Автор рисунка: BonesWolbach
Глава 2 – Школа

Глава 1 – Начало

— Просыпайся милый, пора вставать! — радостно крикнула единорожка с сиреневой гривой и голубым оттенком шерсти. Ее звали Шайвэйф. Она подошла к кровати, где мирно спал маленький единорожек с белой шерстью и черной гривой. – Просыпайся, а не то в школу опоздаешь.

— Мама, дай еще пять минуточек поспать, — сказал он, сонно подтягиваясь в кровати.

— Ты же не хочешь опоздать в свой первый день, — и сдернула с него одеяло. – Тем более в Школу для одаренных единорогов Кантерлота. Что скажет папа, если его сынок пропустить свое первое занятие.

— Ладно, встаю, — сказал он и с закрытыми глазами пытался встать с кровати от чего сразу шлепнулся на живот.

— Ты мой соня. Давай подымайся, умойся и иди завтракать. Я приготовила твои любимые блинчики.

— С клубничным вареньем, — сказал он, с радостной улыбкой на лице.

— Конечно, как ты любишь. Давай быстрее пока горячие, — сказала она и спустилась вниз на кухню.

Единорог сонно встал и, быстро умывшись, спустился вниз на кухню, где усевшись на стул, стал жадно опустошать тарелку с блинами. Мать единорога просто не сводила с него глаз.

— Не спеши так, а то поперхнешься.

— Мама, ты же сказала, что боишься, чтобы я не опоздал, — сказал он при этом, не останавливаясь от поглощения блинчиков.

— Но это не значить, что нужно вести себя как маленький поросенок, — сказала она и, подойдя к нему вытерла его лицо, которое уже успело испачкаться в клубничном варенье.

— Ой, мама, хватит, — и встав из-за стола побежал в свою комнату за сумкой с учебниками.

— Ракхэн, огонек мой, ты что-то потерял? — спросила она.

— Все нормально мам, — и она увидела, как он спускается с его ярко зеленной сумкой. – И я просил же тебя, не надо меня звать огоньком, — сказал он с серьезным выражением лица. Хотя он до сих пор помнил, по какой причине мама называла его так.

Ведь всего каких-то два года назад, он был обычным единорогом. Два года назад Шайвэйф отправилась в больницу Кантерлота, чтобы пройти медосмотр и взяла Ракхэна с собой, так как боялась оставлять его дома одного. Не смотря на то, что это было больше тысячи лет назад, в Кантерлоте уже были высокие здание, и больница была не исключением. Направившись в кабинет, она попросила его сесть и подождать, пока она не уладить с доктором некоторые вопросы. Но как обычно бывает, маленькие жеребята просто не могу усидеть на одном месте, и он решил прогуляться по больнице и все посмотреть. Зайдя на пятый этаж, он решил заглянуть в один из кабинетов, где находилась целая куча разных медицинских приборов. И разумеется детское любопытство взяло свое и он с интересом начал изучать новые для него вещи. Так прошло около получаса, пока неожиданно где-то внизу, он не услышал звук взрыва. Шайвэйф услышав звуки взрыва, сразу выбежали из кабинета и начала искать своего ребенка, но разумеется она его не нашла. Она уже хотела бежать искать его на других этажах, но врачи сразу же схватили ее и сказали, что на все верхние этажи невозможно попасть и, схватив ее за копыто, потащили в сторону выхода. Она разумеется пыталась объяснить им, что ее ребенок где-то в больнице, но из-за сильного шума и криков они ее просто не слышали. Ракхэн же в тот момент находился в том же кабинете и испуганно сидел под столом.

Разумеется, любой маленький жеребенок испугается на его месте. Но как никак он понимал, что если он не выберется оттуда, то может погибнуть. И быстро выбежав из кабинета, он ринулся к лестнице и смог спуститься на четвертый этаж. На четвертом этаже ситуация была хуже, здесь было много огня и большая часть этажа уже была охвачена пламенем. Он уже начал дальше спускаться вниз по лестнице, как вдруг услышал детский плач. Быстро подбежав к первому открытому кабинету, он заметил, что это была палата для новорожденных жеребят. И в дальней кроватке плакала малышка пегас. Увидев его, она сразу же успокоилась и радостно заулыбалась, и даже пыталась дотянуться до него своими маленькими копытцами. Ракхэн никак не мог оставить беззащитного ребенка на произвол гибели. И быстро окутав малышку в полотенце, он взял ее быстро побежал к лестнице. Спускаясь на третий этаж, он понял, что взрыв скорее произошел именно на этом этаже, так как его большая его часть была разрушена и была покрыта огнем. И к несчастью спуск вниз был полностью завален. Но тут вспомнив, что он на каждом этаже ради интереса рассматривал план эвакуации, он сразу начал искать запасной выход. К сожалению, он находился в другом конце коридора, но у него не было выбора. И аккуратно, но быстро пробираясь сквозь завалы и расчищая себе по возможности дорогу телекинезом, пробирался к выходу. Наконец дойдя до него он быстро кинулся вниз и пролетев второй этаж сразу оказался на первом. Он уже видел выход из этого огненного кошмара, как вдруг обернувшись, увидел, как мощный поток огня стремится прямо к нему. Как будто это пламя изверг самый настоящий дракон. Но в тот момент он боялся не за себя, он побоялся за малышку, которая находилась у него. И, не думая, он сразу же повернулся к огню спиной и прижал малышку к себе, чтобы максимально отгородить ее от огня.

