобы лунный свет пролился на все тропинки, на все дороги, по которым могла отправиться беглянка.

Они все были заняты, а вот Твайлайт всё ещё смотрела внутрь тёмной комнатки, словно надеясь, что оттуда послышится «ты не виновата». Правда была в том, что на этот раз она была виновата с первого момента и до последнего. Её подруги и Спайк могли утешать её, но она видела за этой катастрофой все свои неправильные решения, все советы, которые она не стала слушать.

— А может, есть смысл поискать её ещё кое-где? – хрипло мыслил вслух один из таких советчиков. – Возможно, она отправилась на наш импровизированный испытательный полигон?

— Чего ради? – поинтересовался голос Спайка.

— Если подумать, то только там и есть смысл искать, – спокойно продолжал Пайболд. – Ведь уничтожить или подчинить Элементы посредством магической силы у неё не получится. Был один деятель, который попытался и доказал, что это не вариант. Но, теоретически, она может воспользоваться чем-нибудь из научного оборудования. Опять же теоретически у нас там ещё не упакована пара агрегатов, которые, по третьей теории, способны как-то навредить вашим украшениям.

— Так чего же мы ждём? – выкрикнула Эпплджек. – Вперёд!

В глазах Твайлайт снова зажглись искры надежды. Сейчас она всё исправит, всё снова будет нормально и, быть может, понемногу забудется, что из-за её ошибок возникла угроза навсегда потерять самые ценные реликвии во всей Эквестрии.

Она снова помчалась впереди подруг. Справа тихо догоняла Рэйнбоу Дэш, слева поддерживала Флаттершай. Немного отставая, по мраморному полу дворца мчались Пинки, Рэрити и Эпплджек. Спайк запрыгнул на спину последней и тоже горел решимостью догнать и остановить неожиданного врага. Пайболд замыкал группу – он постоянно путался в своей чёрной одежде и бежал явно медленнее, чем мог бы.

Импровизированный табун вихрем промчался мимо медленно двигавшегося по коридору Силлиеста Тритса. Он ещё не успел дойти до предыдущего места событий, а теперь, вытянув шею, принялся высматривать, где будет следующее.

— Куда-то все бегут сегодня, – пробормотал он. – Все торопятся. Вот ведь незадача! Не ждут меня. Ну и правильно, что не ждут. С меня разве есть толк? Нету с меня толку…

Шатёр испытательного полигона был совсем рядом, особенно, если двигаться на крыльях. Поэтому первыми там оказались Дэш и Флаттершай. Твайлайт в гонке заняла почётное третье место, попутно ещё раз приняв твёрдое решение, что с этой недели и до Дня Летнего Солнцестояния будет усиленно совершенствовать лётные навыки.

Поблизости от полигона не было видно ни гвардейцев, ни мирных жителей Кантерлота. Первые, кто не стоял на посту, дружно отправились на поиски вместе с Селестией и Луной, вторые в своих домах собирались ложиться спать.

«Только бы успеть, только бы успеть», – крутилось в голове у принцессы. Промчавшись по дорожке к непрозрачному туннелю из мягкой ткани, она юркнула внутрь. Сзади зазвучал голос Пайболда:

— Спайк, если ты не против, давай мы с тобой осмотрим всё вокруг площадки?

— Это называется обход периметра, – пояснила Рэйнбоу Дэш.

— Да, тогда конечно! – Спайк спрыгнул со спины Эпплджек.

— Кстати, слышал, вы, драконы, любите драгоценные камни? У меня тут небольшой изумруд завалялся в кармане. Мне не сильно нужен, так что угощайся, хе-хе, напарник…

— Ух ты! Спасибо. – Судя по комментарию Спайка, изумрудик был очень даже не небольшой.

Эпплджек догнала своих подруг. Внутрь полигона они забежали практически вместе.

Элементы Гармонии были здесь, в самом центре помещения. Лежали вдалеке от всех мерцающих огоньками работающих устройств, служивших единственными источниками света. Твайлайт осторожно приблизилась к артефактам. Люк в полу отсутствовал, других намёков на банальные ловушки тоже не было. Всё выглядело так, будто бы профессор Бикер просто принесла Элементы сюда, чтобы их забрал первый нашедший, и куда-то сбежала. Впрочем, это было не важно, ведь Элементы нашли те, кто был их владельцами, а значит, самая тревожная часть была позади. Только вот у Твайлайт не было полной в этом уверенности.

— Что-то здесь не так, – тихо произнесла она.

— Ты о чём? – спросила Рэйнбоу Дэш. – Элементы Гармонии вот они, здесь. – Она немедленно схватила и нацепила свой. – И с ними всё в порядке.

— Если бы тут был какой-то подвох, мы бы это уже поняли, – поддержала её Эпплджек.

— Всё равно, что-то здесь явно не так, – настаивала Твайлайт, озираясь. – Где сама профессор Бикер?

— Может, она попробовала то же заклинание, что и этот Блэкспот? – предположила Рэрити. – И её тоже, гм, затянуло внутрь?

— В это мне слабо верится. Мы бы ощутили последствия такого заклинания. В прошлый раз оно разнесло по камешку целый замок.

Твайлайт последней подобрала с дощатого пола свою диадему. Никаких проклятий на неё наложено не было, никакой сигнализации не зазвучало, никакой прибор внезапно не ожил и не начал работать. Всё получилось как-то слишком просто, и Твайлайт нужна была ещё минутка, чтобы подумать.