Закрыв глаза, он почувствовал, как его тело резко обжег горячий поток воздуха, а потом и само пламя. В тот момент ему казалось, что ему не спастись, но вдруг он перестал ощущать боль. Он ощущал лишь тепло вокруг себя, и до этого невиданную ему энергию, энергию огня. И подумав, что огонь наверно просто прошел мимо него, он быстро ринулся к выходу и уже через минуту увидел яркий солнечный свет и огромную толпу из пони. Увидев его, он заметил, что они начали смотреть на него изумленными глазами. Сначала подумав, что они не ожидали, что обычный жеребенок единорог, может спасти малышку из горящего здания. Но внимательно приглядевшись, он заметил, что их взгляды выражали не сколько удивление, сколько испуг и не понимание. Сам не зная, что могло испугать их, он решил посмотреть, как сильно он обжегся в этом пожаре, но лишь глянув на свое копыто, он увидел, как оно было охвачено огнем. И посмотрев на себя, он увидел как весь он, от самых копыт и до самого рога был охвачен потоком пламени. Но что удивительно, ему не было больно, и не только ему. Малышку, которую он все время держал в копытах, огонь тоже не причинил вреда и даже одеяло, в которое она была укутана, не было испорчено. Как будто он сам и все чего он касался, становилось огнеупорным. Он быстро положил малышку на землю и отошел от нее на пару шагов, чтобы врачи могли спокойно взять и осмотреть ее. Увидев свою маму, он хотел подойти к ней, но неожиданно почувствовал резкий упадок сил. Еще немного и он начал терять сознание. И последние, что он увидел, это то, что к нему подошли какие-то две высокие фигуры и что-то спросили, но не услышав что, он упал и отключился.

Очнувшись, он увидел, что находиться в какой-то комнате, а точнее всего в палате, так как пахло медицинскими препаратами. Оглядевшись, он увидел свою маму, которая смотрела на него с заплаканными глазами.

— Привет мам, — тихо произнес он.

— Золотце мое! Хвала Селестии и Луне! Я так перепугалась за тебя, я боялась, что ты погиб, — рыдая сказала она.

— Мама, мамочка, со мной же все в порядке, я жив и хорошо себя чувствую. Прости, что я не послушался тебя и пошел гулять по больнице, — но тут вспомнив про малышку, резко спросил. – А как малышка?

— Не волнуйся, врачи сказали, что она в полном порядке. Кстати ее родители вскоре придут. Они очень хотели бы посмотреть на спасителя своей дочери, — и гордо посмотрела на него. – Ты стал настоящим героем.

— А что со мной было, что произошло?

— Когда ты потерял сознание, к тебе подошли сами правительницы Эквестрии.

— Принцесса Селестия и принцесса Луна! — восторженно воскликнул он.

— Да. Как только они узнали, что больница охвачена пламенем, они в ту же секунду поспешили к ней. Они прибыли в как раз в тот момент, когда ты выбежал из здания. Увидев, как ты упал, они подбежали к тебе и своей магии начали осматривать тебя и исцелять.

— Так я действительно горел, я весь был объят огнем?

— Ты очень сильно был похож на огонек, — с мягкой улыбкой сказала Шайвэйф.

— А принцессы сказали, что со мной было? — спросила он, но тут яркая вспышка света ослепила его и перед ним стояли две правительницы Эквестрии. Шайвэйф сразу увидев принцесс, сразу поклонилась. Ракхэн резко пытался подняться и тоже хотел отдать дань уважения принцессам, но Селестия резко его остановила.

— Не стоит, дитя, ты многое пережил и тебе стоит отдохнуть.

— Принцесса Селестия для меня большая честь с вами познакомиться, — сказал он и все-таки попытался изобразить подобие поклона.