— Зачем доктор Бикер принесла сюда Элементы и ничего с ними не сделала? Нет, для начала, зачем она их вообще взяла? И как она смогла это сделать? – Твайлайт вслух задавала себе важные вопросы. Её подруги изо всех сил старались помочь принцессе найти ответы.

— Она могла преодолеть твои защитные заклинания? – спросила Флаттершай.

— Нет… Я не хотела бы принижать её способности, но она бы не смогла… Тритс говорил, что она лишь четвёрка с минусом по его особой шкале.

— А у тебя высший уровень магии, – напомнила Рэрити.

— Как у Селестии или Луны. Как у Старсвирла Бородатого или как у ярла Блэкспота, – процитировала Твайлайт слова старого единорога. – Но никто из них… – Она остановила взгляд на ожерелье Рэрити. Вспомнилась очередная цитата. – Ведь Элементы Гармонии не способны убить живое существо. Что, если ярл Блэкспот не погиб сто с небольшим лет назад?

— То есть он где-то прятался? – подсказала Пинки Пай.

— Но его бы быстро нашли. Как бы он смог спрятаться, обладая такой мощной магией?

— И ещё ты говорила, что он, вроде, единорогом был? – подхватила Эпплджек. – Без обид, Твай, но единороги не аликорны. И, вроде как, не живут по нескольку столетий.

— Если бы он вернулся в Кантерлот, его бы мгновенно кто-нибудь узнал. Принцесса Селестия, например.

— Верно, Пинки, – кивнула Твайлайт. Она не представляла, где мог незаметно прятаться всё это время ярл Блэкспот, а также не понимала, зачем ему устраивать всю эту игру с Элементами Гармонии. И главное, каким образом фигурировала в этой истории профессор Бикер.

В ночной тишине раздались неторопливые шаги по металлическим ступенькам. Каждый шаг ставил куски головоломки на место, словно дождевая капля, увлажняющая землю. Память Твайлайт перебрала все возможные варианты, и остался только тот, который сильнее всего удивлял, но решал все загадки. Единорог может спрятать свою мощную магию, при этом оставаясь у всех на виду. Всё, что от него требуется – просто её не использовать. И ещё, никто ведь не говорил, что сто лет спустя ярл Блэкспот будет выглядеть точно так же, как на потускневшем витраже.

— Ярл Блэкспот, – прошептала Твайлайт, глядя в сторону пожаловавшего гостя.

Пайболд дёрнул ухом, прислушиваясь к интонации. Потом резко откинул голову назад, сбрасывая капюшон. Он заговорил. Зазвучал самодовольный властный баритон. Прежде Твайлайт не слышала даже отзвуков этого голоса.

— Я так счастлив, что больше не надо вести эту глупую игру. – Блэкспот смерил каждую пони пристальным взглядом зелёных глаз. Только этот цвет глаз и мог кому-то напомнить о его прежнем виде, о его происхождении, но он так старательно и постоянно прятал свой взгляд…

— Ничего себе! – удивилась Рэйнбоу Дэш.

— Ой, мамочки, – затрепетала Флаттершай.

— Он что? Он кто? – ещё не совсем разобралась в ситуации Эпплджек.

— Тот самый? – с сомнением произнесла Рэрити.

— У-у-у! А он классный актёр! – среагировала в своём стиле Пинки Пай.

— Что вы сделали со Спайком? – немедленно спросила Твайлайт.

— Спит сном малютки-дракона, – немного удивлённо ответил Блэкспот. – Вам следует отучить его брать вкусности у незнакомцев…

— Хорошо. – Твайлайт пыталась тянуть время, лихорадочно придумывая дальнейший план. – А профессор Бикер?

— Прячется в дальнем углу вашего чудесного лабиринта, – услужливо пояснил ярл. – Я лишь приказал ей взять ларец и с ним в зубах умчаться прочь. В остальном она была бесполезна.

— Приказали? – переспросила Эпплджек.

— Да, просто и изящно. – Блэкспот окончательно разрушил прежний образ пёстрого единорога-разнорабочего с нулевым уровнем магии по шкале Силлиеста Тритса, окутав рог светло-серой аурой. Повинуясь чарам, из нагрудного кармана его робы выплыл золотой прямоугольник. – Воспользовался небольшим сувениром, оставшимся с былых времён. Вы за профессора не волнуйтесь. Я ей сказал сидеть там только до рассвета… Вообще, странно, что вам есть дело до этой заносчивой раздражающей пони. Я думал, вас позабавят её проделки с диадемой. В конце концов, я две ночи придумывал, чего бы ей такого внушить…

— Хватит его слушать! – крикнула Рэйнбоу Дэш. – Ясно уже, что он злодей. Давайте наваляем ему как следует. Ведь Элементы Гармонии сейчас у нас.

— О ужас, нет! – Блэкспот сделал шаг назад. – Как я не предусмотрел этого?

— Ха-ха, сдулся злыдень! – напирала Рэйнбоу Дэн. – Ну-ка, девчата, повторим на нём наш недавний эксперимент!

Её ожерелье засветилось белым. Остальные Элементы Гармонии ответили. Диадема Твайлайт начала сиять, но сама она по какой-то причине медлила. Ярл Блэкспот как-то не особо беспокоился по поводу неотвратимого возмездия. Его рог окутала светло-серая пелена неведомого заклинания. Он планировал ещё что-то, обладающий таким опытом интриг аристократ должен был держать в уме некий запасной план. Или всё было ещё хуже, и Твайлайт сейчас играла по его основному плану. По спокойствию ярла читалось, что так оно и есть, но принцесса поняла это слишком поздно.

Белый луч с радужным отливом на полпути встретил одноцветный светло-серый.