— Вижу, твоя мама хорошо тебя воспитала, — сказала Луна и ласково посмотрела на Шайвэйф.

— Тебя ведь зовут Ракхэн? — спросила Селестия, и он кивнул. – Необычное имя, твоя мама тебя так назвала?

— Мой папа, он работает учителем в школе и очень увлекается историей.

— Скажи, как ты себя чувствуешь после комы? — спросила Луна.

— Комы! — воскликнул он и увидел удивленные лица принцесс. – Я был в коме?

— Простите принцесса, я не успела ему рассказать, — сказала Шайвэйф.

— А сколько я пролежал в коме?

— Неделю, и всю эту неделю врачи фактически не отходили от тебя, — сказала Селестия.

— Все так серьезно? — обеспокоенно спросил он.

— Мы с сестрой сами испугались, когда увидели, как ты лежишь без сознания, и все твое тело было охвачено огнем. Но, что особенно удивило нас, так это то, что огонь не причинял тебе вреда, — восторженно сказала Луна.

— Ты можешь рассказать, что с тобой произошло с самого начала?

Ракхэн кивнул, и начал рассказывать все с самого начала. И концу рассказа принцессы и Шайвэйф смотрели на него изумленными глазами.

— Скажи, что ты чувствовал, когда огонь был на тебе?

— Я ощущал приток силы и сам огонь, точнее его энергию. Как будто он был частью меня.

— Очень любопытно. Я еще не встречала силу такого рода. В любом случае Ракхэн, я и родители той малютки благодарны тебе. И я хотела бы предложить тебе вступить в мою Школу для одаренных единорогов, — гордо сказала Селестия.

От такого заявление Ракхэн и Шайвэйф удивленно посмотрели на принцесс.

— Но я же обычный единорог, и могу лишь использовать телекинез и то, поднимаю небольшие вещи. А я слышал, что там учатся самые настоящие гении, у которых врожденный талант к магии и неординарные способности.

— Так чем ты хуже. Тем более в академии ты сможешь понять и возможно освоить огненную энергию, — сказала Луна.

— Вы думаете, я смогу управлять огнем? — спросил я.

— Я в этом не сомневаюсь, тем более я ощущаю в тебе не только огненную энергию. Похоже, ты можешь управлять не только огнем, но и другими стихиями, — сказала Селестия.

— Сестра нам пора, — сказала Луна.

— Хорошо. Удачи тебе Ракхэн в будущей учебе и до скорой встречи, — сказала Селестия.

— До встречи, — сказал он и помахал принцессам исчезнувшей в яркой вспышке.

После того дня Ракхэн каждый день стал тренироваться в управлении своей магии. За каких-то два года он улучшил свой телекинез и уже мог поднимать более тяжелые вещи. Но как сказала Селестия, в нем была не только сила огня. Он заметил, что после того случая он стал ощущать разные виды энергии. Вообще все пони в Эквестрии ощущают магическую энергию, но единороги ощущают ее гораздо лучше. Постепенно он смог научиться использовать силу земли, воды, воздуха. Но ему с трудом давалось молния. Хотя он и в ней немало преуспел. И поэтому он надеялся не опозориться в Школе для одаренных единорогов.

— Ладно, милый, пошли, тем более папа сказал что будет нас ждать возле школы, — сказала Шайвэйф и они направились в сторону школы.

Подходя к школе, они увидели красного единорога с белой гривой. Увидев его, Ракхэн радостно кинулся ему на шею.

— Папа ты пришел! — радостно воскликнул Ракхэн.

— Как я мог не прийти в такой день, — сказал он и обнял своего сына.

— Милый, ты давно нас ждешь? — спросила Шайвэйф.

— Около десяти минут, — сказал он.

— Ладно, милый, вон стоят все новые ученики, беги к ним, — сказал Шайвэйф и поцеловала сына в щеку.

— Смотри, слушайся всех учителей.

— Хорошо пап, — и побежал к новеньким ученикам.

— Я волнуюсь за него, Блицрай, — сказала единорожка и прижалась к нему.

— Не волнуйся милая, ты самая знаешь, что наш сын особенный. Ты ведь сама видела, как он тренировался. Помнишь, как он вызвал небольшую молнию, которая разбила нашу вазу, или как он заставил твои завядшие цветы снова зацвести, — улыбаясь, вспомнил он.

— Я помню, милый, поэтому и волнуюсь, вдруг он случайно поранить кого-нибудь или самого себя.

— Он смышленый единорог и уверен, что он совсем справится, — сказал он и обнял свою жену